<<
>>

Демографическая структура

С сокращением рождаемости и увеличением ожидаемой продолжительности жизни изменяется возрастная структура населения. Молодыми называются такие нации, в которых высок коэффициент рождаемости, а показатель ожидаемой продолжительности жизни невелик (иногда значителен уровень иммиграции).

Стареющие нации имеют низкий коэффициент рождаемости, высокий показатель ожидаемой продолжительности жизни (иногда высокий уровень эмиграции). В XX в. европейские общества за отдельными исключениями (Албания, Югославия, Польша, Румыния и Ирландия) «постарели», т.е. доля поколений старших возрастов увеличилась и соответственно вырос средний возраст населения.

Так как данные структурные изменения происходят постепенно, то сначала вырастает доля населения средних возрастов и лишь несколькими десятилетиями спустя старение общества становится явным. В 1920 г. доля людей старше 65 лет везде в Европе была ниже 10%, в 1980 г. только в Югославии, Польше, Португалии, Румынии и, возможно, в Албании она составляла около 10%. В ряде стран, в частности в обоих германских государствах, Австрии, Дании, Норвегии и в Великобритании, она достигла 15—16%, в Швеции даже 17% (табл. 9). В Турции, напротив, доля стариков составляет только 4%, а в некоторых африканских странах 2%.

Доля населения моложе 15 лет в начале 80-х гг. больше всего была в Ирландии (31%) (предположительно, также в Албании). В Португалии, Румынии и Испании молодежь составляет более четверти населения, в Югославии, Польше и ЧССР почти чет-

Возрастая структура населения некоторых европейских государств, ШО—1980 (в %)

Страна

1920

1950

1980

а) процент населения в возрасте до 14 лет

Австрия

25

23

21

Албания

39

40*

Бельгия

25

21

20

Болгария

36

27

22

Великобритания

28

22

21

Венгрия

33

26

22

Германия

26

ФРГ

23

18

ГДР

25

/>20

Греция

34

28

23

Дания

31

27

21

Ирландия

29

29

31

Испания

34

26

26

Италия

31

27

22

Люксембург

27

19

19

Нидерланды

33

30

23

Норвегия

32

24

22

Польша

35

28

24

Португалия

33

29

27

Румыния

28

27

СССР

37

30

26*

Финляндия

32

30

20

Франция

23

23

22

Чехословакия

29

24

24

Швейцария

28

24

20

Швеция

29

24

19

Югославия

31

24

Ь) процент населения в возрасте от 15 до 64 лет

Австрия

68

67

64

Албания

55

55*

Бельгия

68

68

66

Болгария

58

66

65

Великобритания

66

67

64

Венгрия

60'

66

65

Германия

68

ФРГ

67

66

ГДР

65

64

Греция

60

65

64

Дания

62

64

64

Ирландия

62

60

58

Испания

57’

67

63

Италия

62

65

65

Люксембург

71

68

Нидерланды

62

62

66

Страна

1920

1950

1980

Норвегия

60

66

63

Польша

58’

67

66

Португалия

61

64

63

Румыния

67

63

СССР

/>65

65*

Финляндия

59’

67

Франция

68

65

64

Чехословакия

62'

68

64

Швейцария

66

67

66

Швеция

62

66

64

Югославия

63

67

с) процент населения в

возрасте старше 65 лет

Австрия

6

11

15

Албания

6

5*

Бельгия

7

11

14

Болгария

6

7

12

Великобритания

6

11

15

Венгрия

7

8

13

Г ермания ФРГ

6

10

16

ГДР

10

16

Греция

6

7

13

Дания

7

9

15

Ирландия

9

11

11

Испания

9

7

11

Италия

7

8

13

Люксембург

10

13

Нидерланды

6

8

11

Норвегия

8

10

15

Польша

7

5

10

Португалия

6

7

10

Румыния

5

10

СССР

5

9*

Финляндия

9

7

12

Франция

9

12

14

Чехословакия

9

8

12

Швейцария

6

9

14

Швеция

8

10

17

Югославия

6

9

' 15—60 лет,

~ Свыше 60 лет,

" По оценке для 1975 г.

