<<
>>

Главная сделка

Теперь мы можем понять суть главной сделки, заключаемой в подсознательно, но инстинктивно верно определяемые моменты, между финансистами-политиками, представителями корпораций и правительственными политиками в этом «государстве благоденствия и войны».

Финансовые воротилы щедро снабжают правительственных чиновников, стремящихся к финансовой независимости, деньгами в форме пожертвований на «избирательные кампании», публичных подношений, адвокатских гонораров и просто пожертвований в обмен на значительные замаскированные налоговые (и прочие) уступки, вплоть до полного освобождения от налогов исключительно крупных доходов (чего постоянно добиваются в комиссиях конгресса представители крупных богачей), а также в обмен на заботливое облегчение налогового бремени за счет перенесения его основной тяжести на плечи политически неграмотных трудящихся масс. Без такого финансирования «преуспевшие в политике бедняки» никогда не смогли бы собрать достаточно средств для предпринимательской деятельности на основе федеральных лицензий (предоставление которых они косвенно контролируют) в таких сферах деловой активности, как жилищное строительство, радио и телевидение, мошенническая торговля товарами в рассрочку, банковские операции местного значения, страхование и спекуляция субсидиями при перепродаже земель, богатых нефтью и полезными ископаемыми. Не получая гонораров от благодарных клиентов-корпораций, многие

адвокаты-конгрессмены едва смогли бы перехватывать выгодные контракты у адвокатских фирм, меньше связанных с политикой.

Подобно тому как гангстеры, попав в затруднительное положение, прибегают к услугам искусных высокооплачиваемых адвокатов, так и крупные монополии, столкнувшись с трудностями юридического характера, обращаются к солидным корпоративным адвокатским фирмам на Уолл-стрите, Стейт-стрите и Ла Саль-стрите. И если с текущими делами вполне справляются небольшие фирмы, имеющие связь с конгрессом, то для более серьезных схваток необходимо ввести в бой тяжелую артиллерию — известные фирмы с солидной репутацией.

С ними ошеломленные судьи ведут себя смирно под впечатлением той истины, неопровержимо доказанной посредством законов логики и философии, что богатство— добродетель, а бедность — преступление. Однако менее известные адвокатские фирмы незаменимы, когда они регулярно направляют законодательство в нужное русло.

Естественно, что создание для крупных собственников блатоприятных условий вплоть до полного освобождения от налогов с помощью лазеек в налоговой системе, щедро оставленных там законодателями, приводит к необходимости взвалить на плечи рядовых рабочих растущее бремя расходов на поддержание экономики «государства благоденствия и войны». Этим и объясняется кривобокая структура налоговой системы, которой мы только слегка коснулись.

Замечательным качеством политика-демократа (и это прекрасно понимают на Уолл-стрите) является способность околпачить огромную массу налогоплательщиков с помощью притупляющего восприятие жонглирования словами и апелляции к стихийно возникающим настроениям. Свои способности он использует таким образом, что публика, если и не приходит в восторг, то по меньшей мере увязает в этом словоблудии, насыщенном избитыми ораторскими перлами. А чтобы продемонстрировать еще и свое дружеское расположение, он целует младенцев, дарит улыбки, без конца жмет руки и в изобилии поедает непривычные блюда, которыми его пичкают местные избиратели.

А рядовой избиратель, не зная, как поступить, и в отчаянии цепляясь за меньшее из двух зол, считает, что он отдает свой голос наилучшим образом, что он все продумал и сумеет разобраться в сложной ситуации.

Марксисты утверждают, что государство — орудие господствующего класса. И хотя это сверхочевидная истина, она

вызывает частые споры доморощенных мудрецов и вводит в заблуждение многих, полагающих, что финансисты-политики или крупные капиталисты отдают строгие прямые приказы своим послушным ставленникам в правительстве, иногда просто подняв трубку телефона на Уолл-стрите и прокричав в нее суровые инструкции.

Трудно придумать что-либо более далекое от истины, хотя и известно, что прямая телефонная связь между Уолл-стритом и Белым домом существовала при республиканских правительствах по меньшей мере вплоть до пребывания на посту президента Гувера.

Метод, с помощью которого финансисты-политики побуждают государственных деятелей шагать с ними в ногу, конечно, не столь прямолинеен. Он не сводится также и к тому, что их склоняют на свою сторону, прибегнув к логически стройным аргументам в пользу существования свободного предпринимательства или капиталистической системы. Финансисты-политики делают правительственных политиков своими единомышленниками, дав им возможность стать свободными (на основе правительственной лицензии) предпринимателями. Вот как легко достигается единомыслие. В том, что этот процесс столь прост, можно убедиться, наблюдая, как быстро политический деятель изменит свои убеждения, если не предвидится quid pro quo. В такой обстановке самозваных консерваторов можно подвести к тому, что они будут выступать за довольно радикальные меры независимо от окружающего социального климата.

Легко заметить, что конгрессмены и представители богачей в целом более рьяно выступают в защиту экономической поддержки правительства через систему свободного предпринимательства, чем те, кто получает от этого прямую выгоду. Редко можно услышать, чтобы Рокфеллер, Дюпон, Меллон, Форд или какой-либо другой не столь известный обладатель огромного богатства распинался бы о несомненных достоинствах свободного, ничем не ограниченного предпринимательства. Эту задачу благоразумно возлагают на новообращенных сторонников.

