<<
>>

Динамика и конъюнктура

Первая мировая война разрушила экономическое единство Европы. В ходе войны не только был дезорганизован обмен товарами и услугами, капиталами и людьми, но и возникли две различные экономические системы в Европе: в 1917 г.

вместе с Советским Союзом (СССР образовался в конце 1922 г. — Прим. пер.) появился «второй мир», экономическая система, принципиально отличная от рыночного экономического порядка остального мира. СССР хотя и восстановил в 20-е гг. ограниченные внешнеэкономические связи, но до сегодняшнего дня блокирует пути к экономическому единству континента.

В результате второй мировой войны «второй мир» значительно расширился. Война в очередной раз разрушила международное сотрудничество, утвердив вместо него два военно-политических блока, которые разными способами мобилизовывали военные ресурсы. Она надолго расколола Европу на «капиталистическую» и «социалистическую». Поэтому экономическая история Европы XX в. — это вместе с тем история противостояния, сосуществования и сотрудничества двух различных экономических систем.

' Но разве не существует еще и « третьей Европы » ? Это понятие употребляется в документах ООН, где принято выделять системы рыночного и централизованного планового хозяйства, различая в первой также индустриальные и развивающиеся страны. Согласно этой классификации Испанию, Португалию и Грецию относили раньше к развивающимся странам, а теперь определяют как находящиеся на переходном этапе к индустриализации. Чем больше стираются границы между Севером и Югом Евро

пы, тем меньше причин остается говорить о «третьем мире» на континенте. На этом основании мы вправе разделить страны восточного блока с централизованно управляемой экономикой на промышленные и аграрные. Но и здесь различия стираются. СССР» без сомнения, является и промышленной, и аграрной страной; Венгрия и Румыния, а в последние годы также Польша и Югославия, приближаются к старым промышленным странам, ЧССР и ГДР.

Прежние различия между Северо-Западом и Юго-Востоком Европы, конечно, еще не исчезли полностью. Разрыв в доходах на душу населения, в структуре занятости и уровне промышленного развития остается значительным. Если пренебречь политически обусловленными различиями экономических систем и считать мерилом уровень развития и благосостояния, то есть основания говорить о том, что остаются две старые Европы — Европа Севера и Европа Юга. Но и они сближаются. Европа, естественно, не является единым экономическим пространством, как Северная Америка, но взаимные связи столь тесны, общность так велика, что попытка проанализировать экономическое развитие Европы в целом была бы полезной. Исходя из таких практических соображений, как доступность и стандартность статистических материалов, необходимо начать данный анализ по меньшей мере с 1945 г., хотя и разделяя его довольно часто на два раздела. На Западе данные о развитии индустриального ядра остаются более полными, чем о его периферии, только с 80-х гг. включенной в Европейское сообщество. Однако организации, подобные ОЭСР, с 50-х гг. учитывают важнейшие показатели и по этому региону. Они, насколько это было возможно, лежали в основе нашего исследования. Таким образом, необходимо представить Европу как единое целое, с учетом имеющихся экономически и политически обусловленных различий.

Если попытаться охватить европейский экономический рост с 1913 г. в целом, то придется мириться с недостатком многих важных источников. П.Байрох и А.Меддисон предложили оценки, близкие по одним странам и существенно различающиеся по другим. Расхождения особенно велики для периода до 1950 г.: общие показатели народнохозяйственного развития имеют характер оценок, основанных на исследованиях, прове

денных позднее и не по вполне единым методикам (табл. 25). С конца 40-х гг., однако, международные организации разработали единые понятия и четкие методики, по которым работают статистические ведомства различных стран. Тем самым данные, по крайней мере по странам-членам политических блоков, стало легче сравнивать.

Оценки П.Байроха и А.Меддисона учитывают весь СССР, выделение европейской части которого едва ли возможно и не имеет смысла. По некоторым показателям, они ограничиваются Европой без СССР, что соответствует практике ООН, определяющей Советский Союз как особый регион.

