<<
>>

Познание и экзистенция в ритуальной символике

  Я заключаю эту главу сравнением ее результатов с утверждениями Леви-Стросса в «Мышлении дикарей» [38]. Леви- Стросс совершенно прав, когда подчеркивает, что la pensee sauvage обладает такими свойствами, как гомология, оппозиция, корреляция и трансформация, которые характерны также и для софистицированного мышления.
В случае с ндембу, однако, символы, которыми они пользуются, свидетельствуют, что эти свойства помещаются в оболочке, принявшей форму их жизненного опыта. Оппозиция сама по себе возникает не иначе, как в столкновении чувственно воспринимаемых объектов — вроде курицы и петуха различных возрастов и цветов, в разня- щихс’я пространственных отношениях и претерпевающих разные судьбы.
Хотя Леви-Стросс уделяет некоторое внимание роли ритуала и мифологическим символам как стимуляторам чувства и желания, он не развивает данную линию мысли с той же полнотой, с какой он делает это в отношении символов как факторов познания. Я уже останавливался на этом в других работах (см., например, [61, с. 28—30, 54—55]). Символы и отношения между ними, существующие в исоме,— не только ряд познавательных классификаций для упорядочивания вселенной ндембу. Они, кроме того, — и это, вероятно, не менее важно — ряд запоминающих механизмов для пробуждения, направления и обуздания могучих эмоций, таких, как ненависть, страх, любовь и горе. Они также целеустремленно снабжаются информацией, имеют «волевой» аспект. Короче, личность целиком, а не только «мысль» ндембу экзистенциально вовлечена в дела жизни и смерти, которыми занимаются в исоме.
И, наконец, исома — не странность в том смысле, что его символика нелепа и смешна. Каждый символ соотнесен с эмпирическим моментом опыта, как это ясно видно из автохтонных истолкований растительных лекарств. С точки зрения науки двадцатого века кажется странным, что ндембу думают, будто, внося определенные предметы в круг освященного пространства, они приносят вместе с ними и некие силы и достоинства, которыми те, по эмпирической видимости, обладают, и будто, манипулируя этими предметами предписанным способом,, можно упорядочить такие силы и сконцентрировать их наподобие лазерного луча, чтобы разрушить действие враждебных сил. Даже располагая ограниченными знаниями о том, каковы представления ндембу о естественной причинности, кто может, однако, усомниться, что при благоприятных обстоятельствах эти лекарства способны принести значительную психологическую пользу? Символическое выражение заинтересованности группы в благополучии личности, соединенное с мобилизацией целого арсенала «добрых» объектов для того, чтобы помочь несчастной женщине, а также увязывание индивидуальной судьбы с космическими процессами жизни и смерти-—разве не прибавляет все это нам еще кое-что сверх простой «непонятности»?              ;

 
<< | >>
Источник: Тэрнер В.. Символ и ритуал. М. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука». 1983

Еще по теме Познание и экзистенция в ритуальной символике:

  1. Экзистенция
  2. ГАДАНИЕ И ЕГО СИМВОЛИКА
  3. IV. СИМВОЛИКА ВИДЕНИЙ
  4. Приложение E СЕКСУАЛЬНАЯ СИМВОЛИКА ОГНЯ
  5. (Приложение 2. Праздники. Освящение реальности. Символика богослужения)
  6. IV. СИМВОЛИКА ВИДЕНИЙ 161
  7. ГАДАНИЕ И ЕГО СИМВОЛИКА
  8. ВАВИЛОНСКАЯ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКАЯ СИМВОЛИКА И РИТУАЛЫ
  9. § 1. Философия познания: диалог подходов. Значение эпистемологии для научного познания
  10. § 3. Конвенция (соглашение) — универсальная процедура познания и коммуникации, ее роль в научном познании