<<
>>

Социальная функция тайны и страха

Тайна (хунксо) составляет центральное понятие в культе воду. В литературе, посвященной этому культу, она понимается даже в качестве одного из компонентов религии; здесь не задаются вопросом о ее происхождении, и чаще всего о ней нет никакого упоминания.
Главным образом называются различные области, на которые она распространяется: тайна обряда посвящения, транса, секретных языков и магических действий, изготовления ядов, различных закрытых ритуалов и колдовства31. При этом нет никакого упоминания о главной роли тайны как инструмента власти, понуждающего к повиновению, лояльности и воспроизводству культа. Один жрец, может быть сам того не осознавая, подтвердил наличие двойной функции тайны: знание как тайна и как мистификация32, а также подтвердил тот факт, что каждая иерархическая группа жрецов владеет свойственной ее статусу специфической атрибутикой. «Ты бы показал, в каком месте ты находишь свои деньги?» Эта метафора поиска сокровища прямо указывает на одну из функций тайны: она гарантирует господствующее положение жрецов и обеспечивает им свободу действий в реализации своих планов. Жрецы не уточняют, к чему относится тайна, а провозглашают культ воду и устанавливают границы тайны в соответствии с практической целесообразностью. Я слышала от них лишь официальную версию принципа существования воду, т.е., например, что воду отбирает своих последователей, воду карает — словом, вершит все сам воду. При этом никогда не говорится о практическом исполнении религиозных предписаний, о том, когда именно жрецы и их помощники — «рупор и боевой кулак воду» — выполняют все необходимые действия. Кроме того, налагается табу на всякое упоминание таких сложных проблем, как, напри мер, трудности с вербовкой последователей культа или же с обеспечением вынужденной смены жрецов. Мистификация различных сторон деятельности жрецов (не плод моих наблюдений, а обобщенная стратегия действий) требует хранения молчания, воспрещает во имя высшего порядка всякую критику и открывает путь для манипулирования властью и расширения ее возможностей.
Если молчание водуно диктуется стремлением оберегать свое сокровище и они никогда не выкажут страха быть казненным или стать безумным, то, напротив, у водунси преобладает боязнь наказаний за нарушение нормы (это общественная изоляция, в частности отлучение от культа воду, покрытие позором и особенно страх быть отравленным). Несмотря на то что с культом воду связано много вещей, информация о которых может быть вполне доступна, именно от водунси мне удалось получить меньше всего сведений об этом. Им запрещено говорить о монастыре, и даже водунси, обращенные в христианство, соблюдают этот запрет: несмотря на то что «закон» запрещает жрецам воду «затрагивать» христиан, последние опасаются, что его влияния окажется недостаточно, чтобы защитить их. Помимо информации о стоимости обряда посвящения, продолжительности затворничества, численности группы посвящаемых и правилах повиновения, мне не удалось ничего узнать ни о распорядке дня, ни о мероприятиях внутри монастыря, о чем мне сообщили лаконичной фразой: «Там познают тайны воду». Тайна не представляет собой монолитный блок, напротив, разнообразные секреты еще более подчеркивают существование внутренней иерархии, тем более что жрецов и водунси разделяет стена разных тайн. Наибольшими знаниями о секретах, относящихся к воду, располагают жрецы, тогда как посвященные владеют лишь тайной посвящения; «истинные» секреты им не передаются33, а доступ к остальным для них открывается крайне нерегулярно. Водунси известно, что происходит во время инициации, — и ничего, кроме этого. Они разговаривают на особом, «секретном» языке, который они изучают в процессе посвящения. Они знакомы с событиями, которые приводят к трансу. Знают повседневную жизнь монастыря: обучение (порой принудительное), принятие пищи, сон, занятие ремеслом и т.д. Они должны скрывать эту обыденность повседневной жизни от непосвященных (ахе) или вообще обходить эту тему молчанием, поскольку период посвящения рассматривается как смерть и воскрешение и его будничный аспект должен быть мифологизирован.
«Подлинные» секреты, имеющие отношение к приготовлению и употреблению ядов, колдовских напитков и к магическим ритуалам и заклинаниям, сценариям тайных церемоний, являются достоянием лишь малочисленной группы, состоящей из жрецов и их доверенных лиц, которые тщательно следят за сохранением своего монопольного права на владение этими секретами. Однако тайна не является в такой степени непроницаемой, чтобы не было известно, на какие объекты она распространяется. В действительности знание того, что тайна существует, является одним из условий ее незыблемой сохранности34. Значительные пласты тайны выходят за рамки узкой сферы жрецов. Можно подозревать, что оберегаемые лакуны тайны исходят из функционирования самого института воду. В основном передача знаний происходит, безусловно, не от жрецов к водунси, а от жрецов к отдельным родственникам по мужской линии (к сыну, племяннику, внуку), а также имеет место передача информации посторонним за вознаграждение или же взаимный обмен этими сведениями. В африканских обществах, характеризующихся высокой смертностью, было бы безрассудно передавать знания лишь одному преемнику. Для поддержания жизнедеятельности самого института, даже в случае внезапной смерти какого-то жреца или его преемника, необходимо всегда вовлекать в посвящение многих людей. Практически все они почти без исключения являются ахе (непосвященными). Любой преемник вынужден собирать недостающую ему информацию в кругу этих людей и получает ее от них чаще всего в отрывочном виде и в обмен на дары, или же — еще одна возможность, которую не следует игнорировать, — он должен воспроизвести эту информацию, добавив свою фантазию. Тайна служит инструментом господства над теми, кто занимает более скромные посты, и указывает им на их положение в иерархии. Тайна не только консолидирует приверженцев культа воду изнутри, но и подчеркивает его внутреннюю дифференциацию; наряду с выполнением религиозной функции тайна играет политическую роль, которая состоит в сохранении и стабилизации института воду.
<< | >>
Источник: Н.А.КОЧНЕВА. Традиционные культуры африканских народов: прошлое и настоящее. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН.. 2000

Еще по теме Социальная функция тайны и страха:

  1. ТЕМА 7. СТРАХ И СТРАДАНИЕ
  2. 14.1. Политическое и социально – экономическое развитие России в начале XIX в.
  3. О тайнах и таинствах I)
  4. Страхов как метафизик
  5. «Изгой» и «изгойничество» как социально-психологическая позиция в русской культуре преимущественно допетровского периода
  6. 1978 К функции устной речи в культурном быту пушкинской эпохи
  7. Политическое и социально - экономическое развитие России в начале XIX в.
  8. Великие социальные законы 18 года до P. X.
  9. ТАЙНЫЕ РЕЛИГИОЗНО МАГИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА В НИГЕРИИ
  10. Социальная функция тайны и страха
  11. Страх перед отравлением и безумием
  12. БАРЬЕР СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