<<
>>

Империя, спасенная дамами: первый кризис империи: Оттон II (973-983), регенты (983-994)

Затруднения появились, как только император испустил последний вздох. Его сын, присутствовавший при его смерти, вдруг понял, что знать не придавала большого значения ни его коронации в Эксе в 961 г ни его коронации в Риме, произошедшей шестью годами позже.
Они принесли ему клятву верности, показав таким образом, что в их глазах обряды, которые Оттон I в свое время считал необходимыми, были хороши, только чтобы назначить преемника, но он не мог вступить в должность, пока высокая аристократия не высказала бы своего желания. Часть верховной власти, которую умерший правитель приобрел, исчезла вместе с ним. Двоюродный брат Оттона II Генрих, прозванный Сварливым, сын того, кто в 936 г. пытался сместить Оттона I, последовал отцовскому примеру, найдя сообщников. Обуздать его было нелегко. Это заняло пять лет. Бавария, герцогом которой был Генрих, лишилась Каринтии; герцог Богемский, который присоединился к мятежникам, также вынужден был сдаться. Утихшие было беспокойства внутри королевства вновь возникли на его западной границе. Король Франции Лотарь счел возможным извлечь выгоду из неприятностей своего кузена. В 978 г. он захватил Лотарингию и Ахен и, чтобы показать свои намерения, развернул на восток орла, венчавшего придворную часовню. Ответ не заставил себя ждать. Оттон II приказал своим воинам спеть «Аллилуйю» на холме Монмартра, и Лотарь в 980 г. отказался от своих претензий. В то же время королева-мать Аделаида, не смирившись, что ей пришлось оставить ведущие позиции, согласилась примириться с императором, лишь когда аббат Клуни Майоль убедил ее в этом. дрря^!. Рождение и рост империи Наконец, смута, на первый взгляд, была преодолена. Оттон II думал, что сможет заняться Италией. Смерть герцога Пандольфа Железной Головы в Беневенте об- наружила те слабые места, которыми отважились воспользоваться грозные соседи. Сарацины участили вторжения на юг полуострова.
Византия казалась неспособной их остановить. Оттон II подумывал о том, чтобы заменить слабеющего басилевса. Он собрал армию из двух тысяч бронированных всадников, большинство из которых предоставили епископства и монастыри империи. Уверенный в своем могуществе, Оттон думал, что может не бояться императора Востока. Отказавшись от предосторожностей своего отца, он назвал себя «великим императором римлян», затем он практически молниеносно переправился из Тарента в Котрон, где 13 августа 982 г. сарацины нанесли ему ужасное поражение, в последний момент ему удалось избежать плена. Эта неудача серьезно не отразилась на власти императора. Представители знати, прибывшие из Германии и Италии, не стали рассматривать его политику на съезде, состоявшемся в Вероне в мае 983 г. Они избрали королем его сына Оттона, которому исполнилось только три года. Было принято решение, короновать его в Ахене, и с этой целью пригласить одновременно архиепископов Майнцского и Равеннского, чтобы ясно показать союз обоих королевств юга и севера. Церемония состоялась только 25 декабря. 7 декабря внезапный приступ горячки унес жизнь императора. Ему исполнилось лишь двадцать восемь лет. Его смерть была трагична не только для его близких родственников, еще очень молодой супруги и сына, ^аленького мальчика, который был коронован в соответствии с принятым решением в Вероне, около трех недель спустя после того, как его отец испустил последний вздох, но прежде, чем новость достигла Ахена. Империя была полностью потрясена этой неожиданной кончиной. Части стройного здания, возведенного Оттоном I и его соратниками на востоке королевства, стали рушиться. Славяне, с 980 г начавшие свои восстания, почувствовали прилив новых сил после поражения при Кот- роне, эхо которого докатилось и до них. Они начали восстание против Саксонской династии и навязываемого им христианства. Они разрушили Бранденбургское и Хавельбургское епископства и угрожали Магдебургу. Когда они узнали, что король — это просто ребенок, их набеги возобновились с новой силой; епископства Шлезвиг и Ольденбург были также уничтожены.
Благодаря датчанам лужицкие сербы продвинулись вплоть до Гамбурга. За Эльбой не существовало больше немецкого присутствия, за исключением форпоста в Мейсене. Внутри королевства снова был оспорен принцип наследования по прямой линии. Герцог баварский Генрих Спорщик заставил вверить его попечению маленького Оттона. Он начал с того, что провозгласил себя регентом, а затем, настаивая на том, что он был внуком Генриха I и королевы Матильды, стал претендовать на королевскую власть. И он действительно был избран знатью, пораженной масштабом бедствия за Эльбой, считавшей необходимым, чтобы во главе королевства стоял зрелый человек. Выборы прошли у истоков династии, в Квед- линбурге около могилы Генриха I и Матильды. Но Генрих Сварливый не был коронован. Епископы, также полагавшие вначале, что выбор главы государства, способного сразу же действовать, был необходим, впоследствии пришли к выводу, что даже если Оттон III и не может самостоятельно принимать решения, то у его матери и бабушки есть качества, необходимые для управления государством за него. Обе дамы не испугались опасностей, пришедших как извне, так и изнутри империи. Они обе возвратились из Италии в Германию и сумели заручиться поддержкой влиятельных прелатов, в особенности архиепископа д\айнцского Виллигиза. Они могли рассчитывать на Ддальберона, архиепископа Реймского, а также преподо- вателя в епископской школе Герберта, аббата Боббио, который смог убедить действовать в пользу Оттона III: с одной стороны, они привлекли на сторону короля часть лотарингской аристократии, а с другой стороны, попросили Гуго Французского помешать Лотарю, который, по- видимому, собирался повторить свой поход 976 года. Генрих Сварливый понял, что ему не удастся сломить столь сильное сопротивление. Он предоставил венценосного ребенка на попечение его матери в конце июня 984 г Празднование коронации, которое обычно являлось частью церемонии, состоялось двумя годами позже в Кведлинбурге. Присутствие герцогов Баварского, Саксонского, Швабского и Каринтского доказало законность прав Оттона III, которому также принес клятву верности князь Польский Мешко I.
