<<
>>

ФРАНЦИЯ ПОСЛЕ НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНИИ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

22 июня 1941 г. гитлеровские полчища ринулись на Советский Союз, в результате чего коренным образом изменилась расстановка сил в мировом конфликте.

Положение во Франции также стало иным, значительно более благоприятным для патриотических сил.

Само сознание того, что французский народ не одинок в борьбе против гитлеровских захватчиков, что он может рассчитывать на поддержку со стороны героического советского народа, рассеивало сомнения многих людей, охваченных в первые месяцы оккупации страхом и неверием в возможность освобождения. Уже в ходе подготовки к нападению на СССР, а особенно в последующем, когда их планы блицкрига стали рушиться, гитлеровцы вывели из Франции значительную часть своих войск, что заметно облегчило вооруженную борьбу против оккупантов. Возросшая нужда в сырье и готовой продукции резко усилила ограбление Франции, а вместе с тем еще более умножились насилия и репрессии со стороны гитлеровцев; соответственно и правительство Виши стало осуществлять свою политику подавления в еще более открытой форме. Все это способствовало стремительному подъему движения Сопротивления.

К тому времени главную роль в правительстве Виши начал играть Дарлан. Он сосредоточил в своих руках основные министерские посты и числился преемником Петена. Еще в начале февраля 1941 г. Дарлан изложил коллегам свое кредо: «Если мы прекратим политику сотрудничества, то утратим все преимущества, которые мы могли надеяться извлечь из него. Мой выбор еде- лан: я — за сотрудничество» 295. 25 июня в секретном документе «о мерах против деятельности коммунистов во Франции и во французской империи» Дарлан поставил вопрос «об очень серьезном усилении наказаний» за участие в борьбе против гитлеровцев и правительства Виши «вплоть до смертной казни» и об учреждении исключительного судопроизводства 296.

Особенно усердствовал в выполнении предписаний Дарлана министр внутренних дел Пюше.

Сообщая своему начальству о его назначении, Абец с удовлетворением писал, что от Пюше «можно ожидать эффективной борьбы с коммунистическими происками во Франции»297. Аресты стали повседневным явлением. К 1942 г. число заключенных составляло 50 тыс. человек, не считая лиц, находившихся в лагерях.

В августе 1941 г. специальный военный суд в Париже приговорил к смертной казни восемь патриотов; самому молодому из них было 18 лег. Десять дней спустя коммунист Пьер Жорж (известный под именем полковника Фабьена) застрелил на станции метро в Париже гитлеровского морского офицера. Гитлеровцы потребовали от вишистских властей, чтобы в ответ на это были расстреляны шесть коммунистов.

Государственный трибунал приговорил к смерти рабочего Гийо, молодого архитектора Воога и члена ЦК ФКП, депутата от г. Амьена Жана Катла. Через несколько дней были казнены еще три человека, к моменту покушения находившиеся в тюрьме, в том числе прибывший из Лондона сторонник де Голля Этьенн д’Орв.

Оккупанты, не ограничиваясь казнями лиц, обвиненных ими в участии в Сопротивлении, широко практиковали расправу с заложниками. 24 июля 1941 г. Штюльпнагель приказал расстрелять парижского рабочего Массерона, арестованного за то, что он пел «Марсельезу». А за убийство 20 октября 1941 г. военного коменданта Нанта Штюльпнагель приказал расстрелять 50 заложников; на следующий день гитлеровцы казнили там еще 16 человек. 22 октября было расстреляно 5 человек в Париже и 27 человек в лагере Шатобриан1L. В числе последних были коммунисты Тембо, Пуль- марш и сын коммуниста 17-летний юноша Ги Моке, арестованный за распространение листовок. В том же месяце 50 патриотов-ком- мунистов были расстреляны в Бордо.

По мере того как шло время, гитлеровцы действовали все более озлобленно. В декабре 1941 г. в Париже, в Мон-Валериане было расстреляно более 100 заложников. Среди них находился и редактор «Юманите» Габриэль Пери, который сидел в тюрьме с мая 1941 г. В тот же день в Кане был казнен ответственный секретарь «Юманите» Люсьен Сампе.

