<<
>>

Глава X ДЕНЕЖНАЯ РЕСПУБЛИКА. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ ПОЛИТИКИ


Поскольку всэ, о чем говорилось до сих пор, очевидно, стало возможным с милостивого благословения правительства, вполне вероятно, что само правительство и политика имеют более чем косвенное отношение к появлению чрезмерного богатства и вопиющей нищеты в беспокойной американской действительности.
Для начала заметим, что эта действительность не предотвратила ни того ни другого. Предметом же нашего дальнейшего исследования служит то, чему она способствовала, каким образом и почему.
Многообразная и сложная деятельность правительства Соединенных Штагов — тема гигантских трактатов, по своим размерам напоминающих каталоги универсальных магазинов «Сиерз, Робэк энд компани» и написанных людьми, получившими несколько сомнительную известность ученых-полито- логов, или специалистов в области политических наук. Все написанное ими почти всегда правильно по своей форме, как анатомическое описание, если не считать тонкие декоративные украшения в виде таких броских слов, как «демократия» и «свобода».
Нас же, однако, интересует процесс, функционирование— политическая физиология как таковая. Хотя многие ученые-политологи утверждают, что занимаются рассмотрением и этого аспекта проблемы, все они стремятся не замечать самого мяча, находящегося в игре, или же в ужасе отводят взгляд, опасаясь попасть в клинч. Они похожи на физиков, никогда не бывавших в лаборатории, или на полицейских из отделения по борьбе с пороком, которые никогда не были в доме терпимости и не получали тайком денег от его содержательницы. Эти исследователи никогда не сиживали в
знаменитых прокуренных кабинетах, где принимаются важнейшие решения, никогда не были свидетелями заключения сделок, закапывания мертвых, сжигания бумаг, уничтожения избирательных бюллетеней, дележа выручки, двурушничества и обмана.
Почти как и все изучающие эту область деятельности, ученые-политологи основываются в основном на докладах, слухах, мемуарах, документах, статистических данных, различных толкованиях, логических выводах и на в большей или меньшей степени проницательных догадках. А положение сторонних наблюдателей ограничивает их возможности, как и возможности всех, кто оказался бы на их месте. Журналисты гораздо больше, чем они, информированы о событиях; более того, основная масса поступающей к ним информации исходит именно от журналистов. Это та сфера деятельности, скрытые, закулисные стороны которой лучше известны некоторым ее участникам, чем тем, кто добровольно посвятил себя ее систематическому изучению.
Разница между правительством, описываемым ученым-по- литологом, и реальным правительством такая же, как между научным описанием любви и самой любовью. Еще большая разница существует между описанием и самим явлением, между символом и актом. Ученый-политолог — такое же непричастное лицо, как биолог или психолог, «изучающие» любовь. То, что говорит каждый из них, может быть абсолютно правильным, в достаточной степени полезным или даже вызывающим изумление; но чего не хватает посвятившему себя этому делу жрецу, так это тех тонкостей, которые так и остались не раскрытыми даже после осторожного умозрительного изучения. Осторожность, к которой исследователи часто прибегают, подобна осторожности слона.
Обыкновенное половое влечение зачастую выдается ими за любовь, а интриги — за политику.
Ученый-политолог находится в более невыгодном положении, чем теоретики любви, преимущество которых состоит в том, что они могут проводить практические эксперименты; ученый же никогда не является действующим лицом, не занимает привилегированного положения по отношению к кому бы то ни было, за исключением, скажем, редколлегии газеты «Нью-Йорк тайме». Эта сфера деятельности находится в компетенции кого-то другого, подобно тому как любовь находится в компетенции поэта или безумца. Время от времени поэт или безумец может сказать что-то новое или оригинальное о любви, однако было бы крайне удивительно, если бы
ученый-политолог отозвался о правительстве в духе Макиавелли или Гоббса.
Те несомненные эксперты, свидетельства которых я буду приводить в этой главе (оставив в стороне деликатный воп- рес о моем собственном опыте), информированы о текущих делах в неизмеримо большей степени, чем какой бы то ни был ученый-политолог, хотя собранные такими учеными факты, их комментарии и изредка встречающаяся у них проницательность могут быть использованы в качестве памятки или справочного материала.
Поскольку у большинства людей сложилось определенное более или менее точное представление об общей деятельности правительства Соединенных Штатов, которое, как правило, рисуется в розовых красках и полутонах, я не буду приводить основные гипотетические факты, по которым, возможно, мы и не должны бы были заранее приходить к соглашению. Давайте просто рассмотрим одно конкретное явление, завязшее в окружающей его тине.
То, о чем я буду в дальнейшем довольно подробно говорить, в значительной мере основывается на информации, полученной из первых уст от эрудита и убежденного демократа сенатора Джозефа С. Кларка (штат Пенсильвания), до своего избрания на этот пост в 1956 г. бывшего мэром провинциальной Филадельфии, члена Демократической партии, а в 1923 г. с отличием окончившего Гарвардский университет, — одним словом, от образованного и способного человека. Иметь дело с Кларком — это, пожалуй, все равно, что включить в состав полицейского отделения по борьбе с пороком психоаналитика — явление удивительное и неожиданное. Время от времени я буду заострять проблемы больше, чем это делает поистине способный, но несколько романтичный сенатор. Человек довольно откровенный в суждениях, он тем не менее, будучи джентльменом, становится щепетильным, когда возникает необходимость ясно высказаться по некоторым деталям; у меня же как патолога тщательный анализ этих деталей на основе имеющихся свидетельств вызывает не больше колебаний, чем у следователя осмотр разлагающегося трупа.
Как предельно ясно заметил сенатор Кларк (что, несомненно, вызвало ужас у более благовоспитанных наблюдателей), каждая палата конгресса находится под жестким контролем железной внутренней группировки, устремления которой сводятся в основном к предпочтительному служению ультрастяжательским интересам и воспрепятствованию всем
тем, кто по глупости не преследует целей стяжательства. Эти же группировки считают, что пусть простой народ катится под гору на своих коллективных ягодицах, если он чем-то не доволен, да при этом еще пусть заткнет и уши.
Этим двум группировкам, целиком состоящим из само- уполномоченных, периферийных патриотов, мы обязаны, помимо прочего, хитроумным налоговым законодательством. Сенатор Кларк называет эти группировки модными словечками «истэблишмент сената» и «истэблишмент палаты представителей». Они управляют конгрессом, если нужно — твердой рукой, иногда не сообразуясь с мнением президента, а иногда, как это было при Линдоне Б. Джонсоне, в тесном контакте с ним. Когда они находятся в открытой оппозиции, правительство просто-напросто заходит в тупик, стоит на точке замерзания, если иметь в виду его разумную реакцию на происходящие события.
Особая ценность исследования сенатора Кларка состоит в том, что, используя информацию из первоисточника, он вскрывает точный внутренний механизм контроля со стороны истэблишмента и делает это в форме, понятной даже ребенку.
Сенатор подтверждает вывод Джеймса Макгрегора Бэрн- са о существовании двух правящих партий: партии конгресса и партии президента. Партия президента носит общенациональный характер, она занимается решением широких проблем и по крайней мере делает видимость, что стремится претворить в жизнь туманную партийную программу, которая каждые 4 года выдвигается перед озадаченными избирателями. Партия конгресса предана людям, озабоченным узкочастными, своекорыстными интересами (что подтверждают не сенатор Кларк, а другие лица, имеющие почти непосредственное отношение к происходящему); в число этих людей входят почти все члены конгресса в качестве тайных антрепренеров. Сама эта партия — двухпартийна: она представляет собой коалицию ортодоксальных республиканцев и демократов. Обычно (и как правило, косвенно) она выступает против партийной платформы, большую часть которой скрыто саботирует. Партийная платформа служит лишь средством возбуждения энтузиазма у избирателей во время президентских выборов; использовав ее в этих целях, о ней, как правило, забывают.
Истэблишмент же стоит у власти твердо и постоянно. В нем не происходит никаких изменений в течение целых десятилетий, если не считать ухода со сцены незначительного
числа престарелых деятелей. Только крайне решительные действия и насилие могут уничтожить его. Бесспорным является то, что он прочно основывается на не подпадающих под преследование закона насилии, запугивании и терроре, которые с религиозным рвением широко практикуются в южных штатах, но временами встречаются и в других районах страны.
Сделанные сенатором Кларком выводы связаны со значительным риском для него самого, поскольку передача любым профессиональным политиком документальных обличительных материалов посторонним лицам означает, что впоследствии все в истэблишменте будут тайно поднимать руку против него. Единственное, что может теперь спасти сенатора Кларка от политического забвения, — это популярность среди избирателей, дело само по себе ненадежное, как это известно каждому активному политическому деятелю.
<< | >>
Источник: Ф.Ландберг. БОГАЧИ И СВЕРХБОГАЧИ О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки. 1971