Источники: United Nations.The Aging of Populations and its Economic and Social Implications. New Yorlc 1956. PI 20. Annex; Statistisches Jahrbuch fur die Bundesrepublik Deutschland 1954. S. 20*, 1982. S.639f.; Statistisches Jahrbuch fur das Deutsche Reich. 1926.S.6*; 1932,S. 12*; Biraben J.-N. Vues generates sur la population sovietique.S.49; Shoup PS. The East European and Soviet Data Handbook: Political, Social, and Development Indicators, 1945—1975. New York, 1981. P55ff.

верть. В ФРГ ее доля достигает лишь 18%, а в Люксембурге и в Щвеции —19%.

Почти во всех европейских странах доля молодых лишь немного превышает 20%. В1920 г. картина выглядела совершенно иначе. Тогда средний показатель по Европе составлял примерно 30%, в Болгарии же и СССР он достигал 36 и 37% соответственно, наименьшей доля молодых была во Франции (23%), т.е. выше сегодняшней средней.

Менее всего изменился показатель доли трудоспособного населения в возрасте от 15 до 64 лет. На первый взгляд это удивительно. Но данная группа объединяет значительно больше возрастов, чем две другие (от 0 до 14 и свыше 65 лет), и таким образом, изменения, произошедшие внутри более дробных возрастных групп, скорее нивелируются. Разделив ее на две подгруппы с населением в возрасте, например, от 15 до 30 лет, от 30 до 45 и от 45 до 65 лет, мы увидим эти перемены отчетливее. Достаточно указать на некоторые важнейшие различия между европейскими государствами. В начале 20-х гг. в западно- и центральноевропейских странах, таких, как Бельгия, Франция, Великобритания, Германия, Швейцария и Австрия, зафиксирован самый высокий показатель доли этих возрастных групп (66—68% ). Коэффициент рождаемости здесь начал снижаться самое позднее в начале столетия, поэтому более молодые возрастные группы не были более представлены так значительно. В этих странах, исключая Бельгию и Швейцарию, в 80-х гг. доля населения трудоспособного возраста уменьшилась на 4% (Великобритания, ГДР и Австрия). Соответственно в демографической структуре прежде всего увеличилась доля людей пожилого возраста.

В странах, которые в 1920 г. отличались высоким удельным весом молодежи, а также до некоторой степени низким показателем ожидаемой продолжительности жизни, доля населения в возрасте от 15 до 64 лет составляла примерно 60%; за последние 60 лет она немного поднялась до 63—66%. Наиболее ярок пример Болгарии. Удельный вес данных возрастных групп вырос здесь на 7%, с 58 до 65%. Некоторые из таких стран, в частности Норвегия, через эти изменения уже прошли. Здесь доля 15—64-летних в 1920—1950 гг. возросла с 60 до 66%, а затем упала до 63%. Во всех странах, где наблюда

ется долгосрочное снижение коэффициента рождаемости, происходит описанная медленная трансформация возрастной структуры, которую прерывают лишь миграции или катастрофы. Тенденцию изменяют только новые волны роста рождаемости, как это видно на примере Франции, где процесс сокращения доли средних возрастных групп приостановлен в связи с увеличением числа лиц детородного возраста.

Почти во всех европейских странах со снижением рождаемости и удлинением ожидаемой продолжительности жизни средний возраст населения растет. В 1980 г. самый высокий средний возраст в мире был в Федеративной Республике Германии (36,6 лет) и Швеции (36,3 лет), т.е. ровно половина населения была моложе, а другая половина старше этого возра-. ста (при этом в Либерии и Нигерии средний возраст населения составляет 16 лет).

Возрастную структуру населения можно наглядно представить графически. В Европе форма графика схожа с пирамидой, покоящейся на широком основании и сужающейся кверху, к колоколу, отражающему устойчивость демографической структуры, и, наконец, к луковице, наиболее широкая часть которой приходится на население средних возрастов, с возвышающейся над нею тонкой верхушкой. При этом, в особенности в странах Центральной и Восточной Европы, обнаруживаются сужения, обусловленные войной (военные потери, несостоявши- еся рождения), различных возрастных групп, с течением времени перемещающиеся вверх и выраженные в мужской части населения более, нежели в женской (см. график 2).

