<<
>>

ТАМГА. ЭН

Слово «тамга», бытующее в ногайском языке, восходит к древнетюркскому слову «тамгъа» и обозначает «печать», «отпечаток» [ДТС. С. 530]. Этот термин распространился и среди современных не тюркских соседей ногайцев на Кавказе (кабард.

«дамыгъэ», адыг, «тамыгъа», абаз, «дамыгъа», абхаз, «адамыг»). Также «слово «тамга» употребляется и в русской литературе наряду с «тавро», имеющем то же значение» [Лавров, 1978. С. 91]. У многих

народов Средней Азии и Казахстана слово «тамга» используется без изменения.

Р и с. 3. Родовая тамга Атуовых (фото Р. Атуова)

В прошлом почти все народы Средней Азии и Казахстана, некоторые народы Кавказа, с которыми ногайцы имеют культурное взаимодействие, имели родовые и племенные знаки, отражающие их сложное происхождение, хозяйственный быт и уклад жизни. Клеймо было родовым, племенным, общинным, иногда личным (рис. 3).

Родоплеменные тамги, предназначенные для определенной общины, были издавна известны почти всем скотоводческим народам, в том числе и предкам ногайцев. В енисейских надписях конца I тыс. они фигурируют как клейма для скота у древних тюрок [Малов, 1952. С. 49, 73-74]. Махмуд Кашгарский в XI в. о тамгах огузских племен писал, что они служат для клеймения скота и лошадей и по ним «каждый род узнает свою скотину и лошадей» [Бартольд, 1966. С. 332].

Но в то же время есть отождествление термина «тамга» со «знаменем». Термины «знамя», «знамение» появились в русском приказном делопроизводстве задолго до знакомства с сибирскими тамгами и употреблялись для обозначения любого знака в самом разнообразном применении. Они встречались очень часто. Из близких к ним по смыслу терминов употреблялись: «тамга» (название различных знаков, бытовавших у тюркских народов), «пятно» (русское название знака собственности), «клеймо» (позднейший вариант «пятна»). «Пятно» и «клеймо» во многих источниках заменяли термином «тавро» [Симченко, 1965.

С. 3].

У предков ногайцев (древних тюрков) была специальная должность тамгачы (в ногайском произношении «тамгашы»). Орхон- ские надписи указывают на бытование должности «хранителя печати». По-видимому, у древних тюрков, как у западных монголов, в эпоху Чингисхана была только одна «культурная должность» (если можно так сказать) - должность «хранителя печати»

(тамгач), которому придается исключительно эпитет бильге - «мудрый» [Бартольд, 1968. С. 244].

С тамгой связаны некоторые другие вопросы, касающиеся жизни предков ногайцев, вобравших в свой состав представителей многих племен и родов. Считается, что некоторые термины тюркского происхождения перешли в монгольский язык из уйгурского, когда «Темучип в стране найманов нашел уйгурского «хранителя печати» (по-тюркски тамхачи, от слова «печать»), который познакомил его с употреблением печати и вообще с началом письменного делопроизводства; обо всем этом Темучин до тех пор не имел понятия» [Бартольд, 1968. С. 359]. Изучая внутреннее устройство улуса Джучи, И. Березин заметил, что «обращаясь к самому значению слова «тамга», мы должны заключить, что это было клеймо, налагавшееся на что-нибудь» [Березин, 1869. С. 474], а Н. Аристов считает, что «...значение слова «тамга» указывает на чрезвычайную древность употребления тамг, па времена, когда личной и семейной собственности не существовало, а была только собственность родовая, и сознавалась необходимость в очевидном и прочном признаке принадлежности скота только известному роду» [Аристов, 1894. С. 410].

Есть также мнение относительно таврения скота у горцев Северного Кавказа. Например, Б. А. Калоев считает, что «традиция таврения уходит у горцев в раннесредневековый период и перекликается с традицией сарматов и алан Северного Причерноморья. Многочисленные публикации северокавказских тамг позволяют сделать вывод, что многие совершенно аналогичны тамгам сарматов Причерноморья, датируемым I—IV вв. н. э.

  1. И. Соломник и В. С. Драчу к считают, что сарматы, передвигаясь с запада на восток, принесли эти знаки на Северный Кавказ» [Калоев, 1993.
    С. 84].

Трудно отдать предпочтение трактовке, что традиция таврения скота возникла на Северном Кавказе благодаря сармато-аланской традиции. Поэтому Б. А. Калоев правомерно ставит вопрос: «...если появление этих знаков связано с сармато-аланами, то почему они повсюду имеют тюркские наименования - тамга и тавро, причем последнее - только у русских?». И тем более 3. И. Соло- моник полагает, что термин «тавро», возникший, по ее словам, в

Северном Причерноморье, «был заимствован из греческого языка (от таврос - бык)» [Цит. по: Калоев, 1993. С. 84].

Ногайские тамги - свидетели древних этногенетических связей народа - используются издревле в виде тавра, что было отмечено В. В. Бартольдом. До настоящего времени в народе ими метят лошадей и крупный рогатый скот, их вырезают на деревянной утвари, вытесывают на каменных могильных памятниках, а также наносят на военное снаряжение и вооружение, мастера ставят собственные родовые клейма на свои изделия.

Исследуя названия животных в тюркских языках, известный тюрколог А. М. Щербак отметил особенность таврения у ногайцев: «Ногайские тамга басар, тамга салган, тамга баскам - лошадь до двух лет» (лошадь, которую клеймили)» [Щербак, 1961. С. 158]. В источниках о ногайцах не подтверждается мнение, что рабов у них таврили, как было у некоторых народов. У ногайцев существует поговорка: «Тамагынъга болып, тамганъды йойтпа» («Из-за пищи не теряй свою тамгу»), таким образом, тамга была священна.

Есть свидетельства и иного рода. Ногайские орды делились «...на известное число байраков, то есть более или менее значительных, но неравномерных по количествам людей, боевых частей или дружин. Все знамена этих дружин одинаковой формы и носят на себе знак важнейшей фамилии» [Пейсонель, 1927. С. 15].

Особенность наличия тамги на знаменах отмечают современные исследователи. «Пожалуй, ни на одном предмете тамга так немногозначительна, как на стягах, а позже знаменах. Поскольку слова «тамга», «байрак», «санджак» являются терминами тюркскими, следует полагать, что и в его символе у горцев Северного Кавказа, в частности у адыгов, они носили ту же политико-сословную функцию, что у крымцев, турок и ногайцев» [Яхтанигов, 1993.

С. 57]. Добавим и то, что к свадебной юрте (отав) у ногайцев прикреплялся отдельный флаг с родовым знаком.

