<<
>>

Глава V Специфика национального развития Великобритании

«Так это бокс1 Английское изобретение! lt; gt; Англичане- то, образованный народ, просвещенные мореплаватели »

А В Сухово-Кобылин

«Между ними [англичанами - Л К], и нами, русскими, - некая стена стеклянная, у них свой мир, круглый и твердый похожий на тщательно расцвеченный глобус В их душе нет того вдохновенного вихря, биения, сияния, плясового неистовства, той злобы и нежности, которые заводят нас, Бог знает, в какие небеса и бездны, у нас бывают минуты, когда облака на плечо, море по колено, - гуляй душа1 Для англичанина это непонятно, ново, пожалуй, заманчиво Если, напившись, он и буянит, то буянство его шаблонно и благодушно, и, глядя на него только улыбаются блюстители порядка, зная, что известной черты он не переступит А с другой стороны, никогда самый разъимчивый хмель не заставит его расчувствоваться, оголить грудь, хлопнуть шапку оземь Во всякое время - откровенности коробят его »

В В На оков

В этой главе показано действие трехуровневой модели на практике на примере английского национального характера В ней рассказывается, как шло формирование нации, какие вехи в истории оказали определяющее влияние на ее характер, каковы современные англичане

Англичане составляют население Великобритании, относительно небольшого государства, занимающего остров (площадь 244 кв км с населением около 58 млн человек), расположенный на северо-западе от европейского континента Это страна старинных устоев, вековых традиций с талантливым народом, подарившим миру таких гениев, как Шекспир и Ньютон

О              типичных британцах известно, что они сдержанны, доброжелательны, отличаются разумным хладнокровием, тонкой


Лондон Биг Бен («Большой Бен») - колокол часов-курантов на здании парламента

недосказанностью речи, умением шутить с невозмутимым видом.

Они предпочитают беседовать о своих разнообразных «хобби», избегая разговоров о работе или деньгах.
Они приветливы, но не склонны к сближению. Эта краткая характеристика отражает восприятие англичан на повседневном уровне.

Модель национального характера, разработанная в теоретической части книги, является своего рода платформой для организации эмпирического материала о характере англичан. При этом деление на три уровня (внешний, внутренний и смешанный) с тремя главными факторами: историко-природным, культурно-лингвистическим и социально-этическим, остается как бы за кадром, поскольку в реальности все три уровня находятся во взаимном переплетении, а их четкое разграничение могло бы привести к искажению целостной картины национального развития британцев. Невозможность охватить все аспекты исследуемого вопроса обусловливает ограничение привлекаемого материала. Так, остается в подтексте учение Гумилева, кроме небольшой информации о проявлениях пассионарности англичан в определенных исторических обстоятельствах. Лишь косвенно затронуты в этой работе такие пласты духовной жизни англичан, как язык, религия, искусство. Существует множество источников по этим проблемам, которые могут стать предметом самостоятельного изучения. Ценнейшие среди них - художественная литература и журналистика Великобритании.

Использование трехуровневой модели и формулы Вернадского, приобретающей в нашем исследовании следующий вид: живое вещество - народ, пространство - Британские острова, время - от первых веков до н.э. до наших дней, - позволяет разобраться в ворохе «мелочей», составляющих сложный конгломерат черт, входящих в понятие английского национального характера. Вертикально-горизонтальный способ анализа с построением «пирамид Сакулина» дает возможность устано-

вить истоки этих черт - как унаследованных от далеких предков, так и возникших в ходе общественно-исторических преобразований XX века.

Материал этого раздела помогает приблизиться к пониманию тайны английского национального характера, почувствовать его своеобразие, узнать, что сохранилось в нем со времен Карамзина и Герцена, что утрачено, что появилось нового и почему.

Многие черты характера современных англичан возникли в давние времена под влиянием историко-природного фактора: прежде всего островного положения, ландшафта, климата (географическая горизонталь) и смешения древних обитателей Британских островов с многочисленными завоевателями (историческая вертикаль). Построив пирамиду по методу Сакулина с несколькими вершинами, соответствующими определенным чертам характера современных англичан (рис.2, стр. 96), можно установить их происхождение, отметив на вертикальной оси время завоеваний. Нижний слой пирамиды принадлежит кельтам, жившим на острове с VIII века до н.э. до V века н.э. Современные жители королевства Великобритании считают их своими предками. Известно, что здесь жили племена скоттов, пиктов, доплывали до острова иберы, финикийцы и многие другие древние мореплаватели. Как не раз бывало в истории название народу дало одно из племен: ими были бритты.

Под влиянием природно-климатических условий сформировались некоторые качества древних кельтов, которые обнаруживаются у современных «англичан», как мы привыкли их называть. Относительно ровный ландшафт, благоприятный климат, приглушенный колорит традиционного пейзажа наложили свой отпечаток на лица и характер британцев. В их внешнем облике нет резкости, строгой очерченности, а в характере отмечаются такие традиционные черты, как стремление избегать точ-

ных оценок и строгих логических заключений. С кельтскими корнями связывают склонность англичан к неопределенности, неприятие логической завершенности.

Рис. 2

На эти качества указывает Герцен в книге «Былое и думы»: «С одной стороны, английскому гению противно отвлеченное обобщение и смелая логическая последовательность; он своим скептицизмом чует, что логическая крайность, как законы чистой математики, неприлагаемы без ввода жизненных условий. С другой стороны, он привык, физически и нравственно, застегивать пальто на все пуговицы и поднимать воротник, это его предостерегает от сырого ветра и от суровой не-

терпимости»1. На «английскую нелюбовь к теориям» обратил внимание В.И. Ленин2.

Впоследствии кельтская основа была обогащена свойствами других народов, вторгавшихся на остров как завоеватели. Вне их влияния оказывались отдаленные части острова, чем можно объяснить восходящую к кельтам национальную самобытность валлийцев, жителей современного Уэльса, шотландцев, сосредоточившихся на севере острова, и обитателей соседнего острова Ирландии, сохранивших национальный язык, местные традиции, музыкальность. У англичан сильнее более поздние приобретения - рассудочность, холодность, нравственная скованность, являющиеся своего рода «следами» других завоевателей. Прочной основой английского национального характера на протяжении всей его истории, его «сквозным элементом» можно считать островную психологию. Следующий за кельтами слой в нашей пирамиде - римское владычество (I век до н.э. - I век н.э.) Оно не оказало глубокого влияния, поскольку завоеватели не смешивались с местным населением. Так же поступали много веков спустя и англичане в своих колониях. Возможно, что причиной изолированности были не римляне, а местное население, проявившее одно из качеств «островной психологии» - ди- станцированность от других народов.

