<<
>>

Империя Карла Великого и ее крах

Созданная Карлом Великим империя была необъят- на, а потому вполне понятны и то восхищение, которое она вызывала в душах современников, и та память, которую так долго хранил Запад. Земли, на которые распространялось могущество империи и которыми она с гордостью управляла, занимали большую часть христианской Европы, от Северного до Адриатического моря и от Эльбы до Эбро.
И именно по этой причине империя стремилась распространить свое влияние практически на весь христианским миром, а Карла Великого стали называть «правителем Римской империи» и увенчали имперской короной. Ему удавалось не только сохранять за собой этот титул, но и выполнять те функции, которые требовало его положение — обеспечение порядка, справедливости и мира в стране. Взяв за образец, насколько это было возможно, структуру, воплощенную в Риме, он приложил все усилия, чтобы возродить Государство. Отвергнув кочевой образ жизни, который вели его предшественники, он предпочел устроить свою столицу в Ахене, в самом центре империи, и построить там дворец, ставший воплощением государственной мощи. Поскольку он не мог лично присутствовать в подвластных ему странах, он поставил во главе каждой из них графа. Таким образом, возникло около 700 территориальных округов, объединенных в целостную административную струк- туру. Знаменитые «государевы послы» позволяли приводить в действие этот аппарат там, где это было особенно необходимо. Не отменяя этнических обычаев, присущих данным народам, капитулярии (королевские указы) дополняли их, устанавливая правила управления королевскими владениями или статус только что присоединенного к империи населения. Армия, значительно усиленная тяжелой кавалерией, обеспечивала не только защиту, но и единство государства, так как каждый свободный человек занимал в ней свое место, участвуя в походах, которые случались довольно часто. Для того чтобы эта система работала, требовались люди, способные управлять ею.
Церковь занимала в системе управления не последнее место, осознавая, что Карл Великий мог с одинаковым успехом обогатить ее или разрушить. Император считал, что его миссия заключается в духовном управлении государством, и, решая эту задачу он мог прибегать к помощи церкви, которая оставалась под его контролем. Ему были также необходимы и светские помощники. Самые могущественные собирались вокруг него на «майские поля», круг лиц, занимавшихся не только подготовкой военных операций, но и принятием решений по важным вопросам управления империей. Карл Великий делал ставку не только на эту высшую знать, способную управлять войском, но и на личную преданность своих подчиненных, которых он сделал «вассалами короля», доверив им управление королевским имуществом, что позволяло им снаряжаться и упражняться в военном искусстве. Кроме того, влияние императора распространялось и на общественные структуры, которые до этого времени затрагивали лишь частные стороны человеческих взаимоотношений. Он полагал, что подобным образом зарождающееся доверие укрепит политические структуры, в уязвимости которых он отдавал себе отчет. А уязвимых мест у империи было много. Ее громадные размеры усложняли управление. Чтобы пересечь страну из конца в конец, гонцу требовался по крайней мере месяц, а армии, направленной на сражение с неприятелем, и того больше. Помимо этого, неприкосновенность границ неоднократно нарушалась — на юге сарацинами, на востоке — славянами, на севере — датчанами. В Саксонии постоянно вспыхивали восстания, для подавления которых требовался не один десяток лет. К угрозе внешних вторжений добавлялись различные внутренние волнения, возникавшие на недавно завоеванных территориях, что, естественно, затрудняло управление государством. Империя объединяла совершенно различные этносы, и представители закона считали вполне правомерным требование судить преступников по законам его народа. Между странами, где оставила свой след латинская культура, и землями, где превалировала германская, различие было довольно ощутимым.
Взаимное неприятие народов еще более усиливало противоречия: франки, которые славились своим стальным характером, считали уэльсцев слишком легкомысленными, а римлян хитрыми и неискренними. Однако и германские племена не были однородными. Баварцы, к примеру, не ощущали своего родства с алламанами. Христианство не везде достаточно прочно прижилось; в Саксонии процветало язычество. Практически каждый регион обладал своими особенностями. В Аквитании, франки быстро приспособились к обычаям этого благодатного края. Связи, установившиеся между императором и йоттш, не способствовали их превращению в покорных и верных слуг Высшая знать имела огромные владения, разбросанные на бескрайних просторах от Рейна До Луары и от Дуная до По. Вассальная система, которую Карл Великий мечтал включить в свою систему государственного управления, зародилась изначально в лоне аристократии, которая использовала подобную иерархическую систему для подчинения подвластных. Кому в случае конфликта некоего вельможи с королем оставались верны его вассалы, своему непосредственному сеньору или его суверену? Кроме того, притязания этих вельмож бывали порой просто безмерны. Император, в ореоле славы, был вынужден постоянно держать их в рамках, но что могло произойти, если бы власть утратила свою жесткость? Наконец, необходимо вспомнить главное уязвимое место империи Карла Великого, сразу же поставившее под угрозу ее существование. Обычаи франков не разделяли понятия государства, возглавляемого правителем, и владений, составлявших его собственность. Со смертью правителя и то, и другое должно было перейти к его сыновьям и быть поделенным как обычное наследство. В 806 г ??шшо regnorum (раздел королевств) распределило наследство между тремя сыновьями Карла Великого — Карлом, Пепином и Людовиком. Каждый получил по королевству (regnum)\ таким образом, старый обычай был соблюден. Все три короля были тесно связаны между собой в целях сохранения статуса империи, несмотря на различие политических систем в их королевствах.