Важная причина старения населения заключается в увеличении продолжительности жизни людей вследствие высокого жизненного уровня, здорового образа жизни и улучшения системы здравоохранения. Ожидаемая продолжительность жизни в XX в. в Европе в целом выросла у женщин в большей степени, чем у мужчин. В1920 г. ожидаемая продолжительность жизни женщин в среднем по Европе составляла 40 лет; в Скандинавских странах, Германии и Швейцарии — 55—59, в Англии и Уэльсе — почти 60 лет. В 1980 г. она увеличилась в Швеции до 82, в Норвегии, Нидерландах и Швейцарии — до 79 лет и даже в Албании и Румынии — до 71—73 лет. Продолжительность

alt="" />alt="" />

График 2. Возрастная структура насеяення Франции, Болгарии и Германии в 1920—1921 и 1982—1983 гг.

Источник: UN. Aging of Populations; UN. Demographic Yearbook. 1983. R208ff.

жизни мужчин изменилась не столь заметно. В Швеции она достигла 76 лет, в большинстве стран Европы — 68—72 лет, в Польше и Венгрии — лишь 66 лет. Повсюду в Европе наблюдается тенденция к увеличению разрыва показателей ожидаемой продолжительности жизни между полами; в 1980 г. наивысший разрыв наблюдался в Финляндии и Польше (8,4 года) и в СССР в 1970 г. (10 лет). В то же время данные показатели для отдельных стран постепенно выравниваются. В Южной и Восточной Европе они в целом несколько ниже, чем в Северной и Западной, но в Юго-Восточной Европе выделяются два государства с относительно высокой ожидаемой продолжительностью жизни — Болгария и Греция (табл. 10).

Тот факт, что показатели ожидаемой продолжительности жизни в Европе столь существенно выровнялись, объясняется главным образом снижением коэффициента смертности в целом и младенческой в частности, улучшением медицинского обслуживания и гигиены в наименее богатых регионах Европы. В первой половине 20-х гг. имелись большие различия между Северо-Западной и Юго-Восточной Европой. В Скандинавских странах, Ирландии, Великобритании, Нидерландах и Швейцарии, а также, очевидно, в Греции на первом году жизни умирало менее 10%, в большей части стран Центральной и Восточной Европы — от 10 до 15%, в Румынии даже свыше 20% младенцев. Однако уже в 60-х гг. младенческая смертность снизилась в целом до 2—4%, не учитывая немногие исключения, вроде Югославии (6%), в Скандинавских же странах и Швейцарии, а также в Англии и Уэльсе — до менее 2%. Наилучший показатель имеет Швеция с 1,3% смертей новорожденных на первом году жизни. К началу 80-х гг. в большинстве стран младенческая смертность снизилась до 1—2%, только в Югославии, СССР и Румынии она держалась на уровне 3%, в Албании — 5%. При этом в Нидерландах, Швейцарии и Скандинавских странах ее удалось довести до показателя ниже 1% (табл. 11).

В некоторых странах, например в Италии и Франции, вместе с тем сохраняются значительные региональные различия; почти повсюду остаются существенными различия между городом и селом. Чем более выравниваются данные показатели,

