<<
>>

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ФРАНЦИИ В 1921—1922 ГОДАХ

Кризис, поразивший в 1920—1922 гг. экономику капиталистического мира, во Франции был менее длительным и острым, чем в других странах-победительницах (Англии, США, Италии). Восстановительные работы в районах, подвергшихся вражеской оккупации, освоение Эльзаса и Лотарингии, задержка правительствами Национального блока демобилизации армии и свертывания военной промышленности — все это предотвратило стремительное сокращение производства и позволило избежать массовой безработицы, а огромные людские потери в войне создали на много лет нехватку мужских рабочих рук во всех отраслях хозяйства.

Общий индекс промышленного производства (1913 г. = 100), сократившийся с 62 в 1920 г. до 55 в 1921 г., уже в 1922 г. возрос до 88. Подобная же тенденция обнаруживается во всех основных отраслях промышленности 1919 г. 1920 г. 1921 г. 1922 г. Машиностроение 58 63 60 79 Металлургия 29 41 41 61 Добырающая промышлен ность 44 52 58 67 Текстиль 61) 66 52 84 1 Данные из кн.: «Мировые экономические кризисы 1848—1935», т. I. М., 1937 , стр. 368—369.

Однако статистика не отражает всей серьезности экономических трудностей, перед которыми оказалась страна. Показатели, использованные при исчислении индексов, включали с 1920 г. данные о промышленном производстве в Эльзасе и Лотарингии, а также о тех предприятиях северной и северо-восточной Франции, которые в первый год после освобождения от оккупации бездействовали и лишь потом начали постепенно вступать в строй. В результате спад производства в 1920—1921 гг. оказался несколько преуменьшенным, а его рост в 1922 г.— преувеличенным.

Наиболее остро экономика Франции ощущала нехватку топлива. Внутренние ресурсы и в довоенное время не покрывали ее потребностей. За годы войны индустриализация шагнула далеко вперед; нужда в топливе значительно возросла и в связи с присоединением Эльзаса и Лотарингии, добыча же сократилась, так как большинство шахт в департаментах Нор и Па-де-Кале были выведены из строя.

Топливный голод тяжело сказался на промышленности и транспорте. На протяжении 1920—1921 гг. в газетах постоянно появлялись сообщения о перебоях в работе предприятий, вызванных недостатком сырья, а также о скоплениях готовой продукции, которую не могли вывезти. В катастрофическом положении находились те отрасли легкой промышленности, которые работали преимущественно на экспорт; в условиях царившей в Европе разрухи вывоз резко сократился. В первом полугодии 1921 г. текстильные предприятия простаивали по 6—9 недель, а остальное время работали с неполной нагрузкой. Хлопчатобумажные фабрики Лилля функционировали 27 часов, Рубе и Туркуэна — 20 часов, а шерстоткацкие предприятия Фурми — лишь 12 часов в неделю 65.

В целом по стране безработица была невелика. Но в ряде районов и отраслей производства, в особенности работавших на экспорт и производивших товары широкого потребления, имела место значительная безработица. Вопрос этот стал в январе—феврале 1921 г. предметом обсуждения в палате депутатов.

Особенно тяжелы были проявления экономического кризиса в многочисленных маленьких городках и поселках с узкой специализацией производства. Когда, например, закрывались мебельные фабрики в Клермоне, ковровые в Бове, бумажные в Мези, шерстяные в Фурми, то большинство населения оказывалось в безвыходном положении. «Множество рабочих здесь находится на грани голодной смерти,— говорил Б парламенте депутат Обри, описывая положение в Фужере, где из 10 тыс. рабочих обувных фабрик 9 тыс. остались полностью без работы.— Дети падают на улицах от истощения, их родители вынуждены продать последнее, чтобы купить хлеба» 3.

Не лучшим было положение портовых городов. В Ла-Рошели без заработка остались 90% докеров, в Руане — 87,7%; в Гавре из 5 тыс. докеров сохранили работу только 2 тыс., а судоремонтные заводы «Весгингауз» перешли на 6-часовой рабочий день при пяти рабочих днях в неде\ю. Общее число безработных в Гавре увеличивалось с такой быстротой, что пособие (от муниципалитета) стали выдавать только тем семьям, которые прожили в черте города не менее 6 месяцев (таким образом, жители окрестностей, г. е.

почти половина рабочих, оставались без средств к существованию). По данным объединения профсоюзов департамента Сены, в Париже безработными были 40%) металлистов, 50 — каменщиков, 65 — обувщиков, 70— рабочих швейных мастерских, 87%) рабочих деревообрабатывающих предприятий4.

Основным методом, которым пользовалось правительство, чтобы покрывать увеличивающийся бюджетный дефицит и финансировать восстановительные работы, стала инфляция. К 1921 г. золотое содержание франка составляло лишь 31%) довоенного, а масса находящихся в обращении бумажных денег в 4 раза превысила золотой запас государства. Это разоряло широкие слои мелкой буржуазии, держателей государственных займов и рантье; номинально они по\учали столько же франков, как и раньше, но фактически потеряли 2/з своего дохода \

Неуклонно ро^ла дороговизна. Цены на продукты питания с 1913 по 1921 г. выросли в среднем в 5 с лишним раз, на промышленные товары — почти в 7 раз; стоимость жилой постройки возросла в 10 раз, квартирная плага увеличилась в 3—4 раза. В то же время зарплата трудящихся составляла не более 175— 255% довоенной6.

