<<
>>

ТРАДИЦИИ СЕМЬИ И БРАКА У НАРОДОВ ЭФИОПИИ

Среди представителей эфиопской интеллигенции еще совсем недавно не было единого подхода к вопросу об эмансипации женщин. Во время проходившей в 50-е годы дискуссии по этому вопросу одни ратовали за их полное равноправие, другие утверждали, что Бог создал женщину для служения дому, детям и мужу, хотя тут же оговаривались о своей приверженности идее равенства, которое наступит якобы только тогда, когда общество будет к этому готово6.
Тем не менее в споре победили первые, и это нашло отражение в реальных законодательных актах того времени — Конституции 1955 г. и Гражданском кодексе (ГК) 1960 г., провозгласивших равноправие всех, независимо от пола, перед законом. В частности, Конституция предоставила избирательное право каждому мужчине и каждой женщине с 21 года. В программных документах и законах, принятых после свержения монархии, также утверждалось равноправие. Однако декларирование определенных прав и свобод граждан, как показывает исторический опыт, еще не является гарантией их реального воплощения в жизнь. Эта аксиома наглядно подтверждается опытом развития Эфиопии, где брачно-семейные отношения по-прежнему строятся на основе обычного права. Достаточно сказать, что действующий и поныне Гражданский кодекс 1960 г. был основан на положениях не только французского кодекса 1804 г., но и древнего (XIII в.) правового акта Эфиопии «Фытха Нэгэст» («Правосудие монархов»), поэтому многие его статьи неконституционны. Провозглашая равноправие полов перед законом (ст. 8/2) и наделяя одинокую женщину теми же правами, что и одинокого мужчину (с единственным различием: ей разрешено вступать в брак в 15 лет, а ему в 18 лет), Гражданский кодекс отводит замужней женщине подчиненную роль. Во-первых, если супруги расходятся во взглядах на что-либо, право принятия решений отдается мужу, так как ст. 637 объявляет его главой семьи, а жену обязывает повиноваться ему во всем, что не противоречит закону. Во-вторых, муж выбирает место проживания, а жена после замужества должна оставить свой дом и переехать к мужу. В случае необходимости защиты прав и статуса жена обязана обращаться в суд того населенного пункта, где находится дом ее мужа. В-третьих, устанавливая равные права на собственность (любая собственность, которую они заимели в период своей совместной жизни, является их общей собственностью), закон предоставляет право на управление этой собственностью только мужу. Особо оговаривается, что жена обязана ухаживать за мужем, особенно если нет слуг (ст. 646)2. Дела, касающиеся права наследования и семьи у мусульман, рассматриваются традиционным исламским судом по законам Корана и шариата. Мало изменилась и жизнь подавляющего большинства эфиопских женщин. До настоящего времени актуальны слова, сказанные Зенебэ Уорком Тадессе на семинаре о роли женщин в современном обществе (Аддис-Абеба, 1975 г.), о том, что положение сельских женщин нисколько не изменилось с XIX — начала XX в.3. Девочкам с детства внушают мысль, что они не такие, как их братья: еда, одежда, образование прежде всего даются мальчикам, особенно в бедных семьях; даже если девочка смышленее своих братьев, то в школу посылают их, а не ее. Девочку готовят к единственной роли жены и матери, к полному подчинению мужу, так как деятельность женщины почти повсеместно ограничена домашней работой и выключена из общественной жизни.
Вот как описывает Вильям А.Шак положение женщин гураге в середине 60-х годов. Чтобы считаться хорошей женой, они должны «знать свое место»: всегда проявлять уважение к мужу, особенно при гостях и на людях, идти за мужем в нескольких шагах, вечером мыть ему ноги, а также его гостям, если те остаются ночевать. Мужчины-гураге стараются демонстрировать свое мужское превосходство и за пределами семьи, требуя, чтобы все встречающиеся на его пути женщины прятались в кусты или поворачивались к нему спиной4. В сельской местности, особенно в глубинке, аналогичные традиции существуют и поныне, и не только у гураге. У многих народов при встрече с посторонним мужчиной женщины должны хотя бы спрятать лицо. Общим правилом является молчание женщин в присутствии мужчин, особенно на людях. Если жена хочет общаться с другой женщиной в присутствии мужа, она должна говорить шепотом. На собрании крестьян говорят практически одни мужчины. До недавнего времени мужчина должен был представлять женщину не только в общественных делах (например, если нужно брать деньги взаймы, выступать в суде), но и в личных (до 1982 г. существовало правило, когда женщина приходила к врачу только в сопровождении мужа или с его разрешения). Семейно-брачные отношения трансформировались очень незначительно, и в основном в городской среде. Хотя у разных народов брак называется по-разному, сопутствующие ему ритуалы и традиции имеют очень много общего. Прежде всего брак включает гражданский договор, который оглашается при свидетелях священником или старейшиной. В большинстве случаев, особенно в сельской местности, невеста не принимает участия в обсуждении и подготовке свадьбы, а часто даже не знает жениха. Средний возраст вступления в брак в деревне—13- 14 лет, в городе — несколько больше (по традиционному праву, девочка может вступить в брак в 12, а мальчик — в 14 лет). Как правило, за невесту дается выкуп (в редких случаях выкуп дается семье жениха), хотя в некоторых районах страны существует обычай, по которому те, кто не имеет средств для выкупа, могут использовать альтернативные вариан ты (например, отдать свою сестру брату будущей жены). Если мальчикам разрешается иметь сексуальный опыт до вступления в брак, то девочкам это категорически запрещено: в случае потери девственности до свадьбы после свадебной церемонии невесту отсылают обратно к родителям, что имеет гибельные последствия для нее и ее семьи. До настоящего времени в Эфиопии существуют три формы брака — церковный, освященный у христиан церковью, а у мусульман кадием, гражданский и традиционный. При церковном браке — курбане происходит венчание в церкви. Эта форма брака считается наиболее прочной. Связь между вступившими в религиозный брак не прерывается со смертью одного из супругов, и вдова или вдовец могут вновь вступить в церковный брак, только получив от церкви специальное освобождение от данного обета. Особенно сурово церковь наказывает за вступление во второй брак священников: они теряют возможность совершать богослужение. В связи с этим при разводе жена священника обязана заплатить штраф для компенсации (единственный случай, когда женщина или ее семья вносят какую-либо плату мужу)5. В настоящее время, несмотря на то что эфиопы очень религиозны, эта форма брака встречается довольно редко и обязательна только для лиц духовного звания. Среди обычных граждан ее чаще использует младшее поколение, а старшие обращаются к ней, как правило, 'уже достигнув престарелого возраста и прожив вместе продолжительное время в гражданском браке с уверенностью, что никогда не разведутся. У тигре существует такая форма церковного брака, как кал уидан — первый брак с девственницей; особенность его состоит в том, что после освящения брака в церкви обязательно заключается брачный договор6. Отказ от заключения церковного брака, по-видимому, связан с тем, что брак у эфиопов не отличается прочностью. По данным Е.