<<
>>

Государство и мировой экономический кризис

Прежде чем весной 1930 г. вступило в силу продиктованное планом Юнга «окончательное» решение проблемы репараций, биржевой крах в октябре 1929 г. ознаменовал начало мирового экономического кризиса.

В результате кризиса государство было втянуто в экономическую сферу в беспрецедентном для мирного времени масштабе. В зависимости от внутриполитической и экономической обстановки это вовлечение в отдельных странах инспирировалось различными общественными группами, происходило неодновременно и сопровождалось различными попытками найти выход из тупика. Первая волна кризиса задела страны восточной части Центральной Европы и Юго-Восточной Европы. Большинство стран-преемниц Габсбургской империи, как и сама Австрийская республика, в межвоенный период едва ли были консолидированы экономически. Не будет большим преувеличением сказать, что послевоенный кризис перешел здесь в мировой экономический. Это более всего относится к ориентированным на экспорт сельскохозяйственной продукции странам Юго-Восточной Европы, где аграрный кризис начался уже в середине 20-х гг. А так как они вдобавок форсировали достижение национальной экономической независимости и проведение индустриализации, то государственное вмешательство нарастало здесь ускоренными темпами. Кроме того, в системе международных кредитных расчетов Юго-Восточной Европы непрерывно расширялись государственные и ча

стные институты; когда в 1931 г. заграничные кредиты резко оборвались, то правительства этих стран пострадали в не меньшей степени, чем частные фирмы.

Немногим отличалась ситуация и в Центральной Европе, которая весной и летом 1931 г., когда потерпел крах ряд крупнейших немецких и австрийских банков, стала эпицентром кризиса. Только такие меры, как временное закрытие банков по указу государства, выкуп в государственную собственность большей части акций находившихся в опасном состоянии кредитных институтов и государственный же контроль над валютой, смогли предотвратить крах всей кредитной системы.

В других странах, например в Германии и Венгрии, следствием кризиса стала регламентация внешней торговли, например контингентирование импорта, дифференцированный обменный курс валют, соответственно, введение клиринговых расчетов и даже бартера. Некоторые государства устанавливали монополию на экспорт или учреждали государственные экспортные конторы.

В столь драматичных формах государственное вмешательство не проявилось на Севере, Западе или Юге Европы. Но тем не менее в большинстве стран сочли необходимым поставить банки, биржи, а также отчасти систему страхования под жесткий государственный надзор. Та же история произошла и в Центральной Европе. С той поры кредитный сектор почти во всех странах стал одной из основных сфер государственного регулирования: законы 30-х гг. даже после второй мировой войны были в основном сохранены и тенденция огосударствления усилилась.

Наиболее распространенной формой государственного вмешательства явились таможенные тарифы и субсидии. Даже такой оплот либерализма, как Великобритания, попыталась отныне защитить или поддержать свое внутреннее производство и при помощи государственных дотаций создавать совершенно новые отрасли, например выращивание сахарной свеклы и производство свекловичного сахара, явление, до войны совершенно на Британских островах неизвестное. В странах, которые традиционно использовали таможенные барьеры или субсидии, а к ним помимо Великобритании, Швейцарии и Скандинавии от

носились, пожалуй, практически все, усилилась тенденция оказывать содействие отдельным отраслям, оказавшимся под угрозой (будь то возделывание пшеницы, виноградарство или текстильная промышленность), или внутреннему производству в целом, используя форму прямых или косвенных субсидий, льготного процента налогообложения и учетного процента, но в первую очередь опираясь на таможенные барьеры для защиты от иностранной конкуренции.

Наиболее отчетливо это происходило опять-таки в странах- преемницах габсбургской монархии. Уже в середине 20-х гг.

