<<
>>

ГЛАВА II Роль культурно-лингвистического фактора встановлении национального характера

«Яувлекаюсь теперь синтезом искусства и науки в деле познания жизни: наука строит берега для искусства... Но иногда я думаю, что это является во мне за счет наивных остатков религии.»

М.М.

Пришвин

Задача этой главы - раскрыть механизм формирования духовного облика народа, опираясь на труды выдающихся ученых, посвященные разным областям науки, но содержащие уникальные заключения о зарождении и формировании основных пластов культуры каждого народа: языка, религии, искусства и науки.

«Культура есть среда, растящая и питающая личность lt;...gt;. Культура есть язык, объединяющий человечество»1. В этом высказывании П.А. Флоренского обозначены два субъекта духовной жизни, третий, народ, подразумевается, так как является связующим звеном между ними. Народ - создатель национальной культуры, народ - носитель языка, первоосновы духовной жизни, поскольку «.. .дух без языка невозможен, потому что сам образуется при помощи языка, и язык в нем есть первое по времени событие»2. Культурно-лингвистический фактор является определяющим в формировании духовного облика народа.

Теоретической основой для понимания законов и выявления механизмов, определяющих становление народов в духовной сфере, могут служить труды ученых, придерживающихся сравнительно-исторического метода в изучении языка и литературы. Как правило, они не ставили цели изучения национальных проблем, но косвенное их освещение свидетельствует, что формирование национального характера на внутреннем, духовном, уровне шло через развитие таких пластов, как язык, религия, искусство, позднее наука, являющихся результатом коллективного и индивидуального творчества народа в целом и его представителей.

Основоположником сравнительно-исторического метода считается немецкий ученый Вильгельм фон Гумбольдт, установивший взаимосвязь языка с национальным духом. Его русские последователи, опираясь на философию всеединства, создали

на рубеже прошлого века самостоятельную научную школу, давшую новые направления развития традиционным наукам и заложившую фундамент для новых наук, получивших развитие в конце XX века.

По Гумбольдту, язык - живой организм, находящийся в постоянном развитии: «Язык, каков он есть в действительности, представляется непрерывно текущим и преходящим с каждой минутой»3. Ученый считает язык важнейшим компонентом духовности: «Назвать язык деятельностью духа уместно и справедливо... Язык есть орудие образования мысли. Умственная деятельность сама по себе совершенно духовная и внутренняя».

В языке отражается жизнь народа, они неотделимы друг от друга. Пока жив носитель языка, живет и развивается язык, это естественно, но, по мнению Гумбольдта, язык продолжает свою жизнь после того, как перестал существовать его носитель, если к нему есть интерес со стороны исследователей: «Язык и жизнь - неразлучные понятия, и изучение языка всегда есть его возрождение... Язык lt;...gt; всегда имеет только идеальное бытие, в умах и душах людей, и никогда не превращается в мертвое вещество».

В творческом акте формирования языка равноправно участвует умственная и эмоциональная деятельность народа и отдельной личности: «Язык, излияние индивидуально-народной жизни, поражает ясностью общего впечатления на чувство и неуловимостью этого впечатления для рассудка... Форма языка есть живое индивидуальное расположение народа действовать в образовании языка так или иначе своим умом и чувством».

Размышления Гумбольдта о языке, как живом воплощении индивидуального и коллективного творчества, подводят к важным выводам о единстве и взаимовлиянии личности и народа, народа и человечества: «Язык как в отдельном слове, так и в связной речи есть акт, истинно творческое действие духа, а в каждом языке этот

акт есть действие индивидуальное... Язык и национальный дух возникают непорознь». Языковое творчество каждого народа вписывается в языковую деятельность человечества таким же образом, как участвует отдельная личность в процессе развития языка своего народа: «Язык непременно предполагает двоих, а в действительности принадлежит всему человечеству... Отдельное лицо всегда зависит от целого: от народа, от племени, к которому принадлежит народ, от целого человечества».

Язык, как и национальная культура в целом, является частью общечеловеческой культуры. В нем, с одной стороны, отражается главнейшая философская установка о единстве целого и его частей, с другой - язык воплощает в себе важнейший механизм национального развития во взаимодействии с мировым. Этот механизм сочетает в себе, по закону взаимодействия культур, национальное своеобразие, национальную самобытность с общечеловеческим разнообразием, обеспечивает взаимовлияние и взаимообогащение национальных культур. По Мысли Гумбольдта, «...язык всеми своими корнями и тончайшими фибрами lt;...gt; сплетен с национальным духом», он «произведение национального духа» и «глубоко входит в умственное развитие человечества», так что «в языке можно узнать всякое состояние умственного развития народа».

Русские ученые Александр Николаевич Веселовский, Александр Афанасьевич Потебня, Дмитрий Николаевич Овсянико- Куликовский, действуя в созвучии с установками Гумбольдта, пришли к важным теоретическим обобщениям. Подняв гигантский эмпирический материал, они совершили подлинный переворот в лингвистике и литературоведении. Их труды содержат уникальные сведения о духовном становлении народов и их национальных характеров.

