<<
>>

Экономические связи КНР с другими капиталистическими государствами.

К концу 70-х —началу 80-х годов получили дальнейшее развитие торгово-экономические связи КНР с Японией и западноевропейскими странами. Этому способствовало создание определенной организационно-правовой основы для таких связей.
В феврале 1978 г. было подписано долгосрочное соглашение между КНР и Японией на 1978—1985 гг., предусматривавшее рост товарооборота за этот период на 20 млрд. долл. В марте 1979 г. обе стороны договорились о продлении срока действия этого соглашения до 1990 г. Намечается довести суммарную стоимость товарооборота между ними к 1990 г. до 40—60 млрд. долл. К началу 80-х годов Япония продолжала занимать первое место по удельному весу во внешней торговле КНР; товарооборот между ними составил в 1981 г. 8,8 млрд. долл.

В апреле 1978 г. было подписано соглашение между КНР и Европейским экономическим сообществом (ЕЭС), по условиям которого создана совместная торговая комиссия. Стороны обязались содействовать ускорению роста взаимной торговли.

В декабре 1978 г. КНР заключила долгосрочное торговое соглашение с Францией, по условиям которого намечается довести суммарный товарооборот между двумя странами за 1979—1985 гг. до 13,6 млрд. долл.

В марте 1979 г. было подписано долгосрочное торговое соглашение между КНР и Великобританией, ставящее целью увеличение товарооборота за 1979—1985 гг. в целом до 14 млрд. долл. Еще раньше КНР и Великобритания заключили межправительственное соглашение о сотрудничестве в разработке месторождений цветных металлов в Китае. Китайские организации подписали также крупные контракты с английскими компаниями «Роллс-Ройс», «Даути груп», «Констракторз Джон Браун», которые обязались оказать помощь КНР в модернизации производства авиадвигателей, строительстве завода по производству полиэтилена и поставить оборудование для угледобычи. Монополия «Бритиш петролеум» подписала контракт на разведку нефти в Желтом море.

Интенсивно развивались в конце 70-х годов экономические отношения КНР с ФРГ.

В частности, китайские организации подписали с консорциумом западногерманских фирм протокол о проектировании и сооружении в КНР двух комплексов открытого типа по добыче угля, ряда шахт, а также заводов по производству угледобывающего оборудования. Было заключено соглашение с западногерманской компанией «Лургн» о постройке в КНР 22 заводов по выплавке цветных металлов, а также подписаны контракты с рядом других фирм ФРГ о поставке в Китай пяти нефтехимических и пяти химических заводов.

Однако в начале 80-х годов тяжелое положение народного хозяйства КНР привело к определенным изменениям в экономической политике Пекина, получившим название политики «урегулирования». Наиболее существенное значение для внешнеэкономических связей КНР имело замедление темпов капитального строительства, что привело к существенному со- кращеншо масштабов торгово-экономических связен КНР с западными странами и нанесло ощутимый удар по планам иностранных фирм, включая и американские. В первую очередь были задеты компании, участвовавшие в создании сталелитейных и нефтехимических комплексов18. В начале 1981 г. китайское руководство приняло окончательное решение о замораживании работ на Баошаньском металлургическом комплексе. Это означало отмену сделок с японскими и западноевропейскими партнерами на общую сумму 840 млн. долл. Американцы пострадали лишь как сторона, получавшая заказы от главных подрядчиков. Значительно сильнее были ущемлены интересы США при аннулировании контрактов на создание нефтехимических комплексов на общую сумму 1825 млн. долл. (в Нанкине— на 1050 млн. долл., в Шэнли — на 695 млн. и Дагане — на 80 млн. долл.).

Изменения в политике Пекина в области приобретения иностранной технологии. Несмотря на однозначность содержания подобных акций, они отнюдь не являлись свидетельством отказа Пекина от ставки на приобретение любыми доступными способами иностранной технологии. Генеральный стратегический курс был сохранен, однако в его русле были произведены некоторые изменения.

Их содержание было разъяснено, в частности, в статье заместителя министра внешней торговли КНР Цзя Ши, опубликованной в июне 1981 г. в специализированном журнале «Внешняя торговля Китая». В ней подчеркивалось, что в период «урегулирования» народного хозяйства объем внешней торговли Китая будет продолжать расти. Сокращению подвергнется лишь импорт оборудования и технологии, предназначенных для строительства новых предприятий в отдельных отраслях, тогда как импорт машин н оборудования, необходимых для реконструкции и развития уже существующих предприятий, а также для новых предприятий в таких отраслях, как разработка энергоресурсов, транспорт и некоторые другие, предполагается наращивать опережающими темпами. В статье было также подтверждено, что установка на увеличение экспорта, а также доли в нем промышленной продукции оставлена полностью в силе.