Генрих Сварливый также еще годом ранее смирился с правлением Оттона и его ближайших родственниц. Итак, в делах правления настала ясность, но Оттону Ш едва исполнилось шесть лет; следовательно, регентство было неизбежно. Кому его поручат? Два человека могли претендовать на него, и оба обладали для этого Рядом незаурядных качеств. Бабушка Оттона Аделаида обладала большим и богатым опытом королевского правления. Став сначала в шестнадцать лет королевой Италии, затем, овдовев в 951 г., королевой Восточной Франки и, наконец, императрицей в 962 г., она никогда не оставалась в тени своего супруга. Большая часть указов, изданных канцелярией Оттона I, несет отпечаток воли той женщины, которая была далеко не только «любимой супругой», но и consors imperii, соправительницей империи. В пятидесятилетием возрасте она сохранила всю свою жизненную активность. Однако она согласилась уступить дорогу своей невестке и передать ей права на правление Италией, страной, в возможностях и особенностях которой она хорошо разбиралась. Феофано, мать правителя, смогла подтвердить свое право на первое место в королевстве благодаря своим исключительным личным качествам. Немцы недоверчиво относились к ней, византийке по происхождению. Тем не менее, она не отказалась от своих корней и воспитанных в ней принципов. Она навсегда осталась верной греческой форме христианства. И хотя она не была рождена в королевской семье, ее принадлежность к высшей константинопольской аристократии дала ей возможность получить очень хорошее образование, которое она стремилась передать своему сыну. Кажется, по поводу расстановки политических сил она имела намерения, которые слишком очевидно совпадали с намерениями греков, чтобы быть реализованными. Что не менее важно, у этой принцессы ум сочетался с душой, без которой вся ее рассудительность была бы ни к чему. Она поселилась на севере Альп и управляла королевством при поддержке Виллингза и канцлера Хиль- дебальда Вормского. Воспитание Оттона было поручено, с одной стороны, саксонскому графу, который взял его с собой, едва ему исполнилось шесть лет, в поход против славян — так как было необходимо как можно лучше обучить его военному делу, а с другой стороны, саксонскому клирику Бернварду, чтобы, в отличие от своего отца и деда, он получил образование.
Решение срочных вопросов не откладывалось. На западе, возможно, с помощью Герберта и Адальберона, Феофано способствовала выборам Гуго Капета, добиваясь, чтобы во Франции каролингская династия также прервалась и потомки Оттонов были не единственными, кто не происходил из рода Карла Великого. На востоке, были установлены отношения с Богемией, вопреки недовольству Польши. Наконец, Феофано преодолела Альпы, где, поскольку ее не сопровождал Оттон, она приняла титул Imperator augustus и придала своему имени мужское окончание, Theophanius, чтобы была признана законность ее действий. Она отправилась в Рим, получила там подтверждение имперских прав и провела беседу с Адальбертом, опальным епископом Пражским о возможностях миссионерской деятельности в странах Восточной Европы в 989 г Ей было немногим более тридцати лет, когда она умерла, 15 июня 991 г. В течение семи лет, пока длилось ее регентство, благодаря своему политическому чутью, в котором чувствовалась незаурядная энергия, вдова Оттона II сумела сохранить целостность империи. Но в 991 г. Оттон III оставался все еще ребенком. Место регента пустовало; нужно было, чтобы кто-то исполнял эту роль. Аделаида взяла ее на себя. Возможно, она не огорчилась, что заменила Феофано, которая вызывала в ней больше зависти, чем симпатии. Итак, она пересекла Альпы и, как это сделала ее невестка, приняла на службу епископов Вормского и Майнцского. В течение трех лет императрица-мать исполняла свои обязанности, совершенно уверенная, что она продолжает дело своего супруга. В 994 г. Оттон III, достигший четырнадцатилетнего возраста, взял управление в свои руки. Аделаида вернулась в Эльзас в монастырь Зельц, который она основала. Испытания возвеличили ее; в эпитафии, посвященной ей Одилоном Клюнийским, перечисляются заслуги, благодаря которым ее следовало причислить к лику святых. Наряду с Матильдой, своей тещей, она воплотила «супружескую святость, сопутствовавшую служению делу государства»6 Оттонская империя, спасенная женщинами на земле, могла теперь положиться на их заступничество и на небе.
<< | >>
Источник: ФРАНСИС РАПП. СВЯЩЕННАЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ. 2009

Еще по теме Империя, спасенная дамами: первый кризис империи: Оттон II (973-983), регенты (983-994):

  1. Империя, спасенная дамами: первый кризис империи: Оттон II (973-983), регенты (983-994)