Финансовая олигархия широко использовала сложившееся положение, чтобы укрепить свое господство и расширить позиции в экономической жизни. Огромные возможности для обогащения открывали восстановительные работы. «Для капиталистов, владельцев предприятий, хозяев прессы, депутатов парламента — это новый Клондайк, драгоценные россыпи, которые стремятся монополизировать и тщательно охраняют»,— писала «Юманите» 11 апреля 1921 г.

8 Ibid., р. 134-135.

4 «L’Humanite», 1.II, 12.III 1921. 8

Ch. Cide, W. Oualid? Le bilan de la guerre pour la France. Paris, 1931, p. 81—83.

Collinet. Essai sur la condition ouvriere. Paris, 1951, p. 27, Из-за состава комиссий, призванных определять объем убытков, понесенных владельцами, и стоимость восстановительных работ, кипела ожесточенная борьба. Невероятный ажиотаж царил вокруг распределения кредитов и заказов. Крупные фирмы или компании дельцов скупали развалины зданий или предприятий, чтобы потом с помощью взяток или через посредство «своих» людей добиться их оценки, в 3—4 раза превышающей действительную стоимость.

Торговля руинами баснословно обогащала шайки спекулянтов.

В результате среди получивших ассигнования на восстановительные работы оказались 32 фирмы, предприятия которых не пострадали вовсе. В апреле 1921 г. им было выплачено в качестве аванса 1112 млн. фр. Объединения «О Фурно» и «Форж д’Анзен» получили 99 млн. фр., «Мезон Лепутр» (Рубе) — 67 млн., «Мезон Мазюрель» (Туркуэн)—25 млн. В числе урвавших наиболее крупные суммы была и фирма «Сосьете д’антре- приз», контролировавшаяся финансовой группой Жиро—Лутер, глава которой Лушер занимал пост министра по восстановлению разрушенных войной районов 1.

В то же время мелким собственникам, крестьянам, рабочим было очень трудно добиться возмещения убытков и помощи на восстановление разрушенных жилищ или хозяйств. Закон предусматривал, что в деревне каждому хозяйству должна быть выдана определенная сумма в зависимости от численности семьи и размера земельной площади, с учетом утраченного скота, инвентаря. Но при этом все преимущества предоставлялись более состоятельным крестьянам.

Выгоды, которые извлекали монополистические объединения и группы спекулянтов, побуждали их искусственно затягивать восстановительные работы и раздувать их объем. При этом вся буржуазная пресса убеждала читателей, что главной причиной промедления является саботаж выплаты репараций со стороны Германии; официальная пропаганда бесконечно требовала взять Германию «за шиворот», '«заставить немца платить» и т. п.

Однако при всех несправедливостях, которые им сопутствовали, восстановительные работы влекли за собой не только обогащение монополий и рост концентрации капитала и производства, но и развитие крупной промышленности, переоборудование ее в соответствии с передовым для гого времени уровнем техники, превращение Франции из аграрно-индустриальной, какой она была до войны, в индустриально-аграрную страну.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ФРАНЦИИ В 1921—1922 ГОДАХ:

  1. СЛОВАРЬ
  2. ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ США С КИТАЕМ
  3. Глава 3. «Большевистское трехлетие» и военная диктатура
  4. Март - июль 1930 года. 16-й съезд и повторная коллективизация
  5. Жирков Г. В. Журналистика эмиграции: истоки и проблемы (Предисловие)
  6. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ФРАНЦИИ В 1921—1922 ГОДАХ
  7. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье
  8. ГЛАВА 3 «Мальчик в штанах» и «мальчик без штанов»...
  9. ГЛАВА 7 СССР Сталина
  10. ГЛАВА 8 Германия: путь к третьему рейху
  11. ОБЗОР КОЛЛЕКЦИИ ДОКУМЕНТОВ Г.В. ВЕРНАДСКОГО В БАХМЕТЕВСКОМ АРХИВЕ БИБЛИОТЕКИ КОЛУМБИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В НЬЮ-ЙОРКЕ
  12. Примечания К стр. 12
  13. Сиам от первой мировой войны до экономического кризиса 1929™ 1933 гг.
  14. ГЛАВА 11 ПОЯВЛЕНИЕ ЯПОНИИ НА МИРОВОЙ АРЕНЕ, 1900-1929
  15. ГЛАВА 15 НЕСТАБИЛЬНЫЙ МИР 1918-1923
  16. ГЛАВА 17 ВЕЛИКОБРИТАНИЯ, ФРАНЦИЯ И СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ: ОТ ВОЙНЫ К МИРУ
  17. ГЛАВА 18 ИТАЛИЯ: ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФАШИЗМА
  18. ГЛАВА 20 ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ РОСТ СОВЕТСКОЙ РОССИИ