<<
>>

Р а з д е л III ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ И ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК

Для современной познавательной ситуации характерно нарастание интереса к технике и ее роли в судьбах человечества, к методологическим и социологическим проблемам ее изучения. Вопрос о сущности техники, закономерностях ее развития и роли в общественной жизни относится к числу тех нестареющих вопросов, над которыми давно уже бьется общественная мысль.
Его решение столь же исторично, как и развитие самой техники. Проблемы технического прогресса имеют множество аспектов, и необходимость исследования любого из них всегда обусловлена конкретными историческими обстоятельствами, всей общественно-исторической практикой. Решение любой проблемы может быть обосновано лишь при наличии определенных ориентиров, задаваемых ее включенностью в проблемы более высокого порядка. Это восхождение по ступеням обобщения не беспредельно и заканчивается выходом в сферу всеобщих вопросов бытия - что такое человек, общество, природа, сознание, материя, движение, пространство, время и т. д., то есть в сферу чистых абстракций, сущностей. Иначе говоря, мы попадаем из физики в метафизику, из области позитивного знания в мир философии. Следовательно, любая проблема при ее последовательном рассмотрении во всем многообразии ее связей и отношений, во всей целостности ее функционирования и развития необходимо перерастает в философскую проблему. По возможным решениям философские проблемы, в отличие от конкретных позитивных проблем, не просто многовариантны, они принципиально альтернативны и в конечном счете сводятся к полярности основного вопроса философии. Философский анализ призван выявлять сущность и смысл изучаемого явления через его сопряжение с фундаментальными основаниями мира и человеческого бытия, философия работает там, где возникает проблема соотношения объективных характеристик явления и человеческой субъективности, где пересекаются желаемое и действительное, общественные ценности и позитивное фактическое знание, где присутствуют неопределенность и противоречивость как отправные точки диалектического понимания явлений.
Таким образом, философия техники, как и любого другого предмета, представляет собой систему рассуждений на предельном уровне обобщения. Это означает рассмотрение техники за рамками исторической конкретики многообразия ее форм и проявлений, то есть на уровне всеобщих характеристик и закономерностей технического бытия человека, понимание которых является составной частью высшего технического образования. Данное положение, относящееся ко всем областям знания, состоит в том, что специалист, не способный в рассмотрении своей области подняться до уровня философского обобщения, ограничен в понимании собственного предмета существующими стереотипами и шаблонами и не может адаптироваться, продолжать эффективно функционировать в условиях системных изменений в сфере его деятельности. Иначе говоря, знание и понимание философских проблем техники является профессиональной компетенцией научно-технических специалистов, а не неким мировоззренческим придатком, ориентированным на ту или иную идеологическую функцию. Техника стала предметом философского анализа на том этапе ее истории, когда общество перешло к технологическому в машинной форме способу существования, а ее собственное развитие и функционирование получили научные основания и обусловили возникновение сферы общего и специального научно-технического образования. Этот процесс обрел свою зрелую форму примерно к середине XIX в. В истории философии техники четко прослеживаются два направления: одно занимается преимущественно самим предметным бытием техники, его всеобщими принципами и законами, а второе рассматривает главным образом вопросы общественного функционирования техники. Условно их можно обозначить как инженерную и гуманитарную философии техники, которые вполне определенно отличаются друг от друга. Основными представителями первой являются немецкий философ Эрнст Капп (18081896) - создатель словосочетания «философия техники», русский инженер Петр Климентьевич Энгельмейер (1881-1963), который ввел понятие философии техники в русскоязычный оборот, и немецкий философ Фридрих Дессауер (1881-1963).