Панхерст, которая опросила 80 семейств в одной из деревень Северного Шоа, некоторые мужчины — главы семейств имели до 12 браков, продолжительность браков варьировалась от 8 дней до 50 лет, половина браков длилась менее пяти лет7. Гражданский брак — серат, или самария (семанийя — у амхара, что означает «союз равных»), принят у подавляющего большинства эфиопских христиан. Если девочка еще очень молода, ему предшествует обручение: в присутствии не менее пяти свидетелей делается объявление об условиях брачного соглашения и произносится принятая формула обручения, после чего невеста возвращается в родительский дом, где живет до достижения половой зрелости, когда и совершается брак. Решение о браке может быть неофициальным и затем расторгнуто. Официальным считается тот брак, который происходит при свидетелях, с подписанием брачного договора в двух экземплярах (для каждой из сторон). Впрочем, подписание договора может иметь место как во время свадьбы, так и после нее. Свадьба продолжается в течение трех дней и проходит в доме отца невесты, но жених забирает свою жену к себе в дом после первой ночи8. У мусульман аналогичный брак, с заключением договора, называется ника. Наибольшей обрядностью отличается брак, когда невеста выходит замуж впервые (хотя для разведенного мужчины он может быть повторным), — серг у амхара, паре булача у волайта и др. Свадьба проходит под руководством родителей или родственников. Невесту о свадьбе даже не оповещают, и только во время церемонии она узнает своего мужа. Иногда браку предшествует помолвка, длящаяся от нескольких месяцев до нескольких лет, во время которой жених обычно преподносит невесте подарки: платье, шаль, шарф, пояс, зеркало, бусы, кольца и т.д. Ритуал свадьбы включает большое застолье и танцы, которые длятся несколько дней и проходят по очереди в обеих семьях — сначала в семье невесты, затем жениха (причем затраты должны быть равны), преподнесение подарков, заключение устного или письменного брачного договора, демонстрацию потери невестой невинности, переезд невесты в дом матери жениха, которая дает невестке новое имя. По закону жена может взять имя семьи мужа при желании, но не обязана этого делать (ст. 40 ГК)9. Общая особенность гражданских форм брака — составление супругами брачного договора, обычно письменного. Такой договор заключается в присутствии свидетелей, обычно лиц старшего возраста, но не родственников. Каждая из сторон объявляет своего поручителя (семейного арбитра), который должен хранить одну копию брачного договора. Если в дальнейшем происходят какие-либо размолвки между супругами, обязанностью поручителя является попытка урегулировать их взаимоотношения. В некоторых районах Эфиопии брачный договор не оформляется письменно, а оглашается устно при свидетелях. Традиционный брак—демоц считается до настоящего времени за-f конным (по Гражданскому кодексу — непостоянным) браком, но не одобряется церковью. Такой брак заключается на определенный период ере-! мени с ежемесячной фиксированной оплатой женщине (наличными деньгами или зерном) и автоматически прекращается в любое время по воле одной из двух сторон. Никаких обязательств по содержанию или общей собственности в таком браке не существует. Если отцовство установлено, отец обязан содержать своих детей, рожденных в таком браке, но их мать не имеет никаких прав на имущество, накопленное после заключения союза (даже в случае смерти «мужа»), кроме требования задержанной платы. Тем не менее суд иногда делает исключение из этого правила: если женщина при вступлении в такой союз была девственницей, она получает права на все денежные накопления, как и законные жены10. У тигре условия аналогичной формы брака — гэрдэнна несколько иные: муж платит жене определенную сумму на еду и одежду раз в год, при < этом он может отослать жену к ее родным в любое время, а она имеет j право его покинуть лишь после окончания оговоренного срока’1. Часто j такой брак заключается на непродолжительный срок и является времен- | ным, но нередко становится постоянным, и вопрос об оплате встает лишь j при разводе. Такая форма брака более распространена в городах среди * торговцев и военных, вынужденных жить вдалеке от дома. К традиционным формам брака у амхара можно отнести к'от'ассир и т’ильф. Особенностью брака к'от'ассир является то, что мальчик (иног да мужчина) приходит жить в семью девочки, которая со временем должна стать его женой. Такой брак обычно заключается по договоренности между семьями, особенно часто там, где не хватает мужской рабочей силы. Т'ильф, или похищение невесты, представляет собой различные формы несанкционированного брака. Он может быть обдуман заранее или произойти неожиданно, при участии или без родителей и/или невесты. В случае настоящего похищения жених с друзьями обычно хватает девушку по дороге за водой, в школу или на рынок, а она оказывает сопротивление. Нередко похищение является прелюдией к переговорам двух сторон и заключению официальных браков — сема- нийи, или серг. Однако чаще «похищение» используется для совершения брака без больших затрат, т.е. невеста берется в дом жениха без особых торжеств, поэтому семанийю без торжеств часто называют т'ильф'2. Аналогичные формы брака у волайта называются по-разному: лаба — добровольный побег девушки к своему избраннику, который после пышной свадьбы просит у ее родителей прощения и получает их согласие на брак за символический выкуп (одного быка, горшок меда и т.