По требованию Гитлера Петен в 1941 г. затеял в Риоме процесс над Даладье, Блюмом, Рейно и другими министрами Третьей республики, на которых была возложена вся ответственность за поражение Франции. Целью Гитлера было при этом свалить с себя вину за развязывание войны, Петен же стремился лишний раз обвинить своих предшественников в несчастьях, обрушившихся на французский народ, возвести клевету на Народный фронт и развенчать республиканский строй.

Однако постепенно разбирательство сконцентрировалось не на том, кто повинен в возникновении войны, а кто несет ответственность за плохую подготовку к ней и неумелое руководство военными операциями. Гитлер был раздражен ходом суда, и в апреле 1942 г. Петен прекратил процесс под тем предлогом, что необходимо провести дальнейшее следствие. Однако в законе, изданном в этой связи, он достаточно прозрачно указывал, что Риомский процесс порождает «пропаганду, которая... искажает заявления обвиняемых» и угрожает «внешней безопасности Франции, наносит ущерб ее международным связям» 73.

Вишистские правители даже под прикрытием гитлеровских штыков чувствовали себя все более неуверенно. В августе 1941 г. Петен констатировал, что авторитет его правительства «оспаривается», что «беспокойство охватывает умы, сомнение — души», что «приказы плохо выполняются». Для того чтобы одолеть «всех противников нового порядка», он считал нужным запретить деятельность политических партий и группировок, вдвое усилить «средства полиции» 74 и т. д. Но одной полиции уже не хватало. Поэтому при «Легионе бывших фронтовиков» была создана так называемая служба порядка. В октябре 1942 г. она была превращена в милицию и фактически играла во Франции роль СС. Во главе ее стал политический проходимец Дарнан, бывший сторонник Морраса, позднее примкнувший к Дорио, а затем перекочевавший к кагулярам.

В то же время, стремясь окончательно сковать народные массы, лишить их всяких легальных возможностей для борьбы, правительство Виши ввело так называемую хартию труда, своего рода корпоративную систему по образцу фашистской Италии.

Одним

73 P. Max. R. Cenebrier. Les grandes journees du proces de Riom. Paris, 1945. p. 16. 74

R. Aron. Histoire de Vichy, p. 407—408; /. Chastenet. De Petain a de Gaulle. Paris, 1970, p. 58. из основных пунктов «хартии» было положение, лишавшее рабочих права на забастовку. Правительство резервировало за собой право установления размеров заработной платы.

После нападения Гитлера на СССР правительство Виши стало проводить оголтелую антисоветскую политику. 30 июня 1941 г. Дарлан вызвал к себе советского посла и сообщил ему о разрыве отношений с СССР. Посол и его сотрудники были немедленно высланы из Виши 298. По сведениям германского министерства иностранных дел, Петен уже в августе 1941 г. пришел к выводу, что «в борьбе против России» вишистская Франция должна принять «максимальное моральное и материальное участие» 299. Однако в прямой форме это выразилось лишь в отправке на советско-германский фронт «Легиона французских добровольцев против большевизма», созданного по инициативе Деа, Дорио и других фашистов. Рассчитывая на быструю победу в войне против СССР, гитлеровская Германия в первое время не проявляла большого интереса к непосредственному участию вишистской Франции в ее военной авантюре. Кроме того, учитывая стратегическое положение Франции и ее колоний, Германия ожидала от правительства Пе- тена возможно большей помощи в осуществлении военных операций на Западе. Со своей стороны вишисты проявляли известную осторожность. Они отдавали себе отчет в том, что слишком откровенная поддержка Германии может вызвать взрыв недовольства в народе, а кроме того, опасались, что гитлеровцы приберут к рукам колонии Франции, где французские империалисты хотели бы сохранить свои позиции в неприкосновенности.

Тем не менее вишистское правительство оказывало Германии значительную поддержку в ее военных усилиях. Дарлан разрешил переправить из Франции в Северную Африку приобретенную немцами партию грузовиков. Они были завезены в Бизерту, которая стала превращаться в базу снабжения германских войск.

