<<
>>

ГЛАВА I ВОПРОСЫ ЭТНИЧЕСКОГО СОСТАВА НОГАЙЦЕВ

В этническом составе ногайцев до настоящего времени сохранились названия конкретных родов и племен, что облегчает изучение поставленных в настоящем труде вопросов. При этнографическом изучении ногайцев главное - установление основных компонентов, вошедших в этнический состав данного народа. Это тем более важно, что по отношению к племенам и родам, составившим ногайский народ, данные обширны. Вряд ли оправдано то, что об истоках этого народа следует судить по этнониму «но- гай», вернее будет сказать, как многие теперь и делают, о сложении его из выходцев отдельных племен и родов.

Поэтому в исследовании приводится материал по этнонимике племен и родов, отражающих важнейшие этапы формирования ногайского народа. Применяется и метод сопоставления по ономастике, которым пользуются многие ученые. «Ономастический материал широко привлекается советскими исследователями этногенеза и этнической истории народов Средней Азии как историками, этнографами, так и лингвистами (С. П. Толстов, Т. А. Жданко, Н. А. Баскаков, С. М. Абрамзон, Б. X. Кармышева, Г. П. Васильева, Б. В. Андриа-

Вопросы этнического состава ногайцев

Глава I

нов, В. В. Востров и М. С. Муканов и др.), проводившими, в частности, сопоставление этнонимов - названий родоплеменных подразделений современных народов Средней Азии - узбеков, туркмен, каракалпаков и др. - с названиями средневековых предков этих народов - печенегов, огузов, кыпчаков, ногаев - или отдельных племен в составе этих народов» [Толстова, 1978. С. 7].

Этническую историю ногайцев как части тюркоязычного мира нельзя рассматривать и в отрыве от их соседей, с которыми на протяжении веков они имели непосредственные контакты.

Первым этапом начала формирования ногайского народа был период с IV в. до X в., когда древнетюркские племена мигрировали из одних регионов в другие. В эти века прослеживаются пути образования, распада, интеграции племен, позже влившихся в состав ногайского народа. Поэтому можно сказать, что этногенез ногайцев связан с тюркскими племенами (IV—VIII вв.), средневековыми компонентами являются племена Печенежского (IX-XI вв.), Кыпчакского (Половецкого- ХІ-ХІII вв.) союзов, Золотой Орды (XIII-XV вв.) и самое главное - Ногайской Орды (XIV-XVII вв.). Формирование ногайцев, как и многих других народов, шло в общении не только с тюркским миром, но и другими соседями, ибо «многовековое непосредственное общение восточных славян, руссов с различными восточными, в первую очередь, с тюркоязычными племенами и союзами племен, обитателями в южнорусских степях, в Поволжье, Крыму, на Северном Кавказе, нашло отражение в этногенезе, словарном составе, быте и в жизни наших предков» [Кононов, 1974. С. 9].

Формирование ногайского народа происходило в сложных этнических взаимосвязях местных племен и представителей племен, вошедших в орбиту миграций в результате захватнической войны золотоордынских ханов. Поэтому этнический состав ногайцев непосредственно связан с этническими процессами, происходившими на обширной нынешней территории Южной Сибири, Средней Азии, Казахстана, Нижнего Поволжья, Северного Кавказа, Северного Причерноморья. При этом становление и развитие народа шло в условиях влияния патриархально-родовых пережитков на весь общественный уклад. Одним из укоренившихся в психологии ногайца пережитков было и остается сознание принадлежности к определенному роду (несил), племени (ырув).

Жизнь ногайца

была связана с жизнью родственников, которые были рядом в радостные и трудные времена. Каждый ногаец старался сохранить эти связи. Для этого он должен был знать свою принадлежность к определенному роду, племени. Таким образом переплетались вопросы этнического состава с другими институтами нелегкой жизни скотовода или земледельца. Поэтому в вопросах этнической истории ногайского народа и его этногенеза много ответов хранит этнографическая наука. Она может осветить этнические компоненты народа, территорию, на которой происходил процесс формирования этих компонентов, очередность их участия в сложении ногайцев. Этнографические источники обогащают фактическую сторону исследований, помогают избежать односторонности в освещении различных вопросов науки. Касаясь этой проблемы,

С.              М. Абрамзон, на наш взгляд, верно заметил, что «при правильном и внимательном использовании даже относительно поздних этнографических материалов, при строго научном к ним подходе они могут пролить свет на более ранние периоды этнической истории» [Абрамзон, 1971. С. 78]. Также на смежной территории непременно шло взаимопроникновение племен и народов, 4to было характерно особенно в среде кочевого населения, например родственных ногайцам казахов [Бекмаханова, 1980. С. 127-131].

