>>

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Первое русское издание книги П. Манту1 давно уже разошлось. Книга представляет безусловный интерес для советского читателя. Изучение общественных укладов в их историческом развитии требует знания фактов.

Книга Манту содержит большой фактический материал, представляя собой опыт исследования возникновения и первых шагов современной английской крупной промышленности, и в этом отношении является довольно ценным вкладом в историю возникновения промышленного капитализма.

Издательство сверило и исправило перевод книги, восстановило выпущенную в первом издании обстоятельную библиографию исследуемых вопросов и многочисленные подстрочные примечания к тексту.

Ценность работы Манту не в теоретической ее части. Хотя автор знаком с «Капиталом» Маркса и даже цитирует его в своей книге, но самого важного—методологии Маркса—он не только не усвоил, но даже не понял, в чем она заключается. Так, на стр. 289, говоря о влиянии промышленной революции на современное общество, Манту пишет, «...чтобы признать этот факт, нет необходимости принимать без оговорок гипотезу исторического материализма».

Манту как типичный буржуазный экономист не понял огромного значения исторического материализма, дающего единственно научный подход к общественным явлениям. В другом месте, приводя цитату из «Капитала», разоблачающую позицию Эдена, требовавшего общего парламентского акта об огораживании общинных земель, о котором Маркс говорит, что «Сэр F. М. Eden, изображающий общинную собственность как частную собственность крупных землевладельцев, заступивших место феодалов, сам опровергает свою хитро построенную адвокатскую речь...»2, Манту заявляет, что «Маркс заблуждается» и дальше Манту это свое положение аргументирует: «Во-первых, общий акт об огораживании отнюдь не имел своим назначением санкционировать раздел общинных угодий, а лишь ввести единообразие в его проце- дуру; во-вторых, выдача кому-либо известной суммы в возмещение за основанное на обычае пользование не подразумевает признания за ним права в собственном смысле слова»3. Соображения Манту в за- тциту Эдена неверны, так как, во-первых, вводя единообразие процедуры, общий парламентский акт об огораживании тем самым по существу санкционировал на будущее время раздел общинных угодий и притом огульно, а не по отношению к отдельным только случаям; во-вторых, в Англии, как в стране, где обычное право играло в те времена гораздо более значительную роль, чем право писанное, всякое «основанное на обычае пользования» было подлинным правом, и из нарушения его вытекало обязательное, а не добровольное «возмещение ущерба» (сообщаемые Манту здесь же данные об отдельных парламентских актах подтверждают, что сам парламент так именно и смотрел на дело). Как видим заблуждается Манту.

Маркс показал лживость утверждений Эдена и вскрыл классовую сущность его позиции: «Сэр F. Eden, человек торийского направления и к тому же «филантроп», дает нам между прочим образчик того стоического спокойствия духа, с которым экономисты рассматривают самые наглые нарушения «священного права собственности» и самые грубые насилия над личностью, раз они требуются для того, чтобы заложить основы капиталистического способа производства»4.

Верный своему эклектическому мировоззрению, Манту рассматривает все сообщаемые им факты «с технической, экономической и социальной точек зрения» (Манту), поэтому у него нет единства исторического движения, и сообщаемые им факты остаются в значительной степени разрозненными, а выводы из этих фактов, хочет того Манту или нет, принимают здесь определенно характер апологетики капитализма.

Так, у Манту нет ответа на вопрос о возникновении промышленного капитала. Не понимая сущности и смены общественных формаций, он ищет капиталистических отношений в глубокой древности. «Только по странному незнакомству с историей можно в промышленной революции отыскивать начало капитализма. Начало это отодвигается от нас все дальше в глубь времен, по мере того как мы изучаем его больше: быть может, оно так же старо, как торговля и монета или как различие между богатыми и бедными»5.

Манту не отличает докапиталистических форм эксплоатации от капиталистической. В самой истории капитализма Манту не умеет проследить стадий капиталистического развития промышленности, и поэтому простая кооперация, мануфактура и фабрика не оказываются ни надлежащим образом разграниченными, ни надлежаще увязанными между собой.