Методологическое значение в исследовании национальных проблем имеют заключения А.Н. Веселовского в области срав

нительно-исторического литературоведения, рассматривающего вопросы зарождения первоначальных форм языка, религии и искусства в их синкретическом единстве, основанном на ритмическом фундаменте Существенно углубляет наше понимание самобытности и неповторимости духовного облика каждого народа психолингвистическая система А.А. Потебни, связывающая с возникновением Слова - появление Нового Мира, где религия, наука, искусство, весь духовный мир выступают как художественный акт.

Лингвистическая теория о происхождении искусства Д.Н. Овсянико-Куликовского опирается на изыскания его предшественников и учителей, утверждавших, что язык, религия, наука и искусство явились ответом на «духовную жажду народа».

Труды Веселовского, Потебни и Овсянико-Куликовского дают возможность представить путь народов с древнейших времен, когда основные пласты духовной жизни народа - язык, религия и искусство существовали в синкретическом единстве, и до создания национальных культур. Возникновение языка, религии и искусства они относили к периоду становления человека, когда психическая и физическая энергия воплощались не в словах, а в звуковых выплесках, жестах, энергичных движениях, позднее с включением ритмов, преобразовавшихся в подобие будущего пения, танцев[†]. Доязыковые и дочеловеческие пре-

цеденты, синкретически выполняющие функции будущего языка, религии, искусства, нашли воплощение в ритмических действах обыденной жизни, связанных с совместной работой, и сакральных актах, сопровождающихся пением и плясками.

Эти совместные основанные на ритме действия получали выходы одновременно в психологию и эстетику, и со временем преобразовались в членораздельную речь, религиозные обряды и верования, народные традиции и обычаи, а также различные виды искусства, возникшие в результате дальнейшей дифференциации человеческой деятельности.

Вслед за Гумбольдтом русские ученые главенствующую роль отводили языку в совершенствовании прарелигии и пра- искусства. По Веселовскому, отделение человека от природы шло через язык, оформленный вначале знаком, сопряженным с образом, преобразованным на более поздних стадиях в символ, результатом чего явилось новое мышление. Оно определило развитие не только самого языка, но также и сопряженных с ним двух других пластов духовной жизни человека - религии и искусства, а позднее способствовало возникновению науки. Это связано с тем, что механизм их зарождения и последующего развития аналогичен. />Отправной точкой для понимания этого механизма может служить заключение Веселовского о происхождении поэзии. Источником появления поэзии он считает чувство лиризма. Подчинение этого чувства ритму и стремление к порядку привело к возникновению поэзии. По-видимому, аналогичным образом шло формирование праязыка, прарелигии и праискусства. В основе их возникновения тоже были эмоциональные переживания, сочетавшиеся с устремленностью к ритмической деятельности, может быть, не совсем осознаваемые пралюдьми. Существовавшие первоначально в синкретическом единстве все три пласта со временем трансформировались в языковые диалекты, эволю-

ционировавшие в национальные языки, в национальные, а позднее мировые религии и в различные виды искусства, в том числе и литературу, основоположницей которой, судя по всему, и является поэзия. Значительно позже возникла наука, отпочковавшись от религии и искусства, но и ее появление не лишено эмоциональной почвы.

Веселовский воссоздает путь, пройденный поэзией, - от локально-хорового действа, сопровождавшегося культовым ритуалом, до лиро-эпического творчества, носитель которого эволюционировал от певца до осознания себя поэтом. Веселовский утверждает, что обособление понятия «поэзия» от «пения» совершилось по тому же пути, по какому певец проходил от обрядового и хорового строя к профессии и самосознанию личного творчества. Как уже говорилось, механизм происхождения поэзии и превращения ее в самостоятельную сферу может быть распространен и на другие области духовной жизни. И в них шли параллельные процессы - преодоление синкретизма, дифференциация, самостоятельное существование.

Овсянико-Куликовский вслед за своими учителями, отдавая главенствующую роль языку, рассматривал духовную жизнь как результат творчества народа. По его мнению, художественное творчество естественно классифицируется с творчеством религиозным, метафизическим, научным, научно-философским и техническим. При этом он отмечал организующую роль языка: «И вместе все религия, метафизика, наука с научной философией, техника, искусство столь же естественно роднятся и психологически классифицируются вместе с'Языком, понимаемым как работа мысли и психологическая функция, основанная на глубокой душевной потребности человека - выражать себя и находить в этом выражении утоление «духовной жажды»4.

Психологическое родство религии и искусства сказывается в их взаимном влиянии и взаимном обогащении, поскольку, как

родственные ипостаси личностного творчества, они действуют в одном направлении, углубляя психологически-эмоциональ- ную жизнь и совершенствуя личность в целом. По определению А.А. Потебни, религия является концентрацией чувств Создателя, Бога-Творца. Искусство, созвучное религии по эмоциональному настрою, нацеленное на воспитание человека облагороженного образа, побуждающее личность к благотворной деятельности, воссоздает в душе этой личности Бога-Творца. Это состояние, как считал Потебня, аналогично творчеству Создателя, поскольку характеризуется особым душевным подъемом: как будто в этот момент, как в фокусе, в душе собирается все лучшее, что растрачивается походя, среди сутолоки жизни, в жестокой жизненной борьбе.