Ногайский народ и в настоящее время хранит этнические компоненты, отражающие его структуру. К сожалению, это иногда не учитывается; исследователи исходят из этнонима «ногай», полученного якобы народом в результате образования Ногайской Орды или по имени его главы - хана Ногая. В составе этой Орды были представители различных племен и родов. Можно согласиться в некоторой степени с мнением Р. Г. Кузеева, что «основное население Ногайской Орды составляли племена, некогда (в XIII в.) входившие в состав войск Ногая - золотоордынского темника из рода Джучи» [Кузеев, 1974. С. 489]. Большое влияние оказала и сама Золотая Орда, в составе которой были предки и современных татар, узбеков, ногайцев, казахов, которые «населяли основную территорию Золотой Орды» [Закиев, 1993. С. 126]. Установление этих родов, племен и их названий, географическое и хронологическое исследования будут способствовать выявлению включения их в состав не только ногайцев, но и других народов.

Казахский ученый Ч. Валиханов столкнулся не только с тем, что в состав среднеазиатских народов вошли представители многих племен, вошедших в состав ногайцев, но и с тем, что они определенное время были в составе Ногайской Орды, кочевья которой, по словам М. Г. Сафаргалиева, простирались от Иртыша до Дуная, включая Северный Кавказ. «Согласно данным, имеющимся в ногайских делах и других актовых материалах, в XVI в. в составе Ногайской Орды находились племена: мангыты, найманы, кунграты, китайи, кипчаки, кияты, тангучаны, когины, алчины, гублаки, кан- лыки, кираиты, байгуры, тайджугы, боргасмы, турхмены, аски» [Сафаргалиев, 1949. С. 35]. Данные племена располагались по широким просторам обитания ногайцев. «Некоторые районы Северного Кавказа, в частности Пятигорье (Бештау), входили в область кочевания ногайцев в XIV-XV вв. В XV-XVIII вв. часть равнинных территорий Северного Кавказа, некоторые земли Приазовья, Причерноморья, горные области по Кубани, Зеленчукам, Баксану, Тереку становятся местами не только кочевания, но и оседания групп ногайцев» [Анчабадзе, Волкова, 1993. С. 37].

В середине XVII в. часть ногайцев жила оседло около Анапы. Эти данные подтверждаются и другими источниками, в которых перечисляются родоплеменные наименования ногайцев на разных местах обитания.

В 1649 г. в документах Астраханского губернского правления значились «родства»: «Араслан- Белекское, Асское, Буркутское, Бурлатское, Казан-Улаклынское, Каплытское, Кипчатское, Карамангытское, Куланчинское, Кара- найманское, Келечинское, Кенегезское, Крыкское, Курнатское, Кытайское, Минское, Покусское, Обамынское, Оймаутское, То- гунчинское, Трюкменское, Туйлагабайрамское, Шангурское, Югурское, Юшунское, Эсебей-Мангытское» [Акты исторические, 1892. С. 3]. А в 1803 г. при описании живущих за Кубанью народов сказано, что «Орда Ногай мангытских состояла из многих аймаков: аксюрюв, батирген, байулу, дарым, борлак, бу- ларык, канли, кара-кибчак, кара-мангит, келечи-булак, келечи, кыбчак, кирейты, кирк, китай, киупшун, кыят, крык или коврат, мангит, найман, нюкус, такчи, тама, уйшюнь, шахманчи, аби- тама» [РГВИА. Ф. 414. Ед. хр. 434. JI. 278]. Налицо множество родов и племен, входивших в состав ногайского народа. Так что

В.              Н. Татищев не без основания писал, что «ногай был величайший народ около Астрахани, наполнял всю степь меж гор Кавказских до Яика и по Волге до Суры» [Татищев, 1769. С. 293]. Современный исследователь В. Г. Садур отмечает, что «ногайцы сыграли роль в становлении всех тюркоязычных народов Причерноморья, Поволжья и зауральских степей, в том числе - практически всех групп татар» [Садур, 1983. С. 7].