Классиками гуманитарной философии техники стали Карл Маркс (1818-1883), Карл Ясперс (1883-1969), Льюис Мэмфорд (1895-1990), Хосе Ортега-и-Гассет (1883-1955), Мартин Хайдеггер (1889-1976) и Жак Эллюль (1912-1994). Отечественная философия техники интенсивно развивалась с конца 1950-х гг. под влиянием реальных проблем материально-технического развития в Советском Союзе. В мире разворачивалась научно-техническая революция, которая обусловила рывок в развитии производительных сил Западной Европы и Северной Америки, а затем Японии, Южной Кореи и других так называемых экономических драконов Юго-Восточной Азии. В Советском Союзе в условиях реальной угрозы научно-технического отставания родилась идеологическая конструкция создания материальнотехнической базы коммунизма, и в таком контексте возник широкий фронт философского осмысления техники под флагом марксизма и в противовес западным концепциям. Основной посыл этой философскоидеологической конструкции состоял в том, что техника сама по себе социально нейтральна, но в противоположных социально-политических системах ее развитие ведет к противоположным результатам: в условиях буржуазного общества она является средством угнетения трудящихся масс и технический прогресс обостряет противоречия капитализма, а в условиях социализма техника служит всему обществу и, соответственно, технический прогресс объективно ускоряет переход к коммунизму. Марксистская философия техники советского образца органично слилась с идеологией в официальном партийно-государственном лозунге о «необходимости соединения достижений научно-технической революции с преимуществами развитого социализма». Применительно к капиталистическим странам предполагалось, что научно-техническая революция ведет к обострению общего кризиса капитализма и в конечном счете способствует установлению мирового социализма. Понятно, что отечественная философия техники в этот период не ограничивалась идеологическими построениями, которые сейчас представляются сугубо схоластическими. Во многих работах, например, таких советских авторов, как Г.
Н. Волков, А. А. Зворыкин, И. А. Майзель, Ю. С. Мелещенко, С. В. Шухардин, исследовались внутренние закономерности ее функционирования и развития, хотя и с неизбежной тенденцией, которой нельзя было тогда миновать, к выводу о диверсификации техники на коммунистическую и капиталистическую, несмотря на встречавшиеся возражения против такой вульгаризации. Но в целом в основном массиве литературы по философии техники оказались преобладающими работы не по самой технике, а по философии технических наук, которая благополучно пережила период идеологических реформ и продолжает существовать в настоящее время, не претерпев особо значимых изменений по сравнению с дореформенным состоянием. Что же касается философии собственно техники, то здесь следует отметить скорее застой, несмотря на обострение интереса к ней, вызванного, во-первых, широким распространением работ вышеназванных и других западных философов, которых раньше критиковали как академических проводников буржуазной идеологии, а теперь возвели в ранг классиков с непререкаемым авторитетом, и, во- вторых, фронтальным ознакомлением населения России с новейшими техническими достижениями цивилизации. Поэтому предметная и концептуальная новизна философии техники на современном этапе в основном ограничивается сосредоточением на проблемах исторических перспектив человечества в контексте ускорения темпов материальнотехнического развития, якобы все более утрачивающего прогрессивный характер и все более угрожающего самому человеческому существованию. Этот импортированный с Запада алармистский мотив философии техники, который четверть века назад квалифицировался не иначе, как предчувствие гибели капитализма, неправомерно отождествляемой с гибелью цивилизации, теперь является преобладающим, особенно на фоне глобализации проблем, связанных с негативными сторонами технизации человеческой жизни. В XX в. реальные возможности человека в предметном воздействии на окружающую природную и социальную среду настолько увеличились, что превысили способность человеческого разума достаточно полно просчитывать результаты своей собственной деятельности.