В конце 1941

г. германские торпедные катера были доставлены в Средиземное море через Ронский канал и Рону. После поражения, понесенного Роммелем, Дарлан обязал французского генерального резидента в Тунисе оказать гитлеровскому военачальнику помощь оружием.

Весной 1942 г. гитлеровские власти начали настойчиво добиваться замены Дарлана Лавалем, и в конце концов их пожелание было удовлетворено. 19 апреля 1942 г. Лаваль получил пост главы правительства. Новым конституционным актом Петен возложил на него «практическое руководство внешней и внутренней политикой страны» 300. Дарлан же оставался наследником Пе- тена и главнокомандующим сухопутными, морскими и воздушными силами. Лаваль немедленно провозгласил курс на еще более тесное сотрудничество с гитлеровской Германией. Выступая 22 июня 1942 г. по радио, он заявил: «Я желаю победы Германии, потому что без этого завтра повсюду утвердится большевизм»301.

Одним из последствий возвращения Лаваля в правительство было дальнейшее усиление репрессий. В апреле 1942 г. Гитлер направил во Францию одного из эсэсовских главарей, потребовав, чтобы вишистские власти тесно сотрудничали с ним. Это сотрудничество стоило жизни многим лучшим сынам французского народа. Так, в 1942 г. был расстрелян руководитель французских железнодорожников, член политбюро ЦК ФКП Пьер Семар, арестованный еще в 1939 г. Были казнены и другие видные дея- тели компартии: Феликс Кадра, Артур Далидо, Жак Декур,

Жорж Политцер, Жак Соломон. Ряд других активистов ФКП, в том числе Даниэль Казанову, заключили в концлагеря.

Оккупанты настаивали на увеличении поставок. Огромное значение они придавали отправке французских рабочих в Германию. После возвращения к власти Лаваль предложил так называемую смену — отправку в Германию рабочих в обмен на освобождение военнопленных. Однако набор шел очень плохо. Во многих городах в знак протеста против угона в Германию возникали забастовки; молодые люди не являлись на сборные пункты, убегали из эшелонов302. Поэтому правительство Виши в сентябре 1942 г.

приняло закон об обязательной трудовой повинности для мужчин с 18 до 50 лет и для незамужних женщин с 21 до 35 лет.

С первых же дней после нападения Германии на СССР коммунистическая партия стремилась всемерно расширить борьбу против оккупантов и вишистов. ФКП обратилась к грудящимся со специальным воззванием, в котором говорилось: «...французы и француженки, мужайтесь, час освобождения приближается. Мы изгоним гитлеровские войска с нашей территории и сделаем Францию свободной и независимой» 303.

Коммунисты с удвоенной энергией взялись за подготовку массовой борьбы против захватчиков. «Действовать, еще раз действо-

"81 «J

вать, всегда действовать» —этот лозунг, перекликавшимся с эпо- хой Великой французской революции, повторяла вся подпольная печать ФКП, Национального фронта и нелегальных профсоюзов. Летом 1941 г. на базе «специальной организации» начали складываться вооруженные силы Национального фронта — группы франтиреров и партизан (ФТП) во главе с Национальным военным комитетом. Для руководства отрядами ФТП ЦК ФКП выделил Шарля Тийона, Эжена Энаффа, Альбера Узулья, Гастона Монмуссо, Юбера Рюффа и Алена Синьора. Делегация ЦК в южной зоне была пополнена Раймоном Гюйо, Марком Дюпюи, Леоном Мовэ. Представителем Национального фронта в южной зоне был Жорж Марран 8,!.

Но вооруженной борьбой деятельность Национального фронта не ограничивалась. Его организации охватывали патриотически настроенных французов в самых разнообразных сферах. Часть их создавалась в какой-либо определенной местности или на каком-либо предприятии Другие объединяли людей одной профессии — железнодорожников, горняков, врачей, адвокатов, студентов, писателей и г. д. Департаментские и региональные организации Национального фронта издавали около 40 подпольных газет 83. Университетские работники издавали «Юниверсите либр», учителя — «Эколь лаик», врачи — «Медсэн франсе», адвокаты — «Па- лэ либр», писатели — «Леттр франсез».