Самоназвание ногайцев (ногай) многие ученые возводят к имени хана Ногая. «Названия народов по собственным именам вождей племенных союзов после распада Золотой Орды встречаются довольно часто, сравните, например, ногайцы - по имени Ногая (умер в 1299-1300 гг.), праправнука Чиигиз-хана, узбеки - по имени хана Узбека, внука Менгитимура, который был в свою очередь внуком Бату (Батыя)» [Баскаков, 1973. С. 148]. Думается, что это мнение не бесспорно. Дело в том, что имя Ногай предкам ногайцев - древним тюркам - было известно еще в V веке [Бичурин. Т. I. С. 196]. Может быть, это имя тотема, т. е. так, как это было принято в древности, и оно всплыло через века. Предкам ногайцев этот прием должен был быть известен потому, что и у их соседей было так. Многие народы называли своим родоначальником того или иного зверя. Так, тибетцы считали своими предками самца обезьяны и самку ракшаса (лесного духа), монголы - серого волка и лань, телесцы - тоже волка и дочь хуннского шаньюя, а тюрки - хуннского царевича и волчицу [Гумилев, 1967. С. 22].

Помимо этого «...мужские половецкие и вообще тюркские имена, как известно, часто связаны с названиями и кличками собак; сравните: Ковак (Кобяк), букв, собака, Barag (Барак) - кличка собаки с длинной шерстью, Ijt - IjtLer (Ийт - Ийтляр), букв, собака, собаки - имена других половецких князей, из которых имя Ковак - Ковек встречается в «Слове...»; Nogaj (монг. noxal) - пес, собака - имя золотоордынского полководца Ногая (1299-1330), сына Татара, внука Бувала и правнука Джучи (сына Чингисхана)» [Баскаков, 1985. С. 153]. То есть именование человека названием животного было распространенным явлением.

Но есть и другое мнение. Например, Д. Айтмуратов считает, что этноним «ногай», употребленный как название союза племен юго-восточной Европы, произошел от значения «косы» или «бич»

[Айтмуратов, 1986. С. 182]. Поэтому связывать этноним ногай с именем хана Ногая не представляется обоснованным, скорее всего, он отголосок тотема, а имя хана Ногая консолидировало вошедшие под его начало роды и племена.

Письменные источники свидетельствуют, что в состав ногайцев были включены представители разных племен, в том числе и рассеянных ураганом золотоордынских завоеваний по просторам Азии и Европы. Представители этих племен впоследствии вошли в состав и современных народов. Это не единичное мнение. С. М. Абрамзон пишет: «Ногайские этнические элементы восходят к эпохе Золотой Орды. Они связывают ряд киргизских племен с племенами кочевых узбеков Дешт-и-Кипчака и с племенами казахов и каракалпаков. Среди названий племен у ногайцев Северного Кавказа около десятка являются общими с этнонимами киргизов: найман, кып- чак, конгырат, катаган, уйгур, ктай и др.» [Абрамзон, 1971. С. 66]. По М. Г. Сафаргалиеву, «ряд племен, ранее входивших в состав Ногайской Орды, ушел к казахам, узбекам или башкирам» [Сафарга- лисв, 1949. С. 35]. Ногайские группы остались и среди башкир, о чем свидетельствуют сохранившиеся названия родов у них: ногай- юрматы, ногай-кыпчак, ногай-бурзян [Кузеев, 1974. С. 487].

Интересную мысль недавно высказал В. В. Трепавлов. Он считает, что к «80-м годам XV в. сформировался относительно устойчивый контингент жителей Мангытского и ассоциированных с ним юртов, который «дозрел» до надплеменного определения. Таким определением стало слово «ногай», происхождение которого достоверно не выяснено. Ногаями стали называть подчинившихся мангытскому бию номадов безотносительно к их племенной принадлежности» [Трепавлов, 1995. С. 203-204].