Нашествие англов и саксов (еще один слой в нашей пирамиде - V-VI века), поразившее кельтов своей жестокостью, положило начало формированию новой нации. Пришельцы были земледельцами. Они внесли существенный вклад в характер будущих англичан, дополнив его деловитостью, предпочтением материальных интересов духовным, приверженностью к традициям и культу домашнего очага, оберегающего личное достоинство. Серьезную роль сыграла, по-видимому, и «прививка» скандинавских викингов, профессиональных мореходов, селившихся на острове. От них у англичан - страсть к приключениям,

превратившая их через несколько веков в завоевателей, подчинивших себе чуть ли не половину мира

Последними оккупантами были норманны, принесшие с собой феодальную систему, французское влияние в языке и культуре, рыцарский кодекс чести, который в несколько измененном виде действует до сих пор Важной деталью, повлиявшей на английский характер, является тот факт, что с 1066 года (битва при Гастингсе) на Британские острова не ступала нога завоевателя


Стоунхендж - крупнейшее культовое сооружение II тыс до н э , служившее для ритуальных церемоний

С викингами и французскими норманнами JI Н Гумилев связывает пассионарность англичан, носившую, по его мнению, «импортный» характер, поскольку Британия оказалась вне пассионарного толчка, который Европа получила в IX веке Викингов, называемых у греков «варангами», а у русских - «варя-

гами», всюду приглашали на службу Археологи обнаруживают их следы не только в Ирландии, Шотландии, но и в Гренландии, Северной Америке, Боливии и Парагвае Население Британии испытывало влияние викингов с IX века В XI веке было еще одно пассионарное вливание «офранцуженные», по выражению Гумилева, викинги-норманны, жившие сто лет на севере Франции, вторглись на Британский остров Здесь они со временем «обританились»

Следствием пассионарного влияния JI Н Гумилев считает дальнейшие события английской истории XIV-XVII веков Столетнюю войну с Францией 1337-1453 годов, династическую войну Алой и Белой Розы 1455-1485 годов, колонизаторские устремления Англии в XVI веке и революцию 1649-1660 годов Параллельно с историко-природным фактором на национальный характер англичан действовал и культурно-лингвистический, формировавший духовный облик народа 'XI век явился важным рубежом в духовной жизни английского народа, пережившего последнее серьезное внешнее воздействие С XI века, после прихода норманнов, говоривших по-французски, начинается формирование национального языка - английского, продолжившееся в XIV-XV веках С принятием христианства английский язык, как и языки народов-католиков континентальной Европы, подвергся воздействию латинизации, что было связано с церковным богослужением

Дальнейшая судьба английского языка в мире оказалась уникальной Он стал не только родным языком англичан, существующим в форме национального и местных диалектов, но и получил распространение в колониях Великобритании, в том числе и в США, где началось его самостоятельное развитие Кроме этого, к концу XX века сформировался еще один вариант английского - международный, вступивший в связи с повсеместной компьютеризацией и созданием сети «Интернет» в новую

фазу. Выбор международным сообществом для общения одного из естественно возникших национальных языков, подтверждает действенность лингвистических законов, открытых В. фон Гумбольдтом. Бесчисленные попытки создать и использовать искусственные языки провалились (эсперанто, наиболее счастливый из них, имеет лишь ограниченное хождение).

Подтверждением автономности ангаийского-международно- го является такой факт, что в последние годы его рассматривают как угрозу для национальных европейских языков, до недавнего времени ощущавших опасность лишь американизации, от которой некоторые средства защиты уже разработаны. В самом трудном положении оказался язык-первоисточник, которому грозит упрощение, утрата богатства нюансов, являющихся результатом длительной духовной работы английского народа.

Англичане бьют тревогу о сохранении национальной самобытности своего языка, не ожидая, когда наметившийся процесс развития наберет силу. В этом стремлении защитить свое национальное достояние проявляется их традиционный характер, отличающийся бережным отношением к своему прошлому, к своим духовным ценностям, в том числе языку, религии, искусству.

В ходе эволюции английского национального характера религия сыграла доминирующую роль, способствуя закреплению и углублению его специфики и впитывая, в свою очередь, многие его особенности, возникшие самостоятельно.

Древние народы, населявшие остров, были язычниками. Жрецы кельтов - друиды, которые не только совершали жертвоприношения, но и выполняли медицинские и судебные функции, были учителями и прорицателями. Ко времени нашествия англов и саксов некоторые из кельтов успели принять христианство от египтян. Христианизация покоривших кельтов англов и саксов пришлась на VI-VII века и заняла почти целое столетие.

До XVI века Англия была частью так называемого «христианского мира», который объединял католиков. Римское духовенство во главе с папой диктовало свой способ жизни и нормы права, а также предписывало делиться доходами. Реформация в Англии произошла в два этапа: на первом была создана англиканская церковь, не зависящая от власти папы, на втором - возник пуританизм, который явился английским вариантом европейского кальвинизма. Основателем англиканской церкви был король Генрих VIII (1509-1547), объявивший себя главой церкви, заявившей о своей независимости от папы. Поводом к разрыву с Римом послужил отказ папы санкционировать развод Генриха VIII с испанской принцессой Екатериной Арагонской (у нее не было сыновей-наследников) и дать разрешение жениться на фрейлине Анне Болейн. Англиканство не затронуло основ католицизма, что, однако, не помешало преемникам Генриха VIII - правителям-католикам преследовать англикан, а правителям- англиканам преследовать католиков. Религиозные распри усилились с распространением пуританизма (от латинского pur и от английского pure - истинный), который отличался строгостью нравов и религиозной нетерпимостью. Он выступал в оппозиции не только католицизму, но и англиканизму, подвергавшемуся критике за римско-католические симпатии и пышность богослужения. Хотя расхождения в основе своей касались не самой веры, а обрядности, пуритане преследовались не только при правителях-католиках, но и при правителях-англиканах.

Течение пуританизма не было единым. Так, противостояние внутри него стало религиозной основой Буржуазной революции 1640-1649 годов: пресвитериане (Presbyterians), поддерживавшие короля, были изгнаны из Долгого парламента индепендентами (Independents), образовавшими радикальное крыло, что привело в конце концов к казни короля Карла I, созданию Республики (Commonwealth) и в дальнейшем к диктатуре Оливера Кромвеля.

Пресвитериане и индепенденты, называемые также конгре- гационалистами (Congregationalists), выступали с кальвинистских позиций. Пресвитерианская церковь отвергает епископат, она состоит из самоуправляющихся общин, возглавляемых пресвитерами, в ней практически отсутствует обрядность, нет икон в храмах, богослужение сводится к проповеди и пению псалмов. Конгрегационалистская церковь придерживается принципа самоуправления каждого прихода.