Ногайские тамги привлекали внимание многих исследователей [Костенков, 1868; Семенов, 1895; Фелицын, 1889; Пашин, 1912; Небольсин, 1851; Аристов, 1894; Трофимова, 1949; Баскаков, 1940; Джанибеков, 1935; Костанянц, 1909]. Отдельную статью тамгам народов Кавказа посвятил известный кавказовед

JI. И. Лавров. Данные о тамгах ногайцев имеются и в работах X. X. Биджиева (1993), X. Яхтанигова (1993). Есть данные о ногайских тамгах у зарубежных (1978) исследователей: Г. Сули- теану, Энвера Мамута, Умара Мустафы. Однако до сих пор все ногайские тамги не сведены в одной работе, не дана и характеристика у отдельных групп ногайцев. Вместе с тем ногайские тамги и тамги народов Средней Азии и Казахстана образовывают особую группу, графически отличную от собственно кавказских. Поэтому при исследовании кавказских тамг Л. И. Лавров с присущей ему скрупулезностью привлек для сопоставления с кавказскими хотя и неполный ногайский материал, но при этом выявил идентичность, а во многих случаях происхождение от ногайских, например, «...азербайджанские больше похожи на ногайские, нежели на горские» [Лавров, 1978. С. 107].

Вполне правы Дж. Н. Коков и Л. Дж. Кокова, когда пишут, что «живые этнокультурные и экономические связи между народами Северного Кавказа па протяжении многих веков привели к образованию общих родовых знаков и фамилий из разных национальностей» [Коков, 1993. С. 148].

На основе анализа и сопоставлений Л. И. Лавров сделал любопытный вывод: «Нетрудно заметить, что многие кавказские тамги абсолютно или в значительной степени похожи на ногайские и крымские. Некоторые из обладателей подобных тамг действительно происходили от ногайцев или татар (абазины Хачуковы, адыгейские хапуки Султан-Гирей и др.). Среди кавказских тамг, совпадающих по форме с ногайскими и крымскими, есть немало аналогичных среднеазиатским. Тамги абхазцев Гуниа, абазин Кишаевых и Шовгеновых, а также кабардинцев Нахужевых аналогичны и знакам орхоно-енисейской письменности.

Большая часть этих совпадений могла появиться в результате многовековых контактов кавказского населения с ногайцами, а также с народами Крыма, Передней и Средней Азии» [Лавров, 1978. С. 108].

Относительно высказывания Л. И. Лаврова о крымских тамгах заметим, что «родиной тамг в Крыму является степная часть полуострова, которая была населена прибывшими из Средней Азии татарами-ногайцами» [Акчокраклы, 1927. С. 32].

Автор главы «Хозяйство» И. X. Калмыков в монографии «Ногайцы» использовал материал по тамгам ногайцев, но допустил досадную ошибку, сказав: «По данным фольклора, ногайцы имели 40 родоплеменных знаков. Однако в дореволюционной литературе опубликовано только двадцать таких тамг» [Калмыков, 1988. С. 70]. И. X. Калмыков, видимо, не использовал работы П. Пашина, Е. Д. Фелицына, П. Небольсина и других, не говоря уже о полевых материалах и архивных источниках, где их представлено гораздо больше.

Вводимые в оборот сведения по тамгам, собиравшиеся на протяжении более двадцати лет как в различных архивных источниках, в специальной литературе, так и на кладбищах, в хозяйственном быту, в местах расселений ногайцев, думается, восполнят имеющийся пробел.

Собранный нами материал свидетельствует, что ногайские тамги наносились на скот, определяя тем самым принадлежность его к определенному роду или племени. Так, 85-летний кузнец Иса Кумратов из а. Кызыл-Тогай вспоминал, что он изготавливал из железа тамгу фамилии Кумуковых следующей формы: 1ІГ, и она наносилась на лошадей, а па крупный рогатый скот наносилась лишь ее часть [Кумратов, 1974]. Некоторые же тамги наносились на животных, а другие - па надмогильные камни (рис. 4, 5). Например, современные представители фамилии Уракчиевых имеют две тамги: одну tfll - для таврения скота, а другую 5 - для нанесения на надмогильные камни. В связи с этой традицией есть наблюдение В. В. Бартольда: «Что касается ханской печати, то исторические известия показывают, что она была двух родов, для обозначения которых употреблялись тюркские термины «ап тамга» (алая печать) и «кок тамга» (синяя печать)» [Бартольд, 1963.

С. 453]. Но это, может быть, связано и с другой традицией, когда в среде верхушки ногайского народа тамга использовалась в качестве печати главы определенного рода или племени, ибо при этом различали цвет наносимой печати, что зависело от важности подписываемого документа - на первом месте стояла печать алого цвета.

Тамга была показателем принадлежности к определенному роду и племени. «Ногайцы живут на строгих родовых или

Рис. 4. Надмогильный камень (басказык) в а. Икон-Халк (Россия). 1986 г. (фото Ю. Матакаева)

Р и с. 5. Надмогильный камень (басказык) в г. Кония (Турция). 1998 г. (фото Р. Керейтова)

фамильных началах. Каждое ногайское общество составляется из нескольких более или менее крупных родов, управляемых на строгих патриархальных началах. Родовой начальник является владыкою и повелителем рода. Каждая фамилия имеет свои исторические предания и свой особый знак» [Ковалевский, 1914. С. 175, 177]. Тамга переходила от поколения к поколению. Нередко об этом потомки говорили с гордостью. Один из потомком известного ногайского мурзы Юсупа - российский князі» II. Ь. Юсупов - в 1867 г. писал: «Род князей Юсуповых ведет свое начало от Юсуфа, могущественного владетельного князя Ногайской Орды, отца казанской царицы Сююнбе- ки... Юсуф был прямой потомок знаменитого Эдигея мангита Тамерланова полководца, ордынского вождя и князя» [Юсупов, 1867. С. 11].

До настоящего времени ногайские тамги сохранились благодаря высеканию их на надмогильных камнях и таврению домашних животных, особенно лошадей. Таврение лошадей корнями уходит в далекую древность, когда «таврение лошадей тамгами было известно и в Танском Китае. Оно производилось по нескольким признакам: породе лошадей, ее росту, рабочим качествам, по принадлежности к государственным учреждениям или частным лицам. Семейная собственность осознается как родовая, показателем власти над основным видом их имущества (лошадьми, быками, баранами) было таврение родовыми тамгами» [Зуев, 1960. С. 97]. В архивном документе 1823 г., характеризующем аул и семыо князя Науруза У ракова, отмечается, что тавро-тамгу здесь ставили на левой лопатке, на правой ляжке лошадей [РГВИА. Ф. 13454. Оп. 2. Ед. хр. 32. Л. 63-66].

Ногайские тамги разнообразны. Их обилие подсказывает, что в них есть знаки, отражающие различные небесные светила, предметы быта, а также буквы щевнетюркского рунического алфавита. Например: тамги О, 0gt;              ©gt;              *?’ 9 отРажают

солнце, а ай-тамга V (тамга полумесяца), шомиш-тамга (ковш), эргенек-тамга ZC (плетень) - предметы быта. Тамга ашамайлы обозначает верблюжье седло, одновременно указывая на кочевой быт ногайцев и жизнь их в условиях песчаной пустыни. Сопоставление тамг ¦Iі, h У, У т выявляет в них связь

131

с руническими буквами [Малов, 1951. С. 17]. Разумеется, такие сопоставления не все бесспорны, но идентичность знаков позволяет так рассуждать. Добавим и то, что «тавро когда- то служило не только знаком, но и гербом или знаменем рода» [Джанибеков, 1935. JI. 7]. В составленной А.-Х. Ш. Джанибеко- вым таблице тамг автор выявил отдельные знаки, которые были связаны со скотоводством, охотой, кузнечным ремеслом, земледелием, шитьем и рукоделием, ремеслом вообще и военным делом.

