<<
>>

1946 г. КОНСТИТУЦИЯ 1946 ГОДА И КРИЗИС ТРЕХПАРТИЙНОЙ КОАЛИЦИИ

Несмотря на то что конституция Четвертой республики была результатом компромисса весьма различных классовых и политических сил, в целом она явилась важным завоеванием французских трудящихся.

В ней были закреплены прогрессивные преобразования, проведенные в жизнь в итоге разгрома международного и французского фашизма. «Октябрьская конституция 1946

года основана на принципе национального суверенитета и недвусмысленно утверждает ответственность правительства перед Ассамблеей, избранной прямым всеобщим голосованием. Она гарантирует осуществление демократических прав и провозглашает светский характер государства и школы. Она закрепляет новые социально-экономические права граждан: равенство мужчины и женщины во всех областях, право на объединение в профсоюз и забастовку, право на коллективное определение условий труда и управление предприятиями, право на труд, на материальное обе< печение матери и ребенка, престарелых трудящихся и инвалидов, право ребенка на образование и культуру, организацию всеобщего светского образования всех ступеней. Конституция прямо утверждает законность национализаций, мирный характер внешней политики Франции и равенство прав народов зависимых стран»,— подчеркивается в «Истории Французской коммунистической партии»381.

Существенным прогрессивным отличием новой конституции от предшествующей было резкое сужение прав второй палаты (Совета республики), заменившей довоенный сенат — стержень конституционного механизма Третьей республики. Все законодательные предположения, в том числе и выдвинутые членами Совета республики, должны были сначала обсуждаться первой палатой —- Национальным собранием. Если в принятый им законопроект Совет республики вносил свои поправки, то Национальное собрание рассматривало его во втором чтении с правом принять или отвергнуть: данное решение считалось окончательным382. Чтобы парализовать старую сенатскую тактику проволочек, превращения законопроекта в «челнок», бесконечно сновавший между Бурбон- ским и Люксембургским дворцами, статья 20-я конституции 1946 г.

ограничивала сроки рассмотрения обычных законодательных предположений Советом республики двумя месяцами, а бюджета и срочных законопроектов — временем рассмотрения данного вопроса в Национальном собрании. Если вторая палата нарушала указанный срок, Национальное собрание имело право обнародовать (промульгировать) закон в том виде, в каком он прошел первое чтение 383.

Члены второй палаты не имелм права подавать интерпелляций (запросов) правительству, за которыми следовало голосование с принятием резолюции, сохранив лишь возможность вносить менее действенные устные и письменные вопросы. Кроме того. Совет республики не мог служить, подобно прежнему сенату, высшим трибуналом, судившим президента по обвинению в государственной измене и министров — за преступления, совершенные ими при исполнении своих обязанностей, а также не мог выступать инициатором ревизии конституции.

Напротив, полномочия Национального собрания были соответственно расширены. Оно получило исключительное право законо дательной инициативы в финансовых вопросах, ратификации и денонсирования некоторых договоров с иностранными государствами, объявления войны и т. д. Согласно новому протоколу, вторым лицом в государстве считался не председатель Совета республики — бледной копии довоенного сената, а глава Национального собрания, председательствовавший на совместном заседании обеих палат и заменявший в чрезвычайных обстоятельствах президента. Вопрос о правильности избрания депутатов решался самим Национальным собранием большинством голосов (а не особым конституционным судом, как требовали представители реакционных партий) 384.

В прошлом президент располагал правом роспуска палаты депутатов с санкции сената (хотя оно было скомпрометировано президентом-монархистом Мак-Магоном в 1877 г. и с тех пор фактически не применялось). Конституция Четвертой республики ввела это право в строгие рамки, отняв его у главы государства и передав главе правительства. Последний имел возможность прибегнуть к подобной чрезвычайной мере по консультации с министрами и председателем Национального собрания лишь после двух правительственных кризисов, произошедших подряд в течение 18

месяцев и вызванных вотумами недоверия или порицания, которые были приняты абсолютным большинством всех депутатов385.

В период подготовки выборов после роспуска Национального собрания правительство должен был возглавить председатель собрания.

