<<
>>

БОРЬБА ТЕЧЕНИЙ В РАБОЧЕМ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ. ОБРАЗОВАНИЕ ФКП

Объективнее условия развития классовой борьбы вели к усилению революционной тенденции, к падению влияния оппортунистов — в первую очередь социал-шовинистов, в дальнейшем и центристов.

Социал-шовинисты продолжали сотрудничать со «своей» буржуазией. Некоторые из них поддерживали интервенцию в Россию. «Надо найти в России элементы сопротивления,— говорил Самба,— которые позволят союзникам эффективно вмешаться» 50. Уже в начале 1918 г. стало ясно, что •?.оциал-шовинисты теряют доверие масс. Так, когда А. Тома прибыл в бассейн Луары к бастующим, он был, по словам свидетелей, «крепко обруган» рабочими 51. Аналогичный прием оказывался и единомышленникам

А. Тома, лидерам СФИО П. Реноделю, М. Самба, А. Варенну и др. Группа рабочих из Оверни писала: «Мы только что прочли письмо Ленина. Мы тоже за раскол. Мы не можем больше сожительствовать с буржуазным социализмом Варенное» 52.

Политическое банкротство социал-шовинистов использовали центристы, группировавшиеся вокруг Ж. Лонге. Их тактика в какой-то степени отражала полевение масс. Формально центристы объявили себя противниками интервенции в Россию, ибо прекрасно понимали, что по отношению к Октябрьской революции рабочие судят о том, кто их враг и кто друг. Но их политика по своей сущности была оппортунистической.

Революционные элементы в СФИО, возглавляемые Ф. Лорио, активно выступали против империалистической войны, за возобновление интернациональных связей пролетариата, горячо защищали Октябрьскую революцию, но были очень нерешительны в борьбе с центризмом, шли на уступки лонгетистам, заключали с ними ненужные компромиссы и тем самым невольно действовали на руку опытному противнику — социал-шовинистам. Сам Лорио впоследствии отошел от политической борьбы.

На съезде СФИО в октябре 1918 г. социал-шовинисты потерпели поражение, получив 1212 голосов против 1528, поданных за резолюцию Лонге91.

Лонгетисгам удалось убедить партийные массы в том, что они стремятся преобразовать СФИО в революционную партию. Они характеризовали свою политику, как возвращение к «старой, испытанной» доктрине классовой борьбы, и требовали мира с Россией. Лонге зачитал известное письмо ?К. Садуля Ромен Роллану, в котором автор клеймил интервенцию Антанты, разоблачал попытки империалистов задушить русскую революцию. Делегаты выслушали письмо с большим вниманием и сочувствием.

Поражение социал-шовинистов на съезде СФИО означало первый успех в борьбе передовых французских рабочих за революционную партию. Он был результатом обострения классовой борьбы и влияния идей Октябрьской революции.

Большое значение имел процесс размежевания сил внутри оппозиционного меньшинства ВКТ. Мерргейм, Дюмулен, Бурдерон и некоторые другие профсоюзные активисты, стоявшие во время войны на пацифистских позициях, перешли на сторону реформистского руководства ВКТ. Революционные синдикалисты, сгруппировавшиеся вокруг Г. Монмуссо, признали необходимость диктатуры пролетариата, о чем решительно заявили на съезде железнодорожников в мае 1919 г. Монмуссо предложил резолюцию протеста против отправки войск в Россию, Венгрию и Польшу; она содержала требование национализации железных дорог и обязывала делегатов поставить на национальном съезде ВКТ вопрос о всеобщей стачке против реакционного режима. Резолюция отражала пережитки анархо-синдикализма, но провозглашала готовность поддержать революции в других странах и призывала к решительным действиям в борьбе против интервенции 92.

Съезд железнодорожников выявил те изменения, которые происходили в профдвижении. Деление на анархистов и социалистов изжило себя. Старые разногласия — о признании или непризнании государства — потеряли смысл; во главу угла теперь стало отношение к диктатуре пролетариата и Советской власти.

На очередном съезде ВКТ, состоявшемся в сентябре 1919 г. в Лионе, представители революционного меньшинства ВКТ — 91

«L’Humanite», 7—9-Х 1918.

92

«І-’Humanitc», 17.V 1919.

Монмуссо, Томмази, Дежонкер, Перика и другие — резко критиковали деятельность конфедерации. Монмуссо подчеркнул важность работы по подготовке масс к революции. «Нам говорят,— отмечал он,— что масса еще не готова. Не знаю. Но я требую, чтобы ее подготовили. Ее подготовят путем постоянной систематической

деятельности те борцы, которые не теряют веры и не являются

ця

скептиками» .

