<<
>>

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СИЛЫ ГОРОДА, 1300 - 1700 ГГ.

Исторические демографы используют показатель численности населения для оценки богатства средневековых и ренессансных городов. Убыль или увеличение населения вычисляются для того, чтобы проследить подъем и падение ведущих экономических и политических центров.
Доля городского населения и число уровней на городских площадях и рынках используются в качестве мер оценки влияния городов и урбанизации на политическую экономию сельской округиИ Согласно этим оценкам, Европа пережила две фазы урбанизации в столетия перед промышленной революцией. С XI в. до «черной смерти» доля европейцев (исключая Россию), проживавших в местах с населением 5000 или более человек, выросла с 9,5 до 10,5%. Этот рост умножился за счет удвоения суммарного населения Европы: более чем в два раза возросло количество городов с населением 10 000 человек и больше (Bairoch, 1988, с. 136- 137). Суммарное население, и городское, и сельское, катастрофически уменьшилось после чумы, в то время как уровень урбанизации снизился несильно, а число городов осталось тем же. Общему восстановлению после «черной смерти» предшествовало возобновление «роста городов [который] медленно начался в первой половине XVI в. .резко убыстрился в 1550 - 1650 гг., а затем замедлился, достигнув низшей точки в первой половине XVIII в.» (De Vries, 19^ с. 39)is. Данные по всей Европе маскируют критически важные различия в росте городов по регионам и странам в каждый отдельный период. В 1300 г. Северная Италия была самой урбанизированной частью Европы, и от Vs до V4 населения Милана, Венеции и Флоренции проживало в городах. Незадолго до этого мусульманское население Кордовы было следующим по уровню урбанизации (17%), затем следуют бельгийские территории вокруг Гента (14%) и Арагон (14%). Область вокруг Монпелье (11%) была единственной в остальной части Европы с населением более 8%, проживающим в городах (Russel, 1972, с.
235). К 1500 г. Бельгия стала самым урбанизированным регионом Европы, причем доля городских жителей примерно в четыре раза превышала долю, среднюю по Европе, кроме России!*5. Затем следовали Ни- сложности в коммерческих и административных взаимодействиях между поселениями» (с. 282). Две недавние, и выдающиеся, работы по развитию европейских городов (Ho- henberg and Lees, 1985; Bairoch, 1988) сравнивают степень урбанизации и число и уровень городов в различных регионах Европы в течение долгого времени как показатель городского богатства и власти над округой. 1® Третья, и наиболее эффектная, фаза европейского урбанистического роста прошла в XIX — первой половине XX вв. (Bairoch, 1988, с. 216). 15 Цифры по урбанизации в этом абзаце являются приближенными средними оценок, представленных у Байроха (Bairoch, 1988, с. 179) и Де Вриса (De Vries, 1984, с. 30, 36). Де Врис считает урбанистическими только жителей городов с населением свыше 10 000 человек; для Байроха нижний предел — 5000 человек. Обе эти цифры отличаются от оценки Расселом десяти самых населенных городов по процентному отношению к общему населению региона. Так как эти три оцен- дерланды (доля городских жителей была в 3 раза больше), а затем Северная Италия. Испания имела средние показатели по Европе. Через 200 лет Нидерланды стали ведущим урбанизированным регионом Европы с показателем вчетверо выше среднего. Бельгия и Северная Италия, в которых урбанизация затормозилась, а может быть, и снизилась, в то время как по всему континенту она возросла, имели, соответственно, значения 2,5 и 1,5 от средних европейских показателей. Уровень урбанизации Северной Италии в 1700 г. стал практически таким же, как Англии и Португалии. Испания и Франция оставались на среднем европейском уровне. Приведенные цифры показывают переход с юга на север европейской урбанизации в 1450-1550 гг., который Бродель назвал «первым» XVI в. (процитировано в: Wallerstein, 1974 - 1989, 1, с. 68). Во время «второго» XVI в. (1550-1640 гг.) Нидерланды вытеснили Бельгию, а Лондон был накануне вступления в экспоненциальный отрезок своего возвышения до мирового господства.