Конституция 1946 г. категорически запрещала широко распространенную накануне второй мировой войны практику делегирования парламентом законодательных полномочий правительству, которое применяло их в форме * декретов-законов», служивших излюбленным оружием реакционных кабинетов. Председатель совета министров считался главой исполнительной власти (администрации) и высшим гарантом исполнения законов. Ему было предоставлено исключительное право постановки вопроса о доверии, которого остальные министры были лишены. Глава правительства разделял с депутатами право законодательной инициативы (ст. 46). Законодательные акты президента республики подписывались (контрассигновались) одним из министров и председателем совета министров. Последний имел право назначать высших чиновников, контролировать ряд важных вопросов, связанных с национальной обороной, и т. д. 386

Глава государства избирался на семь лет абсолютным большинством голосов на совместном заседании Национального собрания и Совета республики в Версале. Помимо протокольных обязанностей, он вновь получил право предлагать парламенту кандидатуру главы правительства, председательствовать на заседаниях совета министров, высшего совета национальной обороны, высшего совета магистратуры (верховного органа судебной системы) и конституционного комитета, а также право обращаться с посланием к палатам и право помилования. Президент по-прежнему не подлежал суду, за исключением случая государственной измены. Однако, как уже отмечалось, глава государства не являлся, в отличие от периода Тр етьей республики, официальным главой администрации и дипломатии, а каждый его акт нуждался в подписи как министра, возглавлявшего соответствующее ведомство, так и председателя совета министров 387.

Принятие новой конституции дополнялось коренной реформой избирательной системы. Согласно этой системе, избирательным округом вместо мелкого административного района, посылавшего в парламент только одного депутата, являлась гораздо более обширная территориальная единица — департамент.

На каждый департамент приходилось несколько парламентских мандатов, в зависимости от численности населения. Наиболее густонаселенные департаменты делились на несколько округов. Каждая партия должна была выставлять список из стольких имен, сколько мандатов приходилось на данный департамент, и получала места пропорционально числу собранных ее списком голосов.

На выборах в Национальное собрание — первый парламент Четвертой республики, состоявшихся 10 ноября 1946 г.,— коммунисты получили 5,5 млн. голосов, выиграв 300 тыс. и снова став первой партией Франции. Сокрушительное поражение потерпели социалисты, собравшие 3,4 млн. голосов: они утратили почти 800 гыс. своих избирателей. МРП оставалась основной силой реакции — она получила 5 млн. голосов, но потеряла не менее 500 тыс. по сравнению с июньскими выборами в Учредительное собрание второго созыва. РЖР (радикалы, ЮДСР и т. д.) утратила 150 тыс. голосов, собрав 2,4 млн. Зато ПРЛ И прочие правые получили на этот раз 2,8 млн. голосов, выиграв не менее 500 тыс. 388 Таким образом, налицо была все более явная поляризация сил между коммунистами и крайней реакцией.

Уже во время референдума значительная часть избирателей МРП, сочувствовавшая де Голлю, голосовала против конституции. На правом фланге у МРП появился новый соперник в лице Союза голлистов — объединения, созданного одним из близких соратников де Голля, Рене Капитаном, для борьбы за осуществление «хартии Байё». Вожди народных республиканцев не могли не принимать во внимание все эти факты. Стремясь укрепить свой несколько пошатнувшийся авторитет в правых кругах, руководство МРП сразу же после выборов заявило о готовности пересмотреть только что одобренную конституцию и предприняло решительную атаку на трехпартийнуго формулу правительства. Народно-респуб- ликанское движение выдвинуло лозунг «Бидо без Тореза!» 60 Со своей стороны ФКП, как крупнейшая партия Национального собрания, заявила о готовности ззять на себя ответственность за руководство правительством, опиравшимся на левые республиканские партии — коммунистов, социалистов и радикалов.

Руководящие органы СФИО заявили о поддержке кандидатуры Тореза. Однако за Тореза высказалось 259 депутатов вместо требуемых 310. Кандидатура Бидо собрала еще меньше — 240 голосов МРП и правых. После трехнеделыюго правительственного кризиса 18

декабря 1946 г. к власти прише\ «однородно-социалистический» кабинет Л. Блюма.

Создание высших органов власти было завершено избранием в ноябре Совета республики (в составе 61 коммуниста, 37 социалистов, 62 членов МРП, 25 радикалов, 22 правых и 7 прочих) и президента. 16 января 1947 г. Национальное собрание и Совет республики 452 голосами избрали президентом социалиста Венсана Ориоля. Представитель МРП Шамиетье де Риб стал председателем Совета республики, Э. Эррио сменил Ориоля на посту председателя Национального собрания. Последний кабинет Временного режима во главе с Блюмом подал в отставку. Отныне напряженная борьба классов и партий продолжалась в рамках парламентской системы Четвертой республики.

Первое правительство, сформированное на основе конституции 1946

г., возглавил представитель правого крыла СФИО Поль Рамадье. Распределение мест в нем более или менее соответствовало расстановке сил в Национальном собрании — наиболее важные посты заняли народные республиканцы, социалисты и комму-

чие правые — 77 (см. М. Duvergcr. Constitution.389- et documents politiques. Paris, 1960, p. 292—295).

нисты61. Однако, в отличие от трехпартийных кабинетов Гуэна и Бидо, правительство Рамадье впервые после освобождения страны включало также представителей «классических» партий Третьей республики — радикалов и правых («независимых»), в которых лидеры СФИО и МРП видели противовес коммунистам.

