<<
>>

СЕМЬЯ И БРАК У НАРОДОВ ЗИМБАБВЕ

Республику Зимбабве населяют в основном шона и ндебеле, относящиеся к группе бантуязычных народов. Как и у других представителей банту, у них чрезвычайно велика роль традиционных устоев, определяющих жизнь человека практически во всех ее сферах.
Традиционные верования и обычаи проявляют исключительную стойкость и живучесть, несмотря на постепенное разрушение традиционных общинных и племенных структур, влекущее за собой изменение привычного образа жизни. Семейно-брачные отношения являются одной из важнейших сфер действия обычного права. Необходимо особо подчеркнуть, что понятие семьи у шона и ндебеле (как и у подавляющего большинства других африканских народов) значительно отличается от европейского. Ж.Оканза, конголезский ученый, литератор и государственный деятель, так характеризует семью в Африке: «Африканская семья („расширенная семья") состоит обычно из людей, принадлежащих к трем-четырем поколениям. В рамки этой семьи включаются как кровные родственники, так и многочисленные родственники по браку. Члены такой семьи могут, естественно, жить не только в одной деревне, но и в соседних, иногда весьма удаленных друг от друга»1. Брак служит основой для сложной системы различных межгрупповых и межличностных связей, существующих в традиционной общественной структуре. Семейно-брачное право охватывает почти всю сферу гражданских отношений, будучи тесно связанным с нормами, регулирующими имущественные отношения, право наследования, отцовство, опекунство, положение личности в обществе (группе) и т.д. Для каждого африканского народа характерны свои нормы брачных отношений. Однако среди них можно выделить основные, присущие почти всем системам функции брака — воспроизводство общины, экономическая, воспитательная и относящаяся к сфере интимных отношений. Традиционные семейные отношения у шона и ндебеле практически одинаковы, что особо подчеркивают Б.Голдин и М.Гелфанд: «Структура семьи у ндебеле чрезвычайно схожа со структурой семьи у шона; разница наблюдается только в названиях составляющих элементов»2. Исходя из этого, остановимся подробнее на структуре семьи у шона, которую исследовал Дж.Холмен. Большая семья шона называется чиз- варва и обладает следующими характерными признаками. Чизварва имеет общего патрилинейного предка — татегуру, в состав чизварвы входит несколько малых семей — имба (в прошлом все имба, входившие в одну чизварву, селились вместе); все члены чизварвы, независимо от того, живут они вместе или отдельно, собираются для выполнения общих обрядов — бира\ в случае смерти одного из членов этой семейной группы все члены чизварвы собираются вместе, чтобы присутствовать на церемонии передачи имени главы большой семьи и распределения личного имущества умершего; после смерти главы семьи старший сын наследует его имя, ведущее положение в семье, права и обязанности отца по контролю за имуществом дома умершего, ответственность за обеспечение его братьев и других мужчин брачным выкупом3. Родовые отношения у шона строятся на патрилинейной основе и характеризуются экзогамией, т.е. запретом на браки между членами одной патрилинии — родового сегмента, где четко прослеживается общность происхождения по отцовской линии (для обозначения такого родового сегмента используются также термины «агнатная группа» и «линидж»).
Поэтому для шона чрезвычайно важное значение имеют имена родовых сегментов. Каждая такая патрилиния имеет свое название — чидаво. Принадлежность мужчин к определенной патрилинии со своим чидаво имеет исключительное значение при заключении брака. Строго придерживаясь закона экзогамии, мужчина обязан брать жену из агнат- ной группы с другим чидаво, из чего следует, что одна патрилиния не может обеспечить себя женами и потомством без установления определенных социальных связей с другими родами. Таким образом, брак у шона, как и у ндебеле, несет в себе все основные черты традиционной брачно-правовой системы, присущей большинству африканских народов: он представляет собой прежде всего договор между большесемейными коллективами; часто предполагает полигамию в ее наиболее распространенной форме — полигинии (многоженства); основу брачного договора составляют брачные платежи (выкуп за невесту); брак носит характер постоянного объединения, иногда даже более длительного, чем пожизненное (в случаях левиратного и сороратного браков). Среди представителей шона, как и среди других африканских народов, существует практика определенного рода добрачных отношений. Когда юноша влюбляется в девушку, пишет Дж.