Протестантизм в обоих вариантах: англиканства и пуританизма - сохранил национальную специфику и, более того, укрепил ее. В принятой нами модели национального характера любая религия, протестантизм - не исключение, является узловым компонентом, сосредоточивающим в себе взаимодействие трех уровней и трех главных факторов: историко-природного (внешний уровень), культурно-лингвистического (внутренний уровень, одним из основных пластов которого и является религия, наряду с языком и искусством) и социально-этического (смешанный уровень), а также двух ярусов - теоретического и практического. Вместе с кельтским язычеством и католическим христианством протестантизм в Англии впитал в себя и историю народа и среду его обитания, атмосферу духовной жизни и культурные достижения, социальные отношения и морально-этиче- ские установки, сложившиеся ко времени его распространения. Пуританизм, оказав влияние на национальный характер, в то же время явился в определенной степени плодом этого характера. Он вобрал в себя саксонский практицизм и идеалы рыцарства норманнов, органично сросся с законопослушанием, индивидуализмом и консерватизмом англичан, ставшими ко времени появления этого религиозного течения определяющими свойствами английского характера. Индивидуализм и консерватизм являются скорее всего производными островной психологии. Фундамент законопослушания в Англии был заложен в VII веке.

С распространением католичества, впитавшего в себя в большой степени основы Римского права, оно формировалось как составная часть правосознания англичан, достигшего у них высокой степени развития.

Так, в VII веке появились законы кентских королей, в VII- VIII веках началось оформление владения землей грамотой, в XII веке произошли судебные реформы, установившие суд присяжных, в 1215 году была принята Великая хартия вольностей, в 1265 - возник парламент. К XIII веку законопослушание превратилось в «сквозной элемент» английского характера. История показала, что христианские постулаты у разных народов получают разное наполнение. Законопослушание во многом определило национальную специфику религии британцев, уделявшей большее внимание внешнему ритуалу, чем духовно-душев- ной работе. Пуританская этика впитала в себя почти врожденное чувство порядка у англичан, приученных соблюдать правила. В то же время независимо от вероисповедания, англичане усвоили пуританские установки, проникшие в их психологию, оказав воздействие не только на их внешнее поведение, но и на духовные устремления.

Законопослушание не раз в истории оказывало трагическую услугу народу. После восстания под руководством Уота Тайлера в XIV веке крестьяне, одержавшие победу над королевскими войсками, разошлись, поверив обещаниям короля. Повстанцы были убиты по дороге домой, а их руководители Уот Тайлер и Джон Буль были схвачены и казнены. Всеобщая политическая стачка 1926 года развивалась успешно. Рабочие подчинились решению профсоюзного руководства, которое их предало, и прекратили стачку. Подобное и похожее не раз случалось в далеком прошлом и близком настоящем.

Традиция законопослушания у британцев развивалась параллельно с осознанием своих прав, что дало основание

А.И. Герцену назвать Англию «классической страной юридического развития». В становлении правосознания нашли отражение историко-политические, религиозно-этические и социально-экономические особенности эволюции англичан. Построив пирамиду по методу Сакулина, можно установить, как исторически шла эта эволюция. Вершина пирамиды символизирует правосознание англичан и законопослушание как его составную часть, горизонтальные слои - исторические события и законодательные акты, способствующие развитию этих свойств и образовавшие статутарную платформу английской конституционной практики (рис. 3, стр. 105).

«Великая хартия вольностей» (Grate Charter), известная под латинским названием «Magna Carta», была подписана в 1215 году Иоанном Безземельным. Эта грамота ограничивала власть короля, предоставляла более широкие права баронам. Что особенно важно, хартия ограждала не только баронов от королевского произвола, но и рыцарей от произвола баронов. В ней утверждалось, что ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, не будет поставлен вне закона, изгнан или обездолен каким-либо другим способом иначе, чем по приговору пэров или закону страны. Не все, что было записано в этом документе, исполнялось. Тем не менее фундамент был заложен. Так, король Генрих VIII (1509-1547), нещадно казнивший своих подданных, присваивавший их имения, пренебрегший властью папы, имевший репутацию, сравнимую с нашим Иваном Грозным, при смене жен, а их было у него шесть, обращался в парламент каждый раз за разрешением жениться. Это важная деталь для понимания процесса формирования правосознания и его составной части - законопослушания, одной из важнейших черт английского национального характера.

«Петиция о праве» (Petition of Right), представленная палатой общин королю Карлу I в 1628 году, учитывала предшество-

вавший горький исторический опыт, с одной стороны, а с другой - явилась программным документом Английской буржуазной революции XVII века. В «Петиции» содержалось требование значительного ограничения королевской власти, закреплялись роль и права парламента и судов, ограждалась собственность буржуазии от посягательств абсолютизма.

Против произвола властей был направлен Хабеас Корпус Акт (Haabeas Corpus act) - один из основных конституционных актов Великобритании, принятый в 1679 году. Он гарантировал процессуальные права граждан, устанавливал правила ареста и привлечения обвиняемого к суду. Юридическим итогом «Славной революции» (Glorious Revolution) 1688 года стал Билль о правах (Bill of Rights) 1689 года, значительно ограничивший власть короны и заложивший основы конституционной монархии.

Политическая программа чартистов (Chartists), революционного движения 30-50-х годов XIX века, получившая название «Народной хартии» (People’s Charter), содержала требования всеобщего избирательного права для мужчин, равенства избирательных округов, отмены имущественного ценза для кандидатов в парламент, ежегодных парламентских выборов, тайного голосования, выплаты жалованья членам парламента.

О              юридической культуре Англии свидетельствует и принятие в 1931 году «Вестминстерского статута» (Statute of Westminster), официально закрепившего решение Имперской конференции 1926 года о самостоятельности доминионов и их равенстве с метрополией. На деле этот документ стал действовать несколькими десятилетиями позже, тем не менее к крушению общемировой колониальной системы в конце 50-х - начале 60-х годов Англия подошла юридически подготовленной.

Принятые в течение семи веков законодательные акты сыграли существенную роль в формировании национального характера англичан. В то же время они сами явились следствием этого характера, поскольку принимались последовательно, не отменяя, а лишь уточняя и расширяя, исходя из исторической практики, принятые раньше постановления, не прибегая к созданию конституции как таковой. Корни этого явления тоже,

возможно, в островной психологии, отличающейся консерватизмом, уважением к традиции. Поэтому влияние основных законодательных актов не исчерпывается сферой правосознания. Оно значительно шире: затрагивает государственное устройство, регламентируя деятельность парламента и других учреждений, включая королевские обязанности и права, регулирует социальные и экономические отношения, распространяется на религиозные и этические нормы, в ряду которых одно из важных мест занимает почтение к собственности, сопряженное с уважением к личности и ее достоинству.