Надмогильные камни на кладбищах - свидетели бытования у ногайцев обычая высекания на них родового или племенного знака. Наблюдения свидетельствуют, что было традиционно точное место высекания тамги на камнях. Они высекались и высекаются на верху камня и в большинстве на правой стороне. Думается, что это реликт древних традиций тюрков. Ссылаясь на различные источники, в частности на исследование Г. Я. Рамстедта, И. JT. Кызласов пишет: «Однако у тюрок-тугю (как затем и у сменивших их на той же территории уйгуров) строки шли сверху вниз и тамги высекались на вершинах стел» [Кызласов, 1985. С. 60]. Тамги + , 50", 0, зафиксированные нами в апреле 1991 г. на ногайском кладбище, оставленном ног айцами в конце XVIII в. в нынешнем гагаузском селе Джаптай Республики Молдова, также высечены на правой стороне в верхней части надмогильных камней. То есть примеры свидетельствуют, что ногайцы имели традиции высекания тамг на определенном месте надмогильных камней.

Тамги ставили на животных в возрасте одного года весной. Существовали, как сказано и выше, отдельные тамги для лошадей и крупного рогатого скота (рис. 6). Например, у Джемакуловых из а. Икон-Халк для нанесения на крупный рогатый скот и высекания на надмогильных камнях существовала тамга (она используется и поныне) */VL, а для лошадей - Jtі [Джемакулов, 1987]. Аналогичные тамги были у рода Кумуковых из этого же аула, но с некоторыми изменениями: для крупного рогатого скота - W, для лошадей - Жеребят таврили иногда в 6-8-месячном возрасте. Для таврения использовали специально откованный

Р и с. 6. Тамга па спипе коровы (фото Р. Атуова)

железный штамп, имевший форму родовой тамги. Этот штамп переходил от поколения к поколению. Каленую форму тамги прикладывали для прижигания на правую ляжку и левую лопатку жеребенка. На крупный рогатый скот наносили на левую ляжку. Эту процедуру обычно торжественно выполняли специалисты- старейшины в присутствии представителей рода, а после ее завершения для них устраивалось угощение. Тавро торжественно отдавалось старшему в роду, и он хранил его до следующего раза. Старики молили Бога о ниспослании всему живому здоровья, обилия корма.

Помимо нанесения специальных племенных и родовых знаков (тамг) ногайцы для обозначения собственности в животноводстве, как и многие другие народы, использовали и обычай нанесения метки - эн салыу (эн - метка, салыу - нанесение). Метку обычно делали на ушах мелкого и реже крупного рогатого скота, лошадей. По форме это были различных видов вырезы и надрезы

Наличие названий племен и родов у близких ногайцам по этническому составу народов (2002 г.)

Р и с. 7. Метки: а) на ухе жеребенка; б) на лапе утки (фото Р. Атуова)

Путешественники и наблюдатели отмечали, что ногайцы делают родовые надрезы на ушах скота для обозначения собственности. Формы мечения (эн уьлгилер), таким образом, были самыми разными: распространенным среди них был надрез стрелкой (ярка); более сложным считалось отсечение кончика уха и надрез на нем стрелкой - (солак); боковой вырез (каптырма или кез); усеченная форма (шорт); прямой разрез (йырув); круглый вырез (тесик); двойной вырез (сырга); косое отсечение края уха (ойылып кесилген); прямое отсечение (кесе ойылган); двойной прямой разрез (кос йырыу); двойной надрез (кос кесуьв); косой надрез (кыя йырув) (рис. 8).

Р и с. 8. Различные виды меток на ушах животных

Надрез (эн) и формы надреза на ушах имеют древние традиции и встречаются почти у всех тюркских народов. Исследуя обычай надрезания ушей домашних животных у тувинцев, С. И. Вайнштейн, например, пишет: «Крайне любопытно, что такой обычай существовал уже у раннекочевнических племен скифского времени на Алтае, где в Пазырыкских курганах найдены кони с метками, нанесенными теми же приемами (вертикальные и круглые надрезы, а также их сочетания)» [Вайнштейн, 1972. С. 80].

Далее приведена часть ногайских тамг и их названия (рис. 9), а более полный список зафиксированных к настоящему времени тамг дан в нашей книге «Этническая история ногайцев» (1999).

тїїьАльоГН'їїїе

Р и с. 9. Тамги ногайцев [РГВИА. Ф. 13454. Оп. 2. Ед. хр. 32. Л. 63-66]

Н.              Семенов описал ногайские тамги - «эмблематические знаки ногайских фамилий (тавры):

т - тараклы-найман (найманы гребня), w** - килыш-найман (найманы сабли),

X - челек-пайман (найманы кущи),

  • чапханчи (рубящие холодным оружием),

ZZT - уйсунь/усунь (собственное имя племени),

  • аш-майлы (не евшие),
  • - багала-найман (столбовой найман),

) ( - кыпчак (кыпчакцы),

гgt;^1 - курама-кыпчак (сборные кыпчакцы),

^ - уйгур-туур (собственное имя),

^ - чомишлу-ас (тавро разливательной ложки),

ф - дер-гуллу-ас,

  • канглы (собственное имя),
  • иргаклы-канглы, канглы-ай (канглы луны),

JL. - югар (собственное имя), к - хасай уллу (фамилия Хасая), j-J - баята (собственное имя),

~Р - мажар (собственное имя),

ГО - чи-джугут (кровные евреи), аь - казан-кулак (дужка котла),

-ZZL - казан уллу (котловые),

Т - янглы-байлы (вновь разбогатевшие),

У - серкели (покрытые гнидами),

А* - койсу-лу (?),

/ - тарту-уллу-ас (?),

J - буюра-баш - они же Уракъ (курчавоголовый),

// - алаш (собственное имя),

\\ - эргенек (имеющие тавром плетень)» [Семенов, 1895. С. 398-399].

Характеризуя приведенные тамги, Н. Семенов пишет: «По песням ногайцев, всех тавров или знаков фамилий сорок, а так как в настоящей таблице их приведено только двадцать девять, то, следовательно, не достает еще одиннадцать» [Семенов, 1895. С. 398]. В данном случае

Н.              Семенов прав в том, что тамг на самом деле больше, чем он привел; и даже не сорок, как он считает. Помимо этого, Н. Семенов сделал чисто народные бытовые переводы значений терминов. Остановимся на некоторых значениях, которые «лежат наверху»: челек-найман он переводит как «найманы кущи», а на самом деле челек-шелек - это «ведро», да и знак по форме походит на него; аш-майлы перевел как «не евшие», а на самом деле обозначает «верблюжье седло»; уйгур- туур считает собственным именем, а на самом деле это название рода - также как канглы, баята, алаш, чи-джугут. Следовательно, многие переводы Н. Семенова требуют уточнения.