В начале 1942 г. был создан руководящий комитет Национального фронта. Председателем его стал Фредерик Жолио-Кюри, а секретарем видный деятель коммунистической партии Пьер Вийон.

Патриотическая борьба французского народа приобретала все более широкий размах. 14 июля 1941 г. в день национального праздника, в ответ на призыв коммунистической партии жители Парижа вышли на улицы. Во многих местах пели «Марсельезу», манифестанты носили значки с цветами национального флага. Демонстрации прошли и в других городах.

Новое выступление в столице состоялось 13 августа 1941 г. у ворот Сен-Дени. Участники демонстрации кричали «Да здравствует СССР! Да здравствует Англия! Долой Гитлера!», «Франция— французам! Да здравствует Франция!» Гитлеровские войска и полиция напали на патриотов, убив и раиив многих из них. На следующий день в знак протеста рабочие многих городов прекратили работу на 5 минут.

В октябре 1941 г., после расправы с заложниками в Нанте и Шатобрианс, была прекращена работа на многих предприятиях Парижского района, Бреста и т. д. Женщины в очередях кричали проходящим гитлеровским солдатам: «Убийцы!». 11 ноября, в годовщину перемирия 1918 г., толпы людей прошли перед памятниками павшим в первой мировой войне. В гор. Мелене состоялись демонстрации перед свежей могилой коммуниста-патриота Мессена, расстрелянного гитлеровцами 84.

Разгром гитлеровских армий под Москвой и героическая оборона Ленинграда зимой 1941/42 г., серьезно подорвавшие веру в «непобедимость» вермахта, существенным образом содействовали усилению борьбы народов порабощенных стран. Это ощутимо сказалось и на обстановке во Франции.

В январе 1942 г. 12 дней бастовали шахтеры Монсо-ле-Мин в департаменте Сона и Луара. Широкий размах приняло празднование 1 Мая. Именно в связи с этой датой ФКП выдвинула лозунг «Вновь завоевать улицу». Трудящиеся Марселя, Тулузы, Лиона, Ниццы и ряда других мест вышли на демонстрацию.

8:* /. Dautry L? Pastor. Histoire de la Resistance. Paris, 1950, p. 30. 84

«L’Humanite», 14.XI 1941.

«Маки»

В Марселе демонстрация была столь многолюдной, что прекрати-

О с

лось уличное движение .

В июне 1942 г. «Юманите» поместила своеобразную сводку боевых действий французского народа. «Великая битва за освобождение нашей родины началась,— писала газета.— На французском фронте отмечено большое число военных подвигов. В департаментах Нор и Па-де-Кале сошли с рельсов 8 поездов с военными материалами, были сожжены десятки грузовиков, взорвано большое число электростанций, обслуживавших гитлеровцев, был уничтожен завод, работавший на врага.. В Иль-де-Франс взорвались или сошли с рельсов 10 поездов с военными материалами и войсками, был также уничтожен состав с продовольствием для гитлеровцев. Были подожжены заводы. Произошли взрывы в помещениях, занятых гитлеровцами. В Нормандии сошел с рельсов поезд, было убито 300 гитлеровцев».

14 июля 1942 г. ЦК ФКП и организации Национального фронта предложили провести в Париже на Площади республики, а также перед мэриями провинциальных городов народные демонстрации под лозунгами борьбы за независимость. Выступления состоялись, хотя в Париже полиция закрыла станцию метро на Площади республики и установила преграды на прилегающих ули цах. Затем ФКП призвала жителей Францни провести демонстрации 20 сентября, в день 150-й годовщины победы революционных войск под Вальми.

Смело и решительно действовали вооруженные отряды Сопротивления; они нападали на колонны гитлеровских войск, жгли склады, организовывали диверсии на предприятиях, казнили гитлеровцев и предателей. В Париже были взорваны два кинотеатра — «Палас» и «Рекс» — в момент, когда зал был заполнен гитлеровцами.