Все эти особенности английского правосознания обогатили национальный протестантизм, вошли как органичные элементы в оба его варианта - англиканизм и пуританизм. Осознание своих прав - национальная черта англичан, истоки которой, как и законо- послушания, уходят в глубь веков. На британском гербе на французском языке (герб существует со времен норманнов) изречение: «Бог и мое право». Отношение к праву определило характер правосудия, сосредоточенного не на мотивах, а на самих поступках. Отсюда вытекает отношение англичан к полиции. Почти идентично звучат высказывания Герцена, жившего в Англии в XIX веке, и корреспондента «Правды» 70-х годов XX в. В.В. Овчинникова. По утверждению Герцена,«.. .в Англии полицейский у дверей и в дверях только прибавляет какое-то чувство безопасности»3. Овчинников отмечает, что всеобщее уважение к бобби, который и доныне остается невооруженным, не имеет параллели4.

Англичане не просто подчиняются закону, они почитают его. Ими двигает не страх наказания, а идущее, возможно, от рыцарского кодекса чести убеждение, что соблюдение законов возвышает их, внушает самоуважение. В морально-этических установках англичан немало ханжества и лицемерия, которые тоже своими корнями уходят в пуританизм, но у них нет чинопочита-

ния, что, по-видимому, идет от убеждения, что все они находятся под властью закона, и, если возникнет необходимость, закон защитит и их.

Индивидуализм, наряду с осознанием своих прав и законо- послушанием, занимает важное место в пуританской этике. Это свойство «берложной нации» сформировалось в специфических природных и исторических условиях. Его влияние сказывается не только в религии, но и во всех сферах жизни англичан, включая специфическое понимание свободы, своеобразие семейного уклада, особенности воспитания и образования. В основе английского индивидуализма островная психология и традиционное отношение к личности, идущее от идеалов рыцарства. Это, в свою очередь, обусловило такие качества характера, как такт, уважение достоинства другого человека, убеждение в неприкосновенности отношений человека с Богом.

Индивидуализм в сочетании с законопослушанием может служить ключом к пониманию представлений англичан о собственной свободе, с которым связан один из национальных мифов. Это нашло отражение в четкой формулировке Энгельса, прожившего в Англии не один десяток лет: «Прославленная английская свобода заключается в чисто формальном праве делать и поступать как заблагорассудится в рамках, установленных законом»5. На эту сторону английской свободы обращал внимание Герцен: «...народ английский одурачен. «Великий, глупый народ». lt;.. .gt; Добрый, сильный, упорный, но тяжелый, неповоротливый, нерасторопный Джон Буль - жаль его, и смешно!.. Лев- бык бьет двойным копытом, царапает землю, сердится.., но сторожа знают хитрости замков и засовов свободы, которыми он заперт, болтают ему какой-то вздор и держат ключ в кармане.. ,»6 Один из характерных случаев проявления свободы в Англии описан Герценым. На похоронах товарища француз кричал: «Да

здравствует республика!» Он мог прокричать это и у Букингем- ского дворца, добавляет Герцен, с тем же результатом, а во Франции в то время за это полагалась тюрьма. Такая ситуация может повториться и в наши дни. В комплекс английской свободы входят и современные ораторы Гайд-парка, которые могут говорить, что им заблагорассудится. Они могут служить живой иллюстрацией к национальному мифу о свободе: действуют в специально отведенном месте и не нарушают правил.

На традиционном индивидуализме основано воспитание детей, точнее в результате этого воспитания появляются индивидуалисты, которые, в свою очередь, тоже растят индивидуалистов. Дистанция сохраняется не только при общении взрослых, но и между детьми и взрослыми. Пуританские постулаты - невмешательство в чужую жизнь, уважение личного достоинства действуют здесь с добавлением ориентации на собственные силы, что в итоге приводит к отчуждению родителей и детей друг от друга. Взаимной привязанности между ними, как правило, не возникает, да к ней и не стремятся.

Главная черта воспитания - формирование характера, а не интеллекта, сосредоточенность на нормах поведения, а не на духовности, нацеленность на среду, а не на семью. Цель - личная независимость и социальная самостоятельность. Средства достижения - культ здоровья, выносливость, сдержанность в проявлении эмоций. Результат - приверженность раз заведенному порядку и вечное одиночество. Это тоже традиция. В образовании на первом месте - практические задачи, обусловливающие глубокое знание узкой специальности; эрудиция, за редким исключением, не входит в число целей, которые англичанин ставит перед собой.

Школьное образование в Англии осуществляется в два этапа: начальное (primary education) с 5-8 лет и среднее (secondary school) с 8-13 или с 8-16. Оно дифференцируется по источникам финансирования, направленности обучения и возрасту учащихся. Государственная школа (comprehensive school) соединяет три типа школ: классическую (grammar

school), среднюю современную (secondary modern school) и техническую (technical school). Поступающие принимаются без экзаменов и обучаются по общей программе, поскольку, как правило, этому предшествует обучение в начальной школе (primary school) с 5 до лет, сначала в школе для малышей (enfant s school) с 5 до 7 лет, а затем в начальной школе (junior school) от 7 до 11 лет. Местными органами власти (local authority) создаются школы первой ступени (first school) для детей 5—8 или 5—10 лет и школы второй ступени (middle school) для детей 8-13 или 10- лет. Частные (public school) - это привилегированные средние школы, чаще всего закрытые или интернаты для мальчиков, где дети из состоятельных семей с 13 лет готовятся к поступлению в университет. Девять самых престижных «public school»: Eton, Harrow (School), Winchester College, Westminster School, St. Paul s School, Merchant Taylors ’ School, Rugby 1, Charterhouse School, Shrewsbury School. Обучению в