Средняя ожидаемая продолжительность жизни в странах Европы. 1920—1980

а) при рождении

Страна

Мужчины

Женщины

1920

1930

1950

1980

1920

1930

1950

1980

Австрия

54,5

61,9

69,2

58,5

67,0

76,6

Албания

57,2

68,0

58,6

71,5

Бельгия

56,0

62,0

69,9

59,8

67,3

76,6

Болгария

45,9

68,6

46,6

74,0

Великобритания

Англия и Уэльс

55,6

58,7

66,5

70,2

59,6

62,9

70,6

76,2

Сев. Ирландия

55,4

65,4

68,4

56,1

68,8

74,7

Шотландия

53,1

56,0

64,5

68,2

56,4

59,5

68,3

74,4

Венгрия

40,4

48,3

58,8

66,0

42,6

51,3

63,3

73,2

Германия

56,0

59,9

58,8

62,8

ФРГ

64,6

69,9

68,5

76,6

ГДР

65,1

68,7

69,1

74,6

/>Греция

42,9

49,1

72,9

46,5

50,9

77,6

Дания

55,8

60,9

67,8

71,1

58,1

62,6

70,1

77,2

Ирландия

57,4

58,2

64,5

69,5

57,9

59,6

67,1

75,0

Испания

40,3

48,4

58,8

, 71,8

42,1

51,6

63,5

78,0

Италия

49,3

53,8

63,8

70,6

50,8

56,0

67,3

77,2

Люксембург

52,0

55,2

61,7

70,0

55,2

58,9

65,6

76,7

Нидерланды

55,1

61,9

70,6

72,4

57,1

63,5

72,9

79,2

Норвегия

55,6

61,0

69,3

72,3

58,7

63,8

72,7

79,0

Польша

48,2

55,6

66,0

51,4

62,5

74,4

Португалия

55,5

67,4

60,5

74,7

Румыния

67,3

72,4

СССР

41,9

61,0

64,0[§§]

46,8

67,0

74,0*

Финляндия

43,4

50,7

58,6

69,2

49,1

55,1

65,9

77,6

Франция

52,2

54,3

63,6

70,4

56,1

59,0

69,3

78,5

Чехословакия

51,9

66,8

55,2

74,0

Швейцария

54,5

59,2

66,4

72,7

57,5

63,1

70,9

79,6

Швеция

55,6

61,0

69,0

76,1

58,4

63,2

71,6

82,1

Югославия

50,1

59,2

67,6

54,2

63,5

73,3

б) в возрасте 20 лет

Страна

Мужчины

Женщины

1920

/>1930

1950

1980

1920

1930

1950

1980

Австрия

45,2

48,7

51,1

48,0

52,6

57,8

Албания

50,7

68,0

53,9

Бельгия

46,0

48,0

50,7

48,4

52,3

56,6

Болгария

45,8

51,5

45,5

56,2

Великобритания

Англия и Уэльс

45,8

46,8

49,8

52,5

48,7

49,9

54,0

58,2

Сев. Ирландия

45,6

49,5

50,5

45,2

52,3

56,3

Шотландия

44,8

46,0

48,6

51,4

46,8

48,3

51,7

56,5

Венгрия

43,8

48,0

48,3

42,6

45,8

51,3

55,2

Германия

46,1

48,2

48,1

49,8

ФРГ

50,3

51,6

53,2

57,9

ГДР

50,7

50,4

53,6

55,9

Греция

39,6

44,3

50,5[***]

44,4

46,4

54,6**

Дания

46,1

49,6

52,2

52,4

47,2

49,6

53,6

58,2

Ирландия

46,4

46,8

49,3

46,7**

46,4

47,3

51,2

51,2**

Испания

40,7

43,1

47,5

52,6

42,6

45,9

52,0

58,0

Италия

45,2

46,8

50,4

52,6

46,0

48,5

53,3

58,7

Люксембург

48,0

50,9

51,5

57,4

Нидерланды

46,7

49,7

53,7

53,7

47,5

49,8

55,4

60,2

/>Норвегия

44,9

47,7

53,3

53,6

47,2

50,0

55,6

59,9

Польша

43,7

46,8

49,5

45,7

51,6

57,0

Португалия

47,0

50,6

51,8

57,2

Румыния

46,1**

50,5**

СССР

43,2

47,4

Финляндия

37,9

41,9

44,4

50,3

43,8

46,0

51,0

58,4

Франция

42,9

43,3

48,4

51,9

46,2

47,4

53,4

59,6

Чехословакия

45,3

49,0

47,4

55,7

Швейцария

43,9

45,4

50,2

53,9

45,9

48,5

53,9

60,5

Швеция

45,3

48,5

52,1

56,3

47,4

49,7

54,0

62,2

Югославия

44,2

48,9

50,9

46,6

52,5

56,1

Младенчески! смертность в Европе в ШМП) гг. (в %•)

Страна

Годы

1920—1924

1950—1954

1979—1983

Австрия

142

55

13

Албания

106

50

Бельгия

108

46

11

Болгария

160

94

19

Великобритания

Англия и Уэльс

77

28

12

Сев. Ирландия

80

38

13

Шотландия

92

35

12

Венгрия

193

74

21

Германия

127

ФРГ

49

12

ГДР

60

12

Греция

85

44

16

Дания

84

29

8

Ирландия

73

/>42

12

Испания

138

57

11

Италия

128

61

14

Люксембург

106

43

12

Нидерланды

74

24

8

Норвегия

53

24

8

Польша

177

98

20

Португалия

153

92

22

Румыния

207

105

28

СССР

179’

75

29

Финляндия

98

35

7

Франция

105

46

10

Чехословакия

162

58

17

Швейцария

70

29

8

Швеция

61

20

7

Югославия

149'

116

31

’ 1925—1929.