Этим новым сторонникам капитализма, неожиданно разбогатевшим в результате крупной сделки или слепой удачи, предоставлена возможность открывать ошеломляющие преимущества системы, анализ которой выявляет в ней столько сомнительных аспектов, что лучше в них не углубляться.

Оценки, даваемые капитализму экономистами, все более сдержанны, чем оценки политических деятелей, ибо у последних имеются большие основания видеть исключительные до

стоинства в системе, напоминающей несушку, регулярно откладывающую золотые яйца — разумеется, для них. Многие экономисты, причем некоторые с тревогой, наблюдают, как конгресс стремится держать государственный сектор экономики (так несколько витиевато величают правительственные невоенные операции) на голодном пайке и в то же время благоприятствует частному или корпоративному сектору. Конгрессмены в целом без особого энтузиазма относятся к школам, паркам, больницам, санаториям, строительству жилых домов для малоимущих, библиотекам и другим подобным заведениям, но зато проявляют чрезмерно большой интерес к производителям вооружения и владельцам игорных заведений. Хотя строительные и другие программы в государственном секторе и можно «доить» до определенной степени в самом начале (скажем, при выборе подрядчика или при покупке земельного участка), «доение» не может длиться бесконечно, как это имеет место с доходными предприятиями в частном секторе.

К доходному предприятию, например площадке для кегельбана, отношение совсем другое. Прежде всего с него можно беспрерывно взимать налоги, а это большое преимущество: ведь школы и подобные им заведения не платят налогов, а поглощают их. Кроме того, с владельца можно регулярно выколачивать пожертвования в фонд предвыборных кампаний и получать непредвиденные подарки в качестве платы за манипуляции с правительственными постановлениями. В определенных рамках (по меньшей мере в рамках, допускаемых законом) владелец находится в зависимости от «демократичного» политика и его маленького железного ларца для пожертвований.

Если же «демократичный» политик позаботился о том, чтобы две новые крупные автострады пересеклись как раз у въезда на площадку для кегельбана и чтобы на них в обязательном порядке были установлены длинноцикличные светофоры, то он, конечно же, заслуживает публичной благодарности от владельца кегельбана за принесенную обществу пользу. Разве новый бизнес не увеличил объем национального валового продукта? Политический деятель, добившийся этого и получивший в связи с этим общественное признание, является, очевидно, именно тем политическим деятелем, выражение признательности которому должно быть конкретным.

Совершенно очевидно, что для дальнейшего функционирования этой системы в ее нынешнем виде необходимо сотрудничество между финансистами-политиками и правительствен

ными политиками. Нет никакой надобности в откровенном обмене мнениями между ними, поскольку единственным средством поставить на место последних (если кто-либо из них собьется с пути истинного) являются деньги — надежная смазка для американской политической машины. Это не значит, что все государственные деятели падки на деньги. Вовсе не обязательно, чтобы все они были на стороне крупного капитала. Внешне их сотрудничество будет лучше выглядеть при наличии честных оппозиционеров, даже воинствующих противников. Такое расхождение во взглядах призвано внушать мысль о том, что каждая сторона занимает ту или иную позицию в зависимости от характера той или иной дискуссии.

Крупным финансовым магнатам нужно всего лишь «демократическое» большинство: в состоящей из 3 человек подкомиссии законодательной комиссии, в самой законодательной комиссии, состоящей из 15—25 человек, на собрании партийных лидеров, в котором участвуют от 50 до 100 человек, в законодательном органе, состоящем из 100 или 435 человек. Этого нетрудно добиться в стране, насчитывающей 200 млн. жителей. Еще не все потеряно, даже если интересы крупного капитала защищает меньшинство, ибо оно, прибегая к вполне законным средствам, может блокировать или завести в тупик любую внезапно возникшую оппозицию, и если уж крупные капиталисты не смогут настоять на своем, то этого не сможет сделать никто, если, конечно, не произойдет какого-либо невероятного политического переворота под влиянием необычных обстоятельств.

<< | >>
Источник: Ф.Ландберг. БОГАЧИ И СВЕРХБОГАЧИ О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки. 1971

Еще по теме Главная сделка:

  1. 5.4. Гражданско-правовые сделки Понятие сделки
  2. 6.6. Сделки
  3. § 6. Валютные сделки
  4. Глава 9. СДЕЛКИ
  5. Понятие сделки
  6. Подраздел 4. СДЕЛКИ И ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО
  7. Форма сделки
  8. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ, АКТЫ, СДЕЛКИ
  9. Глава 5 Акцидентальные элементы сделки
  10. ЗАВЕРШЕНИЕ СДЕЛКИ
  11. Срок и условие в сделке
  12. Недействительные сделки и их последствия
  13. Заключите сделку
  14. 30. Гражданско-правовые сделки: виды, формы и условия действительности
  15. Квазидобровольные сделки и парето-ухудшение
  16. Статья 160. Письменная форма сделки
  17. Переход к процессу завершения сделки
  18. Статья 180. Последствия недействительности части сделки
  19. Глава 2 Реквизиты юридической сделки