Такое положение позволяло обратиться к образу трех ипостасей Троицы — догмату, в котором душа франков искала решение. Тройственность не противоречила единству Бога, однако оказалось гораздо проще соединить противоположности в теологии, нежели сочетать их длительное время в политической реальности. Сохранение единства империи зависело в большей степени от усилий и от обстоятельств, которые сопутствовали правлению наследников Карла Великого. Возможно ли было контролировать ту центробежную силу, стремившуюся разорвать единство, созданное ценой неимоверных усилий? В 814 г после смерти Карла Великого, преждевременный уход двух его сыновей, Карла и Пепина, намного упростил проблему наследования империи. Людовик Благочестивый унаследовал, таким образом, все состояние своего отца. У него уже был некоторый опыт управления государством, так как с 813 г. он был привлечен к управлению. Он получил серьезное образование, как того требовала его глубоко религиозная натура, направлявшая его на выполнение высокой миссии. Общество, которым он должен был управлять, составляли христиане, «мирская оболочка института церкви», или даже мирская прослойка Церкви3 Поэтому у него была четкая цель — сохранить в целостности этот организм. Для этого он предпринял целый ряд мер, самой значительной из которых стало введенное в 817 г ordinatio imperii (уложение империи), призванное защитить империю от возможного раскола. Того же взгляда придерживался император Лотарь, старший сын Людовика. Один из двух его братьев, Пипин, был королем Аквитании, Людовик считался королем Баварии. Италия же досталась Бернарду, племяннику Людовика Благочестивого. В 806 г. идея государственного единства получила еще большую поддержку. Королевства, отошедшие наследникам, представляли собой не что иное, как автономные области в составе великого государства, что было сделано, с одной стороны, для упрощения административного управления империей, а с другой — для поддержания атавистического стремления к самостоятельности. Принципы Ordinatio были восприняты неоднозначно, однако Людовик Благочестивый сломил сопротивление и постарался укрепить все, что обеспечивало единство res publica.
Внутреннее недоразумение одним махом изменило ход событий. В 823 г. вторая жена Людовика Юдифь родила сына Карла, и этому позднему ребенку император также назначил свой удел. Такой передел имущества возмутил Лотаря, который очень быстро собрал вокруг себя ожесточенных сторонников единой империи, обладавших безупречной репутацией, — духовенство, представителей крупной знати, жаждущих новых титулов и состояния. Пипин и Людовик Младший, будущий Людовик Немецкий, присоединились к старшему брату, восстав против отцовской воли. Они сломили сопротивление правителя, который не отличался сильным характером (его иногда называют Благодушным) и постоянно балансировал между упорством и беспомощностью. Покинутый всеми на поле Менсонжа в 833 г. он был вынужден отречься от престола и был подвергнут унизительной церемонии. Победители тут же перессорились между собой. Пипин и Людовик перешли на сторону отца, чтобы иметь возможность восстановить свои права. Затянувшиеся переговоры были завершены к 839 г., когда, уже после смерти Пипина, было подписано соглашение, признанное в том числе и Лотарем. Людовику досталась только одна Бавария; остальные владения были разделены на две больших части по течению рек Мз, Саоны и Роны. Все земли к востоку от этой границы отошли к Лотарю, Карлу же достались западные земли. В следующем году Людовик Благочестивый пал в битве с Людовиком Немецким, который был обижен таким переделом земель. Конечно, сыну Карла Великого нельзя было отказать в добрых намерениях, но судьба оказалась к нему неблагосклонна. Из-за недостатка сил он не смог отменить принятые решения, и единство империи было утрачено. Лотарь постарался вернуть ей былую мощь. Он настаивал на соблюдении опИпаИо, установленного его отцом в 817 г. Его братья не желали признавать подобный порядок. Объединившись против Лотаря, они разбили его войска при Фонтенуа-ан-Пюизе, а затем в 842 г. в Страсбурге принесли клятву, обязуясь помогать друг другу и не заключать никаких соглашений с противниками.