Оба исследователя попытались связать воедино довоенный и послевоенный периоды; в этих целях довоенные оценки пересчитаны ими по курсу доллара I960 г. и в основу анализа положены границы стран по состоянию на 1970 г. Поэтому их цифры отличаются подчас от тех, которые вычислены в национальных валютах и применительно к государствам в их тогдашних границах. Данные расчеты можно поэтому критиковать как «искусственные», но они по крайней мере дают опорные точки для оценки общего состояния и тенденций общеевропейского экономического развития. Согласно этим исследованиям европейская экономика за шесть десятилетий с 1913 по 1973 г. росла в среднем в год примерно на 3%, т.е. значительно быстрее, чем в 1830—1913 гг., когда годовой прирост, по оценкам П.Байроха, составлял только 1,8%.

Средние показатели прироста прямо зависят от выбора начального и конечного рубежей. 1973 г. обозначил конец эпохи необычайно динамичного послевоенного роста, который П.Бай- рох оценивал в 5,6% в год. Для периода с 1913 по 1950 г., на который приходятся обе мировые войны и мировой экономический кризис, он предложил показатель 1,4% в год для всей Европы, включая СССР. Если в качестве конечной даты выбрать первый послевоенный год (1946) вместо 1950 г., итоговая цифра окажется еще неблагоприятнее. Прирост за 1913—1946 гг. можно будет оценить примерно в 0,5% в год.

При более детальном рассмотрении ситуация, естественно, выглядит сложнее. Если пренебречь тем, что в большинстве воевавших стран в годы войны нормальная статистика не велась

Ежегодный прирост валового социального продукта • европейских странах. 191 J—19JS гг.* (в %)

Всего

На душу населения

Страна

1913-

-1929

1929-

-1938

1913—

1913—

1929—

1913—

/>1938

1929

1938

1938

а

Ь

а

Ь

а

а

а

а

Австрия

0,3

0,3

—1.2

—0.5

—0.2

0.4

—1.3

—0,3

Бельгия

1,6

1.5

—0,4

0.0

0,9

1.3

-0.9

0,5

Болгария

(2,6)

(4,8)

(3.4)

(1.0)

(3,6)

(1,9)

Венгрия

1.5

1.2

1,4

1.1

1.5

0.8

0,7

0.8

Великобритания

0,7

0.7

1,9

1.9

1.2

0,3

1,5

0.7

Германия

0,5

1.1

5,0

3.9

2.1

0,1

4,3

1.6

Греция

(1.6)

(6,2)

(3.3)

(1,2)

(4,7)

(2,5)

Дания

1.6

1.9

1,9

2,0

1.7

0,6

1,1

0.8

Ирландия

0,2

-0,2

0.0

0,5

—0.2

0.2

Испания

2,2

2.2

—2.4

—3,0

0.5

1,4

—3.3

—0,4

Италия

1.5

1.7

1.5

1.4

1.5

1,0

0.7

0.9

Нидерланды

3.3

3.4

0.2

0.3

2.2

1,8

—1.0

0,8

Норвегия

2.9

2.8

3.1

2.9

3.0

2,0

2.6

2,2

Польша

1.9

0.7

Португалия

(1.1)

(2.3)

(1,5)

(0.6)

(1.0)

(0,7)

Прибалтийские

страны

1.0

0.8

Румыния

(1.7)

(0.4)

СССР

0.2

0.9

6,0

/>6.1

2.3

—0.7

5.1

1.4

Финляндия

1,2

2.2

5.7

3.8

2.8

0,8

5,0

2,3

Франция

2,1

1.4

-0.3

—0.5

1,2

2,2

—0,5

1.2

Швеция

2,2

2,3

2,6

2.6

2,4

1.7

2,3

1.9

Швейцария

2,1

2.8

—0.2

0,6

1,3

1.7

—0.5

0.9

Чехословакия

4,1

2.7

—0.2

—0,2

2,5

0.7

—0.7

0.2

Югославия

1.8

2.1

1.3

1.3

1.7

1.2

0.1

0.7

Европа

1.0

1,9**

2.6

1.1**

1.6

0.4

1,8

0,9

а — по расчетам П.Байроха, который берет за основу территории в границах 1919— 1938 гг.