Журнал министерства торговли США «Бизнес Америка» в связи с этим писал: «Китайская экономическая политика урегулирования привела к сокращению многих видов проектов капитального строительства, что коснулось главным образом таких отраслей, как импорт металлургических комплексов, нефтехимических заводов. Невзирая на это, китайские власти продолжают проявлять повышенную активность в покупке выборочных образцов оборудования и технологии, предназначенных ускорить развитие широкого круга отраслей китайской промышленности» ,9. .

Характеризуя происшедшие перемены, важно отметить, что •Пекин принял решение отдать приоритет таким формам получения зарубежной технологии, которые предполагают сотрудничество с поставщиком в ее освоении и эксплуатации, в частности, в рамках смешанных предприятий, создаваемых на основе уже имеющихся модернизированных китайских фабрик и заводов, максимально использующих местные ресурсы.

Вообще, действия Пекина полностью соответствовали уже давно применяемой им практике в области внешнеэкономических контактов: добиваться более выгодных для себя условий при осуществлении проектов путем приостановки уже ведущихся работ. В 60—70-е годы КНР неоднократно сначала втягивала своих партнеров в весьма глубокие экономические взаимоотношения, а потом начинала вести дело к тому, чтобы оказаться в положении стороны, фактически получающей помощь. Такое положение, по-видимому, создалось в 1980—1981 гг. в вопросе о закупках нефтехимических комплексов, значительную часть которых должны были поставлять компании США. Пекин информировал заинтересованные фирмы, что сможет возобновить строительные работы на этих объектах лишь при следующих условиях: отсрочка по выплатам за оборудование; возможность произвести выплаты товарными поставками; более льготные проценты по займам.

Военно-техническое сотрудничество КНР и США. С 1971 до начала 1980 г. официальная позиция США состояла в отказе от распространения отношений с КНР на военную сферу. Основополагающей для Вашингтона в этом вопросе была, в частности, формула «равной дистанции» в подходе к КНР и СССР.

Первые шаги в установлении военно-технических связей и передаче КНР американской военной технологии были сделаны в начале января 1980 г., когда министр обороны США в администрации Картера Г. Браун объявил об отмене общего запрета на военно-технические связи с Пекином и посетил с официальным визитом КНР. Во время этого визита было начато конкретное обсуждение на высоком уровне возможностей массовой коммерческой передачи Пекину американской технологии, которая может быть использована в военных целях. Сразу же после поездки Брауна правительство США дало понять, что оно готово продать КНР электронные системы раннего оповещения для китайской ПВО.

Эти действия США ознаменовали изменение их позиции в отношении военно-технического сотрудничества с Китаем. Официальная американская пропаганда объяснила подобную перемену «афганскими событиями». Однако еще задолго до января 1980 г. США осуществляли мероприятия по передаче Китаю по скрытым (а иногда и по открытым) каналам технологии «двойного назначения», хотя и в строго ограниченных масштабах. По неподтвержденным сообщениям американской прессы, КНР получала через гонконгские фирмы различное оборудование, имеющее и военное назначение. 18 июня 1981 г. американская телевизионная компания Эн-би-си сообщила о заключенном в начале 1980 г. секретном соглашении о создании двух станций радиолокационной разведки, направленных против СССР. В сообщении отмечалось, что эти станции функционируют на американском оборудовании, которое обслуживают китайские специалисты, прошедшие подготовку в США. Хотя данные об этих станциях продолжают оставаться засекреченной информацией, некоторые сведения, касающиеся истории их создания, все же стали известны. Впервые такая идея возникла в 1978 г., особенно после того, как США лишились своих станций слежения на территории Ирана. Свое согласие на создание станций дал якобы лично Дэн Сяопин при условии, что на них будет работать китайский персонал и они будут находиться под китайским контролем. Хотя стороны публично не обсуждали данной темы, можно предположить, что соответствующие поставки в КНР были осуществлены через третьи страны, вероятнее всего через Гонконг.

Есть данные и о том, что в течение 1978—1979 гг., когда постепенно продолжался процесс американо-китайского сближения, США готовили почву для дальнейшего развития связи в военно-технической области. Так, в эти годы КНР посетили две делегации, представлявшие комиссию конгресса по делам вооружений. Кроме того, лица, имевшие отношение к военным ведомствам США, входили в состав группы специалистов, сопровождавших тогдашнего министра энергетики США Дж. Шле- ссннджера, посетившего Китай. Наконец, решение о поездке в Пекин тогдашнего министра обороны Г. Брауна было принято Белым домом задолго до фактического принятия курса на отказ от политики разрядки.