средний таможенный тариф в Чехословакии, составлявший 36,4% от стоимости ввозимого товара, в два раза превышал довоенный тариф, а венгерский, равный 31,1%, также значительно превышал средний довоенный, который был порядка 19%. У Германии до вступления в действие плана Дауэса в этом отношении были связаны руки, но затем она, как и прежде, усиленно прибегала к инструментам таможенной политики. И Великобритания не только отменила свои введенные во время войны тарифы (акт МакКена), но, наоборот, значительно расширила их в 1921 г. Еще более высоким таможенным забором отгородились заокеанские страны. Канада, наравне с Австралией, превратила защитные импортные пошлины в обычай, а США, страна традиционно высоких покровительственных тарифов, в 1922 г. и еще раз в 1930 г. увеличили размер взимаемых пошлин. Усилия Лиги наций добиться соглашения о снижении пошлин не приносили успеха. В 1927 г. Лига наций провела Всемирную экономическую конференцию в Генуе, на которой планировалось принять резолюцию об отмене всех запретов на импорт и синхронном замораживании тарифов с целью последующего их снижения. Первое предложение не набрало необходимого большинства голосов, второе хотя и было принято, но не успели еще разработать нормы снижения пошлин, как Смут и Хоули внесли в конгресс США предложение о введение тарифа, названного позднее их именем. Когда в 1930 г. состоялась новая конференция, решение о введении нового тарифа уже было принято конгрессом и дебатировалось в сенате. Ни США, ни британские доминионы вообще не приняли участия в конференции, а из 27 согласившихся первоначально стран только 11 подписали за

ключительную резолюцию, обязывавшую их не повышать тарифы до апреля 1931 г. В конце концов соглашение ратифицировали только семь государств — традиционный оплот свободной торговли в Европе: Великобритания, четыре Скандинавских государства, Бельгия и Швейцария. Тем временем в июне 1930 г. вступил в действие тариф Смута-Хоули. Он вызвал громкий протест в Европе: малые страны усмотрели в нем угрозу экспорту товаров, на которых они специализировались (например, Испания на пробковом дереве и южных фруктах, Италия на шляпах и оливковом масле, Швейцария на часах, вышивках и обуви).

В разгар депрессии дело дошло до бойкота американских товаров и ответного повышения таможенных пошлин, например, во Франции, Италии, Швейцарии и Испании. Незадолго до этого Великобритания и ее заморские доминионы согласовывали льготные тарифы для стран британского содружества. Тем самым издавна провозглашенный принцип наибольшего благоприятствования для всех партнеров по торговым договорам был нарушен даже на родине свободной торговли, а британские предприниматели, равно как и их коллеги на континенте, воспользовались протекционистской политикой своего правительства.

Она проявилась в 1931 г. в решении лишить фунт жесткого золотого содержания и в течение определенного периода стабилизировать плавающий курс на более низком уровне, таким образом обеспечив британским экспортерам преимущество по сравнению с остальными. Так как множество стран, в том числе Скандинавские, присоединилось к британской девальвации, та частично утратила свой эффект. В апреле 1933 г. США также отказались от золотого стандарта. Когда Ф.Рузвельт во время Всемирной экономической конференции отказался поддерживать стабильность доллара, 3 июля 1933 г. под руководством Франции образовался «золотой блок», в который вошли некоторые западноевропейские страны, решившие сохранить золотой стандарт. В «золотой блок» вошли Франция, Бельгия и Люксембург, Нидерланды, Швейцария и, наконец, Италия.

В последующие годы вмешательство государства в экономику во многих странах продвинулось далеко. Начатое как вынуж

денная мера с целью обуздать депрессию, огосударствление экономики со временем оформилось в идеологию, особенно в Германии и в Италии. В Италии истоки корпоративного государства с принудительной регламентацией соглашений между работодателями и рабочими восходят еще к закону 1926 г. Во время кризиса здесь широко употреблялись давно известные интервенционистские методы типа введения тарифов, контингентирования внешней торговли, запретов на импорт и экспортных субсидий. В январе 1933 г.