Как происходили распад и рассредоточение входивших в Ногайскую Орду племен по разным регионам, уже исследовано (рис. 1) [Кочекаев, 1988]. Этническое рассредоточение ногайцев на Северном Кавказе хорошо прослежено в исследовании Н. Г. Волковой [Волкова, 1974]. В ходе этнических связей некоторых племен и родов они оказались в составе соседних народов, а части соседних народов входили в состав ногайского народа и оставались в нем, образуя отдельные роды. Например, есть мнение, что мишари - одна из самых крупных этнических групп, принимавших участие в формировании волжских татар, также частично «вошла в состав русских,

Рис. 1. Карта Крыма и Восточного Ногая (1784 г.), приложенная к немецкому изданию Тунманна (факсимиле, увеличенное в 2 раза)

башкир, ногайцев, мордвы, чувашей» [Закиев, 1993. С. 128]. Поэтому представителей вышеуказанных племен и родов, вошедших в состав ногайского народа, можно найти на обширной территории расселения народов Сибири, Урала, Поволжья, Средней Азии, Казахстана, Северного Кавказа, Крыма, юга Украины и Молдавии, среди разноязычных народов и с разной религией. Потомков ногайцев можно найти и среди «литовских татар» [Черенков, 1983]. При исследовании этнического состава киргизов, останавливаясь, в частности, на происхождении группы джстиген, было отмечено, что «племени джетиген приписывается «ногайское» происхождение» [Абрамзон, 1971. С. 34]. Таких выводов у современных исследователей множество. Например, киргизский ученый И. Б. Молдобаев, изучая эпос «Манас», выявил в нем этнонимы: дермен, канглы, катаган, конгурат, мангыт, найман, ногай, турк, катаган, встречаемые у узбеков; кыпчак, конгурат, канглы, катаган, туркмен, мангыт, бозак, встречаемые у каракалпаков; кара тума, ак тума (тана), встречаемые у туркмен [Молдобаев, 1993. С. 16]. Добавим, что все эти этнонимы и поныне встречаются среди почти всех групп ногайцев. Во время путешествия в XIX в. Ч. Валиханов у киргизов записал, что те из них «...живущие в горах и долинах Иссык- Куля, говорят, что в землях их прежде кочевали ногай и что сами они частью происходят от смешения с этими ногайцами, говорят так же, что на берегу их озера прежде было несколько городов ногайских, но землетрясение оборвало берег» [Валиханов, 1961. С. 209].

Истории известен «ногайский период» в формировании народов Евразии XIII-XV вв., когда в золотоордынское время, особенно в ногайский период - XV-XVI вв., происходят активные передвижения кыпчакских и кыпчакизированных этнических и родоплеменных групп, которые в разной степени влились в состав тюркских этносов от Оки до Оби и оказали этнокультурное и этноязыковое влияние на их формирование. При этом существенное значение имело то, что в период апогея политического развития Ногайской Орды под ее протекторатом находился огромный регион от Волги и низовьев Камы на западе и до Иртыша на востоке, т. е. значительные части современных территорий, населенных татарами, башкирами и западносибирскими тюркскими группами. Именно к этому времени восходит довольно внушительный корпус родоплеменной этнонимии, являющейся общей (в разных сочетаниях) для башкир, поволжских и западносибирских татар и ногайцев (кыпчак, кара-кыпчак, карагай,

кидань-ктай - катай, шитяк-истяк, ногай - нугай, чат-шад-шады- шиды, каратаулы, сыскан, токус-тогыз, торна-турналы-тырнаклы и др.). О том, что в ногайский период сложилась существенная часть общего этнического компонента тюркского населения от Волги до Иртыша, свидетельствует и то, что в средневековой литературе сибирских и казанских татар (нередко и башкир) называли нугаями, восточных башкир и некоторые группы сибирских Tatap - иштя- ками (истяками), а для тобольской, тюменской и татарской группы этноним «нугай» был самоназванием, что в высшей степени примечательно [Кузеев, 1989. С. 236-237].

Существующие среди ногайцев этнонимы помогают выявить картину их происхождения и связей. Этому способствуют и этнографические материалы. Р. Г. Кузеев в этом плане правильно замечает, что историко-этнографическая интерпретация родоплеменной этнонимии охватывает этногенетическую проблематику шире, обычно с полнотой, соответствующей накопленному материалу [Кузеев, 1973. С. 19]. Не забудем при этом, что, как писал

В.              М. Жирмунский, «...в этническом отношении ногайцы, как и другие кочевые народы кыпчакских степей, сложились из осколков более древних тюркских и монгольских кочевых племен» [Жирмунский, 1974. С. 417]. Ногайцы, будучи в прошлом кочевниками и полукочевниками, смешались, главным образом, с кочевой тюркоязычной средой, которая еще в конце V в. «успела распространиться далеко на запад от Алтая, в стране, где жили гузы, канглы, или печенеги, древние болгары и гунны» [Гумилев, 1967. С. 25].