д.); даф- фа — похищение невесты, требующее приношения жертвы (обычно убитого на охоте животного)13. Интересен тот факт, что у эфиопских христиан церковь играет в брачном союзе очень незначительную роль: она участвует при заключении церковного брака, отвечает за выполнение правила о незаключении брака между родственниками до седьмого колена, ведет пропаганду против полигамии. Влияя на повседневную жизнь населения, участвуя в таких важных событиях в жизни человека, как рождение и смерть, церковь почти совсем не участвует в брачных церемониях, не осуществляет церковной регистрации брака (правда, официальная регистрация брака в государственных органах до настоящего времени также встречается редко, в основном в городах). Даже когда приглашают священника присутствовать при подписании брачного договора, к нему обращаются прежде всего как к писарю для написания договора в двух экземплярах, а не как к священнику. Естественным объяснением может служить нестабильность браков, что противоречит установкам церкви. В последние годы наметилась тенденция к сокращению числа таких браков, как серг, особенно в сельской местности, и увеличению числа браков типа семанийя, что прежде всего объясняется необходимостью снижения свадебных расходов, вызванной обнищанием населения в результате государственной политики (в первую очередь земельной реформы), направленной на уменьшение расслоения общества. В этой связи часто прибегают и к браку т'ильф, обычно происходящему в виде сговора невесты с женихом и побега, а не похищения. Продолжает существовать и детский брак — к от ассир, хотя официально он был запрещен, и на родителей, нарушивших этот запрет, налагается большой штраф. Современная городская молодежь все чаще заключает брак без предварительного обручения, направляясь прямо в муниципалитет для оформления брака, и заимствует брачные церемонии у европейцев. Среди эфиопов-христиан распространены моногамные формы брака, однако иногда встречается и полигамия, открытая или тайная. Обычно жены даже не знают друг о друге: одна живет в городе, другая — в деревне, но бывают случаи, когда они живут вместе по соглашению, так как первая жена оказалась бесплодной, Даже состоя в моногамном браке, мужчина вынужден поддерживать тесные отношения со своей бывшей женой, потому что имущество, прежде всего земля, и дети являются общими и продолжают связывать их и в дальнейшем. Для мусульманских семей характерна открытая полигамия. Наличие нескольких жен имеет прежде всего хозяйственное значение: обеспечивает высокую рождаемость (что очень ценится, так как сыновья рассматриваются как будущие работники, а дочери приносят выкуп), бесплатный женский труд в доме и на сельскохозяйственных работах. Кроме того, возрастные различия жен позволяют им исполнять разные функции. Еще совсем недавно у оромо встречалась и такая форма брака, как полиандрия, при которой жена выполняла супружеские обязанности и по отношению к родственникам мужа. При заключении брака отец жениха избирал друга — аланжи — для будущей жены сына. Аланжи не только возглавлял свадебную процессию, но и посещал женщину на правах второго мужа, в то время как ее собственный муж становился аланжи в доме друзей. Через некоторое время жене позволялось самой избрать себе друга, обладавшего правом беспрепятственного входа в ее дом, но запрещалось иметь одновременно нескольких друзей. Эта форма брака также имела экономические причины: «друг» вносил плату мужу — скот и одежду, обеспечивая себе права на женщину, которая в его семье имела статус со-жены14. У волайта, например, встречается такая форма брака, как лата, когда вдову должен взять в жены старший сын ее умершего мужа или передать ее кому-нибудь из родственников-мужчин'5. При императорском режиме полигамия была запрещена законом, и государство вело против нее кампанию, так как она несовместима с христианством, являвшимся в тот период официальной государственной религией. После свержения монархии изменение статуса ислама, занявшего место наравне с христианством, способствовало тому, что в окончательном варианте Конституции 1987 г. под влиянием мусульман фраза о запрете полигамии, имевшаяся в его проекте, была опущена. Традиционно невесту выбирают в населенных пунктах, расположенных по соседству, а не на большом расстоянии. Для мужчины, однако, выгоднее взять жену издалека: находясь вдали от родного дома, она попадает в большую зависимость от мужа. Так, убегая из дома мужа в случае ссоры, жена ищет прибежище у его родственников, которые живут ближе, чем ее родные, и только в случае более серьезного конфликта обычно возвращается в родительский дом (до тех пор пока ссора не закончится и жена не вернется или в дом не придет новая жена, за мужчиной ухаживает сестра или мать). Хотя существующий запрет на брак между родными до седьмого колена не позволяет искать жену вблизи от дома, после земельной реформы такой брак стал нередким, так как даже между жителями соседних деревень он затруднен, если оба супруга имеют право на землю. Для большинства народов Эфиопии характерна вирилокальная форма семьи, когда жена живет в доме мужа. Однако в некоторых случаях молодая семья постоянно или какое-то время, чаще в первые годы супружества, живет в доме жены (например, брак к'от'ассир). По данным Е.Панхерст, в районе Менц (Северное Шоа), где она проводила полевые исследования в конце 80-х годов, 32% семей имели такой период в своем браке16. Причины этого кроются в благосостоянии родных жены или их потребности в мужской рабочей силе. В первом случае женщина, как правило, получает бблыиую власть в семье, во втором — она находится в еще более тяжелом положении, чем другие, так как ей некуда бежать, если родители заинтересованы в труде ее мужа. От благосостояния родных во многом зависит, смогут ли молодые приступить к созданию своего собственного хозяйства и строительству жилья. Однако в последние десятилетия на их пути встали дополнительные трудности, связанные с государственной политикой регламентации трудовой деятельности, распределения земли и строительства жилья, усугубляемые хронической нехваткой земли, сезонной миграцией в поисках работы, истощением скота, ростом населения, коррупцией. В результате большинство молодых семей долго не могут получить землю и создать свое собственное хозяйство. До настоящего времени в семейной жизни нагрузка на женщину с учетом домашних обязанностей намного больше, чем на мужчин. В связи с этим в сельской местности девочек очень рано приучают к труду: в пять-шесть лет они уже караулят скот, к 11 годам активно участвуют в ведении домашнего хозяйства, позднее их приобщают и к сельскохозяйственным работам — севу, прополке, сбору урожая и т.