<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На современном этапе развития социального знания зафиксировано повышенное внимание к изучению этнической идентичности, в этнополитологических же исследованиях отмечено смещение фокуса аналитического интереса на вопросы политизации этничности.

Разделяемая диссертантом позиция конструктивистов предполагает признание синтетичной, ситуативной и стихийной природы этнической идентичности, что, в свою очередь, накладывает дополнительные сложности в выявлении факторов, способствующих конструированию этнической идентичности в правильном, позитивном русле, в формулировании структурных позиций механизма управления этносоциальными и политическими эффектами политизированной идентичности. Приоритетными в этой связи становятся задачи не только детальной теоретико- методологической проработки дефиниции этнической идентичности и поиска адекватных подходов к ее исследованию, но также генерирования концептуальных оснований политического механизма управления этнической идентичностью, обладающего практикоприменительным потенциалом.

Признание политической ресурсности и контекстности этничности, учет особой роли социокультурного фактора в формировании этнической идентичности, умещаемые в рамках политологического подхода к пониманию представленной тематики, позволили диссертанту средствами политологического анализа выявить сущностные свойства этнической идентичности. В результате диссертант выявил следующие характеристики этнической идентичности: гибкость, изменчивость, дополняемость, в то же время лояльность и способность мобилизовать силы этнической группы для достижения определенных социальных и политических интересов. Последнее свидетельствует о способности этнической идентичности к актуализации и политизации в условиях преобразования либо дестабилизации окружающего этнополитического пространства.

обладает разнозаряженными потенциалами этнокультурной солидаризации и национальной дезинтеграции. Этническая идентичность содействует адаптации ее носителей в этнополитическом пространстве принимающего сообщества через формирование на ее базе региональной или гражданской идентичности. При выстраивании этой системы идентичностей важен баланс между различными ее структурными элементами. Результатом этого процесса выступает укрепление этнополитического взаимодействия, контролирование потенциала этнической идентичности диаспоры к политизации и конфликтогенности, снятие этнических противоречий. Формирование установок общегражданской или региональной идентичности проходит через стадии трансформации сущностных характеристик этнической идентичности (деполитизация, купирование конфликтогенного потенциала), а затем получает социокультурное, институциональное, идеологические и политико-правовое оформление.

Подобный баланс между этнокультурной и гражданской (в значении политической) идентичностями для иноэтничных групп возможен в форме диаспоры. Диаспора – этнополитический феномен, понимаемый как социально и культурно обусловленная форма идентификации этнической группы, проживающей вне своего национального государства, и имеющей, вследствие этого, стремление к сохранению своей этнической идентичности. Ее главнейшими свойствами являются: транснациональность, участие в политических коммуникациях, межрегиональных и межгосударственных отношениях, способность существенно влиять на межэтническую ситуацию в принимающем обществе, обусловленная конфликтогенным потенциалом диаспоры как таковой.

Этническая идентичность диаспоры – это динамичная и ситуативная структура взаимодополняемых характеристик, определяющая самосознание, адаптируемые образцы поведения и социально-политические установки иноэтничной группы в этнополитическом пространстве региона пребывания. Механизмом приспособления диаспоры к изменяющимся условиям социально- политической среды является интеграция различных уровней ее идентичности

(социальной, культурной, языковой, профессиональной, этнической, политической) то есть формирования множественной неконфликтной идентичности. Итогами подобной консолидации идентичностей диаспоры выступает уравновешенная другими идентичностями форма умеренно актуализированной (политизированной) этнической идентичности, позволяющая диаспоре, с одной стороны, контролировать потенциал собственной конфликтогенности и стремления к анклавизации, с другой стороны, быть участником политической коммуникации.

Средствами позитивизации этнической идентичности диаспоры выступают и политические меры, среди которых предоставление диаспорам права сохранять и развивать свою культуру и язык; создавать собственные общественные и политические объединения; полноправно участвовать в межэтнических коммуникациях, происходящих в принимающем обществе и т.д. Обеспечение этнополитического представительства диаспоры находит свое решение в рамках национально-культурной автономии. Национально-культурная автономия – это и самоуправляющийся национальный союз, и форма этнического самосознания, и субъект политической деятельности: как форма этнической самоорганизации также имеет различные культурные и социально-политические роли, отражает динамику этнополитической ситуации в регионе и является реальным участником политических коммуникаций. Деятельность национально-культурной автономии, обладающей совокупностью правовых, административных, информационных и политических ресурсов, выступает в качестве средства профилактики негативных, в том числе конфликтных проявлений этнической идентичности своих членов. Национальные объединения могут изначально создаваться для реализации политических целей и участия в политической борьбе.