Стремление революционных синдикалистов разобраться в опыте Октябрьской революции, в опыте большевиков, их настойчивая борьба за упрочение связей с массами — все это свидетельствовало об усилении революционной тенденции в профсоюзном движении. Но влияние оппортунистического руководства сохранялось: за одобрение отчета было подано 1393 мандата, против — 588, воздержалось 42. Под давлением масс лидеры ВКТ вынуждены были обещать развернуть активнее действия против перевозок военных материалов для врагов русской революции.

Влияние революционных синдикалистов было наибольшим среди новых членов ВКТ, основную массу которых составляли демобилизованные солдаты. Численность ВКТ быстро росла. В 1919 г. число членов конфедерации достигло 1200 тыс., а в 1920 г. — 2400 тыс. человек 53. «Новые члены профсоюзов,— писал историк французского профсоюзного движения Гарми,— рекрутировались не среди рабочей аристократии, а в слоях наиболее эксплуатируемых. Их воинственный дух, направляемый революционными акти-

и 95

вистами, воздействовал на ориентацию движения» .

Несмотря на серьезные успехи меньшинства, некоторые революционные синдикалисты все еще придерживались ошибочных взглядов на роль политической партии пролетариата. Майские события 1920

г. заставили их пересмотреть свои воззрения в этом вопросе. На очередном конфедеральном съезде в Орлеане (сентябрь 1920

г.) представители революционного меньшинства ВКТ впервые выразили готовность сотрудничать с политической организацией, которая будет действовать революционно. Впоследствии Г. Монмуссо писал, что сближение с политическими элементами революционного движения началось на почве солидарности с Октябрьской революцией.

Революционные синдикалисты в своем большинстве не знали марксизма, но классовое чутье заставило их примкнуть к делу Октябрьской революции, уяснение же принципов революционной партии происходило в процессе самой борьбы, в огне сражений96. Г. Монмуссо, П. Семар, П. Монатт и их сторонники все определеннее эволюционировали к коммунизму.

Пр офсоюзное меньшинство пыталось объединить свои силы, создав после Орлеанского съезда комитеты революционного профсоюзного движения, действия которых координировались Центральным комитетом. Они вели революционную пропаганду, систематически разоблачали реформизм. Однако в состав комитетов входили и анархисты из группы «Либертэр», и «чистые синдикалисты», отрицавшие необходимость политической организации.

В условиях революционного подъема все больше рабочих сочувствовало идеям III Интернационала. Их распространению среди трудящихся Франции способствовала, в частности, пропаганда образованной в августе 1918 г. французской секции при Российской Коммунистической партии (большевиков), куда вошли Инесса Арманд, Жанна Лябурб, Жак Садуль и др. Выходивший в Москве журнал французской секции решительно разоблачал оппортунизм, разъяснял задачи нового Интернационала; журнал распространялся во Франции. Французские коммунисты, находившиеся в Советской России, активно участвовали в подготовке I конгресса Коминтерна. Их представителем на конгрессе был Ж. Садуль. Вокруг провозглашенных Коммунистическим Интернационалом принципов стали собираться все подлинно революционные силы, борющиеся за освобождение пролетариата от капиталистического ига.

С созданием III Интернационала в социалистическом движении еще более обострилась борьба оппортунистической и революционной тенденций. Вначале за присоединение к новому, революционному Интернационалу выступал только Комитет по восстановлению международных связей, СОЗДАННЫЙ В годы войны. В разгар майских забастовок 1919 г. после предварительных переговоров с группой революционного меньшинства ВКТ он был преобразован в Комитет борьбы за присоединение к III Интернационалу (Комитет III Интернационала).

Своей главной задачей он считал пропаганду коммунистических идей.

Правые социалисты требовали восстановления II Интернационала. Центристы выступали за «реконструкцию» последнего путем очищения его ог всех «несоциалистических» элементов. Фактически позиция центристов была близка социал-шовинистской. Центристы выработали программу, приуроченную к выборам в парламент в ноябре 1919 г. Революционный подъем заставил авторов программы включить в нее пункт о диктатуре пролетариата97, но они запутывали этот вопрос — ничего не говорили о необходимости слома буржуазного государственного аппарата, имея в виду полностью сохранить буржуазный парламентаризм. «Французские социал-шовинисты и «центристы»,— писал В. И. Ленин в июле 1919

г.,— подписываются под резолюцией за диктатуру пролетариата! Доверия они не заслуживают ни на волос. Не словесное признание нужно, а полный разрыв на деле с политикой реформизма, с предрассудками буржуазной свободы и буржуазной демократии, проведение на деле политики революционной классовой борьбы» 9S.

В 1919 г. демагогические речи лидеров СФИО о диктатуре пролетариата казались многим социалистам очень революционными; избирательная программа принималась большинством голосов на съездах социалистических федераций, проходивших в марте — апреле 1919 г. Тем не менее уже тогда значительная часть делегатов высказывалась за присоединение к III Интернационалу; так было, в частности, в департаментах Сены, Нор, Верхней Вьенны и др.

