<<
>>

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОЛИТИКА ПРАВЯЩЕГО КЛАССА

С осени 1929 г. капиталистический мир был объят сильнейшим кризисом перепроизводства. Миллионы безработных томились у бирж труда, миллионы тони товаров и продуктов, не находивших сбыта, уничтожались.

В этой обстановке невиданного упадка, банкротств и обнищания Франция, казалось, составляла исключение. В 1930 г. промышленное производство продолжало здесь увеличиваться, достигнув своей высшей точки. В следующем году произошло некоторое сокращение выпуска промышленной продукции, однако на фоне острейшего кризиса, поразившего экономику буржуазных стран, и этот уровень был необычен.

В условиях мирового капиталистического рынка с его сложной системой взаимозависимости такое положение не могло продолжаться долго. Франция «просто оказалась с запозданием втянутой в великую драму»,— констатирует французский экономист и социолог А. Сови \ К концу 1931 г. появились признаки серьезного падения производства, а уже к лету 1932 г. страну сотрясали промышленный и аграрный кризисы. Промышленное производство составляло 69% от уровня 1929 г.160 Уменьшилась добыча угля и железной руды, сократилось производство чугуна и стали.

Во второй половине 1932 г. кризис охватил все главные отрасли промышленности. Особенность его во Франции заключалась в том, что производство средств производства сократилось меньше, чем производство средств потребления. Особенно сильно были затронуты отрасли, выпускающие предметы роскоши — важную статью французского экспорта.

Занятость в производстве катастрофически сокращалась. В декабре 1932 г. было зарегистрировано 277 тыс. безработных,. а к декабрю 1934 г. их насчитывалось, по официальным данным, 412 тыс.161 Однако буржуазная статистика учитывала лишь безработных, состоявших на учете и получавших пособие. Действительное же число их было значительно выше 162 и по некоторым данным превышало 1 млн.163, что составляло 10% от общего числа занятых на производстве.

Кроме того, множество рабочих, особенно в горнодобывающей, текстильной промышленности, на строительстве, были частично безработными, т. е. работали неполный рабочий день и получали соответственно меньшую заработную плату. Вместе с ними число безработных достигало примерно 50% от числа лиц, работающих по найму. Еще в январе 1935 г. 48% рабочих были заняты неполную рабочую неделю164.

Во многих отраслях промышленности происходило сокращение номинальной заработной платы. По некоторым данным, общая недельная зарплата, учитывая и неполную занятость, снизилась на 30%- Еще более значительным было падение реальной зарплаты в результате повышения цен на товары и роста налогов. Статистические данные свидетельствуют, что покупательная способность промышленных рабочих за 1931 —1933 гг. снизилась на 30%. За годы кризиса сократилось обложение налогами почти всех видов доходов, кроме заработной платы. Это признавал орган «Ко- мите де форж», который в феврале 1934 г. писал: «Именно налоги, падающие на рабочих, налоги с зарплаты неизменно растут» 1.

Кризис охватил и сельское хозяйство Франции. В 1932—1935 гг.

Уif>о.ч» (fxuuujMd и народный ф/)0нт

140

резко упали цепы иа ряд продуктов, особенно на пшеницу и вино165. Вместе с тем снижение жизненного уровня трудящихся масс привело К TOMV. что огромное количество продуктов не находило сбыта. Масса продовольственных товаров скармливалась скоту, уничтожалась, сжигалась. Летом 1933 г. правительство установило минимальную твердую цену на пшеницу, а год спустя запретило расширять ее посевы, увеличивать площади под виноградниками. Был ограничен ввоз ряда продовольственных товаров — мяса, сахара и других, введены повышенные пошлины на зерно. Однако эти меры не могли вывести сельское хозяйство из кризиса. Как и в промышленности, все его тяготы легли на плечи трудящейся бедноты. Объединения крупных землевладельцев скупали за бесценок не только сельскохозяйственные продукты, но и целые хозяйства.

Высокая арендная плата, большая ипотечная задолженность и налоги, политика цен, навязанная оптовиками, приводили к разорению и обезземеливанию крестьян, усиливали классовую дифференциацию в деревне.

В распоряжении 70% хозяйств находилось лишь 20% всей обрабатываемой площади. Более 930 тыс. хозяйств были карликовыми — размер обрабатываемого надела не превышал 1 га Почти одну треть сельского населения Франции в начале 30-х годов составлял сельскохозяйственный пролетариат.