Особенное значение имели действия групп ФТП на железных дорогах. За 1942 г., по явно заниженным данным Национальной компании железных дорог, было отмечено 278 операций французских патриотов 86. В результате некоторые крупные железнодорожные узлы, такие, как, например, Тур или Дижон, оказывались на несколько дней парализованными.

В начале 1942 г. вооруженная борьба активно и систематически велась в районе Парижа, в департаменте Нор, в Нормандии, Бретани. Однако постепенно она начала охватывать и другие районы страны.

В борьбу включались самые широкие слои населения, даже обыватели. 31 мая 1942 г. в Париже на улице Бюси по призыву компартии состоялась демонстрация женщин. Под охраной групп ФТП домохозяйки разбирали продукты. Полиция произвела массовые аресты. Четыре участницы демонстрации были приговорены к смертной казни. И тем не менее 1 августа на улице Дагерр домохозяйки вновь стали разбирать продукты в магазине Феликса Потэна 87.

Серьезным источником пополнения отрядов франтиреров и партизан стали лица, уклонявшиеся от угона в Германию, «рефрак- тэры», как их называли во Франции. Многие из них переходили на нелегальное положение, вступали в отряды франтиреров и партизан. Другие — бежали в отдаленные, глухие сельские местности. Там постепенно начали складываться отряды «маки» (обитателей лесных зарослей). Они также включались в вооруженную борьбу.

Во многих случаях усиление вооруженной борьбы вызывалось необходимостью оказать сопротивление насильственной отправке рабочих в Германию. ФКП призывала «организовать оборону предприятий, бастующих в знак протеста против депортирования, создавая специальные боевые группы» 88.

Естественно, что в обстановке усиления борьбы французских патриотов крепли и организации, не связанные с коммунистами.

8Ь «Histoiie du Parti communiste fran^ais (Manuel)», p. 405. 87

«L’Humanite», 7.VIII 1942. 88

«L’Humanite», 1.V 1942.

Правда, вступая в ряды участников движения Сопротивления, не все представители буржуазных кругов руководствовались только патриотическими чувствами. У многих из них были и определенные политические расчеты. Они понимали, что стоять в стороне от народной борьбы для них равносильно политической смерти. Кроме того они опасались, что в случае, если единственной направляющей силой освободительной борьбы будут коммунисты, в очередь дня будет поставлен вопрос о коренных социальных преобразованиях в стране, а допустить это они считали нежелательным.

В южной зоне к этому времени сложились три крупные организации, в состав которых входили главным образом буржуазные и мелкобуржуазные деятели, представители интеллигенции и военных кругов: «Комба», «Фран-тирер» и «Либерасьон-сюд». Организатором «Комба» был бывший офицер французской разведки А. Френэ, объединивший группу, издававшую газету «Птит эль де Франс», с католической группировкой «Либерте» 304. В состав «Фран-тирер» (центром ее деятельности, как и предыдущей, был Лион) входили представители социалистов, радикалов и др. Одним из ее членов был известный политический деятель Ив Фарж. «Либерасьон-сюд», созданная Эмманюэлем д’Астье де ла Вижери, действовала преимущественно в Клермон-Ферране. Среди активных деятелей лионского Сопротивления был виднейший историк Марк Блок, зверски казненный нацистами в июне 1944

г. Наиболее заметными из аналогичных организаций на севере были «Либерасьон-нор», возглавляемая социалистом Пино, Военно-гражданская организация (ОСМ), «Се де ла Резистанс» и «Се де ла Либерасьон», «Дефанс де ла Франс».

Многие социалисты входили в состав различных групп или даже возглавляли их. Нарастание движения Сопротивления и все более увеличивавшееся влияние в нем коммунистов заставило социалистических лидеров ускорить восстановление партии в подполье. К началу 1943 г. СФИО образовала единый Руководящий комитет для обеих зон Франции и приступила к созданию подпольных федераций.