д. (иногда это случается вскоре после замужества, особенно если они рано вышли замуж). Чем лучше репутация девушки (касающаяся ее хозяйственных способностей), тем больше вероятность раньше и выгоднее выйти замуж, иногда даже за человека выше ее по социальному статусу. Повсеместно приготовлением пищи, уходом за ребенком и скотом, уборкой и стиркой, обеспечением семьи водой и дровами занимаются только женщины. Другие домашние обязанности вместе с женщинами могут разделять и мужчины (например, участвовать в покупке для семьи продуктов и одежды). Работа с навозом также считается чисто женской. Собирают и сушат его женщины и девочки, иногда им помогают мальчики, но мужчины практически никогда. В районах, где дома строятся мужчинами из камня, женщины мажут стены и пол навозом или смесью глины и золы. Из навоза они делают внутренние стены жилища, скамьи и место для очага, изготавливают (иногда с добавлением соломы) многие предметы домашнего обихода — сосуды для хранения шерсти и зерна и др., готовят «лепешки» (30 см в диаметре и 2 см толщиной), которые во многих районах страны используют как топливо, особенно в бедных семьях17. Наиболее тяжелая домашняя работа — обмолот зерна, на который уходит не менее часа дважды в неделю, также считается чисто женской. Как писала Розита Фобе, наблюдавшая жизнь амхара в начале XX в., «мужчину, находившегося даже на грани голодания, ничто не могло за ставить молоть зерно... в то время как женщина не убьет даже маленькой птички или зверюшки для приготовления пищи»'8. В сельской местности процедура обмолота зерна и выпечки хлеба практически не изменилась с прошлого века: мельницы, все более часто используемые для обмолота ячменя, для бедняков недоступны, а другие виды зерна, бобы, чечевицу, специи традиционно мелют только руками. Англичанин Паркинс, посетивший Тигре в середине XIX в., оставил нам подробное описание этого процесса, актуальное и поныне. Эфиопки размалывают зерно в муку между двумя камнями: на большой камень, выдолбленный в виде чаши и положенный на пол, кладут зерно, а другой круглый камень меньшего размера держат в руке, и им перетирают зерно, периодически пропуская его через решето и более крупные частицы вновь перетирая. Из полученной таким образом крупной муки приготавливают густое тесто, затем делят его на маленькие шарики, делают из них ладонями лепешки и приклеивают их к глиняному кувшину, наполненному горячим древесным углем и раскаленному докрасна, где они и пекутся до готовности'9. Не претерпело каких-либо серьезных изменений и другое женское занятие — прядение из хлопка или шерсти. До настоящего времени оно осуществляется по очень примитивной технологии: выбирание мусора; вычесывание; битье с целью распушения, для чего используется деган, состоящий из двух частей, похожих на лук и стрелу и сделанных из дерева и кишок; прядение с помощью веретена, состоящего из палки с круглым деревянным набалдашником и металлическим крюком (правой рукой женщина упирает веретено в бедро и вертит его, а левой рукой одновременно держит расчесанную шерсть). Данная картина мало чем отличается от той, которую увидел в середине прошлого века в Шоа английский врач Чарльз Джонстон. Положив на землю плоские камни с гладкой верхней поверхностью и встав на колени, женщины с помощью железного прута (около 30 см длины и 18 см толщины по середине и суживающегося к концам) раскатывали небольшое количество очищенного от коробочек хлопка; затем клали его на чистую бычью шкуру, расстеленную на полу или земле, и, стоя на коленях и держа в левой руке дуггар (широкую дугу, концы которой соединены крепкой струной), начинали непрерывно извлекать из него резкие звенящие звуки. От вибрации струны наиболее легкие волоски хлопка поднимались вверх, в то время как более тяжелые опускались вниз. Верхний, провеянный хлопок снимали и помещали в широкую корзину, а затем приступали к новой порции хлопка. В частности, Джонстон отмечал, что похожий на дуггар инструмент использовался и в Англии для очистки шерсти и меха. Очищенный хлопок затем вынимали из корзины и обматывали им железный прут, после изъятия которого оставались скрученные пучки. Шесть-семь таких пучков связывали вместе и помещали в чистый кожаный мешок, где они хранились до прядения. Во время прядения хлопок держали в одной руке и постепенно вытягивали все дальше, а другой рукой, в которой была короткая, тонкая тростниковая палочка, снабженная наконечником из кости или рога, тянули в противоположную сторону и вытягивали длинную нитку20. До наших дней на эту очень трудоемкую работу обычно уходит до 15 дней в месяц по 6 часов в день. 6 святые дни (в месяц насчитывается от шести до 13 таких дней), в субботу и воскресенье существует запрет на занятие прядением. Женщины также сматывают шерсть или хлопок в мотки и катушки, но ткачеством занимаются мужчины. Мотки могут продаваться на рынке обоими супругами, но кто бы их ни продавал, доход от продажи принадлежит женщине, в то время как доход от сотканного изделия достается мужчине, поэтому женщины часто спешат продать именно мотки. У некоторых народов (афар, гуджи) строительство жилья также считается женским делом. В сельскохозяйственном производстве трудовые обязанности мужчин — пахать и сеять. У женщин они намного разнообразнее: отмерять семена для посева и ссыпать их в мешок, носить воду на поле мужчинам и рабочему скоту, пропалывать вместе с мужчинами бобовые культуры для корма скоту, помогать в сборе бобовых, гороха, чечевицы (однако только мужчины собирают ячмень и пшеницу) и управлении скотом при перевозке урожая домой, заниматься переработкой зерна (очисткой, сушкой, обмолотом, приготовлением пищи). Выращиванием овощей занимаются и женщины и мужчины, однако последний только готовит землю к посадке, все остальное делает женщина. Скотом также занимаются и те и другие, но здесь существует четкое разделение труда: женщина выполняет наиболее грязную часть работы. В наиболее трудном положении находятся одинокие женщины: они вынуждены оплачи- вать труд приглашенных для обработки поля мужчин, а также выпас своего скота в общественном стаде (или отдавать его на содержание родственникам). Несмотря на то что все населяющие Эфиопию этнические группы имеют аналогичную патриархальную структуру семьи, где основными критериями разделения труда являются пол и возраст, им присущи и некоторые различия, причем обусловленные не принадлежностью к определенной этнической общности, а скорее территориальным фактором. Так, проживающие в провинции Шоа оромо имеют много общего со своими соседями амхара и отличаются от оромо-арусси. У арусси женщины вносят значительно больший вклад в домашние и сельскохозяйственные работы, чем мужчины, а у амхара и оромо — меньший и по количеству часов и по физической нагрузке. Хотя причины такого различия полностью не выяснены, предположительно их связывают с более поздним переходом оромо-арусси от скотоводства к земледелию, в связи с чем мужчина, утратив ряд привычных ему функций, не приобрел новые. Женщины-арусси вовлечены в большинство видов сельскохозяйственной деятельности, за исключением пахоты (некоторые и пашут хорошо), — делают гряды для посева, полют, собирают урожай, молотят зерно с помощью крупного рогатого скота, провеивают мякину, на своих спинах переносят урожай к молотилке, а затем к зернохранилищу. Кроме того, они обязаны выполнять всю работу по дому, доить и кормить скот, ухаживать за садом (если он есть), торговать зерном, приготовленными дома напитками, овощами и фруктами, покупать или обменивать другие вещи, необходимые семье, и т.