ВВЕДЕНИЕ

 

Формы родоплеменной организации у тех из народов Средней Азии, которые в не столь отдаленном прошлом вели кочевой или полукочевой образ жизни, до сих пор еще не являлись предметом специального теоретического исследования.

Разрозненные и во многих отношениях неполноценные источники, относящиеся к дооктябрьскому периоду, среди которых собственно этнографические материалы занимают сравнительно скромное место, оставались до последнего времени не обобщенными, не анализированными в свете марксистско-ленинской теории.

Литература, возникшая в результате изысканий советских этнографов и других специалистов, соприкасавшихся с изучением социально-экономической структуры кочевых обществ, внесла много ценного и плодотворного в разрешение проблемы социального строя народов Средней Азии, введя в научный обиход свежие и по-новому освещенные факты. Основным достижением советской науки, опирающейся на прочно установленную систему взглядов, выработанную основоположниками марксизма- ленинизма, была принципиально новая постановка вопроса о классовом содержании общественных отношений и многих социальных институтов, внешне сходных с родовыми и сохранявшихся у народов Средней Азии[188].

Однако рассмотрение этой проблемы либо ограничивалось преимущественно анализом отдельных проявлений родоплеменной структуры у некоторых народов Средней Азии, либо же страдало несколько односторонним подходом, в котором особенно акцентировались моменты классовой структуры и, к сожалению, в значительной мере оставлялась в тени сущность самих патриархально-родовых явлений и форм родоплеменной организации. Причины такого положения следует признать вполне закономерными. Эта некоторая «односторонность» была вызвана неотложными по требностями борьбы с контрреволюционным буржуазным национализмом, с правооппортунистическими «теориями», пытавшимися идеализировать

патриархально-родовые пережитки и обосновать необходимость их сохранения, притупить или свести на-нет классовую борьбу, обострившуюся накануне коллективизации сельского хозяйства и продолжавшуюся в новых формах в период ликвидации кулачества и байства как класса в первые годы коллективизации.

И практические работники, и деятели науки, руководимые большевистской партией и товарищем Сталиным, весь огонь направляли против враждебных «теорий» и оппортунистической практики, требовавших или «капиталистического дозревания» кочевых обществ, или «врастания» рода в социализм. В связи с этим главное (если не все) внимание, естественно, было отдано обоснованию и утверждению тезисов о наличии у кочевников классов, эксплуатации и классовой борьбы. Результатом этого политически правильного теоретического подхода было образование известного пробела в характеристике тех черт патриархального уклада, само существование которых не отрицалось, но которым часто отводилась роль «формы», а иногда и просто окостеневших раритетов, не играющих существенной роли в социальной жизни.

Придавая огромное значение классовому строению кочевых обществ Средней Азии, мы должны теперь уделить значительно больше внимания специфическим особенностям этих обществ, коренящимся в пережитках племенной и родовой структуры.

Следует сказать, что руководящие идеи, выдвинутые в трудах И.

В. Сталина по национальному вопросу, как и ряд важнейших положений К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина, в далеко не достаточной степени учитывались советскими историками, этнографами и экономистами, что приводило в ряде случаев к теоретической беспомощности и к самым крайним, противоположным точкам зрения. С одной стороны, имели место утверждения о господстве родового строя чуть ли не вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции у туркменов, казахов и других кочевых народов Средней Азии[189]. Особенно рьяно эта точка зрения отстаивалась буржуазными националистами всех мастей. С другой стороны, выдвигался и обосновывался тезис о полном распаде патриархально-родовой организации и наличии вполне сложившихся капиталистических отношений у этих народов при некоторых пережитках умирающего феодализма. Наиболее отчетливое выражение эта точка зрения, игнорировавшая единственно правильное положение И. В. Сталина

о              патриархально-феодальном характере общественных отношений у кочевников Средней Азии, Кавказа и т. д.[190], нашла в книге П. Погорельского и В. Батракова[191]. Были взгляды, в известной степени примирявшие крайности и доказывавшие сосуществование патриархально-родовых и классовых отношений, но не дававшие достаточно отчетливого представления об особенностях и своеобразии родоплеменной организации у кочевников Средней Азии. Главной причиной неразработанности вопроса о родоплеменной организации кочевников и полукочевников Средней Азии следует признать то обстоятельство, что до самого последнего времени этнографы очень мало им занимались[192]. Большинство этнографических работ последних десятилетий о кочевых и полуоседлых народах Средней Азии концентрировало свое внимание на общих описаниях быта, формальных сводках по родовой номенклатуре, проблемах этногенеза, материальной культуры, очень часто — на вопросах семейно-брачных отношений[193]. В настоящее время советские этнографы имеют особенно благоприятные условия для того, чтобы приступить к изучению проблем родоплеменной структуры, в частности, к изучению родоплеменной структуры народов Средней Азии. Эта возможность предоставлена им опубликованием новых работ И. В. Сталина «Относительно марксизма в языкознании», «К некоторым вопросам языкознания» и «Ответ товарищам».

Эти труды И. В. Сталина, являющиеся блестящим образцом творческого марксизма, искусного применения марксистской диалектики к сложнейшим общественным явлениям, имеют самое непосредственное отношение и к нашей теме. В них мы находим отчетливо сформулированную точку зрения на последовательные этапы развития этнической общности. Благодаря этим новым, по-сталински ясным определениям, мы получаем все необходимое для того, чтобы пересмотреть некоторые ставшие привычными взгляды, разобраться в отдельных запутанных явлениях родоплеменной организации.

Задачу настоящего исследования составляет рассмотрение основных типов патриархально-родовой и племенной организации у кочевых и полу- оседлых народов Средней Азии. Хронологическими рамками работы являются конец XIX — начало XX века.

 

<< | >>
Источник: Толстов С.П. (ред). РОДОВОЕ ОБЩЕСТВО. 1951

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Алексеева И. С.. Введение в перевод введение: Учеб, пособие для студ. фи- лол. и лингв, фак. высш. учеб, заведений., 2004
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ.
  17. Введение
  18. ВВЕДЕНИЕ