К французскому Сопротивлению стали проявлять повышенный интерес правящие круги Англии и США, стремившиеся поставить его под свое влияние, использовать для осуществления своих военных и политических целей. Они создавали и собственные небольшие группировки, действовавшие, как правило, в отрыве от деголлевских организаций и даже конкурировавшие с ними305. Американская разведка обращала особое внимание на «Комба». Френэ не раз встречался с американскими агентами и получал значительные денежные средства от посольства США в Берне, где в те годы под видом атташе обосновался Даллес, руководивший разведывательными операциями в Европе 306.

Большинство организаций движения Сопротивления, не связанных с коммунистами, придерживались точки зрения, что, помимо пропаганды, сбора разведывательных данных и самообороны, никаких наступательных действий против врага предпринимать не следует; главная задача состоит в том, чтобы выжидать и готовиться к тому дню, когда союзники сочтут нужным начать операции по освобождению Франции. Поэтому призывы к антигитлеровской борьбе, публиковавшиеся в подпольной печати этих организаций, в большинстве случаев носили лишь общий, туманный характер. «Мы должны бороться морально»,— писала «Дефанс де ля Франс» 1 августа 1941 г., а «Фран-тирер» призывала: «Мудрость твоих предков подсказывает, чтобы ты спокойно ждал часа, когда будут сведены счеты на поле брани» 307.

С подобными взглядами солидаризировались в Лондоне. После расстрела заложников в Шатобриане де Голль выступил по радио с обращением, в котором заявил: «Существует тактика войны. Войной должны руководить те, кому это поручено... В настоящее время мой приказ для оккупированной территории: немцев не убивать!.. Как только мы сможем перейти в наступление, будут отданы соответствующие приказы»308. Тактику аттантизма, выжидания поддерживали также англо-американские союзники.

Однако рядовые члены организаций далеко не всегда соглашались со своими руководителями. Они понимали, что нельзя сидеть сложа руки и дожидаться, пока освобождение придет извне. На них также влияла энергичная и последовательная пропаганда ФКП и Национального фронта, побуждая многих присоединяться к отрядам Национального фронта.

Коммунистическая партия считала, что расширение борьбы за свободу и независимость родины немыслимо без тесного сплочения и координации действий всех антигитлеровских сил как в самой Франции, так и за ее пределами. Соответствующие требования выдвигали и участники других организаций Сопротивления. В некоторых местах сближение уже осуществлялось на практике. 16 октября 1942 г. в Лионе была издана нелегальная листовка с призывом расширить борьбу против угона рабочих в Германию. Под ней стояли подписи: «Комба, «Либерасьон», «Фран-тирер», «Национальный фронт», Коммунистическая партия 309. '

Деголлевские власти в Лондоне также сознавали необходимость внести элемент координации в движение Сопротивления на территории Франции. К тому же де Голль, продолжая испытывать серьезные трудности в своих отношениях с западными союзниками, хотел, чтобы организации Сопротивления признали его своим руководителем. Кроме того, он уже в то время задумывался над перспективами будущего и стремился к тому, чтобы после освобождения страны взять в свои руки правительственную власть.

С марта по декабрь 1941 г. Центральное бюро разведки и действия (БСРА) послало во Францию 11 специальных групп, которым были поручено установить контакт с организациями Сопротивления Затем была создана «генеральная делегация», и в январе 1942 г. первым генеральным делегатом де Голля во Франции стал Жан Мулен (Макс), бывший префект департамента Эр и Лу- ар, добравшийся в Лондон через Лиссабон.

Ему было поручено прежде всего условиться с руководителями движения в южной зоне об образовании органа, который был бы непосредственно связан с Лондоном, «давал общие указания и занимался решением внутренних споров». После этого он должен был заняться северной зоной, чтобы попытаться организовать для всей территории единый совет Сопротивления, связанный со «Сражающейся Францией» 310. С самого начала планировалось придать этому органу «только представительный, а не руководящий характер». Он должен был стать своего рода политическим советом при генерале де Голле в момент его прибытия во Францию. Де Голль хотел также, чтобы Мулен добился от организаций Сопротивления «элементарного взаимодействия их военных групп».