Ь — по расчетам А.Мэддисона, который берет за основу территории в границах 1970 г. Цифры в скобках менее точны, чем остальные за данный период.

** Без СССР

Источники: Bairoch REurope's Gross National Product: 1800— 1975 / The Journal of European Economic History. 1976. 5. R296; Maddison A. Economic Policy and Performance. P451.

Ежегодный прирост валового общественного продукта в рыночных ценах 1913—1984 гг.* (в %)

Страна

Всего

На душу населения

1913— 1950

1950—

1973

1973—

1979

1979—

1984

1913— 1950

1950—

1973

1973— 1979

1979—

1984

Австрия

2,5

5,3

2,9

1,6

0,2

4,9

3,0

1,6

Бельгия

1,1

4,2

2,2

1,0

0,7

3,6

2,0

1,0

Болгария

2,7

(7,2)

(1,3)

(6,4)

Великобритания

1,3

2,8

1,4

0,6

0,8

2,3

1,4

0,5

Венгрия

1,7

(5,8)

1,1

(5,3)

Дания

2,1

4,1

1,9

1,5

1,1

3,3

1,6

1,5

ГДР

(6,2)

(6,5)

Греция

1,6

7,0

3,7

0,8

0,9

6,2

2,6

0,1

Ирландия

0,4

/>3,1

4,6

2,1

0,5

3,0

3,0

1,1

Италия

1,5

5,4

2,6

1,2

0,8

4,7

2,1

1,0

Испания

0,9

6,2

2,5

1,4

0,0

5,2

1,4

0,7

Нидерланды

2,2

5,0

2,5

0,3

0,8

3,7

1,7

—0,3

Норвегия

3,0

4,2

4,9

2,6

2,2

3,3

4,4

2,3

Польша

(6,7)

(5,4)

Португалия

(1,6)

5,4

3,1

1,3

(0,7)

5,3

1,5

0,7

Румыния

(7,7)

(6,5)

СССР

(2,2)

(6,7)

(1,6)

(5,2)

Финляндия

2,5

5,1

2,4

3,3

1,9

4,5

2,0

2,8

Франция

1,3

5,4

3,1

1,1

1,3

4,4

2.7

0,6

ФРГ

1,5

6,0

2,4

0,9

0,5

5,0

2,6

1,0

Чехословакия

2,2

(5,8)

1,1

(5,1)

Швейцария

1,5

4,4

—0,4

1,5

1,0

2,9

—0,2

1,0

Швеция

3,2

3,7

1,8

1,6

2,5

3,0

1,5

1,5

Югославия

(1,4)

(6,6)

(0,5)

(5,6)

Европа в целом

1,4

5,6

2,4

1,1

0,9

4,5

1,9

0,6

Территории в границах 1970 г.; цифры в скобках менее точны, чем остальные за данный период; с 1973 г.

— валовой внутренний продукт.

Источники: Bairoch PEurope's Gross National Product. R305,309; OECD. Economic Outlook. Historical Statistics. 1960—1984. Paris, 1986. R44.

и оценки изменений поэтому покоятся на шатком основании, можно прийти к выводу, что войны в одно и то же время оказали два противоположных по направлению воздействия. С одной стороны, они привели к росту инвестиций, производства и дохода, т.е. к экономическому росту; с другой стороны, они уничтожали ресурсы всех видов: людей, землю, инфраструктуру, здания, машины. В некоторых регионах Европы, прежде всего в нейтральных странах, стимулирующее влияние военной активности на экономический рост было сильнее, чем действие