Холмен, он не говорит о своих чувствах непосредственно объекту своей влюбленности, а прибегает к помощи посредников, обычно родственниц (своих или девушки). Если девушка расположена принять ухаживания, она передает юноше небольшой подарок — «знак любви». Подаренный «знак любви» воспринимается как начало неформальных (часто тайных) отношений, нередко с намерением дальнейшего вступления в брак. В последние десятилетия все очевиднее становится тенденция не считать девственность невесты необходимым условием законного традиционного брака. Сексуальные связи между молодыми людьми, хотя и считаются нежелательными, воспринимаются как данность до тех пор, пока не наступает беременность4. В случае добрачной беременности и отказа юноши жениться, семья «пострадавшей» может потребовать материальную компенсацию и возвращение «знака любви», поскольку этот знак, оставшийся у юноши, по верованиям шона, будет препятствовать браку девушки в будущем. Несмотря на относительную распространенность этого явления, добрачная беременность все равно считается крайне нежелательной, в том числе и по религиозным соображениям. Шона глубоко верят, что в случае наступления первой беременности родители девушки подвергаются чрезвычайной опасности мистического характера. Эта опасность усиливается при непосредственном контакте с беременной дочерью (даже при случайной встрече) и уменьшается на расстоянии. Отвести эту опасность можно, только совершив традиционный ритуальный обряд, во время которого родители принимают особое лекарство от «беды» вместе с мясом, предоставленным семьей юноши, «виновного» в беременности. Понятно, что замужняя беременная дочь находится в доме мужа и контактов до обряда очищения легко избежать. Незамужняя беременная женщина-шона понимает свою ответственность за то, что навлекла беду на родителей, и старается сократить контакты с ними до минимума, часто убегая из родительского дома на первое время. Дети, рожденные вне брака, таким образом, остаются в семье деда по материнской линии. Традиционный законный брак у шона невозможен без договора семей жениха и невесты: межсемейный договор — это основа основ его законности. Отсюда следует, что выбор супруга невозможен по крайней мере без одобрения родителей. Формально, по традиции, согласие будущих супругов на вступление в брак не является необходимым условием для его заключения. При выборе будущего супруга учитываются в первую очередь интересы семьи. Однако на практике подавляющее большинство браков заключается с учетом пожеланий жениха и невесты, поскольку, как пишет Дж.Холмен, шона понимают, что наиболее устойчивы браки, основанные на взаимной привязанности5. Сама процедура заключения брачного контракта дает будущему супругу (как правило, невесте) достаточно возможностей, чтобы выразить свое нежелание заключать данный брак, не унижая при этом достоинство семей. Кроме того, существует и обычай брака-побега, когда родителей де факто вынуждают пойти на заключение брачного договора. В целом же следует отметить, что брак по принуждению, против воли будущего супруга, среди шона является крайне редким. Основными моментами брачной церемонии у шона являются сватовство (заключение брачного договора), уплата выкупа за невесту и собственно свадьба. Исключительно важное значение имеет выкуп, называемый у шона роворо. Само название выкупа шона заимствовали у ндебеле, что лишний раз свидетельствует о тесной близости семейной структуры у этих двух народов. (Необходимо отметить, что у ндебеле выкуп за невесту называется лобола, превращение этого названия в роворо вызвано лингвистическими закономерностями, поскольку в языке шона отсутствуют звуки «л» и «б»)6. Жена, за которую не уплачен роворо, не считается законной. Только после получения роворо семья свекра приобретает право давать детям невестки имя своей агнатной группы. Здесь ясно видна роль роворо, поскольку дети всегда считались основным богатством чизварвы. Кроме того, у шона существует особый институт — чипанда, базирующийся на определенной связи между братом и сестрой, когда брачный выкуп, полученный семьей за сестру, идет на роворо для ее брата. Другими словами, сестра дает брату возможность жениться, поэтому последний вместе со своей женой всю жизнь находится как бы в долгу перед сестрой. Особенно остро эта зависимость чувствуется в отношениях между женой брата и его сестрой7. Существует мнение, что обычай уплаты выкупа за невесту унижает достоинство женщины, устанавливает ее низкий социальный статус. На наш взгляд, не следует рассматривать роворо так односторонне, поскольку именно уплата выкупа означает законность брака, которая не может принижать женщину: именно роворо делает женщину женой, а не наложницей. Кроме того, институт чипанда как бы возвышает женщину над братом — представителем мужского пола, в унизительной зависимости от которого женщина якобы находится всю жизнь. Поэтому, рассматривая сущность брачных выплат, следует принять точку зрения Ж.