в Италии было создано Государственное учреждение текущего кредитования промышленности (Instituto Mobiliare Italiano — IMI) и Банк финансирования реконструкции индустрии (Instituto per la Ricostruzione Industriale — IRI), который должен был оказывать ликвидную помощь крупным банкам. Так как крупные банки владели акциями крупных предприятий, IRI вскоре превратился в государственный промышленный холдинг, к сфере деятельности которого относились металлургия, судостроение, машиностроение и производство вооружений. Таким образом, в экономике усилился дуализм многочисленных частных мелких предприятий и государственно-регулируемого сектора крупной промышленности.

В Германии национал-социалистическое правительство вскоре после прихода к власти начало осуществление мер по государственному контролю над экономикой без отчуждения собственности. Весной 1933 г. был обнародован первый четырехлетний план, в основу которого однако не был положен план управления хозяйством страны в собственном смысле слова. Ключевым словом политики стал лозунг «дать всем работу». Закон «О подготовке органического расширения народного хозяйства Германии» от 27.11.1934 г. создал наблюдательные учреждения, которые первоначально контролировали импорт. Затем весной 1934 г. возникло «отраслевое» деление народного хозяйства. Все отрасли, за исключением сельского хозяйства, которое уже в сентябре 1933 г. было организовано в Имперское земледелие, были разделены на семь имперских групп: промышленность, торговля, ремесло, банки, страхование, энергообеспечение и транспорт дальнего следования. Те в свою очередь делились на многочисленные экономические группы, отраслевые подраз

деления и тому подобные подразделения второго уровня. Одновременно возникли региональные экономические палаты, в которых были представлены территориальные группы отраслевых организаций, торгово-промышленных и ремесленных палат. Возглавляла региональную, а также отраслевую структуру Имперская экономическая палата, которая непосредственно подчинялась Министерству экономики.

О разделении задач между государством и экономикой Гитлер высказался в своей памятной записке ко второму четырехлетнему плану: «Министерство экономики должно только определять задачи национальной экономики, а частное хозяйство должно их решать; если же последнее не считает себя способным к этому, то национал-социалистическое государство само сможет решать эти задачи. Социализация по советскому образцу представлялась ненужной для того, чтобы обеспечить государственный контроль над экономикой. Отчуждение собственности имелось ввиду только как ultima ratio» (лат. последний, решительный довод. — Прим. пер.).

В первые годы нацистского режима наиболее сильное влияние государство оказывало на внешнеэкономическую сферу, где правители «третьего рейха» опирались на опыт вынужденных мер предшественников. При помощи нового плана в сентябре 1934 г. Шахт создал инструмент тотального контроля за внешней торговлей и валютным обращением, что, помимо прочего, позволило расширять экономические отношения с Юго-Восточной и Северной Европой, а также со странами Латинской Америки за счет Западной Европы и Северной Америки. В 1937 г. Германия заключила со всеми европейскими странами, за исключением Великобритании и Албании, клиринговые соглашения, благодаря которым смогла вести часть своей внешней торговли без дефицитной свободноконвертируемой валюты.

Другие страны также искали выход из кризиса самостоятельно, на путях автаркии, порывая с мировой экономической системой. Дж.М.Кейнс настоятельно рекомендовал британскому лейбористскому правительству ввести субсидирование экспорта и контингентирование импорта. Проекты наподобие международной программы трудоустройства разбивались о то

препятствие, что никто не хотел помочь финансировать инициативы других государств, на что прежде всего надеялись такие страны, как Польша. Летом 1933 г. состоялась очередная Всемирная экономическая конференция в Лондоне. Но на ней не смогли договориться ни о новых твердых обменных курсах, ни о снижении тарифов, ни о моратории или о других формах сотрудничества. Конференция закончилась безрезультатно, после чего президент Ф.Рузвельт заявил по телеграфу, что здоровая хозяйственная система в большей мере является фактором благосостояния государства, чем курс национальной валюты.