факторов уничтожения ресурсов; в других, прежде всего в восточноевропейских, происходило обратное. Но в целом долгосрочные последствия войн необходимо признать безусловно негативными. Некоторые регионы Центральной Европы (Австрия, Чехословакия, земли, вошедшие в состав ГДР) к концу второй мировой войны имели более высокий промышленный потенциал, чем до войны. Инвестиции, вложенные в промышленность в годы «третьего рейха», способствовали созданию заводов и оборудования, количество и стоимость которых превосходили уровень 1938 г. В Югославии, на территориях довоенной Польши, напротив, баланс был отрицательным (Польша, с другой стороны, компенсировала его присоединением почти не пострадавшего силезского промышленного района). Для Западной Европы, включая уцелевшие от бомбардировок районы, вошедшие в ФРГ, показателен, вероятно, пример Бельгии. Здесь производственные мощности во время войны были, скорее, свернуты, чем уничтожены, и их обновление после войны позволило Бельгии сохранить прежний высокий уровень производства.

Война оказала различное влияние и на нейтральные страны. Государства, поставлявшие сырье воевавшим странам, такие, как Швеция и Испания, оказались в лучшем положении, чем Швейцария, которая, хотя и продавала дорогостоящие товары, страдала от недостатка сырья и продовольствия.

Особый характер экономического развития европейских стран в межвоенное время, отличавшийся от того, что происходило в довоенный и послевоенный период, был обусловлен, наряду с войнами, мировым экономическим кризисом. Скандинавские страны, например, он затронул в меньшей степени, чем Центральную Европу. Главным образом по этой причине в Швеции и Норвегии в 1913—1950 гг. отмечается более высокий годовой прирост (около 3%); Финляндия и Дания также значительно превышали средний европейский уровень. Финляндия в кризисное десятилетие 1929—1939 гг., когда валовой общественный продукт по меньшей мере в ряде европейских стран сократился, даже достигла ежегодного 6% прироста. В целом представляется, что различия в экономическом развитии европейских стран, которые до 1914 г., скорее, уменьшались, в военные и межвоенные годы усилились. Коэффициент вариации

между 15 европейскими странами, который по подсчетам П.Байроха, до 1913 г. составлял около 30%, вырос почти до 37%. Только после 1950 г. в Европе вновь обнаружилась тенденция к сближению темпов роста, а коэффициент вариации, по данным П.Байроха, снизился до 21%.

Различия проявляются более рельефно, если рассматривать не показатели среднего роста, а колебания конъюнктуры (табл. 27). Здесь и в довоенное время также не было полного совпадения. Но после первой мировой войны выявились существенные расхождения. В то время как в Западной и Северной Европе с середины 1920 г. до рубежа 1921/1922 гг. наблюдался глубокий послевоенный кризис (согласно Д.Альдкрофту, валовой национальный продукт в Великобритании в 1921 г. упал по сравнению с 1920 г. на 12%, а оптовые цены снизились почти на 36%), в Центральной Европе, в Германии, Австрии, Чехословакии, Венгрии и Польше преобладала инфляция и кое-где обеспечивалась полная занятость.

Таблица 27

Колебания конъюнктуры в европейских странах. 1920—1979 гг.* (в %)

!supportMisalignedColumns]>

Страна

Наименьшее значение кривой конъюнктуры

Наибольший спад в промышленном производстве

1920—

1938

1950—

1973

1973—

1979

1920—

1938

1948—

1970

1970—

1978

Австрия

—22,5

+0,1

—1,5

Бельгия

—7,9

—0,8

-1,8

—27,1

-6,4

-9,2

Соединенное

Королевство**

—8,1

-0,2

—2,5

—32,4

—3,1

—5,5

Германия***

—16,1

—0,2

—1,9

—40,8

—2,0

—5,4

Дания

—2,9

—0,7

—1,3

—22,2

-4,0

Италия

—6,1

+1,6

-3,6

-22,7

0

—9,2

Нидерланды

—9,1

-1,0

—1,0

—16,9

0

-4,8

Норвегия

—8,3

+1,3

+3,2

—21,3

—1,1

0

Финляндия

-6,5

—0,1

+0,3

Франция

—11,0

+2,5

+0,2

—25,6

—1,0

-8,1

Швеция

—9,2

—0,2

-2,7

—21,4

—2,0

—2,6

Швейцария

—8,0

—0,8

—8,6

-37,7

—3,6

* Максимальные падения кривой конъюнктуры или, соответственно, минимальный рост ВВП.