Интересны тамги, собранные и опубликованные С. Д. Фелицыным. Они главным образом отражают тамги привилегированных сословий: /, X — эсеней, Т - найман, "Т" - Мансур,

  • султан Бахты-Герей, Л. - Туганов,

m - найман, Т - Сунжев,              -              Алакай              мансур,

Л.- исчч, - Ахло Туган [Фелицын, 1889].

В данном перечне только эсеней и найман являются этнонимами, Мансур, Туганов, Сунжев - фамилиями мурз, а султан Бахты-Герей - это, как видно из самого названия, знак сословия «султан». К тому же Алакай мансур (Алакай - имя, мансур - принадлежность к роду) впоследствии было принято как фамилия, да и знак              больше              похож              на слово из арабских букв, чем

на тамгу. Аул Алакая Мансурова, называвшийся в народе Алакай аул, иногда Нижне-Мансуровский, в 1929 г. был переименован в Эркип-Халк.

II. Пашин также приводит интересные тамги. Их количество небольшое, но они дополняют уже имеющийся перечень знаков: ГП - кенегес, Т - буркут, ^ - сарай, 11 - кунгур, j - месид, J - карирум, О, /, gt; - канглы [Пашин, 1912. С. 38]. Данные тамги зафиксированы среди ногайцев Северо-Западного Прикаспия и полнее отражают их племенной и родовой состав.

Уже другую родоплеменную группу описал П. Небольсин - это группа ногайцев Нижнего Поволжья. В первую очередь он характеризовал так называемых юртовских ногайцев, живших в окрестностях Астрахани. «Каждый род улусников имел собственную свою тамгу, которая употреблялась вместо клейма, печати или герба. ...Улус Нурадила Урусова состоял из двух родов или колен, поэтому у него было и две тамги:              - чигирь-тамга «маленькое

колесо», другая - V - камши-тамга «конец плети», fj - эргенек- тамга, то есть «решетка», f - шоьмиш-тамга «ковш»,

О - туяк-тамга «копыто»,

ГП - тарак-тамга «гребень».

Далее идщут кундрау ногайцы, или, по-другому, карагаши, которые жили в основном в аулах Сеитовка и Хожетаевка:

Т - шугуш-тамга «молоток»,

  • - баганалы «столб»,

/- илип (автор переводит как «палец», а на самом деле это арабская буква «а» - алиф. - Р. К.),

ГП - тарак «гребень» или ханская тамга,

  • клыш-тамга «сабля»,

\Х* - тойёрмалы-тамга «ковш с кривой ручкой»,

П - юй-тамга «дом»,

Д-дуа-тамга "талисман"» [Небольсин, 1852. С. 61-63, 80-83]. Как видим, в перечне тамг ногайцев Нижнего Поволжья есть интересные факты, уточняющие род занятий ее владельца: чигирь (наверное, поливальщик), камши (наверное, табунщик). Но такое толкование может быть и ошибочным, ибо если пойти по такому пути, то юй-тамгу можно определить как «строитель», клыш-тамгу - как «воин» и т. д. Здесь не помешает осторожность, так как необходимо более детальное исследование. В целом, разумеется, приведенные П. Небольсиным тамги очень интересны.

Подтверждением наличия тамг и уже антропологических особенностей ногайцев Нижнего Поволжья выступает исследование Т. А. Трофимовой, хотя в нем она обошла или просто не успела произвести самостоятельное исследование юртовских ногайцев, т. е. тех, которые и поныне живут в окрестностях Астрахани и о которых писал П. Н. Небольсин. Тем не менее Т. А. Трофимова четко определила родовой состав карагашей, при этом правомерно разделив их на две группы:

«I. Хожетаевская группа (Хожетаевка, Джанай, Пачалык и Малый Арал):

  1. ^ - алтаяк-тамга,
  2. 0 - когус,

з )Н - иргенекле,

  1. ГП - тубетпес,
  2. / - ас, карас, тингес, култас, шоток.

  1. Сеитовская группа (Сеитовка, Ясын-Сакан):
  1. V- найман,
  2. 1“ - найман,
  3. ^ - тоюрмалды, тергенче, джульманбет, утугулэ (выделились из рода тубетпес),
  4. ^| - серкелс,
  5. f - байгопды ажимбет, ток» [Трофимова, 1949. С. 116].

Автор допустил неточности в написании ногайских слов «ир-

генекле», «Ясын-Сакан», «тоюрмалды», «тергенче», которые следовало бы написать: «эргенекли», «Ясын-Соккан», «тоюр- малы», «тергенчи». Но приведенные данные проливают свет на некоторые интересные факты. Считается, что род карас есть только у кубанских ногайцев и название рода здесь бытует как фамилия Карасов. Кроме того, уточняются некоторые факты, приведенные П. Небольсиным сто лет назад, например, эрге- пск, тойырмалы. Кстати, современные ногайцы, проживающие в Астраханской области, сохранили названия родов и тамги. Хаз- рат (духовное лицо) мечети а. Красный Яр Р. Аймуханов пишет: «Мен карагаш ногайларынынъ алты аяк ырувынынъ санына ки- ремен» («Я вхожу в число карагашских ногайцев рода алтыаяк») [Ногай давысы. 1992. № 137]. Из рода алтыаяк с клеймом ковш (шоьмиш-тамга) являются Джанибековы, выходцы из астраханских ногайцев, ныне жители г. Черкесска [Джанибеков, 1972]. Ногайцы Нижнего Поволжья помнят свои роды и их названия. В пос. Пойменный Приволжского района есть роды (они называют сой. - Р. К.) - тоьбстпес, токлар, тенгиз, алтаяк, колтас, когис, байгонды, ас, найман, кобаншы [ПЗ. Нураев, 1991], а в аулах Лапас, Сеитовка есть роды эргенек, когес (тамга -              - ай),

серкеле, алтаяк, тингес (тамга - ^ - кесеу) и т. д.

Заслуживающие внимания записи о тамгах ногайцев оставил

А.-Х. Ш. Джанибеков. По его данным, некоторые тамги обозначают занятие данного рода. Он распределил их по номерам: 1,5, 49 - скотоводство; 12 - охота; 13 - куриное дело; 14 - земледелие; 17 - шитье; 18 - мастерство; 19-28 - военные; 20 - кочевые и др. [Джанибеков, 1935. Л. 12; Керейтов, 1999. С. 101-103].

