<<
>>

Глава вторая СРЕДСТВА СУЩЕСТВОВАНИЯ

Господство человека над землей. — Власть над средствами существования как условие этого господства. — Только человек приобрел эту власть. — Последовательные ®ады средств существования: I.

Природные средства существования; И. Рыбная пища; III. Мучная шица; JV. Мясная и молочная нища; V. Неограниченные средства существования, добываемые полевым земледелием. — Большие промежутки ерекгни между ними.

Важный факт, что человечество начало свое развитие с самой низшей ступени и поднялось выше, выразительным образом раскрывается в последовательных видах их средств существования. От его способностей в этой области всецело зависел вопрос господства человечества на земле. Человек — единственное существо, о котором можно сказать, что он приобрел абсолютную власть над производством пищи, в чем он сначала был не выше других животных. Без расширения основы своего существования человечество не могло бы распространиться по другим областям, не обладавшим теми же самыми видами пищи, а в конце концов и по всей поверхности земли; наконец, не достигнув абсолютной власти над производством пищи как в отношении ее разнообразия, так и количества, человечество не могло бы разрастись в многочисленные нации. Поэтому весьма вероятно, что великие эпохи человеческого прогресса более или менее непосредственно совпадали с расширением источников средств существования.

Мы можем различить пять таких источников человеческой пищи, созданных, можно сказать, таким же количеством следующих друг за другом производств, присоединявшихся одно к другому и возникавших через большие раздельные промежутки времени. Первые два возникли в периоде дикости, а три последние — в периоде варварства. Таковы нижеследующие виды, описанные в порядке их возникновения.

/. Природные средства существования, состоящие из плодов и корней и добываемые в ограниченном месте обитания

Эта позиция возвращает нас к самому примитивному периоду существования человечества, когда, будучи немногочисленным, ограниченным в средствах существования и занимая ограниченную территорию, оно только что вступило на свое новое поприще.

Нет ни одного производства, ни одного учреждения, которое могло быть отнесено к этому периоду, и только одно изобретение речи может быть связано со столь отдаленной эпохой. Указанный род средств существования предполагает тропический или субтропический климат. К такому климату, по общему мнению, относится обиталище примитивного человека. В лесах, богатых плодами и орехами, под тропическим солнцем, привыкли мы, и не без основания, видеть начальное место существования наших предков.

Различные расы животных предшествовали по времени человеческой расе. Мы имеем основания полагать, что в то время, как человеческая раса появилась, они были уже в полном развитии своей силы и численности. Классические поэты рисовали человеческие племена живущими в рощах, пещерах и лесах, за обла

дание которыми они вели борьбу с дикими зверями [24], поддерживая свое существование дикорастущими плодами земли. Если человечество начало свое поприще без всякого опыта, без оружия и окруженное хищными зверями, то нет ничего невероятного в том, что, по крайней мере частично, они представляли собой обитателей деревьев, которые были средством защиты и безопасности.

Поддержание жизни путем постоянного добывания пищи составляет великое бремя, тяготеющее над существованием всех видов животных. По мере того как мы спускаемся по лестнице органического мира, добывание средств существования становится с каждой ступенью все более и более простым, пока, наїгонец, тайна не исчезает совершенно. Наоборот, восходя по этой лестнице, мы видим, что добывание средств существования становится все труднее, достигая своего максимума у наивысшей органической формы, т. е. у человека. С этого момента интеллект становится более влиятельным фактором. Животная' пища, по всей вероятности, вошла в употребление человека уже в самом раннем периоде, но добывалась ли она активно, когда человек фактически питался плодами, хотя по своей природе и был всеядным, должно остаться в области предположений. Во всяком случае этот вид пиоди относится к самому начальному периоду.

  1. Рыбная пища

Рыбу следует считать первым видом искусственно приготовляемой пищи, так как в сыром виде она не вполне усваивается. Вероятно, огонь был использован впервые именно для этой цели. Рыба встречалась повсюду, запасы ее были неограниченные, и она представляла собой единственный вид пищи, доступный во всякое время. Хлебные злаки в начальном периоде были еще неизвестны, если они фактически существовали, а охота за дичью была всегда слишком ненадежна, чтобы представлять собой исключительное средство поддержания жизни. С этими новыми видами пищи человечество стало независимым от климата и местности и, следуя вдоль берегов морей и озер и по течению рек, могло, еще в диком состоянии, распространиться по большей части земной поверхности. Обильным свидетельством факта этих миграций являются остатки кремневых и каменных орудий периода дикости, находимые на всех континентах. Если бы человечество зависело от плодов и дикорастущей пищи, то расселение из его первоначального места обитания было бы невозможно.