д. При этом женщины практически бесправны и не могут ни распоряжаться по своему усмотрению плодами своего труда, ни принимать решение. Таким образом, женщины имеют больше рабочих дней и меньше свободного времени. По подсчетам Ханны Кебеде, свободное время составляет у них 20% от полезного рабочего времени, а у мужчин — 30-35%2'. Для получения дополнительных средств на покрытие расходов на семью и личные нужды женщины повсеместно вынуждены заниматься, кроме своих основных обязанностей, изготовлением спиртных напитков, плетением корзин, выращиванием овощей и т.д. Результаты своего труда, а также масло, яйца, цыплят женщины продают на рынке, куда ходят два-три раза в неделю (в то время как муж ходит на рынок не чаще одного раза для торговли скотом или большим количеством зерна). Доход от продажи считается женским, но он идет полностью на нужды семьи, а не на нее лично. Так, из 244 опрошенных женщин моложе 30 лет на себя тратили деньги 39 человек, из 145 женщин 31-40 лет — восемь, из 75 старше 40 — всего лишь двое22. Тяжелое положение эфиопских женщин обусловлено не только непомерными трудовыми нагрузками, но и сохраняющейся высокой фертильностью, что негативно сказывается на ее физическом и психическом здоровье. Ранние браки приводят к тому, что 70% женщин к 20 годам вступают в брак и в среднем рожают уже дважды. Причем, наблюдается явная дифференциация в показателе числа детей в зависимости от места жительства и рода деятельности женщины. Так, в середине 80-х годов у жительниц Аддис-Абебы и работниц государственных сельхоз- ферм этот показатель был равен 2, у фабричных работниц он равнялся одному, а у крестьянок — 423. В Аддис-Абебе экономически активные женщины в среднем имели по 2,2 ребенка, а домохозяйки — 5,824. Столь высокая рождаемость в первую очередь вызвана отсутствием знаний о возможности планировать семью. Подавляющее большинство эфиопских женщин даже не представляют себе, что кто-то, кроме Бога, может решить, сколько у них будет детей. В то же время для ограничения рождаемости используются такие «народные» средства, как продолжительное (до трех и более лет) кормление детей грудью, что, в свою очередь, негативно сказывается на здоровье женщины. Хотя прерывание беременности считается незаконным, к нему также нередко прибегают, используя «народные» механические и лекарственные средства. Заинтересованность эфиопов в высокой рождаемости обусловлена не столько их религиозностью, сколько экономическими причинами — стремлением иметь как можно больше рабочих рук, что при очень высокой детской смертности требует постоянного детопроизводства. В связи с этим бесплодие, в котором традиционно обвиняют женщину (хотя известно, что оно может случиться и по вине мужчины), является трагедией для семьи, и женщины обычно очень волнуются по этому поводу,, тратя немалые деньги на священников и предсказателей. Несчастьем! считается и рождение двойни, так как их выживание менее вероятно из-[ за отсутствия у матери достаточного количества молока. Рождение ребенка почти всегда является радостью для семьи, поэтому обычно принимается большое количество различных мер для предотвращения несчастья, сглаза. По традиции у амхара беременные женщины скрывают свое состояние, о нем принято говорить только намеками: «Не делай тяжелой работы», «берегись солнца» и т.д. Женщина сразу же после родов прячется за специальную перегородку, сделанную мужем из ароматических растений (в прошлом — дикого оливкового дерева, в настоящее время — листьев и ветвей эвкалипта). Во время оздоровительного периода для отвода несчастья от матери и ребенка проделывается целый комплекс мероприятий: дважды в день сжигается ладан, отец заботливо хоронит плаценту новорожденного (мальчика — внутри дома, девочки — вне дома), мать охраняет ребенка от чьих-либо взглядов и солнца, на кровать кладут металлический нож, а на шею матери надевают металлическую цепь, во время и после родов отец стоит на часах с копьем в руке. Защите служат и молитвы, почти всегда обращенные к деве Марии25. Роды происходят обычно в доме. Только в Аддис-Абебе более половины из них проходят в больнице, в сельской местности такие случаи просто единичны, там при родах помогают повивальные бабки, соседки или родственницы. У некоторых народов (например, амхара) существует традиция арас — оздоровительный период для роженицы, во время которого за ней ухаживает мать, а работу по дому делают бабушка или другие родственницы. Обычно этот период продолжается 10-12 дней, но иногда длится и до 80 дней. Неравенство мужчин и женщин проявляется с первых минут их рождения. Так, у амхара, чтобы возвестить всем о рождении мальчика, отец стреляет из ружья семь раз или мать громко кричит об этом пять раз, при рождении девочки делаются три выстрела и три крика26. Не только роженицу с ребенком, но и людей, находящихся рядом с ними, церковь считает «нечистыми» и требует их ритуального очищения святой водой, что обычно осуществляется священником в доме роженицы на 12-й день. Крещение мальчиков происходит на 40-й день, девочек — на 80-й и сопровождается настоящим праздником: родственников, друзей и соседей приглашают сначала в церковь, затем на домашний пир, а они приносят подарки — деньги, одежду или бусы. Имя, полученное ребенком при крещении, хранится в тайне и используется очень редко, так как считается, что злые люди могут причинить человеку зло, используя его христианское имя. С дохристианских времен у народов Эфиопии существует традиция обрезания как мальчиков, так и девочек. У мальчиков это происходит на 8-й или любой последующий четный день, у девочек — на 7-й или в любой последующий нечетный день. Хотя данный обряд не воспринимается как инициация, так как совершается в очень раннем возрасте, ему присущи некоторый символизм и церемониальность. В назначенный день готовится соответствующая еда и для совершения операции в дом приглашается специальная женщина, за что ей дают еду (обычно инжир с острым соусом) и/или немного денег. Социальный статус таких женщин очень низок, поэтому их мало. Держит ребенка во время обрезания обычно близкая подруга матери, а сама мать закрывает уши и отворачивается, так как операция не только причиняет боль ребенку, но очень опасна и нередко приводит к осложнениям. Тем не менее матери по- прежнему верят, что она необходима, и проводящиеся периодически кампании по разъяснению ее вредности оказываются малоэффективными. Отец или другой мужчина стоит у входа в хижину с каким-нибудь металлическим оружием (например, кинжалом) в руке27. Несмотря на большое количество детей в эфиопских семьях, для Эфиопии характерны непрочность браков и большое количество разводов, что объясняется западными исследователями по-разному. Ева По- луха, например, считает, что они вызваны господством эфиопских женщин в семье, их экономической независимостью и традиционным уважением ряда их прав, в том числе на уход из семьи28. Совсем противоположное мнение высказывает Е.