Образование первых капиталов и появление капиталистов изложено им в духе буржуазной легенды, разбитой Марксом в 24 главе первого тома Капитала. «Возникновение известного явления объясняют,—пишет Маркс,—рассказывая о нем как об историческом анекдоте, случившемся в глубокой древности. В незапамятные времена существовала, с одной стороны, кучка трудолюбивых, разумных и, прежде всего, берзжливых избранников и, с другой стороны, масса лентяев, оборванцев, прокучивающих все, что у них было, и даже больше того. Так случилось, что первые накопили богатство, а у последних в конце концов ничего не осталось для продажи, кроме их собственной шкуры... Такие нелепые детские побасенки все еще пережевываются снова и снова... Но раздело касается вопроса о собственности, священный долг повелевает поддерживать точку зрения детского букваря как единственно правильную для всех возрастов и всех ступеней развития. Как известно, в действительной истории крупнейшую рэль играют завоевание, порабощение, разбой,—одним словом, насилие»6. Деньги и товар, говорит Маркс, как и средства существования и средства прэизводства сами не являются капиталом. Они становятся капиталом только при определенных исторических условиях. И дальше Маркс излагает кровавую историю первоначального накопления.

По Манту же, в появлении первых капиталистов господствует закон «жестокого отбора, который оставляет в живых только наиболее приспособленных». Он подчеркивает изобретательность капиталиста и его умение эксплоатировать чужие изобретения. Не раскрывая особенностей эпохи первоначального накопления, хотя он приводит кровавые факты этого периода, Манту по существу не дает ответа на вопрос, откуда же взялись первые промышленные капиталисты.

Манту говорит о техническом прогрессе при капитализме и в особенности о роли в этом отдельных капиталистов—«капитанов промышленности». Рисуя капиталиста, как эксплоататора и организатора, он выпячивает в капиталисте организатора^ эксплоатация смазывается, превращаясь в нечто привходящее и необязательное. Поскольку Манту все же не может обойти молчанием классовой борьбы и страданий пролетариата, он говорит о них, как типичный мелкий буржуа, сочувствующий горькой доле трудящихся, но совершенно не ставящий вопроса о причинах этой горькой доли и о революционных средствах уничтожения ее.

Автор пересмотрел огромный конкретный материал по экономической истории Англии в XVI, XVII и особенно в XVIII столетии: официальные документы, книги и брошюры, рукописи, архивные отчеты и переписку, статистику, краеведческие описания, воспоминания современников и проч. Из этого разнообразного материала автор отобрал и привел в своей книге, систематизировав их в хронологическом и тематическом порядке, многочисленные факты, интерес которых бесспорен, и которые способны сказать читателю^ вооруженному мировоззрением и методом диалектического материализма, гораздо больше того, что сказали собравшему их автору. Если бы Манту не смотрел на эти факты глазами эклектика, он увидел бы, что они сплошь и рядом не вяжутся с его освещением их, что они опровергают ряд его утверждений. Изучение промышленной революции в Англии имеет большое значение для понимания хода капиталистического развития. Свою работу «Положение рабочего класса в Англии» Энгельс начинает следующими словами: «История рабочего класса в Англии начинается во второй половине XVIII столетия с изобретения ларовой машины и машин для обработки хлопка. Эти изобретения дали, как известно, толчок промышленной революции,—революции, которая произвела полный переворот в буржуазном обществе и историческое значение которой начинает выясняться лишь в настоящее йремя. Англия есть классическая страна этого переворота, тем более мощного, чем бесшумнее он совершался, и поэтому Англия является также классической страной развития его главного результата—пролетариата...

Мы покуда не будем здесь останавливаться на исторіїй этой революции, на ее огромном значении для настоящего и будущего»7.

По Марксу [Капитал, т. I, и Архив Маркса и Энгельса, т. II(VIl)], история возникновения и развития промышленного капитализма охватывает следующие этапы: первоначальное накопление капитала, простую капиталистическую кооперацию и мануфактуру, как две последовательных фазы развития и «формального» подчинения труда капиталу (с возникновением и развитием—осюбецно во второй из йих—зародышей «реального» подчинения труда капиталу) и крупное машинное производство, как фазу развития «реального» подчинения труда капиталу (с одновременным сохранением «формального»).

Формальное подчинение труда капиталу осуществляется подчинением капиталисту процессов труда, когда рабочий поступает под команду, руководство и верховный контроль капиталиста, следящего, чтобы рабочий непрерывно работал и работал возможно дальше за пределы необходимого для воспроизводства зарплаты рабочего времени. По сравнению с рабовладельческой и феодальной эксплоатацией капиталистическая эксплоатация представляет «...лишь формальный метаморфоз... в одном случае прибавочный труд отнимается прямым принуждением, а в другом в качестве посредствующего звена является «добровольная» продажа рабочей силы»8.