Таблица, составленная в 1935 г. А.-Х. Ш. Джанибековым, была наиболее полной, описательной, с уточнением не только названий тамг, но и принадлежности их к роду и племени. Достоинством являлось и то, что автор впервые подчеркивал занятие определенного рода. Собрав пятьдесят одну тамгу, А.-Х. Ш. Джанибеков опроверг мнение Н. Семенова, что ногайцы имеют сорок тамг. Однако и в перечень тамг, собранных А.-Х. Ш. Джанибековым, не попали многие другие, бытовавшие и бытующие поныне среди кумских и кубанских ногайцев, а также ногайцев Северо-Западного При- каспия. Особенностью таблицы является и то, что, приводя тамги, автор помог прояснить некоторые вопросы. Например, есть мнение о бытовании кундровских ногайцев, включающих в свой состав различные племена и роды, но в то же время есть тамга под названием «кундрав». Как быть с этим? Наверное, все-таки род кундрав был сильным, вокруг которого консолидировались остальные. Тамги, описанные А.-Х. Ш. Джанибековым, приведены и в исследовании X. Яхтанигова (1993).

Огромную для своего времени работу по сбору и публикации тамг ногайцев провел Н. А. Баскаков [Баскаков, 1940]. Будучи лингвистом, он в 1930-е годы собрал значительный материал по языку ногайцев, их диалектам. Правда, на наш взгляд, оп допустил некоторую лингвистическую вольность: в противовес слову «караногай» (переводится не только как «черный ногаец», а «большой», «простой» ногаец. - Р. К.) придумал термин «ак-ногай», т. е. «белый ногаец», чего ми в прошлом у ногайцев, ни в настоящем нет. Это было искусственно, особенно в отношении кубанских ногайцев, которых Н. А. Баскаков и называл главным образом «ак-ногай». На самом деле ногайцы делятся в основном географически: куьми ногай (иногда называют бештаушылар - бестаус ские) - кумские, терк ногайлар - терские, къобан ногай - кубанские, ембойлуклар - кочующие по берегу реки Эмбы и т. д.

Н.              А. Баскаков собрал одновременно значительное количество тамг групп ногайцев и составил таблицу их родовых знаков. При этом он старался классифицировать и размещать тамги в определенном порядке. Он пишет: «Порядок перечисления родовых названий определяется условно общностью или сходством родовых знаков или тавро» [Баскаков, 1940. С. 132]. Уже это помогает чи

тателю выяснить для себя близость тамг, их идентичность и принадлежность к близкородственным племенам. Названия родов и племен записаны профессионально, чувствуется знание языка автором [Баскаков, 1940. С. 132-135]. Его таблицы приведены в книге «Этническая история ногайцев» [Керейтов, 1999. С. 105-110]. Дополненные тамги по разным группам ногайцев показывают идентичность многих [Керейтов, 1999. С. 111-125].

Отметим, что многие информаторы уже не помнят графического изображения тамги, но при этом не забыли их самоназвания, а также название рода. В этом отношении ногайская этнонимика богата. Однако население уже начинает забывать принадлежность рода к определенному племени, иногда путая род с племенем, а племя - с групповым образованием. Например, могут сказать «терк куьп», хотя исторически известно, что в терк входило множество племен, как в сарай куьп, етисан, едишкуль. Поэтому хотелось бы привести родоплемсниыс этнонимы, сохранившиеся до настоящего времени в разных населенных пунктах:

АУЛ КУЬНБАТАР

Кыпшак, ас, келаул, канглы, тогыншы, шурша, коьтлек, карна- лык, мойнапа, туркмен, бораншы, буйрабас, кыпыз, мынъ, костам- галы, доьртуллу ас, шоьмишли ас, найман, оьтекайлы.

АУЛ КАРАГАС

Костамгалы, исун, кыпшак, шурша, ас, мойнапа, кара костамга- лы, орманшы, кобаншы, буйрабас, келаул.

АУЛ БАТЫР-МУРЗА

Мойнапа, шурша, костамгалы, кыпшак, найман, тогыншы. ПОС. ЧЕРВЛЕИНЫЕ БУРУНЫ

Шурша, костамгалы, мойнапа, келаул, кыпыз, кыпшак, кобаншы, тогыншы, ас, астенке, бакай, мангыт.

АУЛ БОРАНШЫ

Астенке, шурша, кыпшак, мойнапа.

АУЛ КУМЛЫ

Найман, келаул, кыпшак, мойнапа, кобаншы, байтеге, мынг, баята эльгазы, уьйсин, ас, каратаяк, тогыншы, бакай, карналык, кыпшак- кыпшак, костамгалы, куман, мангыт, буйрабас, кадреш, ашамайлы.

АУЛ КАЛИНИН (ТАБТЛИ БУЛАК)

Буйрабас, кыпшак, мойнапа, келаул, канглы, кобаншы, байтеке, ас, тогыншы, уьскоьби, аювшы, кытай, теке, кыя.

ЛЕНИН АУЛ

Кыпшак, оьтекайлы, шабайлы, маматакайлы, тизиншекли, аюв- шы, уьскоьбе, буйрабас, кобаншы, тогыншы, ас, яглыбайлы (ягыл- байлы), шурша, туркмен, костамгалы, уьйсин, пешенек.

АУЛ КАРАГАС

Кыпшак, ас, мойнапа, костамгалы, кара костамгалы, ак костамгалы, шурша, оьтекайлы, келаул, кобаншы, найман, чижувут, тогыншы, доьрткил ас, шоьмишли ас, уьйсин, байтеге, машкыр.

АУЛ ТЕРЕКЛИ-МЕКТЕБ

Калемерден, чижувыт, кыпшак, чаужейли, тогыншы, найман, шурша, ас, костамгалы, мойнапа.

АУЛ ОРТА-ТОЬБЕ

Кыпшак, оьтекайлы, костамгалы, буйрабас, шурша, келаул, туркмен, кобаншы.

АУЛ БЕЙСЕЙ

Каракурсак, боьлоьтпек, барак, аргын, канъглы, акылкожа, ак- сейит, пискекли, буксай, кашувдар, орманшы, шекли боьлоьтпек, кыр, карахура, бургунсов.

АУЛ ЯМАНГОЙ

Карамолла, аслыкшы, тогалы, акылкожа.

АУЛ ЫРГАКЛЫ

Карауытрам, каракурсак, мазулы, иогайшора, акмолла, конда- гаьзли, колдатамгалы, тогалы, кашудар, яндашекли, орманшы, эс- макай, кылавшы.

АУЛ НОВКУС-АРТЕЗИАН

Бозак, коьрел, угай, уьшек, ноькис

АУЛ КАРА-ТОЬБЕ

Мангыт, етинокта, оймавыт.

АУЛ АРТЕЗИАН-МАНГЫТ

Коркыт, мангыт, кагаш, кенегес, бесувыл, он экилер, алшенъки, аьжимдавлет, янтырак, шекли кагаш, шексиз кагаш.

АУЛ БИЯШ

Шегели, буркыт, сиркеле.

АУЛ АБРАМ-ТОЬБЕ

Байтеге, баята, костамгалы, боьке, казаяклы, уьйсин, буйрабас, казанулы, коьрик, карауытлы, найман, бодрак, шурша.

АУЛ ТУКУЙ-МЕКТЕБ

Бодрак, байтеге, баята, буйрабас, сыжывут, коьрик, казанку- лак, уьйсин, мырзалар, боьке, апаш, кыпшак, отаншы, балгалы, куланшы.