Основным уроком избирательной кампании, как и всех классовых боев, которые французский пролетариат вел после окончания мировой войны, был вывод о необходимости разрыва с оппортунизмом, со II Интернационалом ". К этому выводу уже в конце 1919

г. пришли многие революционно настроенные активисты рабочего движения. «Социалистическая партия,—писал впоследствии Ж. Дюкло ,— такая, какой я видел ее в ходе избирательной кампании, не отвечала моим представ\еаиям о политической организации, вдохновляющейся принципами, которые привели к победе Октября 1917 года.

Поэтому я и поддержал идею вступления в Коммунистический Интернационал. Этот вопрос уже стоял на повестке дня» 10°.

Руководство СФИО вынуждено было включить вопрос об отношении к III Интернационалу в повестку дня чрезвычайного съезда, открывшегося 20 апреля 1919 г. Выступления делегатов сопровождались бурным проявлением симпатий аудитории к русской революции, к партии большевиков и ее вождю Ленину, критикой по адресу лидеров II Интернационала. Учитывая обстановку, лонгетисты предложили резолюцию, которая приглашала все социалистические партии созвать международный съезд и произвести «необходимую чистку» в руководстве II Интернационала и его секций с тем, чтобы «ориентировать Интернационал немедленно и решительно на путь социальной революции». Одновременно изъявлялось желание войти в «братские отношения с Интернационалом Москвы» ,0\ Эта резолюция собрала 894 голоса. Резолюция о безусловной поддержке II Интернационала получила 757 мандатов. За резолюцию о присоединении к III Интернационалу было подано 270 мандатов (воздержалось 53, отсутствовало 19). Таким образом, предложения центристов пока еще находили поддержку основной массы членов партии. Но идеологическая и политическая борьба по вопросу об отношении к III Интернационалу продолжалась.

На волне революционного подъема социалистическая партия быстро увеличивала свои ряды. В октябре 1918 г. она насчитывала 34 тыс. человек, к 15 апреля 1919 г.— 57 149; к 30 июня в партии было 84 567 человек, с 1 по 10 июля вступило еще 3410 человек 54. Среди новых членов партии было много демобилизованных, перенесших на своих плечах все тяготы империалистической войны, и много революционно настроенной молодежи, готовой к решающим социальным битвам. В марте 1919 г. в СФИО вступил молодой рабочий Морис Торез, будущий генеральный секретарь Французской компартии. Вместе с тем из СФИО вышли несколько правых социалистов, мотивировавших свой уход тем, что события в России «фанатизировали» рабочих и «какие-либо возражения стали невозможными», что партия «все более и более погружается в большевизм» 55.

Широкое массовое движение лета 1919 г. сопровождалось дальнейшим ростом влияния коммунистических идей, популярности большевиков. Этому помогало распространение во Франции работ

В. И. Ленина. Комитет III Интернационала, готовясь отметить вторую годовщину Октябрьской революции, опубликовал несколько произведений В. И. Ленина, которые затем переходили из рук в руки. Были изданы также письма Ж. Садуля об Октябрьской революции, статьи Р. Лефевра, конституция Республики Советов и др. Активное участие в движении за присоединение к III Интернационалу принял Комитет защиты профсоюзов, который еще в мае 1919 г. объявил о своем присоединении к III Интернационалу. По инициативе Комитета была создана «Коммунистическая партия (французская секция III Интернационала)». Эта организация, возглавляемая Р. Перика и его сторонниками, приняла манифест, в котором провозглашала возможность одним ударом, при помощи всеобщей стачки, покончить с буржуазией, армией, полицейскими, чиновниками и ввести самоуправление корпораций

В пропагандистской деятельности «Коммунистической партии» Перика полуанархистские догмы сочетались со взглядами «левьіх» коммунистов, распространенными в этот период в рабочем движении многих стран. Эти установки были типичны для целого ряда групп, возмущенных оппортунистической политикой лидеров СФИО и решительно выступавших в защиту Советской России, требовавших активных революционных действий, но вместе с тем отрицавших необходимость политической партии пролетариата, участия в парламенте и т. п. И все же в среде анархо-синдикалистов неудержимо росло стремление к принятию идей Коммунистического Интернационала, обладавших могучей притягательной силой.

Во многих городах возникали секции Комитета III Интернационала, часто АХ организаторами выступали члены АРАК. В Национальной федерации молодежи заметным влиянием пользовался созданный в ноябре 1919 г. «Комитет защиты автономии социалистической молодежи и присоединения к III Интернационалу». По инициативе группы «Кларте» проводились конференции и собрания, требующие от СФИО вступления в Коммунистический Интернационал 10э. Однако движение еще не было достаточно массовым. Значительная часть социалистов, в принципе солидарных с Комитетом III Интернационала, боялась своим присоединением к нему вызвать раскол, которым усиленно запугивали правые. На дальнейшее развитие борьбы значительное влияние оказал выход из II Инт?рнационала ряда крупных социалистических организации Европы.