Источники: Mitchell B.R. European Historical Statistics. R 140ff; United Nations. Demographic Yearbook. 1983.R364f.; 1958.R243; 1952.R324; Statistisches Jahrbuch fur die Bundesrepublik Deutschland. 1981. S. 637; 1982. S. 642; 1983. S. 643; 1985.

S.              653.

чем сложнее становится их дальнейшее улучшение, тем более близкими оказываются коэффициенты ожидаемой продолжительности жизни, а темпы прироста населения попадают в зависимость от колебаний коэффициента рождаемости, который,, как представляется, возрастает и под воздействием миграционных потоков.

Демографическую структуру характеризует также половая структура населения. Вследствие более высокой ожидаемой продолжительности жизни женщин и больших потерь мужчин в обеих войнах XX в. доля женщин, которая уже в XIX в. была несколько большей, продолжала увеличиваться. В некоторых затронутых войной поколениях, особенно в Восточной и Центральной Европе, обнаружились крупные диспропорции в соотношении между мужчинами и женщинами. В 80-е гг. только в Ирландии — стране с очень высоким коэффициентом рождаемости в послевоенные годы наблюдался небольшой перевес мужчин (50,2%), тогда как в ГДР на долю мужчин приходилось только 47% населения, а в Федеративной Республике — 47,8%. Перевес женщин в ФРГ отмечается, однако, только в возрастных группах старше 50 лет, тогда как вследствие большого числа родившихся после войны мальчиков мужчины преобладают в более молодых поколениях. Так, на 1000 мужчин старше 65 лет приходится 1823 женщины; моложе 60 — только 975. В1950 г. перевес женщин наблюдался во всех поколениях старше 21 года. Еще значительнее он был в СССР, где в 1979 г. мужчины составляли только 46,6% всего населения. Во всех остальных тяжело пострадавших от войны районах Восточной и Юго-Восточной Европы, напротив, благодаря высоким темпам рождаемости мальчиков после второй мировой войны половая структура постепенно приближается к «нормальной»: 49% мужчин на 51% женщин.

Диспропорция половой структуры влияет на коэффициент брачности (число заключенных браков на 1000 жителей). В XIX в. в странах с высоким уровнем эмиграции, таких, как Ирландия, он был на целых два промилле ниже, чем в среднем по Европе. Обе мировые войны привнесли в Европу новые значительные различия. Если в мало затронутых войной регионах Западной Европы коэффициенты брачности оставались на «нормальном» уровне — между 7 и 8 на 1 тысячу, то во многих стра

нах, участвовавших в первой мировой войне, они, как это обычно бывает после войны, сначала выросли: много браков заключалось из стремления наверстать упущенное. Так, в Италии в 1920 г. коэффициент брачности составлял 14%о, в Австрии в 1920 г. и в СССР в 1923 г. — 13%о, в Германии в 1920 г. — даже 14,5%о. В 1920-х гг. он постепенно снизился и в годы мирового экономического кризиса во многих случаях достиг минимального значения. В Италии, например, в 1932 г. коэффициент брачности был только 6,4%о, в Германии в разгар депрессии он опустился до 7,9%о, т.е. остался в пределах долгосрочного среднего значения, как и в некоторых других странах. Новый подъем начался здесь очень быстро не только вследствие улучшения экономической ситуации, но и благодаря особым мерам демографической политики (ссуды для лиц, состоящих в браке). Уже в 1933 г. коэффициент вступивших в брак (9,7%о) был значительно выше долгосрочного среднего, а в 1934 г. и снова в 1939 г. он поднимался до небывалого уровня 11,2%о. Во время второй мировой войны коэффициенты брачности в большинстве стран, принимавших участие в войне, снизились, а затем вновь выросли. Так, в Западной Германии с 1947 по 1951 г. они держались на уровне выше 10%о.