Сильно страдали от кризиса и средние слои городов. С 1932 г. значительно участились случаи банкротства мелких и средних предприятий, лавочек и кафе. Если в 1930 г. было зарегистрировано 9946 таких случаев, то в 1932 г.— 14 987, а в 1934 г.— 16 317 166.

8 См. Ю. Г. Груне кий. Основные тенденции РКОНОМ1ІЧЄСКОЙ эволюции французской дерешш (1862—1962).— «Проблемы всеобщей истории», сб. II. Казань, 1969, стр. 83.

Л. Сопл приводит следующие данные за 1929 г.:

Рі*мгр \'ы(тк«1 Mm и> хгмяйст н ini. Обрабит. пл.

п тыс. га Это означало потерю десятками тысяч предпринимателей, главным образом мелких, их имущества (а нередко и средств существования). Под колесницу кризиса попадал тем самым большой социальный слой. Как писал Морис Торез, «исчезают... целые пласты средних слоев». С 1930 по 1932 г. число мелких торговцев сократилось на 100 тыс. 167 Финансовые и монополистические объединения приобретали за мизерную цену разорившиеся предприятия, диктовали свою волю мелким и средним собственникам. Тяготы кризиса в полной мере ощущала и интеллигенция.

Т яжелый урон понесла французская внешняя торговля. В 27г раза сократился экспорт (с 52 750 млн. фр. в 1929 до 20

034 млн. в 1932 г.) и более чем вдвое — импорт (с 60 822 млн. фр. В 1929 ДО 30 235 млн. в 1932 г.) 168. Отрицательное влияние па развитие торговли оказал и декрет французского правительства от 3 октября 1930 г. о так называемом советском демпинге. Этот декрет, имевший исключительно политическую подоплеку, серьезно подорвал экономические связи между двумя странами и вызвал ответные меры со стороны Советского правительства.

Французский экспорт продолжал падать и в последующие годы. В итоге за 1934—1936 гг. он составил менее 30% уровня трех предкризисных лет.

Серьезным испытаниям подверглась французская денежная система. 1930/31 бюджетный год был закончен с огромным дефицитом в 2,5 млрд. фр. Количество денег в обращении увеличилось с 77,8 млрд. фр. в январе 1931 г. до 83,4 млрд. в январе 1932 г.169

Еще до начала кризиса во Фоанции правительство, пытаясь избежать общего для всех капиталистических стран развития, расширило финансовые льготы крупным банкам и предприятиям, снижая налоги на прибыли. Как писал бывший министр финансов Жермен-Мартен, ресурсы государства «таяли, не принося особой пользы стране» и. Правительство Тардье оказывало монополиям и прямую помощь. Так, «Банк насиональ де креди» без ведома парламента получил из казны более 2 млрд. фр. Тяжелым бременем на бюджет Франции легла и финансовая помощь иностранным государствам (Польше, Югославии, Венгрии), оказываемая нередко по политическим мотивам.

Франция, занимавшая видное место в финансовых связях капиталистического мира, в годы кризиса остро почувствовала их нарушение. Французское казначейство было одновременно и кредитором и должником. В 20-е годы выплаты по довольно значи тельным военным долгам Соединенным Штатам Америки перекрывались поступлениями от побежденной Германии и стран-долж- ников, причем правящие круги Франции упорно пытались поставить уплату долга Америке в зависимость от получения германских репараций. Но Германия, и ранее выполнявшая свои обязательства крайне неаккуратно, в годы кризиса вообще прекратила выплату репараций. Это неблагоприятно отразилось на финансовом положении и платежеспособности Франции.

В стране нарастало недовольство самых различных слоев населения. Рабочие прибегали к испытанному оружию — стачке. Почти 600 тыс. человек приняли участие в забастовочной борьбе в 1930

г. Правда, в 1931 г. число экономических стачек и их участников сильно снизилось, но затем оно вновь начало расти. По официальным данным, в 1931 г. в забастовках участвовало 35 тыс. человек, в 1932 г.— 54 тыс., в 1933 г.— 84 тыс.170 Это были выступления против снижения зарплаты, массовых увольнений и т.

