ЗАМЕНА РОДОВОГО ДЕЛЕНИЯ МАТАБЕЛЕ ВОЕННЫМ ДЕЛЕНИЕМ

 

Главной основой общественной организации матабеле являлась военная организация. Каждый взрослый мужчина, способный носить щит и колоть копьем, является воином. Быть воином — это и почетное право, и священная обязанность каждого матабеле.

«Мы счастливы быть воинами Моселекатсе».— говорили Моффату матабеле. Кто теряет способность быть воином, тот не считает нужным дальше жить. «Я уже не могу служить Моселекатсе»,— сказал Моффату один старик, покончивший потом жизнь самоубийством. Один из матабеле, рассказывает в одном из писем жене Моффат, был сильно помят и ранен в бедро носорогом; предполагая, что носорог переломил ему берцовую кость, что он теперь инвалид, он хотел покончить с собой, но, взявшись за копье, почувствовал, что все его кости целы: тогда он отбросил копье с радостным возгласом: «Я еще могу жить для Моселекатсе»[395]. Быть воином — это заветная мечта всякого юноши- матабеле. Он готовится к этому с ранних лет, и самым счастливым днем в его жизни является отправление в поход.

Все мужчины делились на четыре разряда, которые уже не совпадали с возрастными классами родового общества, и переход из одного разряда в другой зависел не только от возраста.

Первый разряд — matzetze — молодежь, не достигшая «призывного» возраста. Она пасла скот и проходила предварительное военное обучение. У всех зулусских племен воспитание юношей (для девушек порядок несколько иной) включало прохождение ряда последовательных церемоний. Еще до наступления половой зрелости мальчики проходили церемонию прокалывания ушей — qumbhusa. Прошедшие эту операцию становились полноправными членами семьи, но еще не общества; теперь они могли слушать и понимать все, что говорили взрослые. Если раньше они могли пасти только коз и овец, то теперь они получали право пасти коров. С наступлением половой зрелости проводится другая, довольно сложная церемония, называемая tomba. Теперь юноша стал взрослым человеком, но еще не полноправным членом рода и племени; он может теперь ухаживать за девушками, но еще не может жениться. Через 1—2 года после этого совершалась новая и важнейшая в жизни мужчины церемония aku-Butwa — зачисление в разряд воинов.

Второй разряд — machacha — неженатые воины. Матабеле не мог жениться до тех пор, пока не отличился на поле брани. Моселекатсе объяснял это правило так: «Mantoto (т. е. женатый солдат.— И. П.), уходя в поход, оставляет часть своего сердца дома, тогда как настоящий воин должен иметь все свое сердце на поле боя»[396]. Большинство молодых воинов не имело поэтому жен. Разрешение жениться давалось Моселекатсе как награда за храбрость, за особые заслуги. Женатый солдат, проявивший трусость, мог быть лишен жены навсегда или на время; это, так сказать, своеобразное дисциплинарное взыскание. Проезжая по стране матабеле, Моффат встретил населенный пункт, в котором совсем не было мужчин. Расспрашивая женщин, он выяснил следующее. Моселекатсе послал три отряда своих женатых воинов против зулусских отрядов Дингаана. На поле боя они проявили трусость. В наказание Моселекатсе поселил их отдельно от жен, запретил всякую связь с ними и сказал, что когда они отличатся в бою и вновь докажут свою храбрость, тогда получат обратно своих жен.

Внебрачное сожительство machacha, по данным одних источников, строжайше запрещалось, по другим — внебрачное сожительство допускалось, но не разрешалось иметь детей.

Очевидно, в этом противоречивом показании кроется эволюция этого запрета: сначала запрещалось внебрачное сожительство, впоследствии запрещалось только иметь детей.

Раньше воин, нарушивший такой запрет, мог быть приговорен к смерти, а женщину, допустившую сожительство, отдавали в жены другому. В последние годы жизни Моселекатсе подобный проступок наказывался лишь штрафом, состоявшим из нескольких голов скота, в пользу Моселекатсе.

Следствием такого порядка явилось снижение деторождения. Европейские очевидцы отмечают, что у матабеле было очень мало детей. «Въедешь в деревню покоренных племен на окраинах владений матабеле, увидишь рой детей, тогда как в деревнях матабеле они встречаются очень редко». Поэтому матабеле при набегах на соседние племена забирали прежде всего мальчиков. Каждый такой мальчик поступал в услужение воину-матабе^е; как указывалось выше, матабеле его воспитывал, обучал, готовил из него воина. Отмечают, что эти воины были не менее храбры, чем матабеле, но армия последних таким образом постепенно все же перерождалась, — прослойка собственно матабеле в ней неуклонно снижалась.