Между введением рыбной пищи, после чего последовали помянутые широкие миграции, и производством мучной пищи лежал громадный промежуток времени. Он обнимает большую часть периода дикости. Но в течение этого промежутка произошло значительное увеличение видов и количества пищи. Таковы, например, корни хлебных растений, сваренные в земляных печах, таково же непрерывное увеличение количества дичи благодаря усовершенствованному оружию, а в особенности луку и стреле. Это замечательное изобретение, последовавшее за копьем и боевой палицей и давшее первое смертоносное оружие для охоты, появилось лишь поздно в периоде дикости2. Оно взято нами для обозначения начала высшей ступени этого периода. Оно должно было оказать на древнее общество могущественное прогрессивное влияние, находясь в таком же отношении к периоду дикости, как железный меч к периоду варварства и огнестрельное оружие к периоду цивилизации.

Вследствие ненадежности всех этих источников пищи, если не считать обширных областей, богатых рыбой, каннибализм стал ужасным средством поддержания жизни человека.

Универсальное распространение этого порядка в древности мало-по-малу становится доказанным.

///. Мучная пища, добываемая посредством обработки, земли

Мы покидаем теперь дикость и вступаем на низшую ступень варварства. Возделывание хлебных злаков и овошей было известно в западном полушарии только тем племенам, которые вышли из дикости; оно было, пови- димому, неизвестно и в восточном полушарии до тех пор, пока азиатские и европейские племена не прошли низшей и не достигли почти конца средней ступени варварства. Мы имеем здесь замечательный факт, что туземцы Америки занимались огородничеством, находясь на низшей ступени варварства, т. е. на целый этнический период раньше, чем жители восточного полушария. Это было следствием различия природных богатств обоих полушарий: восточное полушарие имело всех годных для приручения животных, за исключением одного, и большую часть хлебных злаков, тогда как западное имело только один годный для возделывания хлебный злак, но зато самый лучший. Это обусловило удлинение древнего периода варварства в одном полушарии и сокращение этого периода в другом, при чем преимущества в этом периоде были на стороне американских туземцев. Но, когда наиболее развитые племена восточного полушария, в начале среднего периода варварства, приручили животных, что дало нм мясо и молоко, их условия жизни, и без знакомства с хлебными злаками, оказались значительно выше условий жизни в соответствующем периоде американских туземцев, имевших маис и овощи, но не имевших домашних животных. Дифференциация семитической и арийской семей из общей массы варваров началась, повидимому, с приручения животных.

Что открытие и возделывание хлебных злаков у арийской семьи следовало за приручением животных, доказывается фактом существования на различных диалектах арийского языка общих названий для этих животных и отсутствием обших названий для хлебных злаков или возделываемых растений. Моммеен, показав, что домашние животные имеют одинаковые названия в санскрите, греческом и латинском (позднее Макс Мюллер распространил это на остальные арийские диалекты) \ и таким образом доказав, что эти животные были известны и, вероятно, приручены до отделения этих наций друг от друга, продолжает: «С другой стороны, мы не имеем еще положительных доказательств существования земледелия в этом периоде.

Язык свидетельствует скорее о противном. Из латинско-греческих названий зерна ни одно не встречается в санскрите, за единственным исключением На, филологически соответствующего санскритскому yavas, означающему, однако, по-индусски ячмень, по-гречески полбу. Следует, действительно, признать, что это различие назіваний культурных растений, так резко противоречащее полному сходству названий домашних животных, не исключает совершенно предположения об общем начальном земледелии. Возделывание риса у индусов, пшеницы и полбы у греков, ржи и овса у германцев и кельтов — все это может быть возведено к общей системе первобытного земледелия»2. Последнее заключение натянуто. Огородничество предшествовало полевому земледелию, как огород (hortos) предшествовал полю (ager); и хотя последнее предполагает определенные границы,

первое прямо означает «огороженное место». Земледелие, однако, должно было быть древнее огорода; естественная последовательность такова: во-первых, обработка участков открытой наносной земли, во-вторых, огороженных мест или огородов и, в-третьих, обработка поля посредством плуга, влекомого силой животного.

Мы не имеем в настоящее время сведений о том, предшествовало ли возделывание одного или нескольких из таких растений, как горох, бобы, репа, пастернак, свекла, тыква и дыня, возделыванию хлебных злаков. Некоторые из этих растений имеют общие названия в греческом и латинском, но наш выдающийся филолог, проф. Уитни, заверил меня, что ни одно из них не имеет общего названия в греческом или латинском и санскрите.

Огородничество, повидимому, возникло из потребностей скорее домашних животных, чем человека. В западном полушарии оно началось с маиса. Эта новая. эра, хотя и не совпадающая по времени в обоих полушариях, имела огромное влияние на судьбу человечества. Существует основание полагать, что потребовались целые века для выработки искусства земледелия и для того, чтобы мучная пища сделалась главной основой питания. С того времени как в Америке земледелие повело к локализации и оседлой жизни, мучная пища стала, в особенности у оседлых индейцев, занимать место рыбы и дичи.