Китайские власти, со своей стороны, намеренно демонстрировали свою готовность осуществить крупномасштабные закупки военной техники и соответствующей технологии у США. Политической целью этих демонстраций являлось стремление способствовать обострению советско-американских отношений, стимулировать заинтересованность военно-промышленного комплекса США, который, по расчетам пекинского руководства, должен был подтолкнуть американскую администрацию на новые шаги в этой области навстречу КНР. В деловом отношении Пекин стремился получить научно-техническую информацию, необходимую ему для дальнейшего развития отраслей, имеющих отношение к военному производству, что позволило бы перевооружить армию собственными силами. Как отмечал один из сотрудников Дж. Шлессинджера, сопровождавший его в КНР, Пекин нуждается больше всего в ключевых звеньях технологии производства ракетных систем, бомбовых компонентов, систем наведения20.

Американские фирмы в надежде получить крупные заказы

6 Зак. 73 ) 81 от китайских организаций готовы были их принять вне зависимости от того, касались они оборонительных нли наступательных видов вооружения. Однако правительственные органы США занимали несколько иную позицию. Они неоднократно заявляли о невозможности поставок в КНР военной техники и оружия, способных непосредственно усилить военно-стратегический потенциал Китая в отношении Соединенных Штатов. В то же время Вашингтон, демонстративно расширяя связи с Пекином в ряде военно-технических областей, стремится навязать Китаю дорогостоящие массовые заказы «небоевых» видов техники, эксплуатация которых предполагает долгосрочные связи с поставщиком. В марте 1980 г. госдепартамент официально объявил о разрешении американским корпорациям продавать Китаю «несмертоносное» вооружение. В него, в частности, были включены средства связи, радиолокационные станции раннего обнаружения, транспортные самолеты и грузовики21.

Новым этапом в оформлении официальной позиции США по вопросам продажи военной и полувоенной технологии (узаконения уже фактически существующего положення) стало специальное заседание подкомиссии палаты представителей по делам Азии и Тихого океана в апреле 1980 г. На этом заседании тогдашний помощник госсекретаря Р. Холбрук заявил, что правительство США готово пойти на продажу «вспомогательной» военной техники и технологии Китаю, если от него поступят соответствующие заявки, и сослался на уже известную официальную формулировку о заинтересованности США в том, чтобы «Китай был сильным, дружественным и жил в условиях безопасности».

В соответствии с заявлением Р. Холбрука (от него не отказалась и нынешняя администрация) Вашингтон будет руководствоваться при этом следующими критериями: во-первых, подобная техника и технология должна относиться к таким категориям, которые США поставляют своим союзникам; во-вторых, она не должна содействовать осуществлению программ создания химического, радиологического, бактериологического, ядерного или ракетного оружия; в-третьих, исключается поставка непосредственно наступательного оружия и соответствующей технологии; в-четвертых, Белый дом станет рассматривать каждую просьбу Пекина в индивидуальном порядке, с «учетом национальной безопасности» самих США и их союзников, на основе оценки таких факторов, как уровень новизны технологии, ее вероятное конечное применение, воздействие на повышение нынешнего военного потенциала Пекина22. Вопросы дальнейшего расширения военно-технического сотрудничества обсуждались во время визита в США министра обороны КНР Гэнь Бяо, а также поездок в Китай двух американских делегаций (одну возглавлял тогдашний заместитель министра обороны США по исследованиям и разработкам У. Перри, а другую — помощник министра обороны США по связи, управлению и разведке Дж. Диннин), состоявшихся все в том же, 1980 г. Во время этих встреч были окончательно отработаны детали планов будущих рабочих переговоров по передаче технологического опыта в военной области. И хотя США подтвердили свой запрет на поставки Китаю современного оружия так сказать «в чистом виде», Пекин на этих переговорах добился согласия на продажу ему технологии в области интегральных схем для сборки на китайских заводах, поточных линий для сборки вычислительной техники и т. д.23.

Во второй половине 1980 г. Китай был выведен из категории «У» экспортного контроля США (в которую входят большинство стран — участниц Варшавского договора); для него была создана специальная категория «Р», в соответствии с которой разрешалась продажа КНР «несмертоносного» оружия и техники. Министерство торговли США объявило 12 сентября 1980 г. о дальнейшем ослаблении экспортных ограничений на поставки Китаю товаров, оборудования и информации военно- технологического характера. Отныне выдача ему экспортных лицензий не подлежала автоматическому запрещению вследствие их возможного применения в военных целях. Под этот пункт подпадала, в частности, продукция, с помощью которой Пекин мог производить тактическое оружие. В конце 1980 г. в американской печати начали появляться сообщения о рассмотрении правительством США возможности поставок Китаю противотанкового оружия, современных средних танков и бронетранспортеров, зенитной техники, артиллерии, мобильных ракет, истребителей (однако эта информация получила официальное и практическое подтверждение позже, при новой республиканской администрации). Правительство США обязалось провести соответствующие положення в качестве закона и инкорпорировать их в уже ранее созданную для КНР категорию «Р» экспортного контроля.