Огромную помощь движению принесли советы В. И. Ленина. В октябре 1919 г. было опубликовано его обращение «Привет итальянским, французским и немецким коммунистам», в котором

В. И. Ленин охарактеризовал пути завоевания масс на сторону идей коммунизма. 28 октября 1919 г. он направил письмо членам Комитета III Интернационала во Франции. Ленин писал, что на пути коммунистического движения встают и будут вставать большие трудности. Коммунистам Франции придется еще долго бороться с оппортунизмом, особенно утонченным, в духе Лонге. Еще будет много попыток со стороны опытных парламентариев и политиканов отделываться признанием революционной тактики и дикта- 104

«Lc Titre Censure!!!», 1919, N 10, p. 4; С. С. Банткс. Из истории борьбы за образование коммунистической партии по Франции.— «Французский ежегодник 1961». М., 1962, стр. 307.

туры пролетариата, а на деле продолжать старую оппортунистическую политику, вредить и мешать революции, а не помогать ей. В конце ппсьма Ленин высказывал уверенность, что коммунистам, работающим в тесной связи с массой пролетариата, удастся преодолеть эти попытки. «Чем тверже и решительнее будут выступать коммунисты,— писал В. И. Ленин,— тем скорее будет за ними полная победа»,С6. Ленинский анализ сильных и слабых сторон развивающегося во Франции коммунистического движения помогал революционным силам в их бооьбе с оппортунизмом.

Между тем оппортунистические лидеры продолжали упорно пропагандировать лозунг реконструкции II Интернационала. К предстоявшему в феврале 1920 г. в Страсбурге съезду социалистической партии «реконструкторы» представили две резолюции, в которых, на словах вновь признавая диктатуру пролетариата, заявляя об отказе от классового сотрудничества, пытались сгладить непримиримую противоположность между оппортунистическим II и Коммунистическим III Интернационалами, оправдать оппортунизм.

Подробный анализ обеих резолюций дал В. И. Ленин в работе «Заметки публициста», написанной 14 февраля 1920 г. Ленин указывал, что резолюции лонгетистов иллюстрируют самое опасное зло для рабочего движения на Западе, которое состоит в словесном признании оппортунистами диктатуры пролетариата и Советов. На деле /юнгетисты, писал В. И. Ленин, продолжают вести себя по-старому, «продолжают и в резолюциях своих защищать и в жизни осуществлять старую политику мелких уступочек социал- шовинизму, оппортунизму, буржуазной демократии, колебаний, нерешительности, уклончивости, уверток, умолчаний и тому подобное», что в сумме своей дает неизбежно измену диктатуре пролетариата 56. Ленин говорил о необходимости разоблачать оппортунистическую сущность лонгетизма как политического направления, разъяснять рабочим, что для вступления в Коммунистический Интернационал Французская социалистическая партия должна в корне изменить свою политику.

Комитет III Интернационала выставил резолюцию, которая давала правильную оценку итогам избирательной кампании и выдвигала в качестве основной задачи социалистической партии подготовку пролетариата к революции. Резолюция предлагала выход СФИО из II Интернационала и присоединение ее к III Интернационалу.

Представленные съезду резолюции предварительно обсуждались в социалистических федерациях. Почти 90% их высказалось за выход из II Интернационала, решительно осудив его деятельность, многие требовали присоединения к III Интернационалу. В федерации Сены — ведущей среди других — резолюция о присоединении к III Интернационалу получила 9930 голосов, резолюция «реконструкторов» — 5999, резолюция правых социалистов — 616 голосов 108. Федеральный съезд социалистов Сены свидетельствовал о резком увеличении влияния сторонников Коминтерна.

Страсбургский съезд СФИО работал с 25 по 29 февраля 1920

г. Он должен был обсудить проблемы общей политики партии и решить вопрос об отношении к II и III Интернационалам. Съезд проходил в напряженной обстановке: стачка на железнодорожной линии Париж—Лион—Средиземное море стала почти всеобщей, бастовали металлисты, шоферы Парижского района, угрожали всеобщей забастовкой шахтеры. Забастовочная борьба и успехи движения за присоединение к III Интернационалу оказали решающее влияние на ход рассмотрения проблем, стоявших перед съездом. Абсолютное большинство делегатов высказалось за выход СФИО из II Интернационала (4330 мандатов против 337 при 53 воздержавшихся и 109 отсутствующих). Это решение было серьезным успехом революционного течения в СФИО. В то же время съезд отразил колебания большинства социалистов: 3031 мандат был подан за реконструкцию Интернационала и 1621 — за присоединение к III Интернационалу 109. «Реконструкторам» вновь удалось сохранить влияние на массы, ибо они, учитывая настроения рабочих, поспешили предложить выход СФИО из обанкротившегося II Интернационала и выдали себя за сторонников Коммунистического Интернационала. Совершенный под давлением революционного движения рабочих выход из II Интернационала не означал сам по себе изменения политики социалистической партии, но безусловно свидетельствовал о росте сознательности передовых рабочих и являлся большой победой движения за присоединение к III Интернационалу.