п. В марте — апреле 1931 г. в ответ на попытку шахтовладельцев снизить зарплату всеобщую стачку объявили горняки. В 1932 г. особенно внушительными были забастовки металлистов завода «Рено» в Бийянкуре и текстильщиков во Вьенне. 8 тыс. рабочих текстильной промышленности в течение 52 дней мужественно защищали свои права; плечом к плечу с ними боролись и безработные.

Уменьшение количества экономических стачек и их участников отнюдь не означало, что кризис привел к затуханию классовой борьбы или притуплению революционного сознания трудящихся. Официальная статистика не учитывала политические забастовки, а они-то как раз и были наиболее распространенной формой борьбы. Происходило заметное изменение как содержания (т. е. целей и лозунгов движения), так и методов борьбы. Это отражало то обстоятельство, что под влиянием растущего нажима крупного капитала в начале 30-х годов ускорился рост классового сознания пролетариата, углубилось и противоречие между монополиями и широкими народными массами.

Важной чертой стачечного движения этих лет было установление единого фронта рабочего класса в ходе борьбы. Коммунисты и социалисты, унитарии и конфедераты, католики и беспартийные все чаще выступали совместно. Нередко стачки перерастали в оже-

О U 1 (3

сточенные столкновения с полициеи и воисками .

Для кризисных лет характерны были и довольно многочисленные выступления крестьян, особенно на юге страны, где сель- ские труженики поднимались против дороговизны, растущих налогов, против эксплуатации деревни финансовым капиталом. 25 января 1933 г. 15 тыс. крестьян устроили в Париже демонстрацию против нищеты. В движение включались и городские средние слои. Мелкие торговцы закрывали свои лавочки и присоединялись к рабочим демонстрациям, протестуя против высоких налогов.

На характер классовой борьбы накладывали свой отпечаток важные события, происходившие в то время в мире. Экономический кризис резко обнажил противоречия Версальской системы и еще более увеличил опасность войны.

В 1931 г. Япония напала на Китай и захватила Маньчжурию. Лига наций, бывшая не столь давно надеждой пацифистов всего мира, оказалась неспособной потушить дальневосточный пожар. Постепенно вырисовывалась и гораздо более близкая для Франции непосредственная опасность. По ту сторону Рейна окрепла и быстро расширяла свое влияние нацистская партия, сумевшая аккумулировать и использовать недовольство немецкого народа Версальским миром.

Демократические силы Франции — ее рабочий класс и прогрессивная интеллигенция — подняли свой голос в защиту мира. 22 мая 1932 г. Анри Барбюс и Ромен Роллан предложили созвать международный конгресс против войны, чтобы помочь объединению всех, кто согласен бороться, хотя и по разным мотивам, против подготовки новой империалистической войны. Этот призыв нашел широкий отклик в массах. По всей стране стали создаваться антивоенные и антифашистские комитеты, которые вели подготовку к международному антивоенному конгрессу, намеченному на август 1932 г. в Амстердаме. Одной из самых многочисленных на нем была французская делегация (585 человек).

По инициативе ФКП в мае 1933 г. в Париже была созвана антифашистская национальная конференция, в которой приняли участие помимо коммунистов представители СФИО, Лиги прав человека, ВКТ, радикал-социалисты. А в июне 1933 г. в зале «Плей- ель» в Париже собрался Европейский антифашистский конгресс, на который съехались свыше 3 тыс. человек. Так же как и в Амстердаме, был избран Международный комитет для координирования и организации борьбы против фашизма в европейских странах. Вскоре оба движения — антивоенное (Амстердамское) и антифашистское (Плейельское) — объединились сначала в масштабе Франции, а затем и в международном. Во французский национальный Комитет борьбы против войны и фашизма вошли

А. Барбюс, Р. Роллан, П. Вайян-Кутюрье, М. Кашен, П. Лан- жевен и др.

Движение «Амстердам — Плейель» играло важную роль в мобилизации трудящихся на борьбу с фашистской опасностью и войной, его комитеты были по существу первыми организациями, где вместе с коммунистами и прогрессивной интеллигенцией работали рядовые социалисты (несмотря на то что лидеры СФИО запрещали совместные действия с коммунистами). В течение нескольких месяцев были достигнуты большие успехи, создано 400 комитетов, привлечены 3 федерации и 141 секция социалистической партии. Таким образом, движение «Амстердам — Плей- ель» пробило «брешь в стене непонимания и враждебности», разделявшей социалистов и коммунистов |7.