Третий разряд — тапк^о — женатые воины. Это воины, не только побывавшие на поле брани, но и отличившиеся, доказавшие свою стойкость, храбрость. Это «ветераны», «старая гвардия». Они носили внешний знак отличия от таеЬасйа — кольцо на голове. Кольцо это делалось так: свивали тонкое кольцо из травы особого вида, клали его на голову, и волосы подвивали под него (закручивали вокруг него); затем все это крепко скручивали сухожилиями быка и покрывали особой мазыо, изготовленной из древесной смолы; кольцо время от времени полировали куском пемзы, воин всегда носил его с собой. Кольцо лежало на голове несколько лет; когда волосы отрастали, его переделывали. Мап^о, кроме того, прикрепляли султан из страусового пера на затылке, в отличие от ша- сйасйа, которые носили его спереди. Наиболее отличившиеся тапк^о могли быть переведены в следующий, четвертый, разряд мужчин.

Четвертый разряд — т(1ш1а — высшие чины. Это командующие крупными подразделениями войска, управляющие отдельными районами страны, наместники, помощники и советники Моселекатсе и Лобенгулы. Они также носили на голове кольцо.

Основным оружием зулусского воина при Дингисвайо были метательные копья (дротики), которые он кидал в неприятеля при сближении с ним на известное расстояние; лука и стрел зулусские племена никогда не употребляли. Чака ввел новое оружие — ударное копье (ассегай) для рукопашного боя («штыковая атака»), которое применялось или одно, или в соединении с метательными копьями. Каждый воин под страхом сурового наказания обязан был приносить ассегай с поля боя обратно. Средством нападения служила также короткая дубинка с утолщенным концом, род палицы, которую бросали в противника с большой силой и меткостью. Средством обороны в бою служил щит.

Матабеле сохранили все это зулусское вооружение. Томас Бейнс б своих дневниках записал размеры ассегая: длина древка от 90 до 120 см, толщина около 2 см в диаметре; железный наконечник состоит из втулки длиной 12—15 см и лезвия длиной 15—25 см; другой конец древка отягощен железом, иногда на нем устроена небольшая лопатка. Щиты из воловьей кожи; длина — около метра, ширина — около 60 см. Окраска щитов, по данным Т. Бейнса, белая или белая с черным, иногда белая с красным. Моселекатсе прилагал много стараний, чтобы вооружить своих воинов огнестрельным оружием, но английские власти в Южной Африке, по понятным причинам, решительно боролись с доставкой оружия местным племенам, и потому лишь случайно ружья попадали к матабеле. Некоторое количество ружей удалось получить от португальцев. Во время восстания 1896 г. из 17 тыс. воинов матабеле 2000 все же были вооружены ружьями, заряжавшимися с казенной части[397].

Матабеле сохранили и зулусскую тактику. Когда зулусская армия отправлялась в поход, вслед за ней старики, женщины и юноши гнали скот и тащили продовольствие. Английский купец Генри Фин, лично участвовавший в походах Чаки, пишет, что «мальчики были приписаны к вождям или к командирам, несли их цыновки, подушки, табак и т. п. и сопровождали скот армии. Некоторых вождей сопровождали также девушки,, которые несли пиво, хлеб и молоко»[398].

Перед началом боя этот обоз оставался где-нибудь в защищенном месте, а войска ни и на сближение с неприятелем. На расстоянии примерно- полукилометра от неприятеля, если это были европейцы, вооруженные винтовками, и ближе, если это были туземцы,— армия развертывалась в боевой порядок: в центре шла основная штурмующая масса, от обоих флангов отделялись 01ряды, имевшие задачей глубокий обход противника с флангов и с тыла. После выдвижения фланговых отрядов на некоторое расстояние вперед ударная колонна начинала наступление, сначала шагом, потом постепенно ускоряя движение и, наконец, бегом, поражая неприятеля своими копьями. Одновременно выделенные отряды ударяли по флангам и с тыла. Если атака бывала отбита, армия отходила в исходное положение, с выдвинутыми флангами. Атаки повторялись до трех раз, редко больше, после чего в случае неудачи начинали общий отход всего войска. Командиры мелких подразделений шли перед своими подчиненными, увлекая их своим примером, а старшие командиры наблюдали за боем с какой-нибудь возвышенности. Зулусские армии (в том числе и армия матабеле) были грозой для всех окружающих племен. Во время восстания 1896 г., когда матабеле надо было вести наступление на вооруженные отряды европейцев, они изменили свою прежнюю тактику: они отказались от фронтальных атак большими штурмующими колоннами и перешли к действиям небольшими группами, а затем и к партизанской тактике.