АУЛ МЕНГИШКУЙЫ

Балгалы, балтата, буйрабас, коясыл, эмсыйык.

АУЛ МАХМУТ-МЕКТЕБ

Алтыпкожа, уьйсин, уьйкен боьрк уьйсин, казан кулак уьйсин, куланшы, огыишы, шыжывут, кылавшы, шурша, мойнапа, буйрабас, бодрак, уйгыр, коьрик, байтеге, алаш, баята, казаяклы, балгалы, каншылы, явшылы.

АУЛ КУНАЙ

Костамгалы, ас, явшылы, тоьбей, казаяклы, балгалы, уйгыр.

АУЛ КАЯСУЛА

Аксейит, каракурсак, аргын, борлак, коркхура, боьлоьтпек, орыс- лы боьлоьтпек, кырк боьлоьтпек, костамгалы, тогалы, кылавшы, канъ- лы, коясыл, наймап, уьйсин, кораторы, сарайлы, казаяклы, буйрабас, ас, казан кулак, кыпшак, баята, байтеге, коьрик, алаш, балгалы.

Относительно живущего в отмеченных аулах населения, т. е. в ногайских аулах современных Ногайского, Нефтекумского (прежде он состоял из Ачикулакского и Каясулинского) районов,

Н.              А. Баскаков пишет, что здесь «общее для всех ногайцев название: караногайцы (кара-ногай халкы)» [Баскаков, 1940. С. 135]. К ним он относит всех ногайцев трех районов, которые разделились «на три большие группы: 1. Иембойлук//Джембойлук. 2. Йе- тисан//Джстисан и 3. Иетишкуьл//Джетишкуьл, которые называются народом «халк». Каждый из халк разделяется на большие родовые соединения куьп, которые в свою очередь делятся на роды урув с мелкими уже подродами, которые по существу являются крупными семьями-коленами.

Кара-ногай халк:

  1. Йембойлук.
  1. Канлы куьп. 1) Бугысай урув. 2) Орманшы урув. 3) Ыргаклы урув. 4) Абагъим урув. 5) Пискекли.
  2. Месит куьп. 1) Сакъалтай урув. 2) Байалы урув. 3) Барак урув. 4) Байтак урув. 5) Боьр (уь) оьтмек урув. 6) Кырк шоьмишли урув. 7) Сарайлы урув. 8) Джанакай увлу урув. 9) Кырк урув.

3. Кара уьйирим куьп. 1) Таймык урув. 2) Юн йыйар урув.

  1. Иадашекли урув. 4) Шекли урув. 5) Колда тамгалы урув. 6) То- галы урув. 7) Шырман урув. 8) Колда коьзлу урув. 9) Кара курсак урув. 10) Кара сыйрак урув.
  1. Йетишкуьл//Джетишкуьл: Йети//Джети - семь + уыпкуьл - треугольник (уьш - «три», икуль - «угол» = йети (уь) шкуьл//Дже- ти (уь) шкуьл - «семь треугольников»).
  1. Конъыр куьп. 1) Казайаклы урув. 2) Эргенекли урув. 3) Казан увлы урув. 4) Байата урув. 5) Коьруьк урув. 6) Боьки (боькоь) урув. 7) Канлы урув. 8) Байтеге урув. 9) Шогырдак урув. 10) Костамгалы урув. 11) Ашамайлы урув.
  2. Сарай куьп. 1) Уьйсин урув. 2) Алтын кожа уьйсин. 3) Бал- калы уьйсин. 4) Кара тоьроь уьйсин. 5) Эмсийик уьйсин.
  3. Мынъ куьп. 1) Ас урув.
  4. Терик куьп. 1) Канълы урув. 2) Уьйсин урув.
  5. Найман куьп. 1) Мойнапа урув. 2) Шурша урув. 3) Кале- мердин урув. 4) Уьшкуьби урув. 5) Карналык урув. 6) Казан улы урув.
  6. Алаш куьп.
  1. Йетисан//Джетисан (йети//джети - семь + сан - 10000, йе- тисан//джетисан = семь по 10000 - семьдесят тысяч, семь десятков тысяч).
  1. Тувылга куьп (тувылга-шлем). 1) Туьрли коджа урув. 2) Бай- ра урув. 3) Къумлан урув. 4) Ноькис урув.
  2. Буркыт куьп. 1) Ети нокта урув. 2) Онъгит урув. 3) Манъгыт урув.
  3. Кенегес куьп. 1) Капкас урув. 2) Еш буга урув. 3) Иайпар урув.
  1. Коьрел урув. 5) Бозак урув. 6) Бес авыл урув» [Баскаков, 1940. С. 137].

В приведенном выше материале Н. А. Баскакова есть многие уже позабытые этнонимы. Исследователь не обошел вниманием большую известную группу населения, называемую во всех источниках в народе как йембойлуки/джембойлуки, и приводит данные о йембойлуках.

В апреле 1975 г. у 85-летнего Мустафы Садыева из а. Абрам- Тоьбе нами было записано следующее распределение ногайских родов и племен в аулах Нефтекумского района:

етисан:              Бияш,              Новкус-Артезиан,              Ачикулак,              Кара-Тоьбе,

Артезиан-Мангыт.

етишкульцы: Махмут-Мектеб, Каясула, Менъгишкуйлы, Ку- най, Мурзабек-авыл, Абрам-Тоьбе, Тукуй-Мектеб. ембойлуковцы: Ыргаклы, Бесей, Ямангоьй.

При этом он и его сосед, 80-летний Темболат Елакаев, утверждали, что у етисанцев, етишкульцев и ембойлуковцев нет родоплемен- пых подразделений: кыпшак, наймам, тогыншы, мойнапа, шурша, но они есть среди караногайцев. Они подчеркнули интересную деталь в нанесении на животных тамг. Есть два рода костамгалы: один - это ак костамгалы, и их тамга наносится на левую ляжку лошади; другой - это кара костамгалы - тамга наносится на правую ляжку лошади, которая называется камшы бети (сторона для камчи).

Таким образом, данные об этнонимике и тамгах ногайцев Северо-Западного Прикаспия свидетельствуют о широком их бытовании на протяжении последних двухсот и более лет. Несмотря на временной разрыв, в настоящее время в народе они сохранились, указывая на родство многих поколений, используются в быту, в семейных отношениях (представители одноименной и единой формы тамги не вступают в брак).

Разнообразием тамг отличаются ногайцы Нижнего Поволжья, кубанские и кумские ногайцы. Они собраны в разные годы на надмогильных памятниках, у знатоков старины - старожилов.

В Астраханской области среди ногайцев зафиксированы тамги:

НН - эргенек (род найман),

ГП - тарак (род найман),

У - баганалы (род найман),

  • сиркели,

О - коьгис,

  • ыргаклы,

P,S ~ ШОЬМИШ.

Помимо них без обозначения тамги здесь были названы этнонимы: таз, джагылбайлы, тергенчи, утегул, ас, байгонды, алтыаяк, встречаемые и у других групп ногайцев. Полагаем, что приведен

ные тамги - это еще не все имеющиеся в наличии у ногайцев этой группы.

