<<
>>

Изменение экономической роли государства вследствие первой мировой войны


Уже в XIX в. государство и экономика тесно переплелись друг с другом. Государство оказывало растущее воздействие на экономику при посредстве законодательства, управления, юрисдикции во все возраставшей степени: участвуя в формировании общеэкономической среды и выступая в роли самостоятельного хозяйственного субъекта.
Влияние осуществлялось на различных ступенях государственной иерархии: на уровне как центрального, так и регионального управления, территориальных округов, городских и сельских сообществ.
В период первой мировой войны государственное вмешательство в экономическую жизнь достигло нового качественного уровня. Во всех участвовавших в войне государствах, а также в большинстве нейтральных стран правительственная власть брала на себя обеспечение сырьем и продуктами питания, а чаще всего и контроль за военным производством. К нему относились производство собственно вооружения и комплектующих, зачастую транспорт, иногда и сельское хозяйство. Трудовые отношения в ходе войны в некоторых странах, по крайней мере в решающих военных отраслях, регулировались государством; свобода союзов и выбор рабочих мест по своему желанию для определенных групп, например для рабочих военных отраслей, отменялись. Но более всего государство влияло на экономику и общество самим фактом ведения войны, мобилизуя в армию миллионы мужчин и тем самым освобождая их рабочие места, предоставляя государственные заказы промышленности, интенсивно используя средства сообщения для военных нужд, реквизируя продук
ты питания, лошадей, моторизованные транспортные средства и малые суда, а также посредством физических разрушений на театре боевых действий, прежде всего в Бельгии, Франции, Италии, Польше, России и Сербии. Повсюду война взвинчивала государственные расходы до такой степени, что долгосрочных займов не хватало и правительствам все чаще приходилось прибегать к краткосрочным кредитам центральных банков, что вело к значительному разбуханию денежного обращения. Поскольку одновременно возник дефицит на многие товары, то росли рыночные цены, которые государству необходимо было поставить под контроль посредством директивного нормирования цен основных продуктов и заработной платы.
Проблемы военного времени и методы их преодоления были сходными по меньшей мере в крупных странах. Ни одна из них по своим материальным ресурсам не была готова к длительному военному противоборству. Быстро обнаружились узкие места, прежде всего в области сырьевых ресурсов и снабжении продуктами питания. В Германии сразу же после начала войны Вальтер Ратенау, глава АЭГ (Всеобщая Компания Электричества), обратил внимание прусского военного министерства на напряженную ситуацию в промышленности, и уже 13 августа 1914 г. в этом ведомстве был создан военно-сырьевой отдел, руководство которым принял на себя Ратенау. После согласования с военными союзниками Германии отдел осуществлял контроль над сырьевой промышленностью империи. С помощью организованных формально на частной основе компаний (Rohstoffgesellschaften ) производились учет, закупка, складирование и продажа сырья в соответствии с военно-хозяйственными приоритетами, составлялись планы закупки военно-стратегических материалов за границей и производства искусственных заменителей природного сырья.
Симбиоз государства и экономики проявлялся в этих компания особенно отчетливо: они именовались акционерными обществами или обществами с ограниченной ответственностью; в их капитале участвовали крупнейшие потребители сырья, прежде всего крупные фирмы оборонной промышленности, которым отдавалось пред
почтение при распределении сырья. С другой стороны, их считали нужными для общества и они не имели права на получение прибыли. В качестве придатков военно-сырьевого отдела они решали важные для общества задачи. Военное производство было привязано к совместной работе прусского военного министерства, высшего армейского командования и германского военно-промышленного комитета формально не столь жестко. Тем не менее некоторые промышленники поддерживали тесные контакты с властями.
Аналогично развивалось сотрудничество государства и экономики в Англии. Власти сначала попытались обойтись без контроля над частной промышленностью. С нарастанием дефицита оружия, боеприпасов и тоннажа боевых судов государство все же пошло на расширение собственной военной промышленности, к концу войны насчитывалось более двухсот государственных военных предприятий. Созданное в 1915 г. при Д.Ллойд Джордже военное министерство в беспрецедентном масштабе осуществляло интервенцию в частную промышленность, чтобы обеспечить приоритет производства вооружений. Как и в военно-сырьевом отделе прусского военного ведомства, руководящие чиновники военно- промышленного комплекса рекрутировались главным образом из частной промышленности, что также вело к тесному переплетению государства и экономики.