Веселовский, Потебня и Овсянико-Куликовский усматривали в языке, искусстве и науке действие закона сбережения энергии, или экономии сил. Считается, что впервые мысль о наименьшей затрате сил в природе была высказана Лейбницем. Философы-феноменалисты конца XIX века возвели эту мысль в закон, связав с ним тайну таланта и гения. Они считали, что гений, проделывая ту или иную работу в национальной культуре, экономит силы народа. Полнее всего закон сбережения энергии, по мысли русских языковедов, проявляется в языке, организующем мыслительную деятельность человека. Благодаря языку, структурирующему сознание, ребенку для освоения мира требуется не тридцать лет, а три года. Вхождение же в мир ребенка повторяет путь человечества.

Потебне принадлежит мысль о едином источнике и схожести путей религии и искусства: именно сбереженная психическая энергия явилась причиной возникновения искусства и религии, которые вышли из одного яйца и пошли в разные стороны, питая друг друга содержанием и формой с одной целью - познание действительности. В размышлениях Потебни об искусстве

прочитывается действие закона сбережения энергии. Так, он утверждал, что образ Гамлета, симфония Чайковского, картина Репина суть сгустители, сберегатели, аккумуляторы, психическое разрежение которых происходит постепенно при пользовании ими, а посему произведения искусства - огромный духовный капитал.

Религия и искусство, в свою очередь, послужили источником для науки, почерпнувшей у них свои первоначальные элементы. Их объединяет, по Потебне, общая нацеленность на разъяснение сомнений человека. При этом искусство сосредоточилось на мире самого человека, наука обращена к внешнему миру, миру Космоса, религия устремлена к объединению этих миров. Религия, наука, в определенной степени искусство связаны с языком, который является средством выражения религиозных постулатов, научных заключений и основной изобразительной формой некоторых видов искусства, например, литературы. Посему само существование религии, науки и искусства обусловлено языком: «При помощи слова человек одновременно и творит новый мир, и увеличивает свои силы для расширения пределов этого мира. Путь науке и искусству уготовляется словом»5.

Овсянико-Куликовский выделил три периода в эволюции исторических форм духовной жизни: донациональные, переходные и национальные. Национальные появляются с осознанием народа себя как единого целого. Процессы формирований народов и их национальных культур шли параллельно в двух направлениях: по линии формирования общности и коллективного сознания и по линии индивидуализации личности, следовательно, создание национальных культур явилось в синтезе результатом как коллективного творчества, так и творчества отдельных личностей. На определенном этапе в национальных культурах являются гении масштаба Гомера, Шекспира, Гете, Пушкина, сви-

детельствующие о достижении соответствующего уровня развития народа в целом. М.М. Пришвин, который был не только выдающимся писателем, но и значительным русским философом XX века, считал, что о народе нужно судить не по средним его представителям, а по талантам и гениям, которые он дарит человечеству. В этом отношении специального внимания заслуживает исследование А.Н. Веселовским актов литературных заимствований, раскрывающее механизмы воплощения в жизни закона взаимодействия культур.

Значение трудов Веселовского, Потебни и Овсянико-Кули- ковского выходит далеко за пределы непосредственного предмета исследования каждого из них. Изыскания русских ученых в отдельных видах культуры, трактуемых ими как результат исторического творчества народа, могут быть применены при изучении различных явлений, поскольку, решая языковые и литературоведческие проблемы, они касаются глобальных вопросов, связанных с происхождением народов и их языков, становлением национального самосознания, сопряженного с религиозным мировоззрением и национальной психологией. Их научно-тео- ретические разработки помогают воссоздать сложную картину формирования национального характера, установить, что фундаментом, определяющим духовную сущность национального характера, являются национальное самосознание и национальная психология, имеющие, согласно закону единства целого и частей, параллельные формы коллективного и индивидуально-личностного выражения. Коллективная и индивидуальная психология, коллективное и индивидуальное сознание, по-видимому, и являются главными составными феномена, получившего хождение в наше время под названием «менталитета».

Как уже говорилось, психическая деятельность человека связана со всеми тремя уровнями модели национального характера. Труды Веселовского, Потебни и Овсянико-Куликовского

показывают, что на втором, духовном, уровне она приобретает высшие формы, объединяющие коллективное и индивидуальное творчество народа. В результате этого творчества под воздействием культурно-лингвистического фактора формируется духовный облик народа, находящийся в постоянном совершенствовании от начальной поры зарождения языка, религии, искусства в синкретическом единстве до их высшей стадии развития, обогащающего не только национальную, но и общечеловеческую культуру.

 

<< | >>
Источник: Л.C. Кустова. Тайна национального характера. 2003

Еще по теме ГЛАВА II Роль культурно-лингвистического фактора встановлении национального характера:

  1. ГЛАВА II Роль культурно-лингвистического фактора встановлении национального характера