Выполняя решения Страсбургского съезда, социалистическая партия направила в Англию, Ита\ию, Германию, Швейцарию делегатов с целью договориться о сроках созыва международной социалистической конференции и получить согласие на реконструкцию Интернационала (из этого проекта так ничего и не вышло). В то же время в Россию были посланы М. Кашен (с октября 1918

г.— главный редактор «Юманите») и Л. Фроссар (генеральный секретарь СФИО). Им поручалось установить контакт с руководящими органами Коммунистического Интернационала. Делегаты пробыли в Советской России свыше 2 месяцев, присутствова-

<08 «L’Humanite», 23.11 1920. 109

«Parti Socialiste (SFIO). 17е Congres national» Paris, 1920, p. 156,157,559.

ли на многочисленных митингах рабочих, солдат, крестьян и всюду видели твердую решимость народа преодолеть трудности. Пребывание посланцев СФИО в России совпало со II конгрессом Коминтерна. Еще до его открытия французские делегаты 19 июня 1920

г. встретились с Лениным.

Беседуя с ними, В. И. Ленин подчеркнул необходимость создания во Франции дисциплинированной, единой партии, руководствующейся в своей деятельности марксистской теорией. «Вы говорите, что у Вас нет людей!—вспоминал Кашен слова Ленина.— У нас тоже. Но мы идем вперед, и люди появляются. То, что нужно иметь прежде всего,— это безграничную веру в неисчерпаемые ресурсы пролетариата». Ленин говорил: «Дело не в том, чтобы изгнать только некоторых лиц... важно изменить саму работу партии». 28 июля В. И. Ленин вновь беседовал с французскими социалистами. «Он был убежден,— писал М. Кашен,— что методы Коммунистического Интернационала будут иметь во Франции большое будущее, поскольку они являются продолжением ее подлинно революционных традиций» 57. II

конгресс утвердил 21 условие приема в Коммунистический Интернационал. Президиум конгресса 29 июля 1920 г. принял (уже упоминавшееся выше) специальное обращение ко всем членам Французской социалистической партии, ко всем сознательным пролетариям Франции. Условия приема в Интернационал были выработаны коллективно революционерами различных стран на основе обобщенного опыта международного рабочего движения. Они предусматривали коренную перестройку всей партийной работы в духе революционной теории марксизма. То были, как отмечал

В. И. Ленин, «условия отделения на деле от центристов, от прямых и косвенных агентов буржуазии внутри рабочего движения»т. Только так можно было создать партию, способную руководить борьбой пролетариата и привести его к победе. В Обращении конгресса перечислялись меры, которые необходимо было принять в первую очередь для вступления ь Интернационал. Президиум конгресса отмечал, что от СФИО требуется разрыв с реформистской традицией.

По возвращении на родину М. Кашен принял активнейшее участие в движении за присоединение к III Интернационалу, за образование Коммунистической партии. Он посетил многие города Франции, участвовал в бесчисленных митингах, вселяя в трудящихся уверенность в победе большевиков, разъясняя существо принципов коммунизма. В этой компании участвовал и Л. Фроссар; однако намерения Фроссара были противоположны целям Кашена: он рассчитывал, оставшись секретарем партии, сохранить ее оппортунистические традиции, о чем свидетельствует вся его дальнейшая биография.

13 августа 1920 г. в парижском цирке состоялся многотысячный митинг, на котором делегаты-социалисты выступили с отчетом о поездке в Россию. Их появление было встречено долго не смолкавшей овацией, возгласами: «Да здравствует Ленин!», «Да здравствуют Советы!» Присутствовавшие приняли резолюцию, в которой обязались всеми средствами, включая революционные, противостоять войне с Советской Россией, добиться ее признания Францией 58. Рассказы делегатов, вернувшихся из Москвы, сыграли решающую роль в том, что подавляющее большинство французских социалистов высказались за Коммунистический Интернационал.

В движении за присоединение к III Интернационалу все большую роль играла молодежь, сгруппировавшаяся вокруг журнала «Авангард». Война просветила и закалила многих молодых рабочих. Жак Дюкло, Флоримон Бонт и другие активисты, демобилизовавшись, энергично включились в революционную борьбу. В Руане работал Франсуа Бийу, среди студентов Лиона — Жорж Коньо, в Тоннере — Раймон Гюйо. Габриэль Пери, первый главный редактор «Авангарда», выражал революционные настроения молодых пролетариев, их возмущение реакционной политикой правителей Франции 1,й. В среде молодежи особенно сильны были симпатии к русской революции, к III Интернационалу. Собравшийся 30 октября 1920 г. съезд Союза социалистической молодежи большинством голосов (5443 против 1958 при 350 воздержавшихся) высказался за Коммунистический Интернационал и вынес решение о преобразовании организации в Союз коммунистической молодежи 1И.