Еще по теме Глава X ДЕНЕЖНАЯ РЕСПУБЛИКА. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ ПОЛИТИКИ:

  1. ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ГОСУДАРСТВА И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО БАНКА СССР
  2. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПЯТОЙ РЕСПУБЛИКИ
  3. 18. Республики в составе СССР. Национальная политика
  4. Тема 23. КРЕДИТНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА
  5. § 3. Банкнота и бумажный денежный знак как средства платежа по денежным обязательствам
  6. Г. Н. Роговая ХРИСТИАНСКИЕ НРАВСТВЕННЫЕ ЦЕННОСТИ в ПОЛИТИКЕ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
  7. Тема 22. ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК
  8. ПРОЦЕССЫ МОДЕРНИЗАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ МОЛДОВА: ПОЛИТИКО-КУЛЬТУРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ Л.И. Брага
  9. А. А. Шаститко ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ основы ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ в РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
  10. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА: СУЩНОСТЬ И ХАРАКТЕР ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ И РОССИИ П.С. Карако
  11. § 12. Определение суммы денежного возмещения убытков (в связи с вопросом о влиянии на денежное обязательство изменений в покупательной силе денег)
  12. 4. Национальная политика. Положение в республиках СССР в последние годы жизни И.В. Сталина
  13. ЕВРОПЕЙСКИЙ КОНТЕКСТ ИНТЕГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ С.П. Чумак