В этой картине перемещения урбанистического превосходства из Италии в Бельгию, Нидерланды и, наконец, Англию, нарисованной широкой кистью данных национального уровня, упускается время и локализация наиболее важных элементов эпохи Возрождения по двум причинам. Во-первых, классификации национального уровня анахроничны для большинства городов той эпохи, которые либо доминировали в независимых субнациональных политических блоках (города-государства), либо делили власть над своим регионом со слабыми монархами и дворянами, часто обладая политической силой и доступом к торговле через членство в транснациональных сетях (города Ганзейской лиги). Политическая и экономическая судьба таких автономных городов (в число которых до XVI в. входили почти все главные европейские города) имела мало общего с будущи- ки разнятся, я представляю пропорции, а не процентное отношение для последних двух данных. По Де Врису, точное процентное отношение урбанизации на каждой «территории» может быть подсчитано делением суммарного урбанистического населения, цифры которых он приводит на с. 30, на суммарную численность населения, цифры которых по регионам он дает на с. 36. Рассматривая Северную Италию, я совмещаю данные, которые Де Врис различает, по Северной и Центральной Италии. Эти региональные проценты дают в точности такие же пропорции для средних оценок Де Вриса по всей Европе, как и усредненные цифры у Байроха. Де Врис и Байрох приписывают города к государствам на основании границ XX в. Конечно, границы тогда были другими, а многих государств просто не существовало в 1500 или 1700 гг. ми национальными государствами, внутри которых они находились. Есть и вторая сложность с данными национального уровня: они рассматривают поднимающиеся и опускающиеся города в рамках национального или регионального усреднения, слабо отражая роль национальной политики и экономики в их судьбах. Доминирующую роль независимых городов-государств в урбанистическом секторе Европы эпохи Возрождения выдает характер населения.
Сравнение христианских европейских городов с населением свыше 50 000 в 1300 и 1500 гг. показывает доминирование торговых центров над административными столицами этой эпохи (табл. 3.1)27. Первая дата, 1320 г. — пик урбанизации до демографического кризиса, который завершился «черной смертью». Из одиннадцати ведущих городов семь—торговые, контролирующие маленькую территорию за пределами своих стен. Доминирование Италии показывает то, что здесь находятся шесть из семи торговых городов (оставшийся представляет Бельгию). К тому же Палермо — это коммерческий центр и столица Сицилии, недавно отколовшейся от Неаполитанского королевства. Всего два из ведущих городов были столицами обширных политических блоков; большое население Лондона объяснялось тем, что он был морским портом и коммерческим центром, а кроме того, столицей вновь созданного государства. Только Париж—столица наиболее населенного политического образования в Западной Европе —классифицируется как настоящий административный центр^. ТАБЛИЦА 3.1. Города с населением свыше 50 000 в христианской Европе, 1320-1500 гг. 1320 1500 города Столицы /Портовые города Лондон 60 000 Палермо 50 000 Отвоеванные города Кордова 60 000 ИСТОЧНИКИ: по 1320 г. — Russell, 1972, по 1500 г. — Chandler, 1987, с. 19. В 1500 г., незадолго до начала второй фазы европейского урбанистического роста, значение политических столиц как центров городских ресурсов возрастает. Но по-прежнему на континенте только семь торговых городов с населением свыше 50 000. Начало перемещения из Италии в Нидерланды иллюстрирует вытеснение итальянской Сиены бельгийским Брюгге. Более примечательно добавление четырех политических столиц: Лиссабон и Неаполь были центрами тор- да добились выдающегося положения как часть исламского мира, здесь не рассматривается, а сокращение населения вместе с потерей политического и коммерческой значимости последовало за их включением в христианскую Испанию, в этой главе я больше их касаться не буду. ТАБЛИЦА 3.2. Численность населения и порядковые номера десяти крупнейших городов христианской Европы, 1320-1700 гг.