Мулен установил контакт с «Либерасьон», «Комба» и «Франтирер». Были созданы общие для трех организаций «службы воздушных и морских операций» и радиосвязи, которые стали получать от БСРА инструкции о прибытии самолетов и судов, пересылали в Лондон информацию. Было образовано также бюро информации и пропаганды (позднее, в апреле 1942 г., превратившееся в бюро информации и печати) во главе с Жоржем Бидо. При бюро был учрежден Генеральный комитет исследований, начавший разрабатывать проекты будущего устройства Франции. Руководители организаций движения Сопротивления — д’Астье де ла Вижери, Френэ, Пино — были приглашены в Лондон, а затем стали совершать рейсы из Франции в Англию почти регулярно. Побывав там впервые, все они отметили, насколько плохо в Лондоне представляли себе обстановку во Франции и стремления участников движения Сопротивления 96. В октябре 1942 г. была достигнута договоренность, что три организации южной зоны образуют координационный комитет под председательством Муле- на и сольют свои военизированные группы в «тайную армию» во главе с командующим, назначаемым де Голлем. Эта должность была поручена бывшему инспектору танковых войск генералу Делестрэну.

Лондонские власти начали также переговоры с представителями Национального фронта и ФКП. Еще летом 1942 г., в беседе с одним из руководителей ФТП, Жозефом, полковник Реми предложил, чтобы в Лондон был отправлен представитель Национального фронта, который проинформировал бы де Голля о нуждах ФТП, характере и масштабах их действий 97. В конце концов, было решено, что представитель коммунистической партии выедет в Лондон для переговоров о совместных действиях с движением «Свободная Франция». Эта миссия была возложена на Фернана Гренье. Однако его отъезд задержался до января 1943 г. в связи с высадкой союзнических войск в Северной Африке.

Что касается самих лондонских организаций де Голля, то 1941—1942 гг. были для них трудным периодом. Когда гитлеровская агрессия обрушилась на Советскую страну, де Голль поручил сообщить советскому послу в Англии, что «Свободная Франция» хотела бы установить военное сотрудничество с Советским Союзом. При этом де Голль рассуждал так: «Прежде чем фи

лософствовать, нужно завоевать право на жизнь, т. е. победить, а участие России создавало возможности для победы. К тому же ее присутствие в лагере союзников означало, с точки зрения Сражающейся Франции, некоторый противовес по отношению к англосаксонским странам, и я имел в виду воспользоваться этим обстоятельством» 98.

26 сентября 1941 г. Советское правительство признало де Голля в качестве «руководителя всех свободных французов, где бы они ни находились», изъявило готовность оказать им «всестороннюю помощь и содействие в общей борьбе с гитлеровской Германией

9fi Ch. Pineau. La simple verite. 1940—1945. Paris, 1960, p. 154; Э. Д’Астье. Боги н люди, стр. 18. 97

Ф. Гренье. Вот как это было. М., 1960, сгр. 105. 98

Ш. де Голль. Военные мемуары, т. I, стр. 652.

и ее союзниками» и выразило решимость после достижения победы «обеспечить полное восстановление независимости и величия Франции» ". За два дня до этого де Голль издал декрет об образовании Французского Национального комитета (ФНК), на который были по существу возложены правительственные функции.

Вскоре в СССР приехали представители Национального комитета: сначала генерал Пети от военных властей, а несколько позднее Жорж Гарро и Шмитлен от гражданских. В конце 1942 г. на советский фронт прибыла группа французских летчиков, из которых впоследствии была сформирована эскадрилья «Нормандия — Неман», покрывшая себя славой и ставшая символом боевого содружества советских и французских воинов в борьбе против общего врага. Первоначально де Голль даже планировал направить в СССР целую дивизию, но этот план не был осуществлен, так как английское правительство отнеслось к нему отрицательно.