Во многих странах Европы высокая брачность сохранялась длительное время. Казалось, что образуется новый демографический тип, так как доля не вступивших в брак, особенно среди женщин, сокращалась в течение целых двух десятилетий. Наиболее ярко выражено это было в протестантской Северной Европе, где доля не состоявших в браке традиционно была высокой. В Швеции доля никогда не бывших в браке женщин в возрасте от 45 до 49 лет сократилась с 18,5 до 7%, в Англии — с 16,6 до 7%, а в Норвегии даже с 20,5 до 5,9%. В католических странах (Франции, Италии, Испании, Португалии), а также в Федеративной Республике Германии этот показатель также сократился с 11—13 до 7—8%. Только в Ирландии ровно пятая часть мужчин по-прежнему оставались холостыми и четверть женщин — незамужними. В Юго-Восточной Европе, напротив, коэффициент безбрачия постоянно находился на очень низком уровне, а именно от 2 до 4%. Здесь раньше вступают в брак: женщины в целом в возрасте около 20 лет, треть даже ранее,

мужчины в среднем до 25 лет. В Южной Европе средний брач- ных возраст такой же. В Западной Европе средний возраст вступления в первый брак также понизился у мужчин: с 27—28 лет на 2—4 года и у женщин с 25—26 лет на 3—4 года.

Представляется, однако, что с середины 60-х гг. данная тенденция во многих странах нарушилась: на Севере и Западе раньше и в большем масштабе, чем на Юге и Востоке. Коэффициент брачности вновь сократился, хотя вследствие увеличения количества разводов и повторных браков статистически наметилась встречная тенденция. Если в начале 60-х гг. коэффициент брачности держался в целом на уровне 7—9%о, в некоторых странах, в том числе в обоих немецких государствах, выше 9%о, то с тех пор в большинстве европейских государств он упал ниже 7%о. Швеция, где коэффициент брачности упал с 7,8%о в 1965— 1966 гг. до 4,6%о, в этом смысле лидирует. К началу 1980 г. 76% всех шведских женщин в возрасте 20—24 лет и 35% в возрасте 25—29 лет еще не были замужем. Таким образом, не спешащие с вступлением в брак шведы перещеголяли даже ирландцев, которые с 60-х гг., опять-таки вопреки общеевропейской тенденции, начали заключать браки раньше. В Дании, Норвегии, Федеративной Республике Германии и Швейцарии, а также во Франции, Италии и Испании коэффициент брачности в г. упал ниже 6%о, в большинстве стран восточного блока, включая ГДР, он был все-таки выше 7%о, в Румынии — выше 8%о, в Польше — 9%о и в СССР — 10,3%о.

Поскольку тенденция к повышению возраста вступления в первый брак, подобная той, что имеет место в Швеции, хотя и не столь яркая, вновь обнаруживается, то, очевидно, намечается формирование нового демографического типа, характеризующегося меньшим количеством и более поздним заключением браков, большим числом разводов и меньшим числом детей, а также более старшим возрастом первородящих женщин. Толерантность общества в отношении внебрачного сожительства пар, которая еще поколение назад вряд ли была мыслима, облегчает существование этого нового типа. В Швеции в конце 70-х гг. пары жили вместе в среднем два года, прежде чем заключали брак. В середине 70-х гг. в Швеции средний возраст вступления в брак мужчин вновь составил 28 лет, женщин — почти 26 лет, соот

ветственно на 1,5 и 3,2 года старше, чем в 1960 г. В возрасте от 20 до 24 лет большее количество шведок живет с мужчинами вне брака, чем в браке (28,6% против 21,5% соответственно). 37% женщин этого возраста, имеющие, как минимум, одного ребенка, родили его вне брака. Для Дании, Франции, Федеративной Республики Германии и Швейцарии можно констатировать аналогичные соотношения. Например, в 1974 г. в Женеве 61% всех вышедших замуж швейцарок жили до брака со своими партнерами. Во Франции в 70-е гг. 12% женщин в возрасте 20—24 лет находились во внебрачной связи, 49% были замужем. В ФРГ согласно исследованиям в период с 1972 по 1982 г. число пар, проживающих в незарегистрированном браке, выросло в 4 раза — до почти 1 млн; в Париже в 1981 г. почти пятая часть всех совместно живущих пар в возрасте до 30 лет не состояла в официальном браке.