В 1920 г. намного возросло влияние Республиканской ассоциации ветеранов войны. Она насчитывала уже 500 секций, объединивших 20 тыс. человек, и пользовалась большим авторитетом среди трудящихся Парижа и провинции. Деятельность АРАК имела существенное значение для развития коммунистического движения во Франции и5. Распространению революционных идей способствовали также члены «Кларте», ставившей себе целью привлекать интеллигенцию на сторону рабочего класса, разоблачать и раскрывать «все гнусности, все проступки и все провинности теперешнего общественного строя» "6.

25 декабря 1920 г. собрался Национальный съезд СФИО в Туре. В процессе его подготовки почти 90% всех федераций высказалось за немедленное и безусловное присоединение к III Интернационалу, дав своим делегатам императивные мандаты. На съезде были представлены делегаты от 180 тыс. членов СФИО. Выступления делегатов с отчетами об итогах федеральных съездов раскрыли причины их решения. Л. Коллиар от федерации Кальвадос выразила убеждение, что партия должна быть партией действия: «Тот, кто хочет остаться в партии, должен будет подчиниться дисциплине». Делегат от федерации Шер сказал: «Довольно с нас социалистической партии, занимающейся только избирательной кампанией, мы хотим революционную социалистическую партию» 117.

Делегат от Уазы ясно выразил стремление социалистов: «Мы хотим возвращения не старого единства, которое объединяет реформистов и революционеров, а единства в революционной деятельности, которое объединяет только тех, кто хочет работать для дела революции... И это единство может быть осуществлено только через III Интернационал» п8. Ту же мысль высказал представитель Жиронды: «Вспомните пример Германии. В момент революции там существовало единение. Но едва только Шейдеманы и Носке пришли к власти и увидели, какой размах приняла революция, они схватились за пулеметы, чтобы удержаться у власти и стрелять в спину революционерам. Такого единства нам не нужно» и9.

Представитель Индокитая Нгуен Ай Куок (Хо Ши Мин) рассказал о тяжелом положении своего народа и отметил необходимость для партии вести социалистическую пропаганду во всех французских колониях. «В присоединении к III Интернационалу,— говорил он,— мы видим торжественное обещание социалистической партии придать наконец колониальным вопросам то значение, которого они заслуживают» 120. Речь его прерывалась аплодисментами и возгласами: «Очень хорошо!», -/Браво!». 1,

6 А. Барбюс. Свет из бездны. Харьков, 1923, стр. 90. 111

«Parli Socialiste (SFIO). 18fc Congres national tenu a Tours les 25, 26. 27, 28, 29 et 30 decembre 1920». Paris, 1921, p. 28 (в дальнейшем — «18е Congres national du SFIO»). 118

Ibid., p. 70. 119

Ibid., p. 48—49.

Выступление Хо Ши Мина на съезде в Т у ре

Среди выступавших с отчетами о решениях федераций были и противники III Интернационала. Но их увещевания встречали резкие протесты большинства делегатов.

Ход съезда показал огромное влияние Октябрьской революции, ленинских идей на развитие революционной сознательности французского пролетариата. На примере Октября многие социалисты убеждались, что главным вопросом революции является завоевание государственной власти и что основным содержанием деятельности партии, если она действительно хочет быть авангардом пролетариата, должна быть подготовка масс к революционному преобразованию общества. Реформистские и анархо-синдикалист- ские идеи, ранее господствовавшие в рабочем движении, потерпели на съезде полное банкротство, их заменяло подлинно революционное учение — марксизм-ленинизм.

Однако дебаты носили острый характер. Жаркие споры были вызваны прежде всего попытками социал-шовинистов и «реконструкторов» извратить значение условий приема в Коммунистический Интернационал, оклеветать сторонников присоединения к нему и, используя то обстоятельство, что для многих делегатов еще не были вполне ясны цели и задачи коммунистов, повлиять на их решение.

Правые социалисты и центристы — М. Самба, Л. Блюм, Ж. Лонге, П. Фор и др.— пыталпсь убедить участников съезда, что признание ими диктатуры пролетариата толкнет партию на путь авантюр. Первый же оратор от правого крыла — М. Самба — начал с запугиваний, утверждая, что решение съезда о присоединении к III Интернационалу поставит партию под удар, так как буржуазия только и ждет повода, чтобы расправиться с пролетариатом 12t. Самба пытался отрицать международное значение Октябрьской революции, настаивал на неприменимости «русских методов во Франции».