престижных школах предшествует посещение подготовительной школы (pre-preparatory) — с 5 до 8 лет и (preparatory) с 8 до 13. По окончании начальной школы проводятся отборочные испытания для школьников (eleven-plus); по программе средней школы сдается экзамен (Ordinary Level) и затем выдается аттестат зрелости (General Certificate of Education). По результатам экзамена (General Cetrtificate of Education Examination = Ordinary Level) могут принять или не принять в любой вуз страны, кроме Оксфордского (Oxford University - основан в XII веке) и Кембриджского (Cambridge University — основан в XIIIвеке), где обязательны вступительные экзамены. Студентов (чаще Оксфорда и Кембриджа) называют undergraduate, выпускников университета-graduate; postgraduate — это кандидат на получение ученой степени выше степени бакалавра, аспирант или занимающийся науч- но-исследовательской работой. Первая из присваиваемых высшим учебным заведением степеней (first degree) - бакалавр (bachelor, bachelor s degree, Bachelor of Art, Bachelor of Civil Law, Bachelor of Education, Bachelor of Literature, Bachelor of Science). Вторая ученая степень - магистра (master’s degree) присуждается после года успешной учебы и исследовательской работы по окончании университета. Ученая степень выше магистра (higher degree) или степень доктора (doctor s degree). Низшая ученая степень доктора философии (Doctor of Philosophy) присуждается после защиты диссертации специалистам в области философских и некоторых других наук. Высшая ученая степень доктора наук (higher doctorate) дифференцируется по отдельным наукам (Doctor of Science, Doctor of Laws, Doctor of Letters = Doctor of Literature, Doctor of Medicine, сокр. D.M. — ставится после фамилии).

На уважении к традиции основан всем известный английский консерватизм, являющийся, наряду с законопослушанием и индивидуализмом, «сквозным элементом» национального характера британцев Его влияние столь же глубоко и всесторонне, как и влияние законопослушания. Опыт разных народов показывает, что подобные свойства национального характера принадлежат к устойчивым явлениям, сохраняющим свои особенности в течение многих веков, что и подтверждается нашим анализом.

В рамках теоретического яруса можно наблюдать механизм взаимодействия трех главных факторов формирования национального характера (историко-природного, культурно-лингвистического и социально-этического), способствующих развитию той или иной его черты С помощью этого механизма можно обнаружить, не упрощая общей картины, взаимозависимость и взаимовлияние основных черт характера англичан, превратившихся в ходе исторического развития в его «сквозные элементы».

Национальный характер, как уже не раз говорилось, система живая, в нем постоянно происходят изменения, но они, как правило, не затрагивают основ его. Изменения касаются так называемых «мелочей», которыми насыщена обыденная жизнь Это уже предмет изучения практического яруса На фоне консервативного слоя национального характера эти «мелочи» часто представляются не столь существенными, но, как показывает практика, именно от них и понимания природы их возникновения подчас зависят весьма важные вещи Обнаруживаются такого рода «мелочи» полнее всего в личном общении, поэтому полезно перед посещением страны или общением с иностранцами в своей стране ознакомиться с опытом тех, кто там побывал или имел возможность узнать о них каким-то другим образом В силу этого в рамках данной работы автору представляется возможным включить свои личные впечатления об Англии и англичанах


Вестминстерский собор в Лондоне (1895 - 1903) - главный римско-католический храм Великобритании

Как в стародавние времена, так и сейчас, знакомство с новой страной начинается для каждого, как правило, с ее пейзажа, сверху, при бреющем полете самолета, из окна поезда, автобуса, автомобиля, позднее, прогуливаясь пешком, мы постигаем не просто «среду обитания», но в определенной степени и характер народа. Пейзаж страны может многое поведать о национальном характере ее обитателей.

Английская природа родственна английскому характеру сдержанность, умеренность, отсутствие резких граней между дикой и окультуренной природой - вот главная примета ее. Сельский и городской пейзаж - своеобразное лицо страны. Английский консерватизм и уважение к традиции сказываются и здесь. Англичане не любят многоэтажных домов. Невысокие, в два-три этажа, они вытягиваются вдоль улиц, в небольших го-

родах незаметно переходя один в другой. Фасады большинства из них относятся к эпохе королевы Виктории. В силу своего консерватизма англичане предпочитают не ломать старые дома и строить новые, а реставрировать их, подводя к ним коммуникации. Иногда в Лондоне можно видеть дом, весь опоясанный трубами, покрашенными в разные цвета (это коммуникации - газ, отопление...), внутри же все остается, как было в старые времена.

Даже в больших городах, не считая столицы, преобладают двухэтажные дома, как правило, на две семьи или изолированные. С раздражением показывали мне в Шеффилде угрюмые коробки многоэтажных строений в стороне от основной части города, которые действительно нарушили целостность и красоту традиционного пейзажа, испортив внешний вид города, шестого по населению в стране, очень уютного, зеленого (промышленная часть находится за пределами основной постройки городского массива). Есть в городах и трущобы, и кварталы, заселенные рабочими, многоквартирные дома, напоминающие наши довоенные, но они, как правило, мало доступны глазу туриста. Примечательная черта, бывшая частью английской архитектуры еще два десятилетия назад, - экзотическая окраска стен в виде причудливых черных разводов на светлом фоне, встречается теперь значительно реже. Это результат знаменитых лондонских туманов и дыма, образовывавшегося от сгорания каменного угля, которым теперь топить запрещено. Фасады старинных зданий чистят к неудовольствию туристов и радости англичан. Туманы тоже почему-то случаются нечасто, и они не такие густые, как в романах Диккенса и Голсуорси. Что-то типично английское в нашем представлении ушло с исчезновением специфической окраски английских городов.

Сельский пейзаж Англии - зеленые холмы, кое-где перегороженные живой изгородью. Изредка можно увидеть овец. 06-

щее впечатление ухоженности без вмешательства человека. Безлюдье. Загородная Англия похожа на парк, а городские парки похожи на загородную Англию: те же зеленые просторы со знаменитой травой, которая не замерзает зимой; по ней разрешается бегать, ходить, можно лежать. Англичане шутят, что от этого она становится только лучше. Те же, что и за городом, вековые дубы. Много прудов, озер. Незабываемое впечатление, когда в одном из парков в центре Лондона неожиданно открывается спокойная гладь озера на привычном зеленом фоне с медленно движущимися по ней яхтами с алыми парусами.

Прекрасный, мягкий климат, облагороженный Гольфстримом. Небо высоко над головой, даже в плохую погоду. Часты перемены: страшный ливень сменяется ярким солнцем, которое, как правило, не бывает здесь изнуряюще жарким. Мороз свыше четырех градусов и снег на улицах - стихийное бедствие. Богатая и разнообразная растительность. Промышленные города напоминают наши южные. Англичане увлекаются цветоводством и садоводством, климат тому благоприятствует.

Великолепны дороги, вечером хорошо освещенные, но не фонариками, а подсветами снизу, загорающимися от фар, что создает особый колорит. Кроме скоростных дорог «motorway», которых в Англии много, есть и сельские, тоже ухоженные. На фоне зеленых лужаек мило смотрятся аккуратные домики с двумя традиционными лупинусами - розовым и лиловым почти у каждого. Особенно красива Англия в мае, этом единственном здесь летнем месяце.