Во Франции, где уже в начале XX в. военное производство было сконцентрировано преимущественно на государственных предприятиях, представители государства и промышленности осенью 1914 г. собрались на совещание о возможностях расширения производства важной в военном отношении продукции. Ответственный за производство оружия и боеприпасов отдел военного министерства приобретал все большее влияние, в конце 1916 г. Франция создала особое министерство вооружений, которым с сентября 1917 г. руководил промышленник Лушёр. Приоритеты устанавливались в неформальных обсуждениях между чинами министерства и деятелями военной промышленности, объединенной в группы и консорциумы. Ввоз сырья, такого, как уголь и железо, нехватку которого Франция остро ощущала из-за потери важнейших металлургических районов,
осуществлял по государственному заказу синдикат горнодобывающей и металлургической промышленности (Comite de Forge), объединение угле- и сталепромышленников.
Россия и Австро-Венгрия столкнулись с еще более тяжкими проблемами. Распределение сырья Австрия организовала по образцу Германии, производство вооружений находилось в большей степени под военным контролем. В ходе войны Австрия также создала обширную военно-экономическую организацию, которая одной ногой опиралась на министерскую бюрократию, а другой — на созданные «союзы самоуправления хозяйством» (Selbstverwaltungsverbdnde der Wirtschaft). В России правительство и промышленность поначалу ограничивались ролями заказчика и поставщика оружия. Но летом 1915 г. было создано Особое совещание по обороне, принявшее от военного министерства ответственность за производство вооружения. В состав Особого совещания помимо чиновников и генералитета входили также некоторые депутаты от общественности и промышленники. Уже весной г. помимо действующих военных предприятий предприниматели создали сеть военно-промышленных комитетов как самоуправляющих органов, имевших центральную организацию в Петрограде, а также региональные и местные отделения. Комитеты призваны были содействовать перестройке частной промышленности на производство военной продукции, а также служили для связи с Особым совещанием по обороне, которое в конечном итоге распределяло около половины военных заказов через военно-промышленные комитеты.
Так как военные мобилизации истощили трудовые ресурсы, особенно не хватало квалифицированных рабочих, то власть и военные пытались прийти к соглашению с рабочими, прежде всего в странах, где до войны имелись самостоятельные профсоюзы. В Великобритании профсоюзы квалифицированных рабочих сначала энергично препятствовали тому, чтобы места призванных в армию занимали неквалифицированные рабочие или женщины. В некоторых случаях дело дошло даже до забастовок. После того как к решению проблемы подключилось правительство, профсоюзы в 1915 г. согласились с предложен
ным «разбавлением кадров» (англ. dilution — букв, «разжижение». — Прим. пер.), временным использованием на рабочих местах, требующих высокой квалификации, неквалифицированных рабочих, а также не принудительное регулирование трудовых конфликтов. Тем самым профсоюзы отказались от забастовок и заключили вынужденное условиями военного времени соглашение, которое, правда, повисло в воздухе, когда правительство позднее законодательно ввело на важных в военном отношении предприятиях контроль над заработной платой и производительностью труда и принудительное прикрепление рабочих к рабочим местам.
Аналогичная ситуация сложилась в Германии, где профсоюзы также заключили вынужденное военными обстоятельствами соглашение с властью (так называемый «бургфри- ден»). В ходе полемики по поводу программы Гинденбурга г. они заявили о согласии на введение трудовой повинности по отношению ко всем мужчинам в возрасте от 17 до 60 лет и выдачу «увольнительного свидетельства» при смене места работы, взамен потребовав законодательно ввести рабочие комитеты и комитеты урегулирования трудовых конфликтов. С этого момента представитель профсоюзов вошел в состав военного ведомства: символ того, что правительство и промышленники признали профсоюзы в качестве партнеров по переговорам.