Панхерст, которая видит основные причины разводов в экономических факторах — нищете и голоде, обусловливающих неудовлетворенность жизнью и напряженность в семейных отношениях. Хотя она и признает, что развод используется женщинами как выражение их независимости, возможность уйти от неудовлетворяющих ее отношений и искать лучшие29. Действительно, если заключение брака, когда жених и невеста даже не знают друг друга, обычно совершается по экономическим соображениям, без учета эмоционального фактора, то развод обусловливается более сложными как экономическими, так и эмоциональными причинами. Для мужчин поводом служат нарушение женой супружеской верности, ее бесплодие, плохое содержание дома, неповиновение мужу и подрыв его авторитета. При этом отсутствию наследника придается особое значение. В Гражданском кодексе, в частности, предусмотрено, что мужчина может развестись с женой или привести в дом другую женщину, если его жена не может родить ему сына. Женщины обычно называют более разнообразные причины — побои и грубое обращение мужа, особенно после выпивки в субботу (такая реальность отразилась в эфиопской пословице «Женщина и обезьяна нуждаются в палке»), нарушение им супружеской верности и растрату денег, чрезмерную трудовую нагрузку (в том числе уход за крупным рогатым скотом), плохие отношения со свекровью, ограничение возможности какой-либо деятельности и передвижения, частые половые сношения, приводящие к нежелательным беременностям, тоску по родным (особенно при первом замужестве), большую разницу в возрасте. Поэтому в большинстве случаев инициаторами развода бывают женщины. В то же время, как правило, и мужчины и женщины вскоре заключают повторный брак. Причины этого — неустойчивое и ненадежное положение одиночки, особенно мужчины, из-за четкого разделения труда в семье. Мужчина без женщины подвергается общественному порицанию и даже насмешкам за то, что должен сам о себе заботиться, а женщина без мужской защиты и помощи социально и экономически уязвима, особенно при отсутствии в хозяйстве взрослого сына. В связи с этим повторный брак для женщин является правилом, только вдовы далеко не всегда выходят замуж повторно. і Отсутствие мужа в доме является нежелательным, так как приводит не только к чрезмерной физической нагрузке, но и к падению социального статуса (наиболее высок он у женщин, имеющих независимый доход и находящихся в стабильном браке). В деревне одиноким считается тот, кто живет один и/или является главой семьи, что нередко происходит, когда муж, мигрируя в город в поисках работы, не возвращается и жена вынуждена возглавить семью (особенно подобная ситуация характерна для северных и юго-западных районов страны). Одиноких женщин можно разделить на две группы. Большинство составляют вдовы и разведенные в период между двумя браками, меньшинство — разочарованные и не желающие вступать в повторный брак. Как правило, первые живут с родными, реже, если позволяет экономическое положение, одни. Вторые, имея незначительные средства к существованию, обычно в поисках заработка покидают родные места и мигрируют в город, где работают в барах, отелях, ресторанах, иногда водоношами, занимаются мелкой торговлей, в частности изготовлением и продажей алкогольных напитков. В крестьянской среде узы семьи традиционно были более прочны, чем среди жителей городов и лиц наемного труда. В последние годы наметилась тенденция к сокращению числа разводов, что опять же вызвано экономическими факторами, прежде всего распределением земли после земельной реформы, в соответствии с которой при долевом участии на владение землей женщине при разводе трудно получить землю. В прошлом большинство разводов совершалось по решению совета старейшин прямо на местах. Существовала процедура, когда государственные суды отсылали дела о разводах старейшинам, а те, в свою очередь, представляли им готовые решения. После свержения монархии их место заняло руководство крестьянских ассоциаций. Особые привилегии законодательство дает мусульманам, передавая решение семейных дел, в том числе о разводе, особым мусульманским судам, созданным с разрешения императора в 1942 г. и действующим на основе шариата. По сложившейся традиции после заключения брака имущество каждого из супругов считается раздельным, т.е. муж или жена не имеют прав на имущество своего партнера. В случае развода, независимо от его мотивов, собственность, принадлежащая каждому из супругов до брака, возвращается полностью тому, кому она принадлежала, а утрата такой собственности является утратой соответствующего супруга; приданое (если невеста давала его при вступлении в брак) возвращается жене, любая прибыль, полученная во время брака, делится поровну между супругами30. Однако согласно Гражданскому кодексу (ст. 691) в случае развода раздел общей собственности зависит от вины супругов (неверность, уход из дома и др.) и тот, кто виновен, может потерять всю свою долю общей и одну треть личной собственности. Несмотря на кажущееся равноправие во владении собственностью во время брака, муж и жена отнюдь не являются равноправными собственниками, так как жена не может распоряжаться по своему усмотре- нию, не посоветовавшись с мужем, не только имуществом, но и получаемым от дополнительной деятельности личным доходом. В противном случае происходит семейный конфликт. В случае смерти одного из супругов кодекс устанавливает равное право на наследство (ст. 837). Однако супруги имеют право на него только при наличии завещания. Если оно отсутствует, их прямыми наследниками являются дети, а затем родители (ст. 842, 843). Такая же традиция существует и в отношении земли: если во время брака один из супругов унаследовал или получил в дар землю от своей семьи, другой супруг может лишь пользоваться ею в течение жизни, а после смерти земля возвращается к семье, которой принадлежала ранее. Жене, только благодаря детям унаследовавшей землю мужа, разрешалось пользоваться ею, но не распоряжаться или передавать своим родственникам. Женщины подвергаются определенной дискриминации и в отношении опеки над детьми. В соответствии с Гражданским кодексом во время брака родители обязаны вместе воспитывать своих несовершеннолетних детей, но, если отец может проявить свою власть, мать должна в случае спора обратиться к семейному арбитру. Отец не только передает родовое имя детям, т.