Частью среды обитания в наше время стал такой элемент обыденной жизни, как уличное движение, которое может служить своеобразной характеристикой национального характера. В Англии в нем нашли отражение такие качества англичан, как законопослушание и рыцарское отношение к другой личности. Регулировщиков нет, полицейских не видно, водители уважают

пешеходов и друг друга. Они начинают тормозить (при отсутствии светофора) в нескольких метрах от перехода, если видят, что пешеход хочет пересечь проезжую часть. Если кто-то из водителей попал на специально выделенную для общественного транспорта полосу, при необходимости ему помогут освободить ее для автобуса немедленно. Водителям не нужно искать поворота: если кто-то собирается повернуть, другие водители создадут ему условия для этого в любом месте. Нередки сценки где- нибудь в узком месте, когда две машины уступают друг другу дорогу, напоминая Манилова и Чичикова в дверях, поскольку каждый из водителей убежден, что, уступая дорогу, он проявляет свое достоинство, возвышает себя как личность.

На улицах обнаруживается, хотя бы частично, и отношение народа к общению. Не слышно шума на английских улицах, в транспорте, толпе. Англичане мало разговаривают друг с другом. Это свойство «берложной нации» и следствие индивидуализма, о котором нельзя забывать при общении с обитателями островов: человек, который много говорит, вызывает у них недоверие.

В общежитии Шеффилдского университета можно было просидеть несколько часов в окружении пятнадцати преподавателей и не услышать ни одного слова. Самый увлекательный футбольный матч, передаваемый по телевидению, не вызывал у них внешних эмоций и желания обменяться замечаниями. Молчание это не тягостное, но трудное для тех, кто любит поговорить. Диктуется оно обостренной боязнью вторгнуться в чужой мир, помешать, навязать что-то. Иное дело - стадион, место специально предназначенное для спортивных зрелищ и выплеска эмоций. Здесь законопослушные англичане могут позволить себе даже более того, что дозволено. Таково их понимание свободы.

Англичане приветливы. Непременное «хэллоу», напоминающее наше деревенское «здравствуйте», обязательно, если вы входите куда-нибудь. Это помогает при необходимости начать

диалог, обратиться с просьбой или вместе помолчать, проявив взаимное уважение. Англичан характеризует участливость, дружелюбность. Они откликаются на любую просьбу, не забудут о ней, если не смогут выполнить ее сразу. Но при этом всегда сохраняют дистанцию, уважая свой собственный покой и душевную неприкосновенность другого (вспомним об особенностях островной психологии). Соседи, живущие двадцать лет в одном коттедже, как правило, не переступают порога друг друга, а их дети свято соблюдают невидимые границы общей лужайки. При случае они приветливо общаются друг с другом, но сохраняют расстояние, исключающее обиды и ссоры. Это вытекает из представлений о личной свободе, но неизбежно ведет к одиночеству.

Англичане начисто лишены стадного чувства, не стремятся никогда что-либо делать «за компанию». Если они объединяются, то, как правило, преследуют какую-то цель или выгоду, чаще всего материальную. При этом обращает на себя внимание организованность англичан, их умение действовать согласованно в сложных обстоятельствах без лишних обсуждений и предварительных договоренностей и сопутствующих эмоций. Один пример. Мне пришлось наблюдать щеффилдцев во время «стихийного бедствия». Выпал снег, типичный для нашего климата, но необычайно обильный для Англии. Осложнилось уличное движение, не ходили автобусы. В центре города чистили снег вручную. На углу нерасчищенных улиц стоял человек (не полицейский) и объяснял водителям, по каким улицам можно проехать. Там, где проезд был, люди и машины двигались между сугробами по узкой колее. Пешеходы уступали дорогу машине, и каждый раз преподаватель университета притормаживал, открывал окно и кричал посторонившимся «спасибо». В центре города, когда его машина забуксовала на горке, несколько человек сразу бросились помогать, без всяких просьб и каких-либо комментариев. Вечером в общежитии не было обеда (работники кухни не

смогли добраться на работу), но мои коллеги-преподаватели так быстро и дружно накрыли на стол, что я не успела опомниться. Потом также быстро убрали (я уже приняла участие). И все это без единого слова, обсуждений - кому что делать.

Определенную роль в таком стиле поведения играет природный темперамент англичан, умеющих сохранять хладнокровие в любых обстоятельствах. Но главное влияние оказывает, по-видимому, все тот же рыцарский кодекс чести, один из постулатов которого покоится на утверждении: уважая другого - возвышаешь себя, оказывая услугу - укрепляешь свое личное достоинство. Из уважения к другой личности вытекает уважение к чужой собственности, подкрепленное традиционным за- конопослушанием.

Табличка «private» (собственный) действует аналогично нашему «вход категорически запрещен». Эту табличку можно встретить всюду: на двери комнаты преподавателей в общежитии, на берегу реки, на двух заборах, расположенных в метре друг от друга, отделяющих лес, принадлежащий разным хозяевам, и т. д. В Гайд- парке, поблизости от Трафальгарской площади, в центре столицы, можно видеть вросшие в землю, крошечные домики с малюсенькими палисадниками. Под охраной традиционной таблички они стоят здесь, возможно, не одно столетие.

Собственность - краеугольный камень английской жизни. Ее влияние не ограничивается материальной сферой, а во многом определяет духовное состояние общества, что было отмечено Герценым, считавшим, что в Англии «...вся нравственность свелась на то, что неимущий должен всеми средствами изобретать, а имущий - хранить и увеличивать свою собственность»7. Исконное неприятие англичанами всего резкого, неординарного обусловило нацеленность на некий средний уровень воспитания и образования, в основании которых заложен практицизм, привитый британцам далекими саксонскими предками и «отя-

гощенный лавочной номенклатурой», как определил мещанство XIX века Герцен.

Установка на средний уровень, «посредственность», по выражению Герцена, тоже национальная традиция: «...все идет к посредственности, лица теряются в толпе...», ненавидящей «все резкое, самобытное, выступающее; она проводит над всем общий уровень... Сборная посредственность, как топкое болото, подминает, с одной стороны, все желающее - вынырнуть, а с другой - предупреждает беспорядок эксцентричных личностей воспитанием новых поколений в такую же вялую посредственность»8. Судя по всему, Герцен не вкладывал в слово «посредственность» того отрицательно-уничижительного смысла, который оно приобрело сейчас. Как во времена Герцена, так и в наши дни англичане сильны в какой-то области, своей узкой специальности, от которой зависит их материальное положение. Во всем остальном осведомлены мало, и, что особенно примечательно, они не стесняются оказаться несведущими. Более того, они сознательно ориентированы на материально-практические задачи и усредненные установкой навыки. Избегая экстраординарного и выдающегося, англичане в то же время уделяют большое внимание внешней воспитанности, уменью держаться в обществе, на службе, то есть и здесь действуют писаные и неписаные правила, регламентирующие поведение.