1320 1500 1600 1700 Торговые города Венеция 1ОО ООО (l) 5 О 0 0 (2) 151 ООО (4) 144 ООО (6) Флоренция 96 ООО (2) 7 0 О 0 0 (7) 6 5 ООО (14) 6 8 ООО (18) Милан 75 °°° (4) 89 ООО (4) О О О О (7) О О О С3 (1О) Болонья 6 5 °°° (5) О О О 5 5 (12) 6 ю О 0 0 (18) 6 3 ООО (22) Генуя 6 О ООО (6) 6 ю О 0 0 (9) 6 5 ООО (14) 6 7 ООО (19) Гент 56 ООО (8) 8 0 О 0 0 (5) О О О 31 (4О) 4 СО О О О (32) Сиена 52 ООО (9) 22 ООО (37) >2° ООО (2О ООО (ООО (1О) 3 СО О 0 0 (18) О О О 5 О (8) О О О 4 2 (8) Неаполь 25 °°° (34) 4 О 0 0 (3) О О О сч сч (2) О О О 7 О 2 (4) Лиссабон 2О ООО (44) 55 ООО (12) 1ОО ООО (1о) 8 со О О О (5) Амстердам > 1 ООО (>1О°) 1О ООО (>1О°) 48 ООО (3О) 21° ООО (3) Столицы Париж 8° ООО (3) 185 ООО (1) 245 ООО (1) О О О О 03 5 (2) Прага 3° ООО (24) 7 0 О 0 0 (7) 11° ООО (6) 48 ООО (33) Рим 25 °°° (38) 38 ООО (2О) 1О2 ООО (9) 13 8 ООО (7) Москва 2 2 ООО (41) 8 0 О 0 0 (5) 8 О О О О (11) 4 О О О (9) ИСТОЧНИКИ: по 1320 г. — Russell, 1972, по 1500-1700 гг. — Chandler, 1987, с. 19-21. ПРИМЕЧАНИЯ. Ранжирование городов в 1320 г. проведено по численности населения, приведенной Расселом для 20 регионов Европы. По вышеуказанным причинам (см. основной текст) я исключил Гранаду и Кордову из списков 1320 и 1500 гг. Численность населения Москвы в 1320 г. на самом деле определена по 1337 г., через 9 лет после того, как она стала столицей Руси. При ранжировании в 1320 г. я учитывал пять русских городов с населением свыше 20 000 жителей, указанные у Чандлера. говых путей, Париж, значительно опередив остальных, стал крупнейшим городом Европы. Прага и Москва присоединились к списку исключительно за счет привлечения населения в центры управления. Население средневековых торговых и административных центров весьма нестабильно в последующие столетия, изменяясь, относительно и абсолютно, за счет того, что города завоевывали и теря ли гегемонию над торговыми маршрутами и политическими доменами. 18 городов один или несколько раз занимали свое место в списке 10 крупнейших в 1320, 1500, 1600 и 1700 гг.
(табл. 3.2/9. Число североитальянских торговых городов-государств, которые занимали 6 мест в десятке крупнейших в 1300 г., сократилось до четырех в 1500 г. и до двух в 1600 и 1700. Концентрация экономической силы и урбанизация Северной Италии в предчумную эпоху была столь подавляющи, что не только Венеция, Флоренция и Милан заняли лидирующее положение в списке европейских городов, но и Болонья, Сиена и Генуя попали в первую десятку. Однако к 1500 г. последние потеряли свое население и в относительном, и в абсолютном выражении. Генуя, добившаяся высокой степени экономической автономии от Милана, была исключением. В XVI в. из городов-государств со значительным ростом населения остаются только Венеция и Милан, и только в Венеции скорость урбанизации была выше средней по Европе. XVI в. был последним периодом, в котором итальянские города- государства играли значительную роль. Даже внутри Италии политическую конкуренцию им составляли Рим и Палермо^. В Европе в XVI и XVII вв. на сцену выходят великие столицы. Лондон догнал Париж. С населением в 2 и 1,5 раза большим, чем у Амстердама (третий город в 1700 г.), эти две столицы зарождающихся великих политических и экономических держав достигли такого демографического перевеса над другими городами, который не случался в Европе со времен имперских столиц — Константинополя и Рима. Потеря городами автономии в XVII в. и их полная зависимость от внутринациональных политических блоков отражаются и на демографических показателях (табл. 3.3). В 1600 и в 1700 гг. среди городов с населением свыше 100 000 человек демографический рост касался только столиц основных политических и военных