Оканза: «Мы должны разрушить представление о выкупе как о продаже женщины. Если бы женщина действительно рассматривалась в африканском обществе как товар, то наши предки не упустили бы возможности обогатиться, запрашивая непомерный выкуп. Однако этого не происходило»8. Заключительная часть брачной церемонии (называемая в европейской традиции свадьбой) у народов Зимбабве представляет собой многоступенчатый процесс передачи невесты жениху. В деталях ритуал передачи невесты имеет множество отличий у каждого народа, этнической группы, а иногда даже в каждой деревне. Однако у шона и ндебеле можно выделить наиболее общие моменты этой церемонии. После уплаты выкупа (или его части, если по брачному договору это предусмотрено) по приказанию своего отца невеста готовит корзину еды для будущей свекрови, собирает свои личные вещи и в сопровождении посредника в брачных переговорах и своей старшей сестры (или сестры отца) отправляется в деревню жениха. Не доходя до деревни, процессия останавливается, невеста закрывает лицо одеялом или предметом одежды и ждет. Женщины из деревни будущего мужа выходят навстречу, преподносят невесте подарки и ведут ее в деревню, всячески демонстрируя при этом свою радость. В доме матери будущего мужа невесту представляют другим жителям деревни, которые также дарят невесте подарки, чтобы она «смогла открыть лицо». В ее честь забивается, готовится и съедается какое-либо животное. В течение нескольких ночей невеста спит в доме свекрови, фактически брак не осуществляется. Эти дни отводятся для знакомства новобрачной с родственниками мужа. Через определенный срок, длительность которого может колебаться от одного дня до недели или даже больше, молодожен просит у главы своей семьи отдать ему новобрачную, преподнося тому определенный подарок (как правило, козу или птицу). Отец молодожена, в свою очередь, дарит какой-либо подарок своей сестре или дочери, прося отдать новобрачную. Этот акт обозна- чает согласие на фактический брак. Впервые оставшись наедине с женой на ночь, молодожен должен завоевать ее расположение рядом подарков. Эскорт, сопровождавший невесту в деревню, остается там до завершения первой брачной ночи, а затем отправляется домой, где сообщает, что семья жениха «приняла свою жену» и осталась ею довольна9. Социально-экономические изменения, происходившие в стране, наложили свой отпечаток на характер семейно-брачных отношений. Так, в частности, с ростом отходничества мужчин на заработки в города получили достаточно широкое распространение конкубинатные браки, называемые в Зимбабве мапото. Это брак без его официального оформления и без уплаты выкупа, зачастую рассматриваемый лишь как временный союз между мужчиной, оторванным от своей деревенской общины (а иногда и от «законной» деревенской жены), и женщиной, оказавшейся в городе, лишенной поддержки родственников и возможности заработать на жизнь. Женщина в конкубинатном браке практически не имеет никаких прав, кроме права обслуживать «своего» мужчину, обеспечивающего ее жизненные потребности10. На территории Зимбабве существует и третий тип традиционного брака — сорорат (женитьба вдовца на младшей сестре умершей жены), встречающийся среди ндебеле, второй по численности этнической группы в стране. Сороратный брак в сущности — вторичная форма брака, продолжение первого. При его совершении не уплачивается выкуп, поскольку роворо был выплачен при заключении первого брака. У ндебеле также практикуется и внебрачная связь мужчины с сестрой жены. При рождении ею ребенка мужчина может заплатить роворо и установить свое право — право отцовства, а иногда даже забрать ребенка на воспитание в дом жены11. Наряду с традиционной формой брака в Зимбабве, как и в других африканских странах, существует статутное брачное право, нормы которого сходны с европейскими. По законам этого права, женщина, достигшая совершеннолетия, может вступать в брак без согласия родителей, может открывать самостоятельный счет в банке, выступать в суде от собственного имени, а не через посредника, который должен быть представлен мужем или родственником-мужчиной. Статутный брак распространен среди образованной части городского населения. Однако и такой брак, как правило, сохраняет черты традиционного, особенно в той его части, которая касается прав наследования имущества: вдове не обязательно достается наследство мужа, поскольку по нормам традиционного права наследство умершего принадлежит его кровным родственникам. Статутный брак — моногамный, в противоположность традиционному, допускающему полигинию. Однако не следует забывать, что полиги- нийный брак в настоящее время встречается не слишком часто, поэтому запрет полигамии в статутном браке не имеет практического значения. В целом подавляющее большинство браков в Зимбабве заключается по нормам традиционного права, роль же статутных браков остается незначительной. В зимбабвийской семье обязанности мужа и жены традиционны: муж — глава семьи со всеми вытекающими из этого последствиями; жена рожает и воспитывает детей, обеспечивает семью едой, водой и т.