В этот комплекс воспитания входит навык выступать перед большой аудиторией, что является обязательным, особенно для власть имущих. С этой целью в школах осуществляется целая система мероприятий. В вузах, особенно на гуманитарных факультетах и политических отделениях, чтобы развить эти способности, проводятся тематические конференции, диспуты, когда студенты, разделившись на две половины, ищут аргументы в защиту противоположных точек зрения, независимо от сути вопроса обсуждения. Главное - четко излагать, убедительно гово-

рить, держаться свободно, с достоинством. На педагогических факультетах используется монитор, чтобы будущие педагоги могли видеть себя со стороны. Практический подход к внешнему оформлению любой ситуации весьма важен для англичан. Так, у выпускников привилегированных частных школ («public school») воспитывается специфическое произношение, которое помогает им без помощи галстуков или других атрибутов устанавливать сословную принадлежность друг друга.

В системе английского воспитания значительное место отводится спорту, что соответствует культу здоровья англичан. Национальный характер проявляется и в этой сфере, индивидуализм сказывается в выборе видов спорта англичанами: преобладают индивидуальные (исключение - футбол) - теннис, бадминтон, гольф, крикет. Крикет остается национальным символом, знаком сословной принадлежности. Футбол пользуется популярностью у болельщиков и является частью местного патриотизма, в основном городского. Поведение английских футбольных «фанатов», удивляющее мир агрессивностью, якобы не свойственной англичанам, служит подтверждением полярности, то есть сочетания противоположных черт, что присуще всем национальным характерам. В этой ситуации типично английским является выбор места - стадион и выбор времени - футбольный матч, отражающие склонность британцев к регламентации даже эмоциональных всплесков.

Детей приобщают к спорту рано, с двух-трех лет предоставляется возможность бесплатно плавать в бассейне, посещать гимнастический зал. Кроме школьных занятий физкультурой, где общеобразовательные предметы чередуются со спортивными и проводятся на воздухе, как правило, возможно посещение спортивных секций. Некоторые из них, например, фигурное катание на искусственном льду, - платные. В обеспеченных кругах популярен конный спорт (для детей и взрослых).

Английские дети очень самостоятельны. Как только ребенок в состоянии взять в руки ложку, он ест сам. Голод по традиции тоже средство воспитания. По убеждению англичан, он закаляет характер. Детей не поучают, не дергают поминутно, разрешают возиться в лужах. Указания дают не более двух раз, если ребенок не подчиняется, что очень редко, его оставляют в покое.

Дистанция между родителями и детьми соблюдается столь же тщательно, как и в отношениях взрослых. Не принято разным поколениям жить под одной крышей, не принято учиться в том же городе, где живут родители. Не принято принимать от родителей материальную помощь. Следствие всего этого - отсутствие родственной близости.

Душевная пустота заполняется животными. Культ животных почти не имеет параллелей. Собаки, как правило, комнатные, дороги. В домах преобладают кошки, причем черные (считается, что именно черные приносят счастье). Забота о животных трогательная. Кошачье кладбище существует в Лондоне с XVIII века, о нем мало кто знает из приезжих. Обитатели маленького домика, расположенного рядом, выполняют функции сторожей, охотно разрешают посмотреть небольшие каменные надгробья с надписью: «Дорогому Джинджеру», «Незабвенной Блэкки» и т. д.

Отношение к гостям хозяев нередко определяется тем, как их воспринимают домашние животные. В книге В. Овчинникова приводится такой случай: представитель какой-то японской фирмы не мог понять, почему к нему изменилось отношение англичан. Оказалось, что однажды, чтобы сесть, он согнал дремавшую в кресле кошку на пол. Это все, конечно, относится к разряду «мелочей», но в этих «мелочах» национальный характер проявляется столь же отчетливо, как и в «сквозных элементах». Нежность и заботливость в отношении к животным соседствуют в английском обществе с жестокостью к детям, о чем время от времени сообщают средства массовой информации.

Как ни прискорбно, но это тоже, по-видимому, национальная черта, вполне соответствующая полярной, двухполюсной, организации нашего мира. Вспомним Диккенса или чучело женщины в подвале музея мадам Тюссо: для получения пособия она забирала детей из приюта, а потом их убивала. Возможно, все та же изолированность англичан друг от друга, их невмешательство в чужую жизнь способствовали тому, что она проделала это десятки раз прежде, чем была разоблачена и удостоена страшной чести находиться среди восковых монстров. Этот символ зла в восковом воплощении демонстрирует отношение англичан к своему прошлому. Они хранят память не только о великом и добром, но и о темном и злом, что должно служить предостережением для потомков.

Бережное отношение к истории, старине - тоже национальная черта англичан. В сочетании с традиционным практицизмом ее можно наблюдать в старинных замках, памятниках средневековой культуры, полных всяких сокровищ.

Нигде не увидишь столько памятников, как в Лондоне. Кроме общеизвестных, являющихся гордостью национального искусства прошлого, на улицах можно видеть знаменитые скульптуры Генри Мура, выдающегося скульптора XX века. Украшают улицы и работы, не представляющие эстетической ценности. Это может быть небольшая доска или камень с перечнем погибших в одной из битв в какой-то бывшей английской колонии. За ними заботливо ухаживают.

Почитание традиций проявляется в уважении к королевской семье и национальной аристократии. Многие писаные и неписаные, но строго выполняемые правила основаны на подражании аристократии. Так, не принято привлекать внимание к основному занятию людей, которое, как говорится, дает кусок хлеба. В почете всякого рода увлечения - «хобби». Все что-то собирают, коллекционируют: от традиционных марок и почто-

вых конвертов до старинных приспособлений для сбора волос, используемых в прошлом для париков и шиньонов.

Практицизм англичан проник и в эту сферу, некоторые «увлечения» приносят доход, и немалый. Иллюстрацией тому может служить передвижная ярмарка с демонстрацией английских художественных промыслов. В присутствии посетителей изготавливаются самые разнообразные изделия - от каминных досок до посуды и ювелирных украшений из керамики, кроятся сумки из натуральной кожи, отливаются маленькие колокола по старинным формам, плетутся из соломы предметы, большие и маленькие: от абажура и стульев до изящных серег. Раньше эти промыслы были уделом ремесленников. В последние десятилетия они привлекли внимание интеллигенции. Оказалось, что почти все мастера этой ярмарки - выпускники «public school» (выдало произношение), преподаватели университетов и колледжей. Для них это источник дохода, своего рода подспорье в ненадежном положении из-за постоянной угрозы безработицы. Промыслы изучали специально, для чего отправлялись в отдаленные районы страны.