Клятва, естественно, была принесена публично. Чтобы все воины могли понять ее слова, Людовик произнес клятву на романском языке, о чем свидетельствует первый дошедший до нас документ той эпохи, а Карл, сделал свое заявление на одном из германских диалектов, чья письменная традиция является более древней. Лотарь, вновь обретя свои права, решил, что лучше вести переговоры, нежели вновь затевать сражения. Его братья полностью разделяли его точку зрения. Переговоры, которые должны были завершиться подписанием мирного договора, длились долго, посредники собирали всю возможную информацию. Был составлен подробный перечень того, что подлежало разделу, было определено и перечислено все королевское имущество, имущество графств и их отчисления в их казну, а также епископства, аббатства и коллегии. Переговоры велись по четырем пунктам: равноценность трех частей, территориальное единство каждой, сохранение трех существующих королевств — Аквитании, Баварии и Италии, и, наконец, взаимное уважение между различными ветвями потомков Карла Великого ради сохранения крупных родов знати. Следовало также принять во внимание политические договоренности, заключенные тем или иным правителем: графство Шалон-сюр-Сон, правитель которого остался верен Карлу, не должен быть лишен своего надела. Очертания границ также были очень сложны; они не соответствовали течению рек, будь то Шельда, Саона или Рона, которые тем не менее служили главными разделяющими линиями этих земель. Языковые различия, похоже, вовсе не принимались во внимание. В августе 843 г. в Вердене договор был подписан всеми тремя участниками переговоров. Карлу отошли земли к западу от рек, упомянутых выше, за исключением нескольких укреплений, доставшихся Лотарю, который получил в свои владения земли, простиравшиеся от Северного до Средиземного моря, включая две столицы, Ахен и Рим, но разделенные на две части Альпами. Людовик получил в придачу к Баварии все земли к востоку от Рейна, за исключением Фрисландии, которая отошла к Лотарю. Таким образом, возникли три франкских государства, восточное, срединное и западное. Однако им было еще далеко до вице-королевств недавнего прошлого. Лотарь, Людовик и Карл получили во владения не только практически одинаковые земельные наделы, но и обладали примерно одинаковой политической властью. Конечно, Лотарь был единственным императором, но этот титул был скорее номинальным и не давал ему особых полномочий. Вскоре его престиж стал неумолимо падать. Имперское государство основной своей задачей считало сохранение единства «христианской республики». Передел земель, закончившийся договором 843 г стал всего лишь очередным этапом в процессе дробления империи, доставшейся в наследство от Карла Великого, на различные земельные наделы, становившиеся частью достаточно неустойчивых государств. По смерти Лотаря, случившейся в 855 г., каждый из его сыновей получил по большому земельному наделу, доставшемуся им по Верденскому договору. Людовику кроме императорского титула досталась Италия; Карлу — Прованс; Лотарю отошли земли, простиравшиеся от Вогез вплоть до Северного моря, названные в честь их правителя Лотарингией. Восточную Франкию ждала примерно та же участь, что, срединное королевство; после смерти Людовика Немецкого его земли, расположенные вдоль долины Рейна, были поделены между тремя его сыновьями; Карломан унаследовал Баварию, Людовик Дитятя — Саксонию, Турин- гию и Франконию, Карл Толстый — Алеманию. Судьба Западной Франкии была не лучшей; передел владений там обернулся вооруженными конфликтами, наступила анархия, при которой бесконтрольно росла и укреплялась власть отдельных графов, а централизованная власть становилась слабой и ничтожной. Аквитания практически вышла из-под власти Карла Лысого. Мятежи вспыхивали постоянно, вызывая ответные акции их подавления. Конфликты повсюду сеяли разрушение и смерть. Аристократия не считала нужным соблюдать клятвы, данные своим королям. В последующие пятнадцать лет земли Карла Великого еще раз пять претерпевали различного рода переделы, каждый раз со сменой правителя. Высшая знать, почувствовав в 843 г. свою силу, потребовала от короля, чтобы он не принимал никаких решений без учета ее мнения. А что уж говорить о тех ужасных напастях, которые несли с собой внешние враги, разрушавшие все, что осталось от былого порядка и процветания. Суверены обладали минимумом возможностей, а непослушание их более могущественных вассалов полностью парализовало их действия. Западным землям с трех сторон не давали покоя опасные грабительские набеги. Норманны, напав сначала на Англию и Ирландию, начиная с 840 г стали наносить огромный ущерб богатейшей части империи Каролингов. Они захватывали порты и поднимались в глубь стран по течению рек Луары, Сены и Рейна, основывали там свои укрепленные