Более того, с возделыванием хлебных злаков и огородных растений человечество получило впервые представление о возможности иметь обильную пищу.

Мучная пища в Америке и домашние животные в Азии и Европе были средствами освобождения более развитых, обладавших этими средствами племен от бича каннибализма, который, как уже указано, вероятно, практиковался повсеместно в течение периода дикости по отношению к пленным врагам, а во время голода и к друзьям и родственникам. Каннибализм во время войны, практикуемый военными отрядами на поле битвы, сохранялся у американских туземцев не только на низшей, но и на средней ступени варварства, например, у ирокезов и ацтеков, но в качестве общего порядка он уже исчез. Это наглядно показывает, какую важную роль играло постоянное увеличение количества пиїци для улучшения положения человечества.

  1. Мясная и молочная пища

Отсутствие в западном полушарии годных к приручению животных, за исключением ламы [25], и видовые различия хлебных злаков обоих полушарий оказали сильное влияние на относительное развитие их обитателей. Тогда как это различие природных богатств не имело значения для человечества в периоде дикости и не проявило также своего влияния на низшей ступени варварства, оно составило значительную разницу для той части человечества, которая достигла средней ступени.

Приручение животных доставляло постоянную мясную и молочную пищу, что повело к дифференциации племен, обладавших домашними животными, из массы остальных варваров. В западном полушарии мясная пища ограничивалась случайной добычей охоты. Это ограничение в столь существенном виде пищи было неблагоприятно для оседлых индейцев и, без сомнения, может объяснить меньший объем их мозга по сравнению с индейцами, нахо* лившимися на низшей ступени варварства. В восточном полушарии приручение животных давало возможность состоятельному и трудолюбивому обеспечить себя постоянным запасом животной пищи, в том чйГсле молоком, оздоровляющее и укрепляющее действие которого на расу, а в особенности на детей должно было, несомненно, обратить на себя внимание. Можно, по крайней мере, предположить, что арийские и семитические семьи обязаны своей особой даровитостью тому, что они уже в самый древний, доступный нашему знанию период Гесно связали себя с разведением домашних животных. Действительно, их мясо, молоко и сила их мускулов глубоко внедрились в их быт[26]. Ни одна человеческая семья не сделала этого в таком масштабе, при чем»арийцы превзошли в этом отношении семитов.

Приручение животных постепенно привело к новому, пастушескому образу жизни на раввинах Ефрата и Индии и в степях Азии; в пределах одной из этих областей, вероятно, и совершилось впервые приручение животных. К этим областям относятся также дрезнейшие предания и исторические известия арийцев и семитов. Они устремились таким образом в области, которые, далеко не будучи колыбелью человеческой расы, представляли собой местности, которых они не могли бы занимать, оставаясь дикарями или варварами на низшей ступени варварства, тогда как для последних лесные области являются естественной родиной. Привыкнув к пастушеской жизни, ни одна из этих семей уже не смогла бы возвратиться со своими стадами в лесные области западной Азии и Европы, не научившись предварительно возделывать некоторые хлебные злаки, необходимые для питания животных вдали от степей. Представляется крайне вероятным поэтому, как уже было указано, что возделывание хлебных злаков возникло из потребностей домашних животных и в связи с этими переселениями на запад и что потребление этими племенами мучной пищи явилось результатом приобретенных таким образом познаний.

Туземцы западного полушария смогли по общему правилу достичь низшей ступени варварства, а часть их — и средней ступени, без домашних животных, за исключением ламы в Перу, и только с одним хлебным злаком, маисом, с добавлением бобов, тыквы и табака, а в некоторых местностях — какао, хлопка и перца. Hq маис благодаря его произрастанию в гористых местностях, — что давало возможность непосредственного возделывания, — его пригодности к употреблению как в зеленом, так и в зрелом состоянии, его высокой урожайности и питательности оказался более богатым даром природы, содействовавшим начальному прогрессу человечества, чем все другие хлебные злаки, вместе взятые. Это служит объяснением замечательного прогресса, достигнутого туземцами Америки без домашних животных; так, перуанцы вырабатывали бронзу, что по времени непосредственно примыкает к плавлению железной

РУДЫ.

  1. Неограниченные средства существования, добываемые полевым

земледелием

Домашние животные, которые восполняли своей силой мускульную силу человека, явились новым фактором величайшего значения. С течением времени производство железа дало плут с железным лемехом, а равно более совершенные лопату и топор. Отсюда,' вместе с предшествующим огородничеством, возникло полевое земледелие, а с ним впервые и неограниченный источник средств существования. Плуг, влекомый силой животного, можно считать зачинателем нового производства. Теперь впервые возникла мысль сводить лес и возделывать обшир-

яые поля [27], Более того, теперь сделалось возможным густое население в небольших областях. До полевого земледелия было невероятно, чтоб в какой бы то ни было части света полмиллиона людей развивались и оставались соединенными иод одним управлением. Если и встречались исключения, то они, вероятно, были результатом пастушеской жизни на равнинах или огородничества, усовершенствованного орошением, при особых и исключительных условиях.