Центрист П. Фор защищал «единство» партии, основанное ня

122 ГГ

союзе с социал-шовинистами . fc.ro выступление отражало эволюцию лонгетистов от скрытой поддержки правых социалистов к более тесному сближению с ними. Еще более ярко этот процесс отразила речь Л. Блюма. Л. Блюм появился на политической сцене в 1919 г., став депутатом парламента. Но и до этого он сотрудничал с М. Самба, когда тот входил в правительство «национальной обороны». Блюм был идейным вдохновителем сопротивления созданию партии нового типа во Франции. Его выступление на Турском съезде до сих пор используется правыми социалистами в идеологической борьбе с коммунистами 123.

А. Блюм выступил против основных принципов марксистской теории. Особенно старался он запутать вопрос о диктатуре пролетариата, сводя ее только к насилию. Он настойчиво доказывал, будто спор на съезде идет не между реформистской и революционной концепциями, а между «двумя революционными концепциями, которые радикально отличаются Друг от друга» 124. В партии, утверждал Блюм, «каждая тенденция должна иметь свое место, свое пропорциональное представительство». Нельзя отказать в справедливости его следующему заявлению: «Эти идеи (оппортунистические идеи прежней СФИО.— Ред.) составляет существо нашей партии, и мы не можем отказаться от них, не изменяя саму партию в ее основе» ,25. Заканчивая свое выступление, Блюм обратился к аудитории с вопросом: ^Можетли кто-нибудь сказать, что я не социалист?» — и получил с места резонный ответ: «Вы путаник» 126. Но какой бы путаной ни была речь Блт^ма, в ней совершенно недвусмысленно отражалось стремление опорочить Октябрьскую революцию, извратить принципы Коммунистического Интернационала, сохранить господство оппортунистической идеологии, оппортунистических организационных принципов. 121

«18е Congres national du SFIO», p. 167. 122

Ibid., p. 227. 123

CM. «La Revue Socialiste», 1964, N 170—171, fevrier — mars. 124

«18е Congres national du SFIO», p. 269, 256. 125

Ibid., p. 249, 250.

12e Ibid., p. 275.

Оппортунисты получили поддержку секретаря партии Л. Фрос- сара. «Вы не имеете права нас покинуть,— говорил А. Фроссар, обращаясь к Блюму и его единомышленникам,— вы не можете этого сделать. Мы нуждаемся в вас, как вы нуждаетесь в нас» 59. Л. Фроссар был готов пойти на недопустимые уступки в принципиальных вопросах, чтобы сохранить Лонге, Блюма и др. в партии. Позднее он признавался: «Выгоднее было остаться с рабочим классом и противодействовать Москве изнутри» 60.

Речь Л. Фроссара была прервана появлением Клары Цеткин, посланницы Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала. Несколько раньше на съезде было оглашено письмо Цеткин, которой французское правительство отказало в визе; она подчеркивала, что идеологическое и организационное единство партии — непременное условие, чтобы слова превращались в дела, и что основу такого единства создают 21 условие приема в Коминтерн 61. Замечательной немецкой коммунистке удалось проскользнуть сквозь полицейские заставы и прибыть в Тур. Делегаты съезда горячо приветствовали пламенную революционерку, с большим вниманием слушали ее выступление. Речь К. Цеткин была призывом покончить с реформистской, оппортунистической политикой. Ж. Дюкло писал впоследствии: «То был великий голос Ленина, подчеркивающий, что отказ от марксизма привел бы пролетариат к поражению, и призывающий рабочие массы объединиться под знаменем Маркса—Энгельса» 62.

Большую яркую речь произнес М. Кашен. Выступив сразу после М. Самба, он говорил о широких исторических перспективах, открытых победой социалистической революции в России, разоблачал попытки оппортунистов представить победу социализма в России как необъяснимое и неожиданное явление. «Социалистическая республика основана прочно и окончательно» 63,— говорил М. Кашен. Он отметил роль партии большевиков, централизованной н дисциплинированной силы, и подчеркивал необходимость и для французских социалистов создать крепкую революционную организацию.

Резкой критике подверг тактику центристов П. Вайян-Кутюрье. Он показал, что центристы закономерно сблизились с правыми. Задача, заявил Вайян-Кутюрье, состоит в том, чтобы изжйть мел- кобуржуазный оппортунизм, которым проникнута вся деятельность Лонге 132.

Смысл борьбы в Туре заключался в решении вопроса — будет ли пролетариат Франции иметь свою революционную, коммунистическую партию.

Выступления правых полностью раскрыли их истинные намерения. Необходимость разрыва с олпортунизмом стала ясной для многих из тех, кто еще колебался. Делегаты огромным большинством голосов высказались за немедленное и безусловное присоединение к III Интернационалу (более 3 тыс. мандатов против тысячи с небольшим) ,33. Результаты голосования были встречены пением «Интернационала». Правые и «реконструкторы», отказавшись подчиниться принятому решению, покинули съезд, осуществив тем самым на деле свою угрозу раскола.