Собранная теоретико-методологическая база исследования этнической идентичности диаспоры и форм ее этнополитического представительства позволила диссертанту провести собственное исследование этнической идентичности диаспоры на примере выходцев из стран Центральной Азии, проживающих в Республике Татарстан (кыргызов, казахов, узбеков, туркмен и

таджиков). В результате диссертантом выявлены сущностные характеристики этнической идентичности центрально-азиатских диаспор: множественность, флексибельность и лингвистическая бесконфликтность при высокой значимости собственной этнонациональной принадлежности и позитивности самовосприятия. Отвечая на вопрос о природе этнической идентичности центрально-азиатских диаспор, следует отметить, что в этнополитическом пространстве Республики Татарстан происходит повышение социальных и трудовых (профессиональных) притязаний центрально-азиатских диаспор, имеет место стремление к укреплению собственного политико-правового статуса, участию в этнополитическом взаимодействии. Основой этой деятельности выступают сами диаспоры, использующие имеющиеся ресурсы языковой компетентности, опыта межэтнического взаимодействия, множественного характера формируемой идентичности.

По мнению диссертанта, полноправными участниками или активными субъектами политического процесса в Татарстане центрально-азиатские диаспоры не становятся, а политические механизмы управления этническими процессами на настоящий момент еще не отлажены и во многом бессистемны. Политизация этнической идентичности центрально-азиатских диаспор в Республике Татарстан находится на стадии «купирования»: вместо активных субъектных ролей в этнополитических процессах предлагаются иные пути идентификации – социальные, трудовые, образовательные, культурные, профессиональные и т.д. и во многом это связано с нивелированием ее конфликтогенного потенциала.

Диссертант заявляет, что этническая идентичность центрально-азиатских диаспор имеет конфликтогенный потенциал, способный проявиться в определенной «температуре» окружающего этнополитического пространства, катализации системы внешних и внутренних факторов, включая конкретную ситуацию, а потому названной диссертантом «ситуационной конфликтностью». В ситуациях массовых споров или конфликтов на тему межнациональных отношений центрально-азиатские диаспоры проявили большую готовность участия, чем в спорах или конфликтах, возникших с конкретным человеком. Это

свидетельствует о некоей анонимности этой конфликтности или ситуационности проявления конфликтности данных диаспор, то есть способности проявляться ситуативно в форме готовности или неготовности диаспоры вступить в межнациональный конфликт в зависимости от конкретных обстоятельств.

Факторами формирования конфликтной этнической идентичности центрально-азиатских диаспор являются этнические границы, социальная дистанция, культурные различия, а также образные представления диаспор об этнических границах, способные перерасти в реальные барьеры в межэтническом общении. Выявлено, что представления об этнокультурных границах влияют на оценку той или иной диаспоры как конфликтной. Обнаружена тесная взаимосвязь между национальными и культурно-языковыми границами, однако отмечен и субъективный компонент в оценивании как чужой, так и своей конфликтности. Снятие этой субъективности, следовательно, имеет важное значение для преодоления этнических стереотипов и воображаемой непреодолимости этнокультурных различий и т.д.

Разрешение проблем межнациональных конфликтов в региональном этнополитическом пространстве и нивелирование конфликтогенного потенциала центрально-азиатских диаспор видится в развитии навыков межкультурного общения у центрально-азиатских диаспор, расширение сети межэтнических коммуникаций с их участием. Речь идет о формировании у всех участников политического процесса навыков языковой и межкультурной компетентности, включающих в себя осведомленность о диапазоне адекватных стратегий поведения в ситуации конфликта.

Формированием подобной компетенции активно занимаются национально- культурные автономии, созданные на базе центрально-азиатских этнокультур. Важнейшими задачами данных НКА являются сохранение этнонациональной идентичности своих членов, развитие межгосударственных связей между Родиной и Россией, налаживание парадипломатических отношений между Родиной и Татарстаном как залога этнополитического согласия. Многообразие указанных видов деятельности центрально-азиатских НКА дополняется оказанием

юридическо-правовой помощи своим членам-мигрантам, организацией их информационного обеспечения, в том числе на национальном языке.