Технической основой капиталистического способа производства на стадии формального подчинения труда капиталу является наличный процесс труда, существовавший до этого подчинения его капиталу, т. е. исключительно или почти исключительно ручной труд. Однако, «то, чем отличается с самого начала процесс труда, еще только формально подчиненный капиталу, и благодаря чему он все более и более отличается, даже на базисе старого традиционного способа производства, это—масштаб, в котором он выполняется... капиталист применяет по меньшей мере столько рабочих, чтобы... он сам был освобожден от непосредственного труда и работал лишь как капиталист...»9

Даже мануфактура, второй этап развития капиталистического производства, характеризуемая в основном еще формальным подчинением труда капиталу, «как экономический кунстштюк возвышалась она на широком основании городского ремесла и сельской домашней промышленности»10.

В дальнейшем ходе развития капиталистического способа производства на основе все возрартающего масштаба применения труда капиталом с превращением капиталистического производства в крупное машинное прэизводство возникает и развивается реальное подчинение труда капиталу. Машины, вытесняя ручной труд и—особенно—ремесленное искусство, сокращают сроки обучения рабочих, облегчают переход рабочих от одних трудовых функций к другим, устраняют препятствия к широкому внедрению в производство женского и детского труда, устраняют преграды господству капитала.

Проследив ход капиталистического развития, Маркс показывает историческую тенденцию этого развития, которая приводит к экспроприации эксплоататоров. Маркс из изучения хода капиталистического производства делает вывод о неизбежности социалистической революции и диктатуры пролетариата.

Ценность работы Манту заключается в том, что, вопреки его теоретической беспомощности, собранные и приведенные им многочисленные и интересные факты служат прекрасной иллюстрацией положений Маркса и Ленина о стадиях развития капиталистического производства. Но эти факты приобретают полную ясность лишь в свете учения Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина.

| >>
Источник: Манту П.. Промышленная революция XVIII столетия в Англии М.: "Соцэкгиз". - 448 с.. 1937

Еще по теме ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА:

  1. Сервье, Жан. Этнология / Пер. с фр. И. Нагле. - М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ»,. - 158, 2004
  2. Леонов Н. И.. Психология делового общения: Учеб. пособие. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Издательство Московского психолого-со- циального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2005. — 256 с. — (Серия «Библиотека психолога»)., 2005
  3. ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА
  4. ГЕГЕЛЬ. Политические произведения / Издательство “Наука” АКАДЕМИЯ НАУН СССР, 1978
  5. Фролова Т.М.. Православный лечебник. Издательство: Клуб семейного досуга,. - 320с., 2008
  6. 5 Обращение в издательство и зачем нужен литературный агент
  7. Волковский Н. Л.. История информационных войн. В 2 ч. Ч. 2. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон».736 с., 2003
  8. Тэрнер В.. Символ и ритуал. М. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1983
  9. Н.Д. Карманов. ПОЗНАНИЕ МИРА Основы философии - Тюмень: Издательство «Вектор Бук». - 120 с., 2006
  10. Осипова Т.В.. Российское крестьянство в революции и гражданской войне.-М.: 000 Издательство "Стрелец".- 400 с., 2001
  11. Н. С. Карташов, В. В. Скворцов. ОБЩЕЕ БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЕ Учебник: В 2 ч. — М.: Издательство Московского государственного университета культуры. Ч. 1, 1996
  12. Ксенофонт. Воспоминания о Сократе / Авторский сборник / Издательство: Наука / Серия: Памятники философской мысли, 1993
  13. Круглова Н. Ю.. Хозяйственное право. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.— М.: Издательство РДЛ.— 912 с., 2001
  14. А.П. Рыжаков. Уголовный процесс: Учебник для вузов - 3-е изд. испр. и доп. — М.: Издательство НОРМА,. -704с., 2004
  15. АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ ГЕРЦЕН. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ / том 2 / ИНСТИТУТ философии ИЗДАТЕЛЬСТВО « мысль » МОСКВА, 1986
  16. А.Д. Ишков. Учебная деятельность студента: психологические факторы успешности: Монография. - М.: Издательство АСВ,. - 224 стр., 2004
  17. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ 1894—1914 / Главная редакция восточной литературы издательства «Наука»., 1980
  18. Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»)., 2001
  19. Ф. Н. Клоцвог. Социализм: Теория, опыт, перспективы. Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Издательство ЛКИ. — 200 с. (Размышляя о марксизме.), 2008
  20. Летяев В.А.. Рецепция римского права в России XIX — начала XX в. (историко-правовой аспект). — Волгоград: Издательство ВолГУ. — 244 с., 2001