Экономические потрясения, переживаемые страной, значительный рост недовольства трудящихся, бурные антивоенные и антифашистские выступления не могли не отразиться на положении в буржуазных партиях, в их парламентских фракциях. Для Франции 30-х годов характерны частые правительственные кризисы; срок жизни некоторых кабинетов не превышал нескольких недель, а иногда — даже дней. За 2'/г года, с ноября 1929 г. до парламентских выборов весной 1932 г., правительства менялись 9 раз. Их попеременно (с незначительными перерывами) возглавляли всего два политических деятеля — А. Тардье и П. Лаваль. Первый находился у власти в ноябре 1929 г.— сентябре 1930 г., а затем вновь с февраля по май 1932 г.; второй — с января 1931 г. по февраль 1932 г. Падение одних и формирование других правительств приводило, как правило, не к изменению политического курса, а лишь к перетасовке портфелей. Министерские посты помимо Тардье и Лаваля занимали постоянно Фланден, Пьетри, Бонне, Рейно, Лушер, Лейг и др. Министерство иностранных дел непрерывно (еще с 1925 г.) возглавлял А. Бриан.

Известная перегруппировка си\ произошла после парламентских выборов, состоявшихся в мае 1932 г. Правые партии потерпели поражение, в настроениях масс обнаружился определенный сдвиг влево. Наибольшее число голосов собрала партия радикалов и радикал-социалистов, получившая 160 мандатов; значительного успеха добилась и социалистическая партия, занявшая второе место (131 мандат). Коммунистическая партия потеряла некоторое количество избирателей по сравнению с предыдущими выборами в парламент (она собрала около 800 тыс. голосов). Это было в значительной степени результатом вредной деятельности сектантско-заговорщической группы Барбе — Селора, последствия которой партия еще не сумела преодолеть полностью. Как отмечал М. Торез, и в начале 1932 г. в работе ФКП еще сказывались узкое сектантство и отрыв от масс 171. На результаты выборов повлияла

Ромен Роллан

и крупная антисоветская и антикоммунистическая провокация, организованная реакцией накануне выборов. 6 мая русский белогвардеец Горгулов убі.'л президента республики Поля Думера, избранного на этот пост в мае 1931 г.; Тардье немедленно объявил убийцу «агентом Коминтерна».

Новое правительство, как и в 1924 г., возглавил Э. Эррио. Кроме радикалов в него вошли представители некоторых мелких буржуазных групп. Президентом республики был избран буржуазный политический деятель сенатор А. Лебрен.

В области внутренней политики вновь образованный кабинет прежде всего столкнулся с трудной проблемой бюджетного дефицита. Не менее сложная задача стояла перед Эррио и во внешнеполитической области. Экономический кризис свел на нет вырабатывавшиеся в течение многих лет планы получения репараций с Германии. Легом 1931 г. по инициативе президента США Гувера был объявлен одногодичный мораторий на внесение всех платежей, вытекавших из первой мировой войны, а спустя год в Лозанне собралась международная конференция, посвященная вопросу о репарациях. Германский канцлер Папен, поддержанный английскими представителями, требовал полного освобождения Германии от дальнейших платежей; французская делегация не соглашалась на это. Стремясь использовать желание французов добиться безопасности своих восточных границ, Папен прибег к ряду маневров. Он предложил Эррио заключить военный союз и установить постоянное сотрудничество генеральных штабов двух стран 1э. Подобный союз в условиях резкого усиления германского реваншизма и милитаризма был нереален.

Но план Папена преследовал и одну вполне определенную цель: воспрепятствовать наметившемуся улучшению франко-советских отношений 172. Папен ловко играл на антисоветских настроениях реакционных политиков западных стран. Французские дипломаты не раз отмечали, что «предложение Папена о сговоре генеральных штабов объективно не может не иметь антисоветского острия» 173. Эррио отклонил германские предложения, но в вопросе о репарациях вынужден был уступить. Было решено прекратить дальнейшее их взимание, ограничившись единовременным платежом в размере 3 млрд. марок.