Основной единицей вооруженных сил матабеле был полк; так назвали ее английские участники событий; зулусское название установить не удалось. Зулусское слово 1тр1 означает и армию, и любое ее подразделение. Полк делился на более мелкие подразделения — роты. Число воинов в полку колебалось от 500 до 1000. Например, в одном из походов Лобен- гулы против машона участвовало три полка, общей численностью около 2500 воинов; два лучших полка Лобенгулы насчитывали около 1700 воинов; полк Званг Эндаба насчитывал в своих рядах 600—700 человек (полки имели свои названия, но в английских источниках они так искажены, что нет смысла пытаться раскрыть сущность этих названий). Каждый полк состоял из воинов только одного разряда — шасЬасЬа или тап- ЬоЬо. Формирование каждого нового полка было большим событием. Каждый полк имел свою отличительную окраску щитов. Новый полк формировался, когда набиралось достаточное число юношей, подготовленных для перевода их в разряд тасЬасЬа. В это время требовалось огромное количество скота для изготовления щитов для новых, воинов, и матабеле совершали набеги на соседние племена для захвата скота. Европейские путешественники отмечают, что в это время у матабеле наблюдалось обилие мясной пищи.

У Моселекатсе не было еще никакой постоянной дружины; в его резиденции было всегда много вооруженных воинов, но это не была дружина, с которой он ходил бы в походы, совершал набеги. Армия Моселекатсе — это вооруженный народ. Каждое поселение матабеле являлось военным поселением: все мужчины этого поселения составляли какое-нибудь воинское подразделение. Они систематически занимались здесь обучением, тренировкой, участвовали в сельскохозяйственном производстве и в любой момент были готовы выступить на выполнение приказа Моселекатсе или Лобенгулы.

Моселекатсе время от времени проезжал по своим владениям, проверял свои стада и готовность своих воинов. Один раз в году, в феврале, он устраивал генеральный смотр всей армии, являющийся большим всенародным праздником (так называемый «большой танец»). Ему предшествовал в январе «малый танец», в котором участвовали лишь некоторые полки. За несколько недель до праздника заготовлялось большое количество пива, в калабашах оно доставлялось девушками в Булавайо из соседних деревень. Кругом Булавайо строился временный лагерь из множества шалашей; каждый полк, который должен был участвовать в празднике, высылал передовую часть, которая и строила эти шалаши для всего полка. «Большой танец» являлся благодарственным молебном и очищением, а поэтому все участники должны были предварительно искупаться в реке ниже города.

Праздник начинался прибытием на площадь трех колдунов, контролировавших всю церемонию; один из них — «военный колдун» («\var- (1ос1ог»), специальная функция которого состояла в том, чтобы окропить армию целебным раствором, делавшим солдата неуязвимым в бою. Вслед за ними в строю шли солдаты, иногда до 10—12 тыс. человек, полк за полком, каждый'в сопровождении поющих девушек и женщин из поселения данного полка. Полки выстраивались в линию, имеющую форму полумесяца: глубина колонны от 3 рядов на концах до 10 рядов в середине, лицом к краалю вождя. Все воины были одеты одинаково: наколка, свободный плащ из страусовых перьев, юбочка из шкуры тигровой кошки, на руках (на запястьях) и на ногах, под коленом, бахрома из шкуры белого быка; вокруг лодыжек кастаньеты, сделанные из сухих фруктов так, что при движении семена внутри их звенят. Старые воины имели, кроме того, кольцо на голове. Все несли ассегаи и щиты в левой руке и длинную палку в правой руке. Со строгим соблюдением обычаев и порядка они занимали свои места в общей колонне, распевая песни и сопровождая их ударами палки по щиту и притопыванием ног. «Военный колдун» в это время кропил их своим целебным раствором.

После этого появлялся вождь. Он был одет, как и все воины, только юбочка на нем из голубой обезьяны. Полки в строгом порядке проходили мимо него с криком «Вауе1е, Кшпа1о». «Вауе1е» — традиционный салют зулусов, «Кита1о» — фамильное название семьи вождя, династии (от рода Кумало). Затем начинались песни и пляски; особый танец исполняли жены вождя. Колдуны в это время, имея при себе сосуды с особым раствором, кропили на скотном дворе священный скот, после чего скот выпускали в поле, воины кидались за ним и убивали его. Затем начинался пир, продолжавшийся несколько дней.