Этническая идентичность центрально-азиатских диаспор имеет свойство к политизации в условиях этнополитического несогласия (в различных формах). Эти риски не определяют состояние этнополитического пространства в Республике Татарстан. Преодоление рисков политизации этничности центрально- азиатских диаспор связывается диссертантом с укреплением установок и ценностей «множественной» идентичности; поощрением их этнокультурных, социальных, информационно-коммуникационных и профессиональных инициатив; снижением выраженности этнических и социальных границ; укреплением политической стабильности принимающего сообщества; разработкой и приведением в жизнь принципов этнического равноправия, общегражданской консолидации и разноуровневого политического взаимодействия в сферу этнокультурной, миграционной, национальной политики.

Выявлено, что в структуре этнической идентичности центрально-азиатских диаспор на современном этапе больше позитивных черт, их общая этносоциальная дистанцированность находится на уровне, достаточном для поддержания этнокультурной самобытности и приемлемым для культур традиционалистского типа в целом. По мнению диссертанта, это позитивно сказывается на их этнической идентичности и может стать плодотворной основой этнополитической интеграции с местным населением.

Реальные шаги на пути к этому прослежены диссертантом на различных уровнях информационно-политического пространства Республики Татарстан. Так, диссертантом доказано, что результаты этнической идентификации центрально- азиатских диаспор закреплены в информационном пространстве республики: развитие форм массовой коммуникации, этноидентификационная активность центрально-азиатских диаспор Татарстана способствует созданию и реализации их собственных информационных проектов (печатного, видео и интернет- форматов). Это обеспечивает информационную поддержку развития позитивной

этнической идентичности и содействует повышению уровня информационной культуры ее носителей и преодолению взаимных этнических стереотипов.

С одной стороны, по мнению диссертанта, формирование в средствах массовой информации установок межэтнической толерантности, этнокультурной и межкультурной компетентностей – действенный информационно- коммуникативный инструмент достижения межэтнического согласия. С другой стороны, позитивная этническая информация – не показатель высокого уровня межэтнических отношений в регионе, а скорее результат работы соответствующих органов власти. Вся совокупность официальных выступлений представителей власти может быть определена как поддержка политики многокультурности, закрепленной в Концепции национальной политики Республики Татарстан. Эксперты (лидеры и активисты центрально-азиатских национально-культурных автономий) поддерживают официальную позицию регионального правительства, но добавляют, что успешность ее реализации находится на недостаточном уровне, а рядовые представители центрально- азиатских диаспор не имеют четкого представления о действующей системе регулирования этнополитических процессов в Татарстане. Тем не менее, предоставляемые республикой социально-политические ресурсы достижения позитивной этнической идентичности используются национально-культурными автономиями и их лидерами и по каналам внутригрупповой коммуникации транслируются соответствующим диаспорам.

Официальная позиция местных органов власти в отношении центрально- азиатских диаспор такова: конфликтность и криминогенность данных этнических групп находится на сегодняшний день на низком уровне, однако, в общественном сознании, а не в реальности, существует стремление к политизации всех фиксируемых случаев проявления конфликтности со стороны именно мигрантских, иноэтничных групп. Налицо диссонанс в восприятии степени политизации этнической идентичности центрально-азиатских диаспор со стороны самих диаспор и принимающего населения. В реальное воплощение данная нестыковка не перерастает, так как этнические и социальные дистанции в целом

не критичны и нивелируются как реализуемой комплексной национальной политикой в РТ, так и складывающейся множественной этнической идентичностью центрально-азиатских диаспор, создающей большее количество точек соприкосновения диаспоры и местного населения.

На высшем уровне региональной власти проблеме позитивизации этнической идентичности центрально-азиатских диаспор уделяют все большее внимание, что способствует повышению значимости опыта Республики Татарстан в области управления этнополитическими и диаспоральными процессами, в сотрудничестве со странами Центральной Азии, в укреплении политико- правовой базы обеспечения этнокультурного и социального равноправия.

Диссертант заключает, что политическое управление этноидентификационными процессами диаспоры наиболее эффективно при создании управленческого механизма, включающего различные методы конструирования этнополитического процесса. Диссертант выделяет три возможных уровня этого политического механизма: государственный или законодательный (верхний), общественно-гражданский (средний) и повседневно- бытовой (нижний) уровни.