Период Временного режима вошел в историю Франции как один из поворотных пунктов. В течение немногим более двух лет были проведены в жизнь важнейшие прогрессивные мероприятия — национализация ряда ведущих отраслей промышленности и транспорта, введение системы социального страхования, пособий для многосемейных, значительное расширение прав профсоюзов и т.

д. 62 Эти реформы явились итогом напряженной борьбы трудящихся во главе с коммунистической партией, представители которой впервые вошли в состав правительства. Министры-коммунисты Морис Торез, Амбруаз Круаза, Жорж Марран внесли решающий вклад в создание всеобъемлющей системы социального страхования, улучшения медицинского обслуживания, принятия статутов государственных служащих, аренды и издольщины. Франсуа Бийу, Шарль Тийон, Марсель Поль подготовили коренной перелом в деле восстановления и реконструкции промышленного производства, начали успешную реорганизацию вооруженных сил. Тем самым ФКП наглядно опровергла утверждения реакции о «неспособности» революционной пролетарской партии к конструктивной работе, о мнимом противоречии между социальным прогрессом и оздоровлением экономики. Энтузиазм рабочего класса, рожденный социальными реформами 1945—1946 гг., стал главным условием успеха героической «битвы за производство», возглавлявшейся коммунистами. В результате реформ 1944—1947 гг., являвшихся непосредственным развитием мероприятий Народного фронта, Франции по развитию социального законодательства превратилась из самой отсталой в одну из самых передовых среди крупных капиталистических стран.

Конечно, Франция и в первые послевоенные годы оставалась капиталистической страной, где командные высоты в экономике удерживал финансовый капитал, представители которого тормозили и дезорганизовали восстановление народного хозяйства. В государственном аппарате, верхушке вооруженных сил по-прежнему преобладало реакционно настроенное кадровое чиновничество и офицерство, чистка которого была фактически сорвана. Конституция и избирательное законодательство имели половинчатый, компро миссный характер. Лидерам СФИО и МРП удалось помешать осуществлению важных пунктов программы НСС, предусматривавших ликвидацию префектур и передачу их функций выборным органам местного самоуправления — генеральным советам департаментов, введение практики отзыва изменивших своему долгу депутатов и т. д. В период Четвертой республики возможности, заложенные в первые послевоенные годы, не стали действительностью. Немалую роль при этом сыграла международная обстановка, в частности втягивание Франции в систему замкнутых экономических и военно-политических блоков под эгидой Соединенных Штатов и связанная с этим коренная перестановка сил внутри страны, которая в конечном счете привела к глубокому кризису многопартийного парламентского режима.

Внутренняя политика Франции в те годы реагировала на колебания и повороты международной обстановки особенно чувствительно. Охваченная страхом перед возросшим влиянием демократических сил во главе с коммунистами, французская буржуазия в борьбе против пролетариата настойчиво искала поддержки извне. Во имя такой поддержки значительная часть правящего класса была готова принести в жертву независимость, суверенитет и национальные интересы Франции, прежде всего в германском вопросе.

12 марта 1947 г. президент США Трумэн выступил со своей «доктриной», по сути дела провозглашавшей Соединенные Штаты гарантом сохранения капитализма в тех странах, где он окажется в опасности. Это заявление, за которым вскоре последовал «план Маршалла», послужило сигналом для монополий западноевропейских стран. «Американская помощь станет, по-видимому, машиной антикоммунистической войны»,— отмечала «Монд»63.

В марте—апреле 1947 г. на Московской сессии Совета министров иностранных дел французская делегация во главе с лидером МРП Ж. Бидо открыто поддержала позиции США и Англии в обмен на обещания последних увеличить поставки рурского угля и оказать поддержку притязаниям Франции на Саарскую область. Этот крутой поворот подорвал франко-советское сотрудничество в германском вопросе, обезоружив Францию перед лицом англо- американской дипломатии, которая все более упорно добивалась возрождения военно-промышленного потенциала западных зон оккупации Германии в надежде превратить их в оплот антисоветского блока. Вместе с тем новый курс во внешней политике вызиал резкие разногласия внутри коалиционного правительства Рамадье, поставив его на грань распада. Другим важным фактором, способствовавшим назреванию политического кризиса в стране, явились колониальные проблемы. Поражение и капитуляция Франции в 1940 г., оккупация части ее заморских владений войсками других империалистических держав нанесли непоправимый ущерб былому престижу метрополии в глазах народов колоний. Десятки тысяч вьетнамцев, арабов, африканцев, сражавшихся с оружием в руках под знаменами «Свободной Франции», были уверены, что борются одновременно и за собственное освобождение. Французская буржуазия отказалась сделать должные выводы из создавшейся обстановки, пытаясь ограничиться лишь частичной перестройкой прежней структуры колониальной администрации. Результатом явились восстания в странах Французского союза, которые переросли в серию войн.