Турский съезд обратился к французскому народу с манифестом. Этот документ возвестил о возрождении под знаменем марксизма-ленинизма революционных боевых традиций французского пролетариата. «Принятие принципов Коммунистического Интернационала,— писал В. Роше,— знаменовало разрыв большинства французских социалистов с реформистской и оппортунистической политикой правых и центристов, с «военным социализмом», означало возвращение на новой основе к историческому наследию и традициям революционной Франция» 134.

Решения съезда означали рождение Французской коммунистической партии, создание которой было закономерным результатом революционной борьбы французских трудящихся против империалистической войны, против колониальных войн французского империализма, против интервенции в Россию, в защиту демократических свобод.

«Влияние Великой Октябрьской социалистической революции имело решающее значение для судеб французского рабочего движения,— писал М. Торез.— Она вывела его из того состояния разброда и бессилия, в котором оно находилось в период империалистической войны 1914—1918 гг. Она его пробудила и возродила, результатом чего, в соответствии со специфическими чертами пролетарского движения и политической обстановки во Франции, явилось создание рабочей партии нового типа — Французской коммунистической партии, основанной в декабре 1920» 64. Французская коммунистическая партия возникла как партия массовая — она насчитывала 180 тыс. членов, имела в своем распоряжении центральный печатный орган — «Юманите», сохранила тесные свя- 132

Ibid., р. 407, 408, 419. 133

Ibid , р. 478.

13', ~ - 1

В. Роше. Сорок лет Коммунистической партии Фраііцин.— «І Іопая и новей- зи с рабочими организациями. Но Французской коммунистической партии предстояло пройти долгий путь борьбы с оппортунизмом, за единство своих рядов и чистоту революционной теории, чтобы стать действительно партией нового іипа. Начало этому процессу было положено решениями Турского съезда.

Оценивая в свете накопленного с тех пор опыта историческое значение этого события, Центральный Комитет КПСС писал в своем приветствии французским коммунистам по поводу 50-летия ФКП: «ФКП образовалась на волне мощного подъема

освободительной борьбы трудящихся, вызванного влиянием Великой Октябрьской социалистической революции. Ее создание неотделимо от имени великого Ленина, который хорошо знал и высоко ценил французский рабочий класс, внимательно следил за первыми шагами молодой партии, оказывал французским товарищам братскую помощь.

Рождение вашей партии было подготовлено ходом развития французского рабочего движения, накопившего богатый опыт классовой борьбы.

Образование ФКП означало разрыв большинства французских пролетариев с реформизмом и переход их на революционные позиции. ФКГІ объединила французское рабочее движение с теорией научного социализма, с марксизмом-ленинизмом» 136.

В ходе революционной борьбы 1917—1920 гг., развивавшейся под влиянием идей Октября, трудящиеся Франции добились ряда серьезных успехов — они заставили буржуазию признать права профсоюзов, ввести 8-часовой рабочий день. Рабочий класс Франции, создав Коммунистическую партию, становился мощным фактором внутриполитической жизни. 130

борьбе за интересы трудящихся Франции. 50 лет французском коммунистической партии» М., 1971, стр. 3.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме БОРЬБА ТЕЧЕНИЙ В РАБОЧЕМ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ. ОБРАЗОВАНИЕ ФКП:

  1. Глава 9. «Но пасаран!» Битва за Мадрид. Октябрь – декабрь 1936 года
  2. 2. Блудные дети Мая: легенда и действительность
  3. БОРЬБА ТЕЧЕНИЙ В РАБОЧЕМ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ. ОБРАЗОВАНИЕ ФКП
  4. ФРАНЦУЗСКАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ПОСЛЕ ТУРА
  5. ПРАВИТЕЛЬСТВО «НАЦИОНАЛЬНОГО ЕДИІІЕНИЯ».
  6. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОЛИТИКА ПРАВЯЩЕГО КЛАССА
  7. «СТРАННАЯ ВОЙНА»
  8. КОРЕННОЙ ПЕРЕЛОМ В ВОЙНЕ Й ПОЛОЖЕНИЕ ФРАНЦИИ
  9. 1946 г. КОНСТИТУЦИЯ 1946 ГОДА И КРИЗИС ТРЕХПАРТИЙНОЙ КОАЛИЦИИ
  10. УДАЛЕНИЕ КОММУНИСТОВ ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВА. «ТРЕТЬЯ СИЛА»
  11. «ПЛАН МАРШАЛЛА». НОВЫЙ ПОДЪЕМ ЗАБАСТОВОЧНОГО ДВИЖЕНИЯ
  12. ПРАВОЦЕНТРИСТСКИЙ БЛОК У ВЛАСТИ
  13. КРУШЕНИЕ КОЛОНИАЛЬНОЙ ИМПЕРИИ
  14. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС В 1968—1969 ГОДАХ
  15. ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА В 1970—1973 ГОДАХ
  16. ГЛАВА 2. АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ И ПОЗИЦИИ ВЕДУЩИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ФРАНЦИИ