Профсоюзы настаивали на совместной работе правительства, военного руководства, союзов промышленников и рабочих представителей и в иных сферах, например при распределении становившихся все более дефицитными продуктов питания и других важных потребительских товаров. В ответ на обострение ситуации на продовольственном рынке государство пыталось влиять на механизм ценообразования, установление максимальных цен. Следующим шагом в Германии с 1915 г. стало рационирование некоторых продуктов питания, например хлеба и муки, а затем и более широкого ассортимента товаров. В этих целях в империи создавалась обширная бюрократическая машина, которая, как и в области снабжения сырьем, не только направляла и контролировала, но имела свои коммерческие службы, которые покупали, складировали и вновь про
давали товары. Большей частью эти отделы были организованы как общества с ограниченной ответственностью, в капитале которых могли участвовать наряду с торговцами и производителями государственные органы. В период войны государственные функции перепоручались имевшимся картелям, например по переработке спирта.
Австро-Венгрия аналогичным образом организовала распределение продуктов питания. Британское правительство сначала взяло на себя нормирование сахара с помощью Королевской комиссии. С 1916 г. учреждены были подобные комиссии и по другим видам продовольствия. Сначала ими контролировался только импорт, но не распределение отечественной продукции. Однако с ожесточением «подводной» войны зимой 1916—1917 гг. англичане были вынуждены расширить государственное вмешательство на продовольственном рынке. В конечном итоге был в рамках держав Антанты установлен контроль над импортом под руководством англичан, весной 1918 г. к этому союзу присоединились нейтральные страны Европы. Отныне государство закупало зерно в странах-производителях, организовывало перевозку и распределяло товары среди потребителей через сеть оптовой и розничной торговли, которая была поставлена под государственное управление и работала с фиксированными торговыми наценками. Едва ли можно представить себе большее нарушение британской традиции свободной торговли.
Еще радикальнее в целом оказалось отступление от валютной системы довоенного времени. Золотой стандарт с его законодательно установленными паритетами обеспечивал частному экономическому сектору стабильные базовые условия. Но в годы войны свободный обмен бумажных денежных знаков был отменен, а с ним исчезла и финансовая стабильность стран-участиц войны. Экономика воюющих стран вынуждена была привыкать к растущим темпам инфляции, а внешняя торговля — считаться с государственным контролем и распределением валюты, а также с запретами на импорт и экспорт. С началом войны большинство стран приостановили обязательный размен на золото в центральных банках, причем только Великобритания формально сохранила
его, хотя и обставив максимальными затруднениями, и запретили вывоз золота за пределы страны, опять-таки за исключением Великобритании, но и оттуда он тем не менее практически прекратился. Франция допускала вывоз золота по усложненной процедуре до июля 1915 г. Законодательно был запрещен и обмен платежами с фирмами неприятельских стран, что прежде при военных столкновениях вовсе не было правилом. Сделки через нейтральные страны также были сопряжены с большими трудностями. Внешняя торговля, до войны целиком находившаяся в руках частных фирм, все более и более становилась делом межгосударственных соглашений, особенно в области кредитов и займов, где в качестве кредиторов стали выступать не только частные банкиры, но и центральные банки и государственные казначейства, сначала британское, а позднее главным образом США. Тем самым международный денежный рынок из частных рук перешел в государственную юрисдикцию и был кардинально политизирован. В послевоенный период последствия этого переворота весьма ощутимо сказались на экономическом развитии Европы.
<< | >>
Источник: Фишер В.. Европа: экономика, общество и государство. 1914—1980. 1999

Еще по теме Изменение экономической роли государства вследствие первой мировой войны:

  1. Сиам от первой мировой войны до экономического кризиса 1929™ 1933 гг.
  2. 2. Нарастание экономического кризиса в стране в годы Первой мировой войны.
  3. Накануне Первой мировой войны
  4. Россия в начале Первой мировой войны
  5. Япония в годы первой мировой войны
  6. Императорская семья накануне и в годы Первой мировой войны
  7. 6.5. Российская империя в годы Первой мировой войны (1914–1918).
  8. Афганистан в системе региональных отношений после первой мировой войны
  9. ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ. ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  10. Японский капитализм после первой мировой войны. Рабочее и крестьянское движение
  11. 1. Причины и характер Первой мировой войны. Ход военных действий в 1914—1916 годах.
  12. Изменение государственного устройства и международной ситуации после второй мировой войны
  13. Экономические циклы и войны в мировой экономике
  14. 5.3. Прогноз мирового развития в первой половине XXI века, основанный на эволюционных циклах международной экономической и политической системы