Законную тревогу французских дипломатов вызывали требования Германии об отмене статей Версальского договора, запрещавших перевооружение Германии, и признании за Германией «равенства прав» в этой области. Подобные требования немцы выдвинули, в частности, на Женевской конференции по разоружению, открывшейся в феврале 1932 г. Они стремились убедить участников конференции, что добиваются указанных прав лишь «в принципе». Но на деле речь шла о том, чтобы наверстать упущенное в области вооружения. Эррио справедливо отметил в своем дневнике: «Равенство в правах, которого добивается рейх, является для него, очевидно, средством добиться фактического равен- 22

ства» .

В эти годы под влиянием различных факторов — воздействия экономического кризиса, активизации германских реваншистов, обострения отношений с фашистской Италией — в политике Франции произошел поворот к сближению с Советским Союзом. Проводившаяся французскими правящими кругами политика дискриминации в отношении советских заказов нанесла ущерб прежде всего деловым кругам Франции. «Антидемпинговый» декрет 1930 г. обернулся против его инициаторов. в 1930—1931 гг. сократил ся ввоз необходимого для французской экономики советского сырья, СССР прекратил закупки во Франции. Уже в феврале 1931

г. министр торговли и промышленности Роллен дал понять, что Франция хотела бы нормализовать экономические связи с Советским Союзом 174. Одновременно генеральный секретарь МИД Франции Вертело в беседе с советским полпредом в Париже В. С. Довгалевским отметил, что, «по общему мнению, декрет не дал ожидаемого эффекта и нуждается в пересмотре» 175. По мере обострения экономического кризиса все более широкие круги во Франции высказывались за возобновление торговых связей с Советским Союзом.

Но такого рода нормализация не могла не захватить и область политики. В марте 1931 г. французский посол в Москве в беседе с народным комиссаром иностранных дел СССР М. М. Литвиновым затронул вопрос относите\ьно возможности политических переговоров между обоими государствами. А примерно месяц спус тя Вертело предложил «приступить в целях выигрыша времени одновременно к переговорам, во-первых, о пакте о ненападении с согласительной процедурой и, во-вторых, о временном торговом соглашении»176. Это означало, что Франция, наконец, откликнулась на неоднократные советские предложения о заключении такого пакта, сделанные в 1926, 1927, 1928 гг. Политическая дальнозоркость подсказала Бриану необходимость сближения с СССР. Выбор момента определялся и личными соображениями Бриана, мечтавшего о кресле президента республики. Он рассчитывал путем устранения франко-советских трений упрочить свои позиции и преодолеть трудности внешнеполитического порядка. Как отмечал В. С. Довгалевский, «Бриан хочет превратить русскую карту в козырную» 177. 5

июня в министерстве торговли Франции открылись переговоры между французскими и советскими экспертами с целью выработки временного торгового соглашения178. 16 июля 1931 г. был отменен французский декрет от 3 октября 1930 г., и одновременно Советское правительство аннулировало свое постановление от 20 октября 1930 г., направленное против дискриминационных в отношении СССР мер. Но и после этого французские руководители отказывались предоставить Советскому Союзу кредиты, ставя условием урегулирование пресловутого вопроса о царских долгах. Правда, серьезные экономические трудности, вызванные кризисом, заставили французских промышленников и без официального договора активно вступать в деловые отношения с советскими организациями и предоставлять им кредиты г8. Переговоры о заключении торгового соглашения завершились лишь в декабре 1934 г.

10 августа 1931 г. был парафирован советско-французский пакт о ненападении. Французская сторона более года оттягивала его подписание. Но обострение обстановки в Германии, резкое усиление реваншистских настроений и фашистских тенденций в этой стране, а также давление собственных торгово-промышленных кругов побуждали Францию к активизации переговоров с Советским Союзом. Сильное впечатление в Париже произвела речь, которую произнес германский военный министр фон Шлейхер 26 июля 1932 г. по радио; немецкий генерал заявил, что, если Г ермании будут продолжать отказывать в «равенстве прав» на вооружение, она сама позаботится о своих интересах. Месяц спустя французский посол в Берлине А. Франсуа-Понсе из разговора с статс-секретарем МИД Германии фон Бюловом сделал немаловажный вывод: «Германия не будет ждать более благоприятного момента и более спокойной атмосферы, чтобы поставить перед нами проблему равноправия» 2Э. 14 сентября 1932 г. германская делегация отказалась принимать участие в дальнейшей работе конференции по разоружению, пока не будут приняты ее требования.