** По производству промышленной продукции — Великобритания.

*** С 1948 г. — ФРГ.

Источники: Maddison A. Phases of Capitalist Development. Oxford, 1982. R67; Wee H. van der Der gebremste Wohlstand. S. 59.

В конце 20-х гг. конъюнктурные различия не были столь значительны, но обнаружились между государствами с жесткой дефляционной валютной политикой и такими странами, как Франция или Бельгия, которые допускали небольшое снижение курса национальных валют н шире использовали систему государственного кредита в целях ускорения восстановления хозяйства. Если у Великобритании возникли трудности, связанные с удержанием внешнеэкономических позиций, Германия прилагала огромные усилия для достижения довоенного уровня, то Нидерланды, Норвегия, Швеция, Швейцария и ЧСР смогли упрочить свое положение на мировом рынке. Для Европы в целом 20-е гг. ни в коей мере не были временем застоя, но не являлись они и «золотыми двадцатыми», как для США.

Разразившийся мировой экономический кризис внес еще более существенные различия в европейскую конъюнктуру. Центральную Европу кризис поразил немедленно и сильно: в Германии поворот наметился уже летом 1932 г., а весной 1933 г. его начало было очевидным; в Австрии же и ЧСР кризис все еще упорствовал. Другие страны, например Франция, поначалу держались, но, вступив в стадию кризиса, не смогли быстро выйти из него; здесь кризис продолжался чуть ли не до начала войны. Скандинавские страны, а также Великобританию мировой экономический кризис затронул сравнительно слабее. Здесь он почти не отличался от обычного конъюнктурного спада. В Юго- Восточной Европе кризис обострил и без того непростую ситуацию в сельском хозяйстве, однако никак не прервал начавшийся процесс индустриализации. СССР, все еще изолированный от остального мира, едва ли ощутил на себе «капиталистический» кризис, однако политикой коллективизации и волюнтаристской индустриализацией создал свой собственный, намного более острый; его жертвами стали миллионы. В Испании 2% -ный экономический рост сменился в 30-х гг. спадом (—2— 3% в год) также скорее в силу не экономических, а политических причин. Если не принимать во внимание данные особые случаи, то в Европе можно выделить страны с коротким по времени, но глубоким кризисом (к ним причисляют Германию и Нидерланды); страны с продолжительным, но более мягким

кризисом (Италия и Швейцария); страны с довольно сильным и продолжительным кризисом (Австрия и ЧСР) н страны, где его воздействие было столь же слабо, сколь и непродолжительно (Скандинавские страны и Великобритания).

В Европе в целом (без СССР), по оценке П.Байроха, валовой общественный продукт сократился в 1929—1932 гг. на 9%, по оценке Мэддисона, в 1928—1932 гг. — на 10%. Показатели по отдельным странам колеблются от 22,5% для Австрии за 1929— гг. до 2% для Дании за 1931—1932 гг. и 3,9% для Италии за 1929—1930 гг. В Болгарии кризис наметился только в г., но за два года сумел сократить валовой национальный продукт почти на 13%.

Так как в европейских странах кризис начался в разное время, протекал по-разному и закончился неодновременно, то в статистических данных он отразился намного слабее, чем в США, где валовой национальный продукт сократился в 1929— 1933 гг. на 31%. Если рассчитать для Европы в целом (без СССР) разницу между высшими и нижними точками конъюнктуры, не принимая во внимание их хронологию, то выяснится, что валовой общественный продукт вследствие кризиса уменьшился на 12,3%, в Бельгии, Германии, Франции, Австрии, Швеции, Швейцарии, Чехословакии и Великобритании вместе взятых — на 14,5%, без Великобритании — на 18,2%. Таким образом, именно в континентальной промышленной Европе кризис был наиболее острым.