Английский практицизм неистощим, и элита, когда-то свысока относившаяся к ремесленникам, занялась их делом. Материальные устремления облагорожены желанием не дать уйти в небытие промыслам, составляющим гордость народа.

Приверженность к прошлому находит воплощение не только в атрибутах внешнего плана, она является неотъемлемой частью психологии англичан. Примером может служить их отношение к иностранцам, являющимся для большинства из них существами другого порядка, причем низшего (вспомним Карамзина и Герцена). По их убеждению, иностранец может быть «британцем», но «англичанином» - никогда. Отсюда, возможно, их нежелание учить иностранные языки, если только это не является предметом узкой специальности. Кор-

ни этого явления - в островной психологии, отягченной колониальными издержками. С крушением английской империи, вступлением в Европейское экономическое сообщество в психологии англичан в последние десятилетия XX века произошли значительные перемены, но, как известно, предрассудки живучи. Англичанам пришлось смириться с тем, что их страна - одна из многих в Европе, а не владычица морей и повелительница континентов.

Кстати, слово «континентальный», одно из традиционных английских, содержит в себе противопоставление британского европейскому. В 70-е годы оно получило новое наполнение. Если раньше считалось, что все «континентальное» хуже английского, то настало время, когда англичане вынуждены были признать, что во многих направлениях другие страны Европы их опередили. Изменения в психологии англичан, безусловно, произошли, но не стоит их преувеличивать. Нельзя сбрасывать со счетов то, что формировалось веками и стало частью национального характера. Область человеческой жизни, связанная с психологией, менее всего подвержена изменениям, тем более у англичан, отличающихся своим консерватизмом.

Они консервативны во всем, в том числе в национальной кухне и следовании твердому распорядку дня. Уже говорилось, как важна национальная кухня для понимания национального характера, поскольку она вбирает в себя вековой опыт народа, связанный с природными условиями, климатом, влиянием контактов-конфликтов, торговли. Английская кухня отражает характер своего народа, ей свойственна простота, умеренность, как правило, быстрота приготовления, консервативность в выборе блюд. Многое известно нам из художественной литературы и кинофильмов.

Согласно традиции регламентируется и время приема пищи: время завтрака обычно зависит от начала рабочего дня, а вот

ланч традиционен: с часу до двух, обед, как правило, вечером - от семи до восьми. Слово «ужин» практически не используется. В субботу и воскресенье обед раньше обычного, вечером - поздний чай (late tea).

Традиционная овсяная каша все чаще заменяется всякого рода хлопьями с горячим молоком. Утром кофе с молоком, вечером чай с молоком, очень крепкий, заваренный по старинному рецепту - по ложке на чашку и одной ложке - для чайника. Крепкий кофе не очень принят у англичан. Особенно гордятся они своим пудингом. Это десерт и подается в конце обеда, как правило, одновременно с сыром. Англичан возмущает, что в наших учебниках английского и русского языка пудинг едят на завтрак. То, что у нас называют пудингом (запеканка из манной каши с вареньем) пришло к нам, по-видимому, из Германии и имеет лишь общее название с английским пудингом, представляющим собой что-то вроде многослойного торта, содержащего песочное тесто с вариациями из фруктов, желе и взбитых сливок.

Распорядок дня незыблем для англичан. Не дай вам Бог предложить англичанину что-то сделать в неурочное время или явиться не в назначенный час. Считается нормальным прийти в гости на пятнадцать минут раньше, чем вас приглашали, опаздывать неучтиво. На дверях магазинов, мастерских, кафе, ресторанов нет необходимости указывать время работы, поскольку и здесь действуют неписаные правила. Рассказывают, что во время Второй мировой войны удалось задержать шпионов, вызвавших подозрение неурочным приходом куда-то. Если это легенда, то почва для ее возникновения есть.

Эти элементы быта относятся к разряду обозначенных нами «мелочей», которые нередко оказываются столь важными для иностранца в чужой стране. Необходимо отметить, что англичане придают большое значение «мелочам» разного рода как в своей собственной жизни, так и при общении с иностранцами. Для

них атрибуты внешнего поведения весьма важны и при некоторых обстоятельствах могут оказаться решающими.

Английский национальный характер - результат многовекового творчества, вобравшего в себя характеры древних обитателей и многочисленных пришельцев, осевших на острове, испытавших влияние местных природных условий, прежде всего островного положения, и разнообразных исторических коллизий, способствовавших формированию материальной основы, духовных устремлений и жизненных установлений английского народа. В ходе исторического развития возникли такие черты английского характера, как законопослушание и осознание собственных прав, индивидуализм, консерватизм, которые можно отнести к так называемым «сквозным элементам», обусловившим появление множества других черт, производных от главных. В реальной жизни они представляют собой единый сплав и нередко находят воплощение в нагромождении тех самых «мелочей», которыми насыщена повседневность. Если главные свойства, выступающие на стратегическом уровне, создают фон для общения, второстепенные черты определяют тактику поведения, то мелочи нередко при общении приобретают существенный характер, особенно, когда дело имеешь с англичанами, независимо от того - находишься на их территории или своей.

<< | >>
Источник: Л.C. Кустова. Тайна национального характера. 2003

Еще по теме Глава V Специфика национального развития Великобритании:

  1. § 1. Роль судов в развитии современной правовой системы Великобритании
  2. Фабрикант Маргарита Сауловна Специфика и роль трансформаций национальной идентичности в современной белорусской культуре
  3. Глава 3 ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ
  4. МЕЖДУ «ЗАПАДНИЧЕСТВОМ» И НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТЬЮ: СПЕЦИФИКА РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КОНЦЕПТА «ПУСТОТА» В ПРОЗЕ Х. МУРАКАМИ
  5. ГЛАВА IV Системно-комплексный подход в формировании концепции развития народов й их национальных характеров
  6. Книга Анна Владимировна. Денотативная общность и национальная специфика семантики слова (на материале наименований явлений природы в русском и английском языках), 2015
  7. Глава 2. Особенности судебного правотворчества в странах англосаксонского права (на примере Великобритании)
  8. СПЕЦИФИКА И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ СИТУАЦИИ В РОССИЙСКИХ СМИ
  9. Специфика региональных активов, местные системы власти и экономическое развитие
  10. Глава 6. Специфика форм психологической войны.