Механизм политического управления этнической идентичностью центрально-азиатских диаспор на региональном уровне включает социальные, культурные, информационно-коммуникативные и непосредственно политические методы (через формирование гражданской или региональной идентичности) и тем самым отвечает на потребности множественной идентичности центрально- азиатских диаспор Татарстана, так как учитывает конструируемый характер основных факторов, влияющих на процессы формирования этнической идентичности диаспоры.

Результатом его реализации являются достижения в области конструирования позитивной этнической идентичности диаспоры; регулирования тенденций политизации и/или актуализации этнической идентичности диаспоры; развития установок общественной интеграции и этнополитической консолидации на основании баланса между этническими и общегражданскими ценностями,

солидаризации на основании региональной идентичности. Опыт центрально- азиатских диаспор Татарстана показывает, что в условиях регионального этнополитического пространства общественная консолидация успешнее происходит именно на базе формирования региональной идентичности.

В качестве заключения диссертант сконструировал теоретическую модель политического механизма управления этнической идентичности центрально- азиатских диаспор в Республике Татарстан, которая представлена в Приложении 7.

Диссертанту представляется целесообразным дальнейший поиск политических стратегий в управлении этническими и диаспоральными процессами в российских регионах, например, путем разработки концептуальных основ этнополитического менеджмента в контексте региональности. Необходимость эффективного этнополитического менеджмента со стороны органов как федеральной, так и региональной власти очевидна. Успешность его проведения напрямую связана с разработанностью единой стратегии общегражданского консолидирования, с качественным мониторингом трансформаций этнополитического пространства, с совершенствованием этнонациональной, миграционной политики.

Решению проблемы политического регулирования этнической идентичности диаспоры могли бы способствовать меры, предпринимаемые:

государством:

ü анализ опыта взаимодействия региональных властей и форм этнополитического представительства (диаспор, национально-культурных автономий, этнокультурных организаций, этнических профсоюзов, лидеров этнических общин);

ü популяризация позитивного опыта бесконфликтности диаспор, изучение их политических стратегий как субъектов общественной интеграции;

ü учет социально-экономических и культурных особенностей конкретного региона пребывания при разработке общенациональной системы политического управления этническими процессами.

в том числе, регионами:

ü поддержка этнокультурных, образовательных, профессиональных инициатив этнических диаспор; мобилизации социальных и культурных капиталов диаспоры; предоставление возможностей реализации личностного и профессионального потенциала носителей этнической идентичности;

ü совершенствование законодательной системы по обеспечению этнического, языкового, культурного равноправия; усиление концептов проводимой национальной и этнокультурной политики результатами научных исследований;

ü укрепление сети парадипломатических взаимодействий принимающего региона и страны исхода диаспоры;

ü решение социально-экономических проблем региона во избежание возникновения социальных конфликтов под этническими лозунгами;

научным сообществом:

ü утверждение дифференцированного подхода к исследованию этнической идентичности диаспоры, факторов ее политизации и деполитизации;

ü выработка структурных элементов формирования консолидирующих общегражданских ценностей, утверждения установок межэтнической

солидарности;

общественностью:

ü акцентирование официального дискурса в информационно-политическом пространстве на важность успеха в достижении этнополитического согласия, предупреждения этнополитических конфликтов;

ü просветительская деятельность общественных и официальных СМИ по преодолению этнических стереотипов в отношении народов Центральной Азии, развитию черт этнокультурной и межкультурной компетентности у всех участников этнополитического взаимодействия.

Развитие структур этнополитического взаимодействия, привитие всем участникам этого диалога ценностей гражданской идентичности способно снимать имеющиеся этнические противоречия.

<< | >>
Источник: Оморова Наргиза Ильичбековна. Этническая идентичность центрально-азиатских диаспор в этнополитическом пространстве Республики Татарстан. 2014

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Заключение
  2. Заключение
  3. Заключение
  4. Часть V. Заключение.
  5. Часть IV Заключение
  6. Глава 28. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА
  7. ЗАКЛЮЧЕНИ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. 5.14. Заключение эксперта
  11. Заключение договора поставки
  12. Заключение
  13. Заключение
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  15. Заключение 1