Европа в целом выходила из кризиса медленнее, чем некоторые наиболее пострадавшие страны. Уровень валового общественного продукта 1929 г. был достигнут только в 1935 г. Таким образом, кризис был не только самым тяжелым, но и самым продолжительным, уступая лишь «великой депрессии» 1870—1880-х гг. После 1935 г. рост, естественно, пошел быстрее вследствие начавшейся сначала в Германии, а затем и в других странах гонки вооружений. С 1934 по 1938 г. экономический рост в Европе (без СССР) составлял 4% в год, он в это время существенно опережал темпы роста населения, которые в межвоенное время держались на уровне 0,5% в год. Примерно теми же темпами европейская экономика развивалась в 1913— 1946 гг. В этом смысле правомерно утверждение, что в целом

во время мировых войн и в межвоенный период рост европейской экономики значительным не был. Говоря точнее, коротких циклов экономического подъема хватало только на то, чтобы сгладить последствия обеих мировых войн и экономического кризиса. Если сравнить данную стагнацию с ежегодным приростом надушу населения в 1,2% за тридцать три года, предшествовавшие первой мировой войне, и в 4—5% в первые тридцать послевоенных лет, то очевидно, что межвоенный период нарушал тенденцию.

Поначалу казалось, что после второй мировой войны конъюнктурные циклы старого типа больше не повторятся. Экономика Европы росла непрерывно, колебался лишь темп прироста в пределах нескольких процентов. Эти колебания не происходили синхронно, поэтому общеевропейские циклы конъюнктуры сглаживались в большей степени, чем циклы конъюнктуры отдельных стран. В течение почти четверти века европейская экономика развивалась с небывалой дотоле динамикой. По подсчетам П.Байроха, которые включают и коммунистические государства, средние темпы прироста в период 1950—1973 гг. составляли 5,6% и на душу населения — 4,5% в год (см. табл. 26).

А.Мэддисон приходит к сходным выводам; по его оценке, реальный общественный продукт на душу населения в 1950— 1970 гг. вырос в Западной Европе на 4%, в Восточной Европе — на 4,3%; при этом данные для стран с централизованным планированием по отношению к их собственным статистическим показателям скорректированы в сторону понижения. Так как в разделе «материальное производство» не учтена стоимость услуг, ее следует оценить и включить в расчеты. Однакоуслуги в странах с централизованным планированием до настоящего времени не имели приоритета и их объем был значительно ниже, чем в странах с рыночно ориентированной экономикой.

В большинстве западноевропейских стран за «серебряными» 50-ми с ежегодными темпами прироста от 1,7% (Ирландия) до 4,7% (Нидерланды) последовали «золотые» 60-е, когда даже в Ирландии показатель роста приблизился к почти 4%, а во Франции вырос до 5,8%. Страны, проигравшие войну, развивались несколько иначе. 50-е гг. здесь дали более высокие темпы роста

Европейский валовой общественный продукт (ВОП) в рыночных ценах 1913—1975 гг. (в долларах США н в ценах США уровня 19*0 г.)

ВОП в цепом

ВОП в расчете на душу населения

Год

В млрд

1899—1901

Ежегод

В долла

1899—1901

Ежегод

долларов

* 100

ный темп прироста, в %

рах

/>= 100

ный темп прироста, в %

1913

256,9

136,2

2,4

534

117,3

1.2

1920

202,6

107,5

—3,3

422

92,8

—3.3

1929

299,0

158,6

4,4

571

115,1

2.4

1938

376,9

199,9

2,6

671

123,5

1,8

1946

301,9

160,1

—2,7

549

120,8

—2.8

1950

428,0

227,0

9,1

749

164,5

8.0

1960

739,8

392,4

5,6

1157

254,4

4.5

1970

1283,3

680,6

5.7

1828

401,8

4.7

1973

1491,3

791,0

5,1

2077

456,5

4.3

1975

1568,8

832,1

2,6

2157

474,1

1.9

Источник: Bairoch, Europe's Gross National Product, p.299.