Иначе говоря, техника как бы отрывается от человека, выходит из-под его контроля и обретает самостоятельную жизнь. Она все больше объективирует материально-техническую деятельность человека, задавая ей определенную направленность при уменьшении предсказуемости последствий. Драматизм ситуации усиливается нагнетанием страха перед демонической стихией науки, и все чаще раздаются утопические призывы к усилению тематической нормативности научной деятельности вплоть до табуирования ее определенных сфер. Растущая массовость явлений техники и ее увеличивающееся многообразие создали прочную почву для того, чтобы сопоставить различные состояния и разные классы технических устройств, вскрыть - глубже, чем это было возможно когда-либо ранее, - некоторые общие их черты, уяснить присущие им особенности, тенденции и закономерности. Расширяется и углубляется понимание естественно обусловленных тенденций развития техники, выявляется многогранность этого развития. Аналитическая дифференциация отношения техника-природа достигла относительной полноты - можно выделить такие его составляющие, как «природные явления и процессы в технике», «роль биологической организации человека в технике», «функционирование техники в природной среде», «функционирование техники в человеческом организме». Другой аспект исследования техники связан с концентрацией внимания на ее социальной детерминации, на связях техники с другими общественными явлениями и на выяснении социальных последствий технического прогресса. В рассмотрении философских проблем техники сейчас мы вряд ли обнаружим какие-то принципиально новые предметные области, не исследуемые по крайней мере четыре-пять десятилетий назад и даже в большей исторической глубине, например в работах К. Маркса. Иначе говоря, присутствуют одни и те же проблемы, задаются одни и те же вопросы и одинаково отсутствуют внеидеологические ответы. Наверное, это говорит о том, что задачей философии техники, как и вообще философии, является формирование понимания проблем в их сущностном виде, на базе которого становятся возможными их продуктивные решения в конкретно-исторической предметной определенности.
В связи с этим необходимо широкое привлечение наработок 1970-х гг., знакомство с которыми позволяет получить представление о теоретическом и философском наследии, на которое необходимо опираться современным исследователям техники, чтобы идти дальше в условиях приобретенного исторического опыта, а не повторять пройденное с иллюзорным 134 ощущением его оригинальности . Г лавное, что отсутствовало в философии техники, - это объяснение ее социальной сущности, преподносимой в западной литературе в виде абстрактно-гуманистических проблем взаимодействия человека и техники, часто футурологического плана, с позиций враждебности техники по отношению к человеку и растущей угрозы его существованию, а в советской литературе - сводимой к типу социальных отношений, в которых техника развивается и функционирует. Следовательно, в одном случае наблюдалась явная тенденция к мистификации техники, в другом - ее идеологизация, но то и другое не могло быть прочной философской базой для рассмотрения техники в рамках научной рациональности, поскольку этого не позволяли исходные мировоззренческие и методологические основания, ориентирующие на общественную модель 129 абсолютного технического и социального прогресса. Качественное изменение социальной реальности в условиях глобализации заставило пересмотреть эту модель и позволило по-новому подойти к вопросу о технике как носителе общественных отношений, вне идеологической аксиоматики. В нашей стране это могло быть реализовано не раньше 1990-х и потому еще не получило достаточно широкого 135 распространения . Данный раздел учебного пособия содержит материал преимущественно по философии техники, поскольку она недостаточно представлена в современной отечественной литературе, тогда как по философии технических наук монографические исследования и учебники доступны в широком ассортименте. Но главное здесь заключается в том, что без понимания социальной сущности техники невозможно понимание специфики технических наук, которые самостоятельны не просто в качестве практического приложения естествознания, а лишь в той мере, в какой соединяют в себе естественное и социальное содержание, как оно соединяется в самой технике.
<< | >>
Источник: под ред. В. П. Горюнова. История и философия науки. Философия науки : учеб. пособие. 2012

Еще по теме Р а з д е л III ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ И ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК:

  1. СЛОВАРЬ
  2. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ эволюции П. Н. МИЛЮКОВА
  3. I. ПОНЯТИЕ НАУКИ И КЛАССИФИКАЦИЯ НАУК
  4. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ЦИКЛА «ФИЛОСОФИЯ КУЛЬТА (ОПЫТ ПРАВОСЛАВНОЙ АНТРОПОДИЦЕИ)»
  5. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
  6. § 2. ЛОГИКА КАК НАУКА
  7. Наука и техника эллинистического периода.
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ
  9. Часть I. Восемнадцатый век
  10. 4. Последний период творчества: «Человек и техника», «Годы решений» (Германия в опасности)
  11. Глава 11 МАТЕМАТИЗАЦИЯ ФИЗИКИ