Франция пыталась поддержать прежде всего свое сельское хозяйство посредством ограничения и запрета импорта, субсидий, минимизации цен и других средств давления на рыночный механизм. В то время она запрещала иностранные инвестиции, чтобы поддержать отечественных производителей, например, в 1935 г. было не разрешено строительство обувной фабрики чешской фирмы «Бата». Бельгия ввела валютный контроль и заключила клиринговое соглашение с Германией, а в 1935 г. провела девальвацию и тем самым взорвала «золотой блок». Италия, как и Франция, из чувства национальной гордости долго не хотела девальвировать свою валюту, прибегнув к обширному валютному контролю. Австрия после банковского кризиса и оттока иностранных инвестиций также посчитала себя вынужденной ввести валютный контроль, вновь прибегнуть к международным займам и ввести контроль за своими финансами со стороны уполномоченных Лиги Наций. Однако она не присоединилась к массовым девальвациям 1936 г., к которым кроме Нидерландов и Швейцарии прибегла также Франция.

Страны Восточной и Юго-Восточной Европы уже в 1932— 1933 гг. приступили к валютному контролю и синхронно перешли к контингентированию импорта. Румыния с 1932 по 1936 г. прервала выплату иностранных долгов, Болгария выполнила менее половины своих платежных обязательств, а Югославия заключила соглашение о моратории с иностранными кредиторами. Также Греция в 1932 г. приостановила не только текущие выплаты по кредитам, но и выплату процентов по иностранным займам и наложила мораторий на коммерческую

иностранную задолженность. Испания уже в 1930 г. ввела департамент по управлению валютой, а в Португалии Салазар разработал основы государственного хозяйственного планирования для санирования финансов, которое включало также внешнюю торговлю, но не касалось частной собственности.

Таким образом, без усиления государственного нормирования обошлись только Швейцария, Нидерланды и Скандинавские страны. Зато в Швеции имело место особенно активное вмешательство государства в преодоление кризиса с помощью государственных программ занятости и дефицитного платежного баланса. Она стала первой страной в Европе и в мире, которая начала осуществлять экономическую политику, опираясь на рекомендации ведущих национальных экономистов, что впоследствии назвали кейнсианством. То, что кризис носил там сравнительно мягкий характер, следует все же приписать не этой, в ту пору еще очень осторожной политике бюджетного дефицита, а тому факту, что в стране улучшились условия торговли и вскоре вновь оживился экспорт в Великобританию и Данию.

<< | >>
Источник: Фишер В.. Европа: экономика, общество и государство. 1914—1980. 1999

Еще по теме Государство и мировой экономический кризис:

  1. 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.
  2. 16.2. Экономические кризисы второй половины XX в.
  3. 2.3. Развитие монгольской экономики и основные направления торгово-экономического сотрудничества СССР и МНР
  4. 5.1. Концепция Кондратьева и прогнозы мир-системного подхода. Отличие концепции эволюционных циклов международной экономической и политической системы
  5. 5.2. Прогностическое значение эволюционных циклов международной экономической и политической системы: прогнозы, которые уже подтвердились
  6. 5.3. Прогноз мирового развития в первой половине XXI века, основанный на эволюционных циклах международной экономической и политической системы
  7. МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И СВЕРЖЕНИЕ ДИКТАТУРЫ К, ИБАНЬЕСА
  8. ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА Чесноков Н.Г.
  9. 7.2. Общественно-политический и экономический кризис в России после окончания Гражданской войны. Сущность и содержание нэпа.
  10. НАРАСТАНИЕ КРИЗИСА ИМПЕРИИ
  11. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОЛИТИКА ПРАВЯЩЕГО КЛАССА
  12. Рентно-экономические аспекты развития общественных систем в социобытийной картине спиральной динамики
  13. Государство и мировой экономический кризис
  14. 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.
  15. Экономические кризисы второй половины XX в.
  16. 2 Мировой экономическим кризис и буржуазная революция 1932 г.
  17. Социально-политическая и экономическая ситуация в Германии (1900 - 1914)
  18. § 4. Экономическое развитие России в пореформенный период