д. До последнего времени между мужем и женой неукоснительно соблюдались определенные нормы поведения и разделения труда. Так. жена никогда не ела за одним столом с мужем, ей полагалось только подавать ему еду и питье. Муж не занимался обработкой земли и сбором урожая и т.д.12. Однако весь ход социально-экономического развития страны в последние два-три десятилетия настолько сильно изменил условия жизни, что все чаще в сфере семейно-брачных отношений наблюдаются явления, которые прежде были просто невозможны. Наиболее ярко это проявляется в изменении понятий сельского населения о традиционном разделении труда. Так, например, мужчины начинают заниматься мелкорозничной торговлей, которая всегда считалась исключительно прерогативой женщин. Более того, в стране отмечены случаи, когда безземельные крестьяне и сельскохозяйственные рабочие самовольно захватывают пустующие земли и образовывают на них «мужские» сельскохозяйственные коммуны, где живут без жен, занимаясь чисто «женскими» делами: обработкой земли, приготовлением пищи, сбором топлива и урожая, доставкой воды и т.д.13. Однако такие примеры все-таки единичны. Гораздо чаще, приобретая характер четко выраженной тенденции, наблюдается обратное явление: мужчины уходят от своих традиционных обязанностей и перекладывают их на женские плечи. Это связано с массой объективных причин (урбанизация, миграционные процессы, развитие капиталистических отношений, распространение образования и т.д.) и характерно для подавляющего большинства современных африканских государств, где основными производителями являются сельские женщины. Женский труд в деревне становится все более тяжким; кроме того, на долю женщины ложится и бремя обеспечения семьи наличными деньгами, необходимыми для повседневных нужд, что раньше являлось обязанностью исключительно мужчин’4. Таким образом, в целом следует отметить, что в современном Зимбабве система семейно-брачных отношений продолжает находиться под воздействием как традиционных структур и традиционных стереотипов поведения, так и новых социально-экономических тенденций. Новые явления в жизни вызывают определенные изменения в брачно-семейных отношениях, однако эти изменения носят неустоявшийся характер. Иными словами, наблюдается лишь поверхностное проникновение новых норм в область семейно-брачных отношений. Вероятно, не будет преувеличением сказать, что именно эта область обычного права является одной из наиболее консервативных его составляющих, охраняя привычные жизненные устои, затрагивающие интересы каждого зимбабвийца. ' Оканэа Ж. Африканская действительность в африканской литературе. М., 1983, с. 68. 2 Qoktin 8.. Geltand V. African Law and Custom in Rhodesia. Cape Town, 1975, p 43 3 Holleman J. Shona Customary Law. Cape Town, 1952, p. 326-329. 4 Там же, с. 77. 5 Там же, с. 74, 88. 6 Goldin S., Gelfand V. African Law..., p. 129. 7 Holleman J. Shona Customary Law, p. 66. 8 Оканза Ж. Африканская действительность..., с. 72. 9 Holleman J. Shona Customary Law, p. 107-109. 10 Weinrich A. Mucheke: Race, Status and Politics in Rhodesian Community. — UNESCO. 1976, p. 45-46. u Синицына И.Е. Человек и семья в Африке. М., 1989, с. 75. 12 Weinrich A. Mucheke..., р. 48. 13 См.: Ксенофонюва Н.А. Африканское крестьянство: перемены в общественном сознании. М., 1990, с. 58. Muchena О. A Socio-economic Overview. Zimbabwe Women. Addis Ababa, 1982, p. 4-10.
<< | >>
Источник: Н.А.КОЧНЕВА. Традиционные культуры африканских народов: прошлое и настоящее. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН.. 2000

Еще по теме СЕМЬЯ И БРАК У НАРОДОВ ЗИМБАБВЕ:

  1. ГЛАВА IV СЕМЬЯ И БРАК
  2. § 3. Брак и семья
  3. 21.3. Англо-американская правовая семья, или семья «общего права»
  4. Город-призрак Зимбабве
  5. РОЛЬ ТРАДИЦИОННЫХ ПРАВИТЕЛЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ЗИМБАБВЕ
  6. ДА. Баранов ОБРАЗ СОВЕТСКОГО НАРОДА В РЕПРЕЗЕНТАТИВНЫХ ПРАКТИКАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ СССР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX в.*
  7. Глава III ДАННЫЕ ПО АНТРОПОЛОГИИ НАРОДОВ СОПРЕДЕЛЬНЫХ СТРАН И ВОПРОС О СТЕПЕНИ ИХ УЧАСТИЯ В ЭТНОГЕНЕЗЕ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  8. А. БРАК
  9. 10.7. Любовь и брак
  10. § 44. Брак
  11. БРАК (MATRIMONIUM). ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИК
  12. VII. БРАК ПРИ ВЫСАДКЕ И ШТАМПОВКЕ
  13. БРАК SINE MANU
  14. Брак по публикации
  15. Глава 3 Брак (nuptiae)
  16. «Брак» и чувственность металлов
  17. Брак Клеопатры и Антония
  18.              Брак при отжиге
  19. ПРИМЕЧАНИЕ .ПЕРВОБЫТНЫЙ БРАК“ ДЖ. Ф. МАК ЛЕННАНА
  20. Таблица 9: ВИЧ/СПИД и право на вступление в брак и создание семьи