Этнический состав ногайцев привлекал внимание немногих исследователей. К ногайской этнонимике обращались М. Г. Сафар- галиев, Т. А. Трофимова, В. М. Жирмунский и многие другие, чьи работы будут использованы по ходу описания этнонимов. Но отдельных работ с краткой характеристикой истории происхождения, наличия их в среде не только ногайцев, но и родственных им народов пока очень мало. К тому же малая изученность этнического состава ногайцев дала возможность допустить неточности при сопоставительных анализах родоплеменной структуры тюркских народов. Интересная таблица была составлена Т. А. Трофимовой в конце 1940-х годов относительно общих родовых и племенных названий, как она сама пишет, «в составе некоторых тюркских народностей» [Трофимова, 1949. С. 53] (см. табл. 1).

Таблица не отражает действительного племенного и родового состава отмеченных народов. Это не упрек автору. В тот период мало был исследован родоплеменной состав многих народов, в том числе и тюркских. Современные исследования, новые архивные документы позволяют расширить представления по данному вопросу. Далее будет представлена таблица 2, дополненная по родовому и племенному составу ногайцев и родственных им народов, хотя и она не может претендовать на абсолютную истину. Наука не стоит на одном месте.

Таким образом, уже приведенные данные свидетельствуют о многоликости этнического состава ногайского народа, вобравшего в себя представителей различных племен и родов. Безусловно, формирование этого народа происходило в составе этнополити- ческого объединения под названием «Ногайская Орда». Поэтому не без основания С. А. Плетнева отмечает, что Ногайская Орда, послужившая базисом ногайского народа, состояла в основном из потомков половецкого населения, включенного в середине XIII в. в состав Золотой Орды [Плетнева, 1982. С. 140].

Внутри Ногайской Орды, а также уже после ее распада племена и роды объединялись и по территориальному признаку и получили в науке название групп также по имени владельцев. «...У ногайцев имелось множество территориальных групп (дже- тикан, джетишкул, каплу, джембойлук) и групп, названия которых были связаны с именами различных исторических лиц (Иштерек - хан Иштерек, касай - владелец Касай, каспулат - Каспулат, тохта- мыш - Тохтамыш и др.)» [Анчабадзе, Волкова, 1993. С. 39].

Представляется, что самое активное и наиболее широкое участие в формировании этнического состава ногайского народа принимали кыпчаки.

<< | >>
Источник: Керейтов, P. X.. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры : монография /науч. ред. Ю. Ю. Клычников ; Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований. - Ставрополь : Сервисшкола. 2009

Еще по теме ГЛАВА I ВОПРОСЫ ЭТНИЧЕСКОГО СОСТАВА НОГАЙЦЕВ:

  1. Руссита Татьяна Эйженовна Аффективный компонент этнической идентичности и его взаимосвязь с этническим составом ближайшего социального окружения у русскоязычных подростков и молодежи в Латвии
  2. Керейтов, P. X.. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры : монография /науч. ред. Ю. Ю. Клычников ; Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований. - Ставрополь : Сервисшкола, 2009
  3. ИЗМЕНЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОГО СОСТАВА МАТАБЕЛЕ
  4. Вопрос 10. Виды составов преступлений
  5. Вопрос 9. Признаки и элементы состава преступления
  6. Г. А. Агаев доктор юридических наук, профессор НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОБЪЕКТА СОСТАВА НЕЗАКОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
  7. Привод невесты у ногайцев Северо-Западного Прикаспия.
  8. Очироеа Баирма Александровна К проблеме оказания психологической помощи подросткам из этнически смешанных семей в условиях трансформации этнической идентичности
  9. Румянцева Полина Витальевна «Суд над этническим стереотипом» как метод психологической работы с этническими стереотипами
  10. Отличия расового состава узбеков и таджиков от расового состава казахов и киргизов (табл. 6, 7)
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ. ЭТНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ В РОССИИ И В СССР
  12. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭТНИЧЕСКИХ ОБЩНОСТЕЙ
  13. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА ЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
  14. Сходство расового состава уйгуров Средней Азии с расовым составом узбеков