Шантажируя этим своих западных коллег, немецкие представители добились на совещании Англии, США, Франции, Италии и Германии в декабре 1932 г. признания принципа «равенства прав» в деле вооружения. Хотя в соответствующем соглашении говорилось, что Германия получает равенство прав «в системе, дающей безопасность всем нациям» 179, тем не менее то была крупная дипломатическая победа Германии.

Реваншистские лозунги и практические шаги в сторону форсированного вооружения Германии не оставляли сомнений в агрессивных планах ее правящих кругов. В этой обстановке переговоры между Францией и СССР ускорились, и 29 ноября 1932 г. премьер-министр и министр иностранных дел Франции Э. Эррио и полпред Советского Союза В. С. Довгалевский подписали в Париже пакт о ненападении и конвенцию о согласительной процедуре. Статьи договора содержали обязательства не прибегать ни отдельно, ни совместно с другими державами к войне, уважать неприкосновенность территорий, находящихся под советским и французским суверенитетом, не оказывать ни прямо, ни косвенно помощи или поддержки агрессору, напавшему на одну из сторон, не участвовать в нападении, предпринятом третьим государством. Статья четвертая устанавливала, что в течение действия пакта ни СССР, ни Франция не будут участвовать в международных соглашениях, которые могли бы привести к запрету покупки или продажи товаров другой стороне, предоставления кредитов и т. п. Статья пятая запрещала создавать, поддерживать и субсидировать на своей территории военные организации, подготавливающие вооруженную борьбу против другого участника пакта. Стороны соглашались урегулировать и разрешать все спорные конфликты лишь мирным путем. Конвенция определяла компетенцию и состав согласительной комиссии, сроки ее созыва и т. д. 11 февраля 1933 г. договор был утвержден советом министров Франции, а 13 февраля — ЦИК СССР.

Подписание советско-французского договора о ненападении было важным этапом в развитии отношений между двумя великими державами. Но на пути к подлинному сотрудничеству еще оставалось много препятствий. Далеко не вся французская буржуазия была склонна одобрить и поддержать политику сближения с Советским государством. Влиятельные группировки монополистического капитала, политические круги, связанные с тяжелой индустрией и генеральным штабом, их органы печати вели шумную антисоветскую кампанию, выступая против наметившегося курса.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОЛИТИКА ПРАВЯЩЕГО КЛАССА:

  1. Политический кризис системы сёгуната Токугава
  2. Мировой экономический кризис и создание очага войны на Дальнем Востоке (1929—1937)
  3. Господствующие классы на пути фашизации и агрессия в Маньчжурии (1929—1931)
  4. Экономический кризис 1974—1975 гг.
  5. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО И LAISSEZ-FAIRE
  6. Курс на сближение с Пекином и сдвиги в расстановке сил в правящих кругах США на рубеже 70—80-х годов
  7. Лекция 1 Государство как политико-правовая форма существования общественных отношений
  8. 1. Экономический и политический кризис конца 1920 — начала 1921 года.
  9. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОЛИТИКА ПРАВЯЩЕГО КЛАССА
  10. ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ ПО ВОПРОСАМ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  11. 1946 г. КОНСТИТУЦИЯ 1946 ГОДА И КРИЗИС ТРЕХПАРТИЙНОЙ КОАЛИЦИИ
  12. ФРАНЦУЗСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ К КОНЦУ 50-Х ГОДОВ МАЙСКИЙ КРИЗИС 1958 ГОДА
  13. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ПРАВЯЩИХ КРУГОВ И МАССОВОЕ ДВИЖЕНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ
  14. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС В 1968—1969 ГОДАХ
  15. Что изменилось в российской политике?
  16. Политика: понятие, свойства, основные парадигмы объяснения политики
  17. ФИЛОСОФИЯ ПРАВА. ПОЛИТИКА, ИДЕОЛОГИЯ, ГОСУДАРСТВО. ГЕОПОЛИТИКА: КЛАССИЧЕСКАЯ И НЕКЛАССИЧЕСКАЯ МОДЕЛИ
  18. П.А. Покрытан Будущее экономического образования: проблемы методологии
  19. ГЛАВА 46 1956 ГОД: КРИЗИС НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ - СУЭЦ