Вообще отношения деголлевского комитета с англичанами, а особенно с американцами были крайне сложными и запутанными. США к этому времени уже вступили в войну, но они все еще не оставляли мысли об использовании вишистского режима, чтобы обеспечить свое влияние в Северной Африке и других стратегически важных районах мира. Хотя в сентябре 1941 г. правительство США обратилось к «Свободной Франции» с просьбой об использовании баз в Африке и на других территориях, оказавшихся под ее властью, однако отношение США к деголлев- скому комитету оставалось весьма прохладным. В конце 1941 г. даже возник острый конфликт, когда де Голль вопреки США решил установить контроль над принадлежавшими Франции островами Сен-Пьер и Микелон 10°.

Немало столкновений происходило и с английскими властями. Острые трения продолжала вызывать политика Англии в Сирии и Ливане. Но апогея негодование де Голля достигло 5 мая 1942

г., когда он узнал, что английские войска высадились иа Мадагаскаре, даже не уведомив его о начале операции 101. Де Голль пригрозил, что он прервет сотрудничество и выедет из Лондона. Тогда англичане отступили, и представитель «Свободной Франции» был допущен на Мадагаскар.

Весной 1942 г. де Голль принял решение переименовать возглавляемое им движение. Тогда же он обратился к правительствам СССР, США и Англии с просьбой признать Нацио-

м «Советско-французские отношения но время Великой Отечественной войны 1941 —1945 п.» М., 1959, стр. 47.

!1"’ Ш. де ГОЛЛЬ. Военные мемуары, т. I, стр. 239- 243. 101

Там же, стр. 467.

нальный комитет как «руководящий орган Сражающейся Франции, который лишь один имеет право организовывать участие французов в войне и представлять при союзниках французские интересы, особенно в той мере, в какой эти интересы затрагиваются ведением войны» 1и:\ Однако Англия и США отказались удовлетворить эту просьбу, предпочитая придерживаться менее обязывающих в будущем формулировок. Что касается СССР, то он 29

сентября 1942 г. подписал с ФНК совместное коммюнике, в котором содержалось определение «Сражающейся Франции» и ФНК в формулировках, практически воспроизводивших те, что были предложены де Голлем 311.

Постепенно войска «Сражающейся Франции» все более активно включались в военные операции на различных фронтах войны. В мае — июне 1942 г. они приняли участие в битве под Бир-Хаккеймом. Однако положение «Сражающейся Франции» все еще оставалось непрочным; особенно ясно это сказалось во время высадки англо-американских войск в Северной Африке.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме ФРАНЦИЯ ПОСЛЕ НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНИИ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ:

  1. 7.4. «Еврейский заговор» как двойной «плутократическо- большевистский» заговор против Германии
  2. 1. Отношения СССР с будущими союзниками накануне войны
  3. Глава 8. Маневренная война, террор и начало иностранной интервенции (июль – сентябрь 1936 года)
  4. Глава 11. Две Испании: республика и «национальная зона» в первой половине 1937 года
  5. Глава 12. Война на Севере и контрудары республиканцев. Весна – осень 1937 года
  6. ФАШИСТСКАЯ УГРОЗА. КУРС НА СБЛИЖЕНИЕ С СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ
  7. ФРАНЦИЯ ПОСЛЕ НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНИИ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ
  8. Вопрос 76. Международная обстановка в мире в 1945-1953 гг. "Холодная война"
  9. Присоединение прибалтийских государств к Советскому Союзу
  10. Последняя резиденция гитлеровского правительства
  11. Перекраивание союзов
  12. Новая союзная коалиция: конфликт интересов, «тайная война», на грани развала
  13. Советско-финская война (30 ноября 1939 —12 марта 1940)
  14. 4.4. В преддверии Второй мировой войны. Вторая мировая и Великая Отечественная война советского народа
  15. ГЛАВА 20 ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ РОСТ СОВЕТСКОЙ РОССИИ
  16. ГЛАВА 24 ГРАЖДАНСКАЯ ВОИНА В ИСПАНИИ И ЕВРОПА, 1936-1939
  17. ГЛАВА 26 ЗАВОЕВАТЕЛЬНЫЕ ВОИНЫ ГЕРМАНИИ В ЕВРОПЕ, 1939-1947
  18. ГЛАВА 29 ПОБЕДА СОЮЗНИКОВ
  19. ГЛАВА 52 «ХОЛОДНАЯ ВОИНА»