е. фамилию, но и выбирает им первое имя, а также определяет их местожительство. При разводе или раздельном проживании родителей опека над детьми назначается семейным арбитром. Детей до 4 (иногда 7) лет оставляют с матерью, если она способна заниматься воспитанием ребенка, а отец обязан оплачивать его содержание. По достижении ребенком соответствующего возраста отец получает право на опеку над ним и детей обычно делят: дочерей оставляют матери, сыновей отдают отцу. Однако потребности отца учитываются в первую очередь, и при желании он может забрать и сыновей и дочерей в качестве «рабочей силы» (особенно для помощи по уходу за скотом). Если отец не забирает ребенка и тот остается с матерью, отец оплачивает содержание девочки до ее вступления в брак, мальчика — до достижения им совершеннолетия. Тяжелые условия жизни нередко вынуждают сельских жителей переезжать из родной деревни в город в поисках лучшей жизни. Иногда они мигрируют всей семьей, но чаще — поодиночке. Среди женщин это прежде всего разведенные, которые составляли в середине 80-х годов в маленьких городах 60%, в крупных — 40, а в Аддис-Абебе — 73% от общего числа проживавших там женщин31. Главной сферой приложения женского труда в городе остается неформальный сектор экономики, сфера услуг: уборка улиц, строительные работы, сбор и продажа дров, приготовление алкогольных напитков (телла, тадж) и т.д. Отсутствие кормильца и необходимость самим зарабатывать на жизнь, сложности трудоустройства, отсутствие необходимых средств для существования и другие факторы нередко приводят к проституции. Насколько тяжела жизнь женщин в городе, хорошо видно на примере носильщиц дров, одного из самых распространенных видов деятельности женщин, мигрировавших в Аддис-Абебу из сельской местности в поисках работы. По оценке, в столице им занимаются свыше 6 тыс. женщин, в основном молодых (более 40% из них моложе 20 лет) и одиноких (около половины не имеют мужа, еще 15% являются главой семьи в связи с тем, что муж болен или живет отдельно). Их тяжелый труд —* ежедневный 30-километровый путь с весом в 30 кг — считается нелегальным или полулегальным, в связи с чем их ловят лесники, крестьяне, просто воры, отбирающие у них дрова, что вынуждает многих работать ночью или ранним утром, а это еще пагубнее отражается на их здоровье32. Положение женщин, занятых в современном секторе экономики, значительно лучше, так как их интересы защищает трудовое законодательство: им предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск, отпуск по болезни и беременности (в том числе дородовый и послеродовый дополнительный отпуск по справке врача)33. Однако число женщин в этом секторе остается очень незначительным (в основном они работают на текстильных фабриках, занимаясь неквалифицированным низкооплачиваемым трудом). Прежде всего это вызвано тем, что до недавнего времени работа женщин вне дома воспринималась обществом негативно. Только в последнее время отношение родных к работающей женщине стало меняться, так как получаемый ею дополнительный доход является важным вкладом в семейный бюджет. Так, при опросе, который проходил в середине 80-х годов среди родных работниц текстильной фабрики, 35 мужей из 37 и 25 родителей из 30 сказали, что одобряют работу своих жен и дочерей34. Другая причина — ограничение доступа женщин к профессиональному обучению и, как следствие, отсутствие у них необходимой квалификации. Формально дискриминации женщин в отношении занятости не существует: в соответствии с Законом о труде им предоставлены равные с мужчинами права. В действительности же на их пути при устройстве на работу встречается намного больше трудностей — им обычно предоставляют низкооплачиваемую работу, за выполнение одинаковой с мужчиной работы платят меньше и т.д. Вовлечение женщин в сферу производства в значительной степени способствует их социализации. В семьях, где жена работает по найму, с ее мнением считаются. Так, при опросе работниц одной из прядильных фабрик выяснилось, что в 27% семей решение принимает только она, а в 73% — совместно с мужем. На вопрос, замечают ли они превосходство своего мужа, 31% ответил положительно и 69% — отрицательно35. В сельской местности социализации женщин содействовало создание укрупненных деревень («виллиджизация»), привнесшее в их образ жизни значительно больше изменений, чем у мужчин, благодаря появившейся возможности частого общения. Особенно выиграли семьи, где главой является женщина, так как во многих отношениях прожить в деревне рядом с соседями, готовыми всегда прийти на помощь, значительно легче, чем одним, изолированно. В то же время усиление общественных контактов в какой-то степени содействует социальной напряженности, а иногда даже развалу семьи, предоставляя больше возможностей для неверности и огласки среди окружающих. Эмансипации и социализации женщин Эфиопии наряду с объективным в некоторой степени содействует и субъективный фактор — деятельность женских организаций: при монархическом режиме этими во- просами занималась Ассоциация содействия благосостоянию эфиоп* ских женщин, после — Ассоциация революционных женщин Эфиопии (АРЖЭ). Деятельность первой была ограничена пределами столицы, вторая имела свои ячейки по всей стране, но работа и той и другой была малоэффективной. Личные беседы с женщинами показали, что работа АРЖЭ ассоциируется у них только с нежелательными денежными поборами. Вступив в ассоциацию, они обязаны были платить взносы: первоначально 1,8 быры в год, а к концу 80-х — 3 быры. Характерно, что эта плата, как и все другие, осуществлялась мужчиной и не рассматривалась как обязанность женщины. Половина собранных средств оставалась на местах, другая — отправлялась в административный центр региона. Никаких членских билетов, как это было для членов крестьянских или молодежных ассоциаций, не существовало: в случае переезда обычно запрашивалась у руководства местной женской ассоциации бумага, подтверждавшая членство. Деятельность АРЖЭ по повышению политического и образовательного уровня женщин, а также обучению их каким-либо практическим навыкам также была неэффективной. Полученные на специально организованных занятиях навыки гончарного дела, шитья, изготовления мебели и другие в повседневной жизни не востребовались и забывались. Елена Панхерст, проживавшая в течение ряда лет в сельской местности в Эфиопии для изучения жизни местных женщин, описывает случай, когда в одной из деревень на деньги, накопленные от членских взносов, была приобретена швейная машинка и одну из женщин научили на ней работать. Однако это умение никогда ею не использовалось, так как сначала в связи с рождением ребенка ей было просто некогда этим заниматься, а позднее все полученные навыки забылись. В результате машинку сдали в аренду мужчине, который и шил одежду, а полученные за аренду деньги пересылались национальному или региональному отделениям ассоциации36. Несмотря на постоянные напоминания региональных организаций, не привилось и празднование новых государственных и международных праздников (например, 8 марта). Возглавляла местную ассоциацию обычно грамотная женщина, являвшаяся главой семьи. Однако ее деятельность была практически подчинена руководству крестьянской ассоциации, состоявшему исключительно из мужчин. Она должна была обращаться к нему даже за содействием в сборе взносов или организации собрания. В обеспечении женщин землей женская