Уже в 1979 г. начались прямая продажа американской полувоенной техники и технологии в КНР и довольно быстрое расширение и диверсификация военно-технического сотрудничества. Только за первые девять месяцев 1979 г. правительство США санкционировало поставки в КНР товаров, имеющих как гражданское, так и военное назначение, на сумму около 250 млн. долл. (Из них 170 млн. долл. приходилось на авиационную технику, 5,2 млн.— на сейсмическое оборудование, 11,5 млн. долл.—на ЭВМ, а остальное —на станки с программ- но-чнсловым управлением.)

По состоянию на октябрь 1980 г., Вашингтон официально одобрил более 500 лицензий на экспорт в Китай технологии «двойного назначения», причем в каждом случае стоимость поставок превышала 150 тыс. долл. С октября 1980 по начало 1981 г. было выдано еще 85 лицензий на экспорт в КНР техники и технологии, ранее запрещенной к поставке в Китай24.

Примером крупных военно-технических поставок может служить приобретение Китаем десяти самолетов «Боинг-707» (и сорока запасных двигателей к ним, часть которых, вероятно, будет использоваться для оснащения новых транспортных самолетов китайского производства) и трех самолетов «Боинг- 747SP» (один поставлен в 1979 г., два планировалось поставить в 1981 г.). Только эти трн самолета, по оценке американских специалистов, увеличат возможности КНР в транспортных перевозках по воздуху примерно на 30%. Корпорация «Боинг» в рамках контракта проводит обучение китайского летного состава и обслуживающего персонала25.

В модернизации воздушного флота КНР приняло участие объединение семи американских корпораций «Интернэшнл ави- эйшн системз», которое соответственно предварительной договоренности должно в ближайшие годы осуществить полную модернизацию трех крупнейших аэропортов КНР, включая все необходимое оборудование и услуги, а также обучение китайских специалистов. В 1980 г. стало известно о готовности корпорации «Локхид» поставить в КНР транспортные самолеты «С-130», а также «Тристар». В 1979—1980 гг. были заключены предварительные соглашения с американской корпорацией «Белл геликоптер» о совместном производстве в КНР вертолетов и с фирмой «Макдональд-Дуглас» о совместном производстве транспортных самолетов «ДС-9»26.

Имеет место передача электронной технологии27. ЭВМ китайского производства, выпуск которых начался в 70-е годы, значительно отстают по техническому уровню от ЭВМ, применяемых в развитых странах. КНР импортирует значительное количество ЭВМ из нескольких стран, но, как показывают американские источники, стремится к закупке электронной техники в первую очередь в США. После нормализации дипломатических отношений Пекин столь энергично начал добиваться от корпораций США получения образцов, а порой и целых комплексов подобного оборудования, что в конце 1980 г. журнал «Чайна бизнес ревью» отмечал, что американский опыт в разработке и производстве компьютеров для различных целей притягивает китайцев в такой степени, что в будущем электроника в состоянии превратиться в главный объект научно-технических контактов США и КНР.

Получению Китаем технологии в рассматриваемой области способствуют ранее упоминавшиеся мероприятия Вашингтона в вопросах экспортной политики. В 1979—1980 гг. общая стоимость выданных экспортных лицензий, по неполным данным, превысила 150 млн. долл. По своему характеру закупленное к настоящему времени оборудование предназначается главным образом для сейсмических исследований и обработки научной информации. При этом американский специалист Л. Велт отмечал стремление КНР получить мощные, скоростные и крупные машины, равно как и их отдельные компоненты. Наиболее значительной сделкой стала продажа корпорацией ИБМ крупного электронно-вычислительного комплекса для проведения в КНР переписи населения в 1981 г.

С 1980 г. китайские организации ведут переговоры о создании совместных предприятий и ведении совместных разработок с американскими производителями электронного оборудования, в частности с «Ван корпорэйшн», производящей мини-компьютеры, и «Сперри юнивак». Вторая из них уже заключила соглашение о постоянном обучении китайского персонала и создании совместного производства мощностей. Одним из существенных результатов контактов в области электроинки явилось проведение в Пекине летом 1980 г. выставки продукции всех основных американских фирм соответствующего профиля. Во время выставки проходили расширенные семинары китайских и американских специалистов, причем последние прочли лекции в ведущих научных центрах КНР. Практически все выставлявшееся оборудование было закуплено китайской стороной28.

