<<
>>

§ 1. Эволюция представлений о субъекте в философии и науке

Термин «субъект» латинского происхождения. В переводе на русский язык он, так же как и однокоренные с ним слова «субстанция», «субстрат», означает нечто, лежащее в основании. Таким образом, первоначальное значение этого термина весьма далеко от его современной трактовки.
Это обстоятельство отмечал М. Хайдеггер, который подверг детальному анализу многие философские термины латинского и греческого происхождения. Он пишет, что латинское слово «субъект» является переводом греческого термина «подлежащее», то есть того, «что в качестве основания собирает все на себя. Это метафизическое значение субъекта не имеет ближайшим образом никакого подчеркнутого отношения к человеку и тем более к Я» . Попутно отметим, что в русской грамматике название главного члена предложения, обозначающее производителя действия или носителя признака, восходит к буквальному переводу термина «субстанция»: подлежащее - находящееся в основе. Современное представление о субъекте как носителе деятельностного, познавательного начала складывается в период формирования европейской науки Нового времени. У Декарта субъект в качестве «мыслящей вещи» противостоит объекту - той части материального мира, с которой он вступает в познавательные отношения. Для материалистической философии характерно представление о познании как отражении свойств объекта в субъекте. При этом активной, 1 83 определяющей стороной субъектно-объектного отношения считался объект. Активную роль субъекта в процессе познания подчеркивала и обосновывала идеалистическая философия. Весьма плодотворным явилось кантовское учение о трансцендентальном субъекте. Кант различал в субъекте эмпирический уровень, отражающий индивидуальные особенности человека, и трансцендентальный, который представляет собой надындивидуальную структуру, то есть общую для всех людей. Значение этой концепции состоит в том, что признается некое устойчивое, единообразное ядро в каждом познающем индивиде, которое обеспечивает общезначимость и объективность научного знания.
При этом Кант полагал, что и критерии истинности и структура познания определяются не объектом, а субъектом познания. Точнее, сам объект является результатом конституирующей деятельности субъекта. Как показало дальнейшее развитие науки и культуры, идеалистические трактовки субъекта сужают само представление о человеке, превращая его в исключительно познающее существо. Другие аспекты его бытия не замечались или не принимались в расчет. Поэтому дальнейшее развитие философии пошло по пути преодоления этой ограниченности и возвращения к целостному субъекту. В этом отношении многое было сделано именно в ходе становления социогуманитарного знания. В. Дильтей, постоянно подчеркивающий специфику гуманитарных наук, критиковал идеалистическое представление о человеческом субъекте, в котором, по образному выражению немецкого философа, вместо живой крови циркулирует «разжиженный сок разума». Большой вклад в создание концепции целостного субъекта сделали философы-экзистенциалисты. Они подчеркивали, что человек - не только познающее существо, но и чувствующее, страдающее. В их поле зрения оказались в первую очередь не познавательные процессы, а другие стороны бытия человека: вера, надежда, тревога и т. п. Собственно, в таком подходе к человеку и заключался антропологический поворот в философии, произошедший тогда, когда основы естественных наук были заложены и отпала необходимость в абсолютизации познавательных функций субъекта. В самой эпистемологии появляются концепции, которые исследуют влияние на процесс познания внерациональных форм деятельности субъекта. В этом отношении примечательна концепция «неявного знания» М. Полани (1891-1976), английского философа и ученого венгерского происхождения. В книге «Личностное знание» (1958) Полани разграничивает знание, имеющее четкую рациональную, понятийную форму, и неявное, которое выражается в практических навыках, телесной памяти. Применительно к научной деятельности это опыт экспериментирования, умение обращаться с приборами, совершать диагностику и т. п.