поселения, в конце концов распространив свое влияние в пределах всего герцогства. Эти поселения впоследствии превратились в Нормандию, которую Карл Простой передал в их полное владение. Сарацины были столь же ужасны, как и викинги. Они полностью завоевали Сицилию, вошли в пролив Массины, продвинулись до горы Кассен, сметая все на своем пути, и в 846 г. полностью разграбили Рим. Не избежал той же участи и Прованс; Гард-Френе служил убежищем для кавалерии, которая могла там получить передышку, и плацдармом для последующих набегов на савойские Альпы, вплоть до Вогского массива. Самые ужасные набеги совершались на Востоке, в придунайских лесах, где практически не было защиты от тюркских племен, пришедших из Центральной Азии в Европу. Их вторжения напоминали жестокие набеги гуннов и аваров, разбитых Карлом Великим. Их сменили мадьяры, племя тюрко-монгольского происхождения. Их набеги на империю Каролингов начались примерно с 899 г и отличались беспрецедентной дерзостью — даже Ним видел под своими крепостными стенами отряды мадьярских всадников, чья жестокость могла сравниться только с их отвагой. Они не удовлетворялись разграблением земель и угоном в плен местного населения. Они с удовольствием разрушали города, убивали и мучили людей. Как бы то ни было, им было трудно сопротивляться прежде всего потому, что невозможно было предвидеть, куда или когда они нападут в следующий раз. Военная удача на долгое время переметнулась в чужой лагерь, она оставалась верна завоевателям вплоть до начала X в., как на юге, так и на востоке. Чуть меньше времени для возрождения земель потребовалось на западе. Такие знаменитые военачальники, как Роберт Сильный, родоначальник Капетингов, принес себе в боях невиданную славу, которой пользовались впоследствии все его потомки. Однако возрастающая угроза все больше вынуждала наследников Карла Великого сплотиться. Действительно, было даже два момента, когда обозначилось стремление к воссозданию империи, но эти веяния быстро закончились. Карл Лысый после смерти Лотаря в 870 г устремил свой взор на Лотарингию, а затем, когда умер Людовик прибрал к рукам и Италию. В 875 г римский папа, нуждавшийся в поддержке в борьбе с мусульманами, короновал его императором. Бесспорной ошибкой Карла Лысого было стремление полностью захватить Лотарингию, тогда как по Мерсенскому договору с Людовиком Немецким ему полагалась лишь половина земель. Он был наголову разбит, и итальянцы отреклись от своего поверженного императора. Карл умер в 877 г., так и не вернув себе власть. Четыре года спустя Карл Толстый, последний сын Людовика Немецкого, у которого после смерти его братьев была возможность восстановить единую Восточную Франкию, вновь завладел Италией и тоже был коронован папой. Ему предстояло также унаследовать трон Людовика и принять под свое владычество в 885 г. Восточную Франкию. Но эти обязанности были слишком обременительны для не вполне здорового человека. Его попытка возглавить борьбу с норманнами оказалась тщетной. Что же до Италии, то он даже не пытался бороться с сарацинами. Его промахи были столь очевидны, что в 887 г. он сложил с себя полномочия императора. С тех пор имперская корона стала не более чем игрушкой, за которою продолжали бороться лишь мелкие царьки, не обладавшие подлинной властью. Ги де Споле- то носил ее с 891 по 896 гг., затем она перешла к племяннику Карла Толстого — Арнульфу; после его смерти в 901 г. ее унаследовал один из его дальних родственников Людовик, король Прованский; и наконец последний из рода Каролингов, внук Людовика Благочестивого, Беренгарий Фриульский, король Италии, получил ее в 915 г. После его кончины в 924 г., больше не нашлось желающих занять императорский престол, который был дискредитирован бездарным правлением своих последних монархов. На сей раз империя Карла Великого действительно погибла.
<< | >>
Источник: ФРАНСИС РАПП. СВЯЩЕННАЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ. 2009

Еще по теме Империя Карла Великого и ее крах:

  1. ЛЬЕЖСКАЯ ОБЛАСТЬ
  2. позитивность ХРИСТИАНСКОЙ РЕЛИГИИ
  3. 1.4. Философы истории и прогнозирование. Сбывшиеся прогнозы Шпенглера, Тойнби, Соловьева, Бердяева, Ясперса, Ортеги-и-Гассета
  4. 4. КРАХ ГЕРМАНСКОЙ II АВСТРО-ВЕНГЕРСКОЙ ОККУПАЦИИ НАЧАЛО ВОССТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  5. Львиное Сердце
  6. 2. Великая смута, действие второе
  7. Глава 3 О пользе и ущербности универсальных ценностей
  8. Глава 26 ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТРУДНОСТИ ПРОЦЕССА СБОРКИ СОВЕТСКОГО НАРОДА
  9. ГЛАВА 5 Сталин
  10. Комментарии
  11. Указатель имен
  12. Зарождение геополитических идей.
  13. Глава II. Восточные славяне и тюрки Евразии (VI – IX вв.)
  14. ГЛАВА 4.3. СВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ И ВЛАСТЬ ЦЕРКВИ