В дальнейшем изложении мы должны будем говорить о семье в тех ее формах, какие существовали в различные этнические периоды, при чем ее форма в одном периоде была иногда совершенно иной, чем в другом периоде. Часть III этой книги будет посвящена специальной трактовке этих различных форм семьи. Но так как о них будет часто упоминаться уже в следующей части, то нам приходится дать к сведению читателя, по крайней мере, их определение. Формы эти следующие.

  1. Кровнородственная семья

Она основывалась на групповом браке между братьями и сестрами. Свидетельство этой формы до сих пор сохраняется в древнейшей из существующих систем родства, малайской, показывающей, что эта первая форма семьи была в древности столь же универсальна, как и эта созданная ею система родства.

  1. Пуналуальная семья

Название ее взято от гавайской формы родства — punalua. Она была основана на групповом браке между несколькими братьями и женами каждого из них и между несколькими сестрами и мужьями каждой из них. Но термин брат, в употребляемом здесь смысле, включал первого, второго, третьего и даже ®олее отдаленных двоюродных братьев, из коих все считались братьями друг друга, как мы считаем родных братьев; а термин сестра включал первую, вторую, третью и даже более отдаленных Двоюродных сестер, из коих все были сестрами одна другой, точно так же, как родные сестры. Эта форма семьи пришла на смену кровнородственной. Она создала туранскую и ганованскую системы родства. Как эта, так и предшествующая формы принадлежат к периоду дикости.

  1. Сандиасмтеская семья

Этот термин взят от auv5ua?co — спаривать, ouvSuaajioi; — соединение двух вместе. Она была основана на паровании мужчины и женщины в форме брака, но без исключительного сожительства. Она была зародышем моногамной семьи. Развод или разлучение зависели от доброй воли как мужа, так и жены. Эта форма семьи не создала своей системы родства.

  1. Патриархальная семья

Она была основана на браке одного мужчины с несколькими женами. Термин этот употребляется здесь в ограниченном смысле для обозначения особой семьи еврейских пастушеских племен, главы и наиболее влиятельные члены которых жили в полигамии. Эта форма оказала небольшое влияние на судьбу человечества, так как не получила всеобщего распространения.

  1. Моногамная семья

Она была основана на браке одного мужчины с одной женщиной при исключительном сожительстве; последнее составляло основной элемент этого института. Она является преимущественно семьей цивилизованного общества и, следовательно, по существу недавнего происхождения. Эта форма семьи также создала особую систему родства.

Ниже будут представлены доказательства существования и всеобщего господства этих различных форм семьи на различных стадиях человеческого прогресса.

<< | >>
Источник: ЛЬЮИС Г. МОРГАН. Древнее ОБЩЕСТВО. 1935

Еще по теме Глава вторая СРЕДСТВА СУЩЕСТВОВАНИЯ:

  1. Глава вторая О СТЕПЕНЯХ НАШЕГО ПОЗНАНИЯ
  2. Глава третья О СФЕРЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ 1.
  3. Глава одиннадцатая О НАШЕМ ПОЗНАНИИ СУЩЕСТВОВАНИЯ ДРУГИХ ВЕЩЕЙ 1.
  4. Глава двадцатая ОБ ОШИБОЧНОМ СОГЛАСИИ, ИЛИ ЗАБЛУЖДЕНИИ 1.
  5. Глава вторая ОБЩАЯ СУЩНОСТЬ РЕЛИГИИ
  6. Глава вторая СРЕДСТВА СУЩЕСТВОВАНИЯ
  7. Глава четвертая ИРОКЕЗСКОЕ ПЛЕМЯ
  8. Глава пятнадцатая РОД У ДРУГИХ ПЛЕМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СЕМЬИ
  9. Глава вторая КРОВНОРОДСТВЕННАЯ СЕМЬЯ
  10. Состав, структура, условия возникновения и существования власти
  11. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  12. Глава XIX ПРОСВЕЩЕННЫЙ АБСОЛЮТИЗМ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в
  13. ГЛАВА ВТОРАЯ В ПРЕИСПОДНЮЮ
  14. ГЛАВА ВТОРАЯ  О              ДУХОВНОСТИ РЕЛИГИОЗНОГО ОПЫТА
  15. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯО МОЛИТВЕ
  16. Глава вторая, в котором мы постараемся понять: что же в нашем организме является центром Вселенной?
  17. Глава вторая. Реймсское Евангелие