вследствие повышенного спроса, вызванного отставанием производства (ФРГ — 7,8%, Австрия и Италия — 5,8%). В 60-е гг. рост замедлился и составил в ФРГ и Австрии 4,7 и 4,8%, т.е. ниже, чем в среднем по Европе за десятилетие. Тогда же значительно более высоких темпов роста достигли страны южной оконечности континента (Португалия — 6,2%, Испания и Греция — по 7,5%). Они переживали процесс выравнивания, который в других странах по отношению к Великобритании начался уже в середине XIX в., а для Западной Европы в целом по отношению к США наметился в послевоенное время.

В 70-х и главным образом в начале 80-х гг. экономический рост замедлился во всей Европе, а кривые конъюнктуры вновь обрели свойственные им очертания. Если в некоторых европейских странах после войны до 1970 г. валовой общественный продукт не сокращался вообще или сокращался крайне несущественно (в Финляндии, Франции, ФРГ, Италии, Австрии, Швеции, Великобритании), то теперь циклические колебания вернули экономику на уровень ниже предшествовавшего подъему. Особенно выраженными они были в промышленности, которая в 70-е гг. переживала спад во Франции (8%), Бельгии и

Италии (свыше 9%). В ФРГ, Великобритании и Нидерландах спад промышленного производства зарегистрирован на уровне 5%. Меньшим было сокращение в Швейцарии и Швеции. Норвегия, которой благоприятствовал нефтяной бум, осталась единственной западной страной, избежавшей какого-либо падения объема производства (см. табл. 27).

Средние темпы прироста общественного продукта держались в пределах 2—3%. Для Западной Европы в целом он составлял 2,5%. Это означает, что в расчете на душу населения прирост снизился до 2%. Однако следует подчеркнуть, что они не только превышали темпы прироста межвоенного периода, но и были в два раза выше уровня долгосрочного прироста на душу населения перед первой мировой войной (см. табл. 26).

Изменения, которые принес быстрый и устойчивый послевоенный экономический рост, особенно явно обнаруживаются при проведенном в конце 70-х гг. сравнении валового национального продукта отдельных стран в 1913,1938 и 1950 гг. По расчетам А.Мэддисона, за период с 1913 по 1979 г. он реально вырос в четыре раза в Великобритании, самой экономически нединамичной стране Европы XX в., и в более чем десять раз в наиболее интенсивно развивающейся Норвегии. По сравнению с 1950 г. общественный продукт в расчете на душу населения по меньшей мере удвоился в Великобритании и Швейцарии, а в странах, проигравших войну, даже более чем утроился. Выведенный как среднее арифметическое для западноевропейских стран (без южных окраин), реальный валовой общественный продукт в расчете на душу населения в 1979 г. в 2,75 раза превышал уровень 1950 г.

Воспроизведенные в таблицах 28 и 29 оценки валового общественного продукта, сделанные П.Байрохом, содержат не слишком высокие показатели прироста для стран Западной и Центральной Европы. Необходимо учитывать, что они включают в себя Южную и Восточную Европу, где в послевоенное время, по крайней мере по данным официальной статистики, которую использует также ООН, рост был выше, чем в западных и центральных регионах континента; она, однако, не принимает во внимание существенные различия в уровне жизни по сравнению с Западом, что существенно понизило бы их. По П.Бай-

Валовой общественный и валовой национальный продукт европейских стран. 1913—1980* гг. (в млн доля. США и в %)

Страна

1913

1929

1950

1970

1970

1980

Валовой социальный продукт в долларах США в ценах 1960 г.

ВВП в долларах США в ценах 1975 г.