Уже в мае 1945 г. колониальные власти жестоко подавили восстание в Алжире. Полтора года спустя аналогичные события поьторились на Мадагаскаре, где число жертв среди коренного населения превысило 80 тыс. человек. Но особенно напряженная ситуация сложилась на Дальнем Востоке — в Индокитае, где 19

августа 1945 г. было провозглашено создание независимой Демократической Республики Вьетнам. 6

марта 1946 г. представитель французского правительства Сентени подписал с вождем народно-освободительной борьбы вьетнамского народа Хо Ши Мином соглашение, официально признававшее Демократическую Республику Вьетнам в качестве «свободного государства, имеющего свое правительство, парламент, армию и финансы, входящего в Индокитайскую федерацию и во Французский союз». Однако уже три недели спустя верховный комиссар Франции адмирал Тьерри д’Аржанлье в нарушение мартовского соглашения инспирировал создание марионеточной «республики Кохинхины». Переговоры между вьетнамской и французской делегациями в Фонтенбло, близ Парижа, не дали определенных результатов. 23 ноября 1946 г. французский крейсер «Сюф- френ» подверг бомбардировке вьетнамские районы Хайфона, входе которой погибли 6 тыс. человек. Кабинет Блюма по сути дела задним числом санкционировал эту провокацию.

Колониальная администрация явно делала ставку на вооруженную силу. 19 декабря в Ханое развернулись уличные бои, которые явились началом семилетней «грязной войны» в Индокитае. «Четвертая республика не смогла ни избежать, ни остановить, ни выиграть войну в Индокитае. Она была осуждена страдать от нее, как от раковой опухоли, подтачивавшей ее финансы, ее внешнюю политику, ее армию. В конечном счете она погибла от этой войны»,— писал историк Четвертой республики Ж. Фов<* ,и.

г’4 /. Fauvei. І.п IV'0 Rtpublique, p. 92. Естественно, что Французская коммунистическая партия решительно осудила гибельный курс, избранный остальными партиями, входившими в правительство Рамадье. 18 марта Жак Дюкло от имени ФКП заявил об этом с трибуны Национального собрания. Депутаты-коммунисты отказались голосовать за кредиты на войну в Индокитае.

Наконец, третьим моментом, который предопределил крушение тройственной коалиции МРГІ — СФИО — ФКП, стоявшей у власти на протяжении полутора л-гг, явились экономические проблемы и резкое обострение социальных противоречий. Во имя обеспечения независимости страны, ее величия и благосостояния рабочий класс принес серьезные жертвы в«битве за производство». Однако монополиям при попустительстве министров — лидеров МРП и СФИО удавалось непрерывно взвинчивать цены, тогда как заработная плата оставалась замороженной. Положение трудящихся непрерывно ухудшалось; только в течение второй половины 1946 г. цены выросли на 50%. норма выдачи хлеба сократилась до 250 г в день. «Опыт Блюма» по частичному снижению цен не увенчался успехом. В фезрале 1947 г. Всеобщая конфедерация груда выдвинула требование о повышении зарплаты низкооплачиваемым рабочим. В апреле началась забастовка на национализированных заводах «Рено»

Между тем правящий класс приступил к очередной перегруппировке своих политических сил. 30 марта 1947 г. на митинге в Брюневале выступил генерал де Голль. Он подверг резкой критике конституцию Четвертой республики, заявив: «Придет день, когда огромная масса французов покончит с бесплодной игрой, отбросит установления, в которых блуждает нация и теряет авторитет государство, чтобы вновь обрести Францию»390. В следующей речи, произнесенной 6 апреля в Страсбурге, де Голль призвал создать «Объединение французского народа» (РПФ) с целью ликвидации «режима партий» и коренной реформы государственного строя.

Появление на сцене РПФ в роли главного конкурента МРП справа должно было, по замыслам представителей финансовой оли« гархии, оказать решительный нажим на лидеров народных республиканцев и социалистов, побудив их к окончательному разрыву правительственного блока с ФКП.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме 1946 г. КОНСТИТУЦИЯ 1946 ГОДА И КРИЗИС ТРЕХПАРТИЙНОЙ КОАЛИЦИИ:

  1. ВЫРАБОТКА НОВОЙ КОНСТИТУЦИИ
  2. 1946 г. КОНСТИТУЦИЯ 1946 ГОДА И КРИЗИС ТРЕХПАРТИЙНОЙ КОАЛИЦИИ
  3. ГЛАВА 33 ФРАНЦИЯ: ОПУСТИТЬ ЗАВЕСУ НАД ПРОШЛЫМ