Таким образом, приведенные факты дают известное представление о том, как и на каких основах формируется реальная политика США в сфере передачи Китаю военной и полувоенной технологии. Уже сейчас очевидно, что эта политика достаточно гибка и способна видоизменяться в довольно широких пределах. С одной стороны, провозглашенный Соединенными Штатами подход открывает каналы для потока американской технологии в КНР. С другой же стороны, любые поставки оказываются в зависимости от конъюнктурных соображений Вашингтона.

Более или менее ясен и еще один аспект данной политики. Он сводится к тому, чтобы установить контроль за процессом освоения Пекином технологических новинок, чтобы усилить зависимость Китая от западных поставщиков (особенно в военной области). Это, в сущности, не скрывал уже упоминавшийся Р. Холбрук, указывавший, в частности, что США потребуют от китайской стороны различных гарантий в использовании американской техники и технологии.

После прихода к власти администрации Рейгана США и КНР пошли еще дальше по пути расширения военно-технических контактов. Об этом свидетельствовал визит государственного секретаря США А. Хейга в Пекин летом 1981 г. В ходе визита А. Хейг заявил о готовности США снабжать КНР современной военной техникой и оружием. Новая, республиканская администрация не только подтвердила свое намерение продолжать проводить в этом вопросе курс предшествующей администрации, но и согласилась существенно расширить возможные рамки передачи Китаю военной техники. Что касается передачи технологии, то подход администрации Рейгана несколько отличается от подхода его предшественника. В этом вопросе Вашингтон занял более жесткую позицию. Он не очень склонен к передаче технологии, при помощи которой китайцы оказались бы в состоянии самостоятельно производить современные виды вооружений. Это проявилось, в частности, и в ходе визита в КНР государственного секретаря Хейга, который в своих высказываниях относительно расширения торговли делал упор на: продаже Пекину боевой и небоевой техники, а не технологии (вопрос о продаже технологии, имеющей военное значение, во.- обще не упоминался американской стороной).

Китай, со своей стороны, дал понять, что Пекин стремится в первую очередь к получению именно технологии производства- современной военной техники. Китайская позиция по данным аспектам сотрудничества была довольно четко сформулирована в интервью заместителя председателя ЦК КПК Ли Сянь- няня. Он заявил в июле 1981 г., что, если Вашингтон предложит подходящие условия, Китай заинтересован в дальнейшем развитии военно-технических контактов. Ли Сяньнянь не исключил возможности при этом приема американских советников и техников, если «они не будут вмешиваться во внутренние дела Китая». Однако он подчеркнул, что КНР предпочитает приобретать технологию, чтобы наладить собственное производство вооружения.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что американо-китайские военно-технические контакты указывают, что в военно-политическом плане Вашингтон стремится подтолкнуть Пекин к дальнейшему развитию военного потенциала КНР в целях еще большего обострения ее отношений с Советским Союзом и другими социалистическими странами, хотя такая политика явно- противоречит обещанию Соединенных Штатов учитывать интересы их союзников в Азии, находящихся в географической близости с КНР.

<< | >>
Источник: Нагорный А.А., Парканский А.Б.. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КИТАЙСКОЙ ПОЛИТИКИ ВАШИНГТОНА. 1982

Еще по теме Экономические связи КНР с другими капиталистическими государствами.:

  1. § 18. Пифагореизм в связи с другими учениями
  2. Глава 2. РОЛЬ МЕТОЛОЛОГИИ, СВЯЗИ С ДРУГИМИ НАУКАМИ И МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ В РАЗВИТИИ ПЕДАГОГИКИ
  3. Глава первая ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ США В ОТНОШЕНИИ КНР В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД. ЕЕ ЦЕЛИ, ЭТАПЫ И ИТОГИ
  4. С. М. НИКИТИН. Экономические индексы в капиталистических странах, 1965
  5. § 5. Буржуазное (капиталистическое) государство
  6. Транспорт и экономические связи
  7. Транспорт и экономические связи
  8. Транспорт и экономические связи
  9. Транспорт и экономические связи
  10. Транспорт и экономические связи
  11. Транспорт и экономические связи
  12. Глава 11 Внешние экономические связи
  13. 13.3. Внешние экономические связи России
  14. 1. Модель экономического развития, ориентированного на внешние связи
  15. § 5. Экономическая, социальная и научная основы государства
  16. Государство и мировой экономический кризис