Многие аналогичные тамги зафиксированы нами во время краткого пребывания в марте 1995 г. у ногайцев, проживающих в Турции. Это подразделения ногайцев: джембойлуковцы, ети- санцы и кенегесы, которые живут в 120 км от Анкары в аулах Шекер, Агин, Дуанкая: / - акылходжа, 1 - ыргаклы, О - тогалы (тоьгерек), 9 - шоьмиш, а без названий на кладбище срисованы:

Самое большое разнообразие тамг встречается у кумских и кубанских ногайцев [Керейтов, 1999. С. 118-І25]. Думается, что приведенные списки тамг кубанских ногайцев не являются окончательными. Охватить все невозможно. Накопление информации на этом не закончилось. Существующий материал по тамгам кубанских ногайцев, сохранив этническое название и их графическое изображение, не дает ответа на то, как они называются, как-то «та- рак», «баганалы», «эргенек», «куйыскан», «ашамайлы» и т. д. Об этих названиях можно догадаться, лишь сопоставив их с тамгами других групп ногайцев.

Однако хотелось бы остановить внимание на следующем, на наш взгляд, интересном факте названий и форм тамг ногайцев и их соседей по Кавказу, что в свое время заметил Л. И. Лавров. Многие формы тамг ногайцев идентичны тамгам народов Кавказа. На эти аналогии у абазин, балкарцев, кабардинцев, карачаевцев кроме Л. И. Лаврова указывали и другие исследователи [Коста- ньянц, 1909. С. 16; Шаманов, 1972. С. 83; Хуранов, 1979. С. 161; Биджиев, 1993. С. 172; Яхтанигов, 1993]. В то же время при сопоставлении тамг ногайцев с тамгами народов Кавказа наблюдается следующее явление. Соседи ногайцев - абазины, карачаевцы, даже абхазы - тамги называют по носителям фамилий: Агачевы, Джужуевы, Озовы, Нировы, Бажевы, Отырба, Науруз, Дуда, Ба- таш, Хубий, Шаман и др. В то же время ногайцы имеют помимо названий фамилий или принадлежности к племени или роду еще и названия тамг, часть которых мы привели выше. Эти названия отражают одноименные предметы: эргенек - решетка, шаужей - недоуздок, баганалы - столб, куйыскан - подхвостник, ашамайлы - седло верблюда, ай - луна, шоькиш - молоток, шоьмиш - ковш;

буквы арабского алфавита - элип, кос (эки) элип; буквы орхонско- го письма, огузские тамги и т. д. Относительно тамг у ногайцев существует и следующая пословица: «Ногай болсанъ - тарак бол, мырза болсанъ - орак бол» («Если ногаец - то пусть тамгой будет гребень, если мурза - то пусть тамгой будет серп»). Есть и такая поговорка: «Эсеней тамга - ортак» («Тамга Эсенея - общая»), имеется в виду, что данную тамгу носят многие. Это тамга / - элип, и ее носители главным образом кыпчаки. Относительно же этнонима «эсепсй», по которому существует фамилия Есеней, можно сказать, что это название реки Енисей, где когда-то жили предки ногайцев. Это название, по-видимому, перенесено ногайцами на название реки Есеней, что в нынешнем Краснодарском крае.

Нельзя забывать те сведения, которые представил А.-Х. Ш. Джанибеков, отметив, что были тамги, обозначавшие занятие определенного рода: одни занимались охотой, другие - земледелием, третьи - ремеслом и т. д. Разумеется, не все здесь бесспорно. Тем не менее названия тамг позволяют довериться такой мысли.

Ногайские тамги имеют свои названия не только у кубанских или нижнеповолжских групп, они сохранили их у тех групп, которые сотни лет назад ушли за пределы России. Об этом свидетельствуют тамги, собранные и опубликованные учеными из Румынии Гизелой Сулитеану и Энвером Мамутом в 1950-1970 гг. Они отмечают, что бытующие среди всех групп ногайцев тамги и их названия идентичны: казаяк, кайынши, ыргак, орак, тараклы, баганалы и т. д. Здесь же в разновидностях есть тамга племени найман: I I I. ш, гт Зафиксированы тамги, имеющие собственное название и принадлежность к определенному племени: айтамгалы - кытай, ак кытай; экилипли балга - найман; тирсек - джембойлук; баганалы - боркут.

Таким образом, тамги ногайцев, проживающих в Румынии, доказывают, что у них в прошлом тамги имели собственные названия и при этом указывали на принадлежность к определенному племени и роду. Разумеется, эти названия существовали в разные эпохи истории народа. Думается, наиболее древними были названия, указывающие на хозяйственные предметы: эр- генек, тарак, тирсек; на предметы поклонения: коьз (видимо, подразумевали солнце), ай (луна); на буквы арабского алфави

та: элип, кос элип - время принятия ислама и проникновения арабской письменности, а также на буквы орхоно-енисейской письменности и т. д.

Интересные факты выявляют знаки, найденные археологом X. X. Биджиевым на Хумаринском городище. Отмеченные им «знаки в виде двузубца, трезубца, креста, трех черточек и т. д.» [Биджиев, 1993. С. 166], как видим при перечислении ногайских тамг, имеют полную аналогию. По этому вопросу есть мнение, что «тамговая система Золотой Орды была воспринята от населения юго-восточных европейских степей: от огузов, кипчаков, болгар и других союзников племен» [Полубояринова, 1980. С. 204]. А то, что ногайцы в Золотой Орде играли существенную роль и выделились в отдельную Ногайскую Орду, существенно дополняет мысль М. Д. Полубояриновой.

Очевидно, в тамгах ногайцев отразились связи народа со многими бывшими и настоящими соседями. Так, названия племен: канглы, исун, найман, кереит, катаган, конгырат, а также многие тамги: элип, баганалы, куйыскан, ашамайлы, ай, эргенек и т. д. - были у племен казахов, киргизов, узбеков, туркмен, башкир, каракалпаков, алтайцев и свидетельствуют об этногенетических связях этих народов. Правда, с иными народами эти связи были более тесными, с другими - менее.

Кроме таких связей были и другие, способствовавшие взаимопроникновению фамилий и, как следствие этого, - тамг. Поэтому правомерен следующий вывод X. Яхтанигова: «Инфильтрация представителей соседних феодальных кругов в структуре горской знати происходила и на остальных ступенях феодальной иерархии. Так, например, в документе 1616 г. значится «князь Большого Ногая Иштерек» [89. С. 192], а в 1640 г. Ещеречка (ады- гизированная форма ногайского имени Иштерек, от которого, на наш взгляд, произошла кабардинская фамилия Ещтрэч - Ештре- ков) упоминается уже как «дворовый уздень» [89. С. 192] своих кабардинских соседей, князя муцала Сунчалеевича Черкасского [89. С. 192]. Аналогичными очеркесившимися ногаями [9. С. 30] являются «фамилии Едиге... Цей» [138. С. 14, 18]» [Яхтанигов, 1993. С. 42]. Схожие тамги встречаются у ногайцев и балкарцев [Мусукаев, 1992].