держав. Меньший, но все же значительный, рост наблюдался в столицах мелких и угасающих государств. В итальянских городах, которые были столицами совсем мелких областей, численность населения вообще не увеличивалась и даже уменьшалась. Наконец, города, инкорпори- ТАБЛИЦА 3.3. Изменения численности населения во Флоренции и городах свыше 100 000 жителей, 1600-1700 гг. Разница Город Население в 6 О о г. Население в 1700 г. 1600 - 1700 г. (%) Столицы крупных держав Амстердам 48 ООО 210 ООО X + Вена 30 ООО 1О5 ООО +25о Лондон 187 ООО 55О ООО + 2894 Париж 245 ООО 530 ООО + 116 Столицы малых держав Лиссабон 1ОО ООО 188 ООО +88 Москва 8О ООО 114 ООО +43 Рим 1О2 ООО 138 ООО +35 Мадрид 8О ООО 1О5 ООО +31 Итальянские города Палермо 1О5 ООО 124 ООО + 18 Милан 1О7 ООО 113 ООО +6 Флоренция 6 5 ООО 6 8 ООО +5 Венеция 151 ООО 144 ООО -5 Неаполь 224 ООО 2О7 ООО -8 Города, подчиненные новым столицам Севилья 126 ООО 8О ООО -37 Прага 110 ООО 48 ООО -56 ИСТОЧНИКИ: по численности населения — Chandler, 1987, с. 20 - 21. рованные в государства, но не бывшие их столицами, переживали демографический упадок. Севилья — яркий тому пример. Через четыре десятилетия после того, как в 1561 г. Мадрид стал столицей крупного национального государства (даже независимо от того, что он вскоре попал в период стагнации, а затем и упадка), вырос из деревни в крупный город, а затем поменялся рангом по уровню населения с Севильей, некогда ведущим и автономным городом Испании. Самая примечательная черта европейской урбанизации до промышленной революции (табл. 3.1 -3.3) — нестабильность. Города и урбанистические сети получали и теряли преимущества в течение од- ного-двух столетий. Флоренция, Генуя, Милан и Венеция в конце XIII в. стали важными коммерческими центрами. Милан и Флоренция отошли на вторичные позиции к 1340 г. Генуя была ведущей си лой в Италии до поражения от Венеции в 1379 г. Затем Венеция стала ведущим торговым городом Европы и держалась на этих позициях до XV в., когда Флоренция обогнала ее в банковском деле и мануфактурном производстве, заняв первое место и удерживая его с 1420 г. до конца века. У Италии были два коммерческих конкурента, два центра в столетие, предшествующее «черной смерти». Ярмарочные города Шампани соперничали с итальянскими, пока в 1285 г. не потеряли свой особый статус и не были замещены Лионом (Abu-Lughod, 1989, с. 51 - 77). Еще больше влияния было у бельгийских Брюгге и Гента, передававших друг другу главенство в североевропейской торговле и текстильном производстве с конца XVIII в. до узурпации Венецией их торговых сетей в 1370-х гг. Численность населения и прибыль городских предприятий резко снизились в конце XV в. Антверпен был ведущим торговым городом Европы с начала XVI в. и до вторичного возвышения Генуи в 1550-х гг. «Золотой век» автономных городов-государств завершился выходом на сцену в 1620-х гг. Амстердама, ставшего первой европейской национальной столицей и на время ведущим капиталистическим городом мира2!
<< | >>
Источник: РИЧАРД ЛАХМАН. КАПИТАЛИСТЫ ПОНЕВОЛЕ КОНФЛИКТ ЭЛИТ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В ЕВРОПЕ РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ. 2010

Еще по теме ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СИЛЫ ГОРОДА, 1300 - 1700 ГГ.:

  1. § 2. Вызовы.
  2. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  3. Глава 10 Рекреационная сфера
  4. § 29. Демографическая проблема.
  5. Лекция 38. Факторы размещения производительных сил (продолжение)
  6. Глава 8 ГОРОДА И СЕЛЬСКАЯ МЕСТНОСТЬ
  7. СПРАВОЧНЫЙ ИНДЕКС
  8. §1. КУЛЬТУРНО - ИСТОРИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ЭПОХИ ФРАНЦИСКА АССИЗСКОГО: СОБЫТИЯ, ПЕРСОНАЖИ, ИДЕИ.