ассоциация также не принимала никакого участия, так как это являлось прерогативой крестьянской ассоциации. Таким образом, женские ассоциации стали не средством поддержки и эмансипации женщин, а одним из рычагов государственного давления. Таким образом, даже после свержения монархии в 1974 г., когда в Эфиопии началась полоса радикальных преобразований, мало что изменилось в жизни эфиопской семьи. Это подтверждается многочисленными исследованиями, проведенными как эфиопскими, так и зарубежными специалистами. Так, по данным полевых исследований Евы Полухи, и в конце 70-х годов женщины не имели возможности влиять на решение дел не только в общине, но и в собственной семье37. Исследование на тему о положении женщин в Эфиопии, проведенное в середине 80-х годов группой представителей международных и эфиопских организаций, наглядно показало, что во всех сферах общественной жизни мужчины сохранили свое доминирующее положение38. Личные наблюдения, сделанные автором данной главы во время полевых исследований в начале 90-х годов, подтвердили, что изменения в семейно-брачных отношениях затронули исключительно городское население страны, и прежде всего ту его часть, которая достигла достаточно высокого уровеня образования: стандарты и образ жизни представителей этой социальной среды в той или иной степени становятся схожими с европейскими. В сельской местности кампания по борьбе с неграмотностью и расширение школьного обучения мало повлияли на жизненный уклад семьи, так как экономические условия ее существования остались теми же. Государство, предоставив женщинам в своих законах более широкие права, чем в обычном праве (на членство в общественных организациях и производственных ассоциациях, на образование и профессиональную подготовку, на занятость по найму и др.), не смогло создать условий для их действительной реализации. До настоящего времени семейный уклад и общественные институты поддерживают неравенство мужчин и женщин. 1 Ethiopia Observer. Addis Ababa, 1957, vol. 3, № 3, p. 104. 2 Civil Code of the Empire of Ethiopia. Proclamation. № 165/1960. Addis Ababa, 1960. 3 Zenebe Work Tadesse. Overview on Ethiopian Women. — Women: Miscellanea. 1. Addis Ababa, 1975, p. 35. 4 Shack W.A. The Gurage. L., 1966, p. 113-114. 5 Nathan Marien. Laws Affecting Women. — Ethiopia Observer. Addis Ababa, 1957, vol. 1, № 3, p. 94. 6 Мир африканской деревни. М., 1997, с. 147-148. 7 Pankhurst Н. Women, the Peasantry and the State in Ethiopia. Edinbourgh, 1990, p. 164 (Ph.D.Thesis). 8 Nathan Marien. Laws Affecting Women, p. 94. 9 Pankhurst H. Women..., p. 158; Civil Code... 10 Nathan Marien. Laws Affecting Women, p. 94. 11 Мир африканской деревни, с. 148. 12 Pankhurst H. Women..., p. 159-160. 13 Мир африканской деревни, с. 148. 14 Синицына И.Е. Человек и семья в Африке. М., 1989, с. 51-52. 15 Мир африканской деревни, с. 148. 16 Pankhurst Н. Women..., р. 169. 17 Там же, с. 143-144. 18 Fobes Я. From Red Sea to Blue Nile. L., 1925, p. 73. 19 Parkyns M. and Johnston Ch. Women’s Life and Work in Old-Time Ethiopia. — Ethiopia Observer. 1957, vol. 2, № 1, p. 32. 20 Там же, с. ЗО. 21 Hanna Kebede. The, Role of Women in the Agricultural Sector. A Paper Presented at a Seminar held by the Ministry of Land Reform. Addis Ababa, 1975. p. 56. 22 Lakew Woldetekle and Hirut Terefe. Study of the Situation of Women in Ethiopia (Economic and Social Perspective). Addis Ababa, 1986, p. 69. 23 Lakew Woldetekle and Hirut Terefe. Study of the Situation..., p. 32. 24 Meseret Bihonegn. Determinants of Female Labour Force Participation in Ethiopia: The Case of Addis Ababa. Addis Ababa, 1988 (Thesis). 25 Pankhurst H. Women..., p. 193-194. 26 Semagne W. Gebriel. The Status and Role of Women in Pre- and Post- Revolution Ethiopia. Addis Ababa, 1986 (Thesis), p. 16. 27 Pankhurst H. Women..., p. 196-197. 28 Poluha E. Central Planning and Local Reality: The Case of a Producer Cooperative in Ethiopia. — Studies in Social Anthropology. Stockholm, 1989, № 23, p. 63. 29 Pankhurst H. Women..., p. 178. 30 Nathan Marien. Laws Affecting Women, p. 95. 31 Analytical Report on Result for Addis Ababa. Office of the Population and Housing Census, Commission of the Population and Housing Census of Ethiopia. Addis Ababa, 1984, vol. 1, № 1, p. 147; Lakew Woldetekle and Hirut Terefe. Study of the Situation..., p. 14. 32 Fekerte Haile. Women Fuelwood Carriers in Addis Ababa and the Periurban Forest. Geneva, 1991, p. 1,5. 33 Labour Proclamation. № 54/1975. — Negarit Gazetta. Addis Ababa, 1975, №11. 34 Sebehat Daniel. Women Employment and its Impact on the Family (A Case Study of Akaki Textile Factory). Addis Ababa, 1986, p. 48 (Thesis). 35 Tekabo Habtemichael. The Participation of Ethiopian Women in the Labour Force, Particularly in Industry, with Particular Reference to Adey- Abeba Yarn Factory. Addis Ababa, 1986, p. 32, 35 (Thesis). 36 Pankhurst H. Women..., p. 54. 37 Poluha E. A Study in Two Woredas on the Economic Activities of Peasant Women and Their Role in Rural Development. FAO. W/Q. 3255. Rome, 1980. 38 Lakew Woldetekle and Hirut Terefe. Study of the Situation...
<< | >>
Источник: Н.А.КОЧНЕВА. Традиционные культуры африканских народов: прошлое и настоящее. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН.. 2000

Еще по теме ТРАДИЦИИ СЕМЬИ И БРАКА У НАРОДОВ ЭФИОПИИ:

  1. ТРАДИЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ ВОСПИТАНИЯ. ТРАДИЦИИ СЕМЬИ И БРАКА
  2. § 2. Понятие брака и семьи
  3. ТЕМА. ГОСУДАРСТВО И ИНСТИТУТ СЕМЬИ И БРАКА
  4. ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ НА ОСНОВЕ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ БЕЛОРУССКОГО НАРОДА А.И. Осипов
  5. 10.4. Прекращение брака. Недействительность брака
  6. Эфиопия
  7. Восточный Судан. Эфиопия
  8. Переход Италии к полномасштабной войне против Эфиопии
  9. ДА. Баранов ОБРАЗ СОВЕТСКОГО НАРОДА В РЕПРЕЗЕНТАТИВНЫХ ПРАКТИКАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ СССР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX в.*
  10. Глава III ДАННЫЕ ПО АНТРОПОЛОГИИ НАРОДОВ СОПРЕДЕЛЬНЫХ СТРАН И ВОПРОС О СТЕПЕНИ ИХ УЧАСТИЯ В ЭТНОГЕНЕЗЕ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  11. 3.1. Философия «национальная» и «универсальная». Институт философии КАК НАСЛЕДНИК ТРАДИЦИЙ ФИЛОСОФСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ мысли Беларуси ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ БЕЛАРУСИ: ЗАРОЖДЕНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ТРАДИЦИИ В.Б. Еворовский
  12. Глава 5. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ БРАКА.
  13. § 4. Расторжение брака
  14. К ПОНИМАНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ ЧЕРЕЗ ТИПЫ МЫШЛЕНИЯ. (К СЕМИОТИКЕ ПОНИМАНИЯ ТИПОВ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ)
  15. Глава 4. ПРЕКРАЩЕНИЕ БРАКА