Сами тамги ногайцев свидетельствуют и об их разнообразии, выявляют и внутреннюю идентичность. Например, можно считать, что тамги п, /77, гп, Ш, ГТІ, гЧ ГП,, Я1, п, ГО, ПЪ П-,

4^, \ \ имеют единую основу, возникли впоследствии с разрастанием племени, появлением родов, подродов или же с присвоением тамги племени высвобождающимся рабам и слугам. Способы изменения тамги были известны многим народам. Приведенный нами способ изменения тамги (приставление черточек) известен у башкир, который Д. Н. Соколов назвал диакритическим [Соколов, 1904. С. 21]. По-видимому, ногайцам были известны и другие способы изменения тамг. Встречаемые начертания тамг некоторых родов различаются между собой лишь небольшими деталями, добавочными черточками, что, возможно, указывает и на этноге- нетические связи таких родов не только внутри ногайцев, но и за пределами этого народа.

В ногайской истории до недавнего времени, по свидетельствам старожилов, если слуга получал освобождение, он имел право носить тамгу хозяина, но с некоторыми графическими изменениями, например: ^ - слуга мог сделать ф или же П - чЬ / _ / и т- Д- То есть тамги, указывая на принадлежность к определенному племени, могут ввести и в заблуждение. Хотя при этом следует помнить, что все-таки они имеют если не родственные, то другие связи.

Несколько отличны тамги, имеющие аналогии у современных соседних ногайцам народов: абазин, карачаевцев, адыгов. Здесь они имеют сходство, но с добавлением какой-либо черточки или изменением положения знака. Например, у ногайцев, а также у башкир есть знак ҐІ [Соколов, 1904. С. 21]. В то же время несколько измененная ее форма встречается у абазин [Хуранов, 1979. С. 164], карачаевцев [Шаманов, 1972. С. 82], балкарцев, адыгейцев [Лавров, 1978. С. 117]. Поэтому можно ставить вопрос о влиянии тамги одного из этих народов на другие. Конечно, в этом вопросе найти исходную тамгу очень сложно, но при прослеживании взаимовлияния как пример можно использовать.

Приведенный материал по тамгам ногайцев подтверждает мысль Л. И. Лаврова, что в настоящее время есть основание утверждать наличие генетической связи некоторых тамг с сармат-

скими знаками и с ногайско-татарско-среднеазиатскими тамгами и руническими знаками письменности [Лавров, 1978. С. 108]. Мы не стали подробнее вдаваться в полемику по поводу присутствия тюркского компонента в этническом облике и развитии кочевых сообществ Евразии предшествующего периода, то есть раннежелезного века (по археологической периодизации); по этому вопросу есть интересные публикации В. Б. Виноградова (1994, 2001). Относительно «татарских», по-видимому, JI. И. Лавров имел в виду татар Крыма. По исследованиям же известно, что «родиной тамг в Крыму является степная часть полуострова, которая была населена прибывшими из Средней Азии татарами-ногайцами. В горную часть Крыма тамги переносились из степной части вместе с приобретаемыми там животными и употреблялись здесь только для клеймения их в порядке подражания. На надгробных памятниках здесь и в центральной части Крыма эти знаки совсем не употреблялись» [Акчокраклы, 1927. С. 33]. Сопоставления имеющихся тамг и названий родов позволило сказать Осману Акчокраклы, что «общность названий родов и форм тамг ясно указывает на историческую и родовую близость крымских ногайцев с азиатскими тюрками» [Акчокраклы, 1927. С. 38]. У татар Поволжья такого количества тамг и тем более идентичных в письменной литературе не обнаружено. Среди ногайских тамг есть такие, которые идентичны буквам орхоно-енисейского, арабского алфавитов. Например, ногайские тамги §Х1, ТУОЧіЛ

  • gt; X’ X встречаются среди орхоно-енисейских знаков, тамги/-элип, // - кос элип взяты из арабского алфавита, а вот тамги X*l, -Г"Ґ, f,              имеющие сходство с манихейскими знаками, -

также из системы древнетюркского письма.

Интересно и то, что у ногайцев есть знак т. е. крест. Относительно этого знака известно, что он распространен у многих народов. Например, X. X. Биджиев пишет: «Знак в виде креста имел широкое распространение во времени и пространстве, потому что представляет собой священный символ солнца или огня у многих народов мира» [Биджиев, 1993. С. 173]. И если это так, то вполне прав другой исследователь, когда пишет: «Поэтому почитание креста, связанное первоначально с первобытными религиозными верованиями, в той или иной форме получило всеобщее распро

странение в религиозных верованиях древнего мира» [Никонов, 1986. С. 162]. Эту мысль X. X. Биджиев правомерно связывает с дохристианскими верованиями [Биджиев, 1993. С. 173], когда существовали языческие символы.

Таким образом, тамги, надрезы на ушах и ногах животных служили отличительными знаками собственности. Для того чтобы различить домашнюю птицу ногайские женщины использовали метки. У гусей, уток, например, разрезали определенные перепонки, заранее зная, что соседи сделали такие надрезы иных перепонок. На ногах индюков, кур удаляли кончики определенных когтей. Таврение скота сопровождалось выполнением обрядовых правил, празднеством, жертвоприношением.

Представленный материал по этнонимам, обозначавшим их знакам (тамгам) указывает на древность происхождения, на широкие этногенетические и историко-культурные связи ногайцев с другими пародами. Но и приведенное количество тамг нельзя считать окончательным, ибо остаются не исследованными многие надмогильные памятники, оставленные на местах расселения ногайцев в прошлом. Помимо этого вряд ли охвачены даже современные носители тамг. Тем не менее приведенные тамги выявляют их разнообразие, сходство, различие не только внутри самого этноса, но и далеко за его пределами. Тамги, метки на животных - это свидетели древних этногенетических связей ногайцев, богатства народа, отражавшие не только его собственность, но и мудрость, воплощенную в разных знаках, а также влиявшие на соседние народы.

В целом, ногайские тамги - это свод знаков письма и других изображений разных эпох жизни народов, свидетели не только хозяйственной деятельности, но и духовной культуры, частица складывавшейся на протяжении тысячелетий общей культуры человечества.

<< | >>
Источник: Керейтов, P. X.. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры : монография /науч. ред. Ю. Ю. Клычников ; Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований. - Ставрополь : Сервисшкола. 2009

Еще по теме ТАМГА. ЭН:

  1. § 121. Термины, относящиеся к праву и использовавшиеся древними тюрками
  2. Кыпчаки [кыпшаклар].
  3. Канглы.
  4. Уйсун.
  5. Найман.
  6. Кереиты [керейтлер].
  7. Конгырат [конъырат].
  8. Катаган.
  9. Мангыт.
  10. Кытай.
  11. Баис, байбаис, байдар, байтеке, байтеги.
  12. Кенегес.
  13. Шиживут.