млн

долла

ров

%

млн

долла

ров

%

/>млн

долла

ров

%

млн

долла

ров

%

млн

долла

ров

%

млн

долла

ров

%

Австрия[‡‡‡‡‡‡]

26050

10,1

4799

1,6

5005

1,2

13774

1,1

31060

2,0

44690

2,2

Бельгия

6794

2,6

8822

3,0

10086

2,4

22121

1,7

51900

3,4

71450

3,5

Болгария

(1260)

0,5

(1731)

0,6

(3070)

0,7

(12400)

1,0

Великобритания**'

44074

17,2

47398

15,9

68032

15,9

115422

9,0

208390

13,6

250490

12,2

Венгрия**

(3643)

1,2

(5320)

1,2

(16300)

1,3

Германия

49760

19,4

49876

16,7

ФРГ

46529

10,9

159336

12,4

374560

24,5

495900

24,1

ГДР

(10500)

2,5

(36100)

2,8

Греция

(1540)

0,6

(2450)

0,8

3371

0,8

12665

1,0

16270

1,1

25730

1,3

Дания

2421

0,9

3326

1,1

5454

1,3

12200

1,0

34140

2,2

42810

2,1

Ирландия[§§§§§§]

1946

0,7

2209

0,5

3935

0,3

6730

0,4

10010

0,5

Испания

7450

2,9

10567

3,5

10219

2,4

33163

2,6

80130

5,2

115490

5,6

Италия

15624

6,1

20641

6,9

27599

6,4

83540

6,5

170450

11,2

231960

11,3

/>Нидерланды

4660

1,8

7845

2,6

10304

2,4

27722

2,2

74560

4,9

99390

4,8

Норвегия

1834

2887

1.0

5403

1,3

12117

0,9

22670

1.5

35930

1,7

Польша

(10877)

3.6

(13800)

3,2

(47300)

3,7

Португалия

(1800)

0,7

(2150)

0.7

3220

0,8

8365

0,7

11910

0,8

19110

0,9

Румыния

(2450)

1.0

(5830)

2,0

(5200)

1.2

(21200)

1.7

СССР

54090

21,1

(44800)

15,0

(105420)

24,6

(400700)

31,2

Финляндия

1670

0,7

2022

0,7

4117

1.0

11182

0,9

22870

1.5

32520

1,6

Франция

27401

10,7

40508

13,5

47454

11.1

134299

10,5

278530

18,2

398240

19,4

Чехословакия

(8171)

2,7

(9720)

2,3

(31000)

2,4

Швеция

3824

1.5

5484

1,8

12067

2,8

25955

2,0

63320

4,1

77100

3,8

Швейцария

3700

1.4

5139

1,7

6415

1,5

15464

1,2

52150

3,4

59030

2,9

Югославия

725

0,3

(4631)

1,5

(5720)

1,3

20750

1,6

Всего****

256845

100,0

298964

100,0

/>428000

100,0

1283256

100,0

1527650

100,0

2055360

100,0

poxy, общеевропейский валовой общественный продукт в 1913—1975 гг. увеличился в шесть раз, а в расчете на душу населения — в четыре раза. Преобладающая часть этого прироста приходится на послевоенный период; только с 1950 г. валовой общественный продукт Европы вырос в 3,7 раза, а в расчете на душу населения — в 2,9 раза. Для экономики Европы время после второй мировой войны было периодом наибольшего прогресса, происходившего вопреки трудностям, которые связаны с разработкой и осуществлением экономической политики.

<< | >>
Источник: Фишер В.. Европа: экономика, общество и государство. 1914—1980. 1999

Еще по теме Динамика и конъюнктура:

  1. Принципы исторической гносеологии
  2. Перевод: конъюнктуры и объективность
  3. Глава 1 КИТАЙСКАЯ ДЕРЕВНЯ КОНЦА XIX-НАЧАЛА XX в
  4. ПРОГНОЗЫ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА I ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  5. § 7.1. КУПЛЯ-ПРОДАЖА § 7.1.1. Реакция предприятия на конъюнктуру рынка
  6. 5.1. Концепция Кондратьева и прогнозы мир-системного подхода. Отличие концепции эволюционных циклов международной экономической и политической системы
  7. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  8. § 2. Вызовы.
  9. ИМПЕРАТИВЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТЕКСТЕ А.Е. Дайнеко
  10. О НАУЧНОМ СТАТУСЕ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ В.Л. Акулов
  11. 1 .Условия деятельности и динамика газетной печати