Изменение типа поведения проявляется, наконец, в увеличении доли детей, родившихся вне брака. В Швеции их удельный вес среди живорожденных вырос с 1955 по 1980 г. с почти 15 до 38%, в Дании за тот же период с менее чем 10 до 34%, во Франции с 1970 по 1982 г. с 7 до 14%, в ФРГ с 5 до 8% и в ГДР с 13 до 29%.

Одновременно в большинстве протестантских и некоторых католических странах с конца 60-х гг. быстро росло, частично вследствие законодательных реформ, количество разводов. За десять с лишним лет доля разводов удвоилась почти повсюду. Trendsetter {англ. определяющий тенденцию. — Прим. пер.) здесь вновь скандинавы. В 1980 г. в Швеции и Дании было зарегистрировано число разводов, равное почти половине заключенных браков, тогда как в 1950 г. оно составляло только 15 и 18% соответственно от числа заключенных браков. В восточном блоке этот показатель особенно вырос в Венгрии и ГДР. Здесь в начале 80-х гг. разводы составили примерно треть от числа заключенных браков. В большинстве западно- и центральноевропейских стран в настоящее время это соотношение колеблется на уровне 25%. Оно все еще значительно ниже в Бельгии и Ирландии, в Испании и Португалии, а также в Польше, Болгарии и Румынии; законы или местные обычаи делают развод исключительным или совсем невозможным событием.

Изменение житейских привычек также привело к увеличению числа одиночек. Количество домохозяйств, состоящих из одного человека, в северо-западной Европе (Дании, Германии, Великобритании и Швейцарии) в период между войнами колебалось от 7 до 11%, с 60-х гг. быстро росло. В1980 г. таковыми была четверть всех британских, французских, датских и швейцарских домохозяйств. В ФРГ и Австрии их доля составляла треть, а в крупных городах — Берлине, Копенгагене, Париже и Вене — более половины домохозяйств. Почти каждый четвертый житель этих городов жил один.

Как и прежде, значительную часть ведущих в одиночку домохозяйств составляют пожилые женщины, традиционно самая крупная группа среди одиноких людей. Учитывая высокую ожидаемую продолжительность жизни, их число будет расти. К ним во все большем количестве присоединяются молодежь и взрослые люди молодого возраста, которые предпочитают и себе могут позволить жить одни. В странах, где существует дефицит жилья (как в восточном блоке), а также в странах с низкими доходами и сохранившими эффективность традициями семейной жизни (в Южной Европе) значительно ниже доля одиноко живущих по этим причинам. Так, хозяйства одиноких в начале 80-х гг. в Польше и Италии составляли лишь 15% всех домохозяйств.

В Западной Европе сократился и средний размер семьи (с 4,5— 5 человек в начале века до 2,5 человек в 1980 г.). Это отражает, наряду с тенденцией к жизни вне семьи, также уменьшение количества детей в семье и сокращение числа домработниц.

<< | >>
Источник: Фишер В.. Европа: экономика, общество и государство. 1914—1980. 1999

Еще по теме Демографическая структура:

  1. 6.4. Демографическая (половозрастная) структура населения, трудовые ресурсы, формы расселения людей
  2. § 29. Демографическая проблема.
  3. Глава 6. Демографическая составляющая социальной безопасности
  4. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ КРИЗИС
  5. Глава 9 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ КЛАССИФИКАЦИИРЕГИОНОВ И СТРАН МИРА
  6. Демографическая безопасность: подходы к определению
  7. Демографические ограничения экономического развития
  8. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ УЯЗВИМОСТЬ РОССИЙСКИХ РЕГИОНОВ
  9. Мировой демографический рости перспективы человечества
  10. Развитые и слаборазвитые страны: причины демографических различий. 
  11. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СИЛЫ ГОРОДА, 1300 - 1700 ГГ.
  12. Демографический кризис как угроза социальной безопасности современной России
  13. 6.5. Демографическая ситуация, состав и размещение населения, трудовой и научно-технический потенциал России