Назначение военной организации матабеле — не только защита границ от внешнего нападения, но, прежде всего, охота за скотом и людьми. Набеги на соседние племена были обычным занятием воинов. Вся система военной организации воспитывала в воинах жестокость, бесстрашие в бою, презрение к смерти, желание отличиться в схватке с неприятелем. ?Участие

в походах доставляло воинам добычу — скот, пленных и пр., а для та- chocha, кроме того, возможность получить разрешение жениться. Война стала настолько привычным занятием, что на нее смотрели как на ремесло. Часто отдельные подразделения или даже группы солдат самовольно, не испрашивая чьего-либо разрешения, отправлялись на «охоту». Моселекатсе и Лобенгуле довольно часто приходилось призывать своих воинов к порядку и налагать взыскания за самовольство. Это было такое состояние общественной жизни, про которое Энгельс писал: «...Война и организация для войны становятся теперь регулярными функциями народной жизни. Богатства соседей возбуждают жадность народов, у которых приобретение богатства оказывается уже одной из важнейших жизненных целей. Они варвары: грабёж им кажется более лёгким и даже более почётным, чем созидательный труд. Война, которую раньше вели только для того, чтобы отомстить за нападения, или для того, чтобы расширить территорию, ставшую недостаточной, ведётся теперь только ради грабежа, становится постоянным промыслом»1.

Структура военной организации матабеле была одновременно и структурой организации управления страной. Вся страна делилась на районы, являющиеся своеобразными военными округами. Каждый такой округ был, как правило, районом комплектования, или, вернее, районом расселения воинов полка, может быть, двух полков или более мелкого подразделения. Указания английских источников по этому вопросу очень неясны и противоречивы, так как ни один автор не попытался дать анализ тех явлений, которые он наблюдал и фиксировал в дневниках или письмах. Надо полагать, что никакой стройной, однообразной системы еще не сложилось. Но как бы то ни было, непреложным остается следующий факт: никакого иного административного деления страны, кроме деления, лежащего в основе воейной организации, не было.

Командующий полком или иным подразделением, индуна, был представителем складывавшейся государственной власти в районе расселения воинов данного полка или подразделения. Его резиденция служила центром сбора его воинов, живших в окрестных краалях, и вместе с тем центром политической власти для данного района. В дневниках и переписке английских современников мы не встретили никаких иных представителей власти, кроме индуна. Нет сомнения, что пережитки старой родовой организации были еще живы, но родовые старейшины, очевидно, уже утратили свое влияние: их место занял индуна. Не удается установить, в какой степени родства находились индуна к своим воинам-матабеле. Вероятно, некоторые из них являлись членами рода или соответствующей части рода. Но наряду с ними мы встречаем индуна-чужаков, даже не матабеле. Таковы командующий полком Званг Эндаба и военным краалем того же названия Умбеко, гриква Виллиам, также командующий полком и соответствующим военным краалем.

Т. Бейнс2 и Джон Моффат (сын Роберта Моффата) описали богатую событиями жизнь одного из наиболее влиятельных индуна Лобенгулы, управлявшего большой областью — Гамба, или Гамбу. Он полюбил одну из дочерей Лобенгулы, которую тот прочил в жены Унзила, вождю племени шангаан, или его сыну3, впал в немилость у Лобенгулы и бежал. Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства. 1948, стр. 185. The Northern Goldfields Diares of Thomas Baines. London, 1946, т. 3, стр. 667. Шапгаан — группа племен, по языку и культуре близкая к зулусам, населяющая пограничные районы Восточного Машоналенда, португальского Мозамбика и Трансвааля. Брак, намечаемый Лобенгулой, пмел, конечна, дипломатическое значение. Он почему-то не состоялся, и Лобенгула сам женился на дочери вождя Унзила.

Однако в следующем году ему было позволено вернуться, он стал зятем Лобенгулы и снова командовал войсками1. Это значит, что Гамба не только не был близким родственником Лобенгулы, но, возможно, не был и матабеле. Бейнс сообщает, что Гамба в детстве был под опекой Умкантжо, другого влиятельного индуна; возможно, что он был пленником.

<< | >>
Источник: Толстов С.П. (ред). РОДОВОЕ ОБЩЕСТВО. 1951

Еще по теме ЗАМЕНА РОДОВОГО ДЕЛЕНИЯ МАТАБЕЛЕ ВОЕННЫМ ДЕЛЕНИЕМ:

  1. Деления природы как деления диалектики
  2. ДЕЛЕНИЕ
  3. ДВУХЧАСТНОЕ ДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА
  4. Вопрос первый. Об определении и делении
  5. Общее деление бытия
  6. Двухчастное деление природы
  7. Общее деление логики
  8. Деление § 385
  9. ДВУХЧАСТНОЕ ДЕЛЕНИЕ ВСЕЛЕННОЙ
  10. 2.1. Деление гражданского процесса
  11. Административно-территориальное деление и управление
  12. Деления природы как формы созерцания
  13. И. СПОСОБЫЛОГИЧЕСКОГО УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗНАНИЯПОСРЕДСТВОМ ЛОГИЧЕСКОГО ДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЙ
  14. § 91. Классовое деление в тюркских государствах
  15. Деление истории после кантовской философии
  16. Четырехчастное деление природы и диалектический метод Эриугены