Неявное знание лишь частично может быть объяснено посредством языка, в основном накопление его и передача происходят в совместной экспериментальной деятельности учителя и ученика. Таким образом, представители философии и науки в XX в. в основном преодолевают сведение функций субъекта к чисто рациональному познанию. Сама субъективность рассматривается не как недостаток, подлежащий элиминации, а в качестве необходимого и неустранимого условия познавательного процесса. Формируется особая установка в отношении субъекта познания, которую Л. А. Микешина назвала «принципом доверия субъекту». «Этот принцип, - пишет она, - заключается в том, что анализ познания должен исходить из живой исторической конкретности познающего, его участного мышления и строиться на доверии ему как ответственно поступающему в получении истинного знания и в преодолении заблуждений»178. Отметим здесь два принципиальных момента, поясняющих «принцип доверия субъекту». Во-первых, очень важно стремление субъекта к истине, а не к заблуждению. Во-вторых, согласно эволюционной теории познания, само бытие человека определяет возможность адекватного познания, поскольку эволюция человека сформировала его органы восприятия таким образом, что они обеспечивают его адаптацию и выживание в мире. Субъектно-объектное мышление сформировалось в рамках европейской культурной традиции. Именно оно в огромной мере обеспечило и поразительную динамику европейской цивилизации, и успехи наук, и достижения в области технологий. Как мы уже отмечали, представления о субъекте познания и действия менялись: от понимания его как обособленного индивида («гносеологическая робинзонада») до трансцендентального субъекта, конституирующего сам объект и определяющего общезначимость и истинность знания. Понятие научного сообщества, введенное в широкий научный оборот Т. Куном, расширяет представление о субъекте познания. С этой точки зрения субъект познания может функционировать на индивидуальном уровне (отдельный исследователь), групповом (научный коллектив), специалисты в какой- либо отрасли знания («невидимый колледж»), человеческое сообщество в целом.
Детальным изучением научных сообществ, их взаимодействия, соотношения индивидуального и коллективного в научной деятельности занимается социология науки. В данном случае важно отметить, что всякое научное познание в конечном счете имеет общественный характер, поскольку даже отдельный ученый опирается на достижения своих предшественников, вступает в научную коммуникацию в ходе исследования и свои результаты представляет на суд научного сообщества. Предложенное Ю. Хабермасом понятие коммуникативной рациональности по существу развивает эти идеи Т. Куна. Оно подразумевает, что нормы рациональности имеют исторический характер и формируются в ходе коммуникации представителей той или иной научной дисциплины. Иначе говоря, коммуникативная рациональность - это рациональность, возникающая в ходе коммуникации ученых. Все сказанное о субъекте познания относится ко всем сферам научной деятельности. Однако функционирование субъекта в социогуманитарном познании имеет свои особенности. В предыдущем параграфе, говоря об объекте познания, мы их уже отмечали. Отметим еще раз, что главная особенность субъектно-объектных отношений в гуманитарном познании состоит в том, что между субъектом и объектом нет четкой границы. Субъект познания присутствует в объекте, и наоборот. Исследуя общество, культуру, ученый, философ являются в то же время частью того и другого. Это в значительной мере усложняет поиск критериев истинности и объективности социогуманитарного знания. Другой особенностью является наличие ценностей и мотивов у познающего субъекта, которые в гуманитарном познании оказывают гораздо большее влияние на сам процесс познания, чем в естественных науках. Именно поэтому здесь велико значение принципов «ответственного мышления», сформулированного в работе М. М. Бахтина «Философия поступка».
<< | >>
Источник: под ред. В. П. Горюнова. История и философия науки. Философия науки : учеб. пособие. 2012

Еще по теме § 1. Эволюция представлений о субъекте в философии и науке:

  1. § 1. Философия познания: диалог подходов. Значение эпистемологии для научного познания
  2. Как сочетаются эволюция и революция в истории науки?
  3. Классическая немецкая философия.
  4. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ эволюции П. Н. МИЛЮКОВА
  5. III. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ, ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ 152.
  6. § 2. ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В АНАЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ СОЗНАНИЯ
  7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ
  8. СОВРЕМЕННАЯ ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФИЯ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
  9. Бифуркации, неустойчивость и самоорганизация в естественной науке и натурфилософии
  10. НАУКА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ
  11. Природа науки и критерии научности
  12. Генезис и эволюция науки. Эпистемологическое обоснование научных концепций
  13. Постнеклассическая наука
  14. Философия природной среды
  15. Рациональность в постнеклассической науке
  16. § 5. Эволюция науки как познавательной деятельности и социальной системы в истории европейской культуры
  17. § 1. Эволюция представлений о субъекте в философии и науке
  18. Характерные черты постнеклассической науки (70-е годы XX - начало XXI века)
  19. §1. Обзор представлений об интуиции