<<
>>

КАНУН ВОЙНЫ

Но французские демократы не соглашались с подобной оценкой. Уже 30 сентября 1938 г. Политбюро ФКП заклеймило сделку в Мюнхене как преступление. 7 октября М. Торез на большом митинге в Париже заявил, что Даладье совершил величайшую измену по отношению к Франции, делу мира и демократии 36.

Выступая в палате депутатов, Г. Пери воскликнул: «Не называйте это миром! Мир не имеет ничего общего с этим триумфом классового эгоизма» 37.

При обсуждении в палате депутатов вопроса о ратификации Мюнхенского соглашения только коммунисты высказались против. К ним присоединилось два депутата от других партий. Социалисты и радикалы голосовали за ратификацию. Тем самым они порвали с Народным фронтом и объединились с правыми.

Попустительство наглой агрессии гитлеровцев против Чехословакии, приведшее к расчленению этой страны, а затем — к потере ею независимости, вызвало замешательство и разброд в рядах социалистов и радикалов, а отчасти — ив других политических партиях. Многие рядовые социалисты и радикалы начали сомневаться в правильности политики своих лидеров. В социалистической партии укрепилось левое течение. Его глава Жиромский требовал отказа от поддержки правительства Даладье, организа-

?л RiahnciHcit. L;j Tras;f’clie fran^aise. Versailles, 1946, p. 90. ’’ «Le I’opulairi''-, 1.X 1938.

:,li М. Торса. Сын народа. М., 1960, стр. 138.

3‘ «Journal Officiel» 5.X 1938, p. 1532-

ции коллективной безопасности, объединения Bt'.ex демократов п сохранения франко-советского союза ,i8.

Блюм был вынужден прибегать к сложным маневрам, чп>~ бы избежать глубокого раскола СФИО, и хотя удалось предотвратить его, многие рядовые социалисты покинули партию 39. Сам Жиромский также не пошел на поводу у Блюма; в конечном счете он порвал с социалистической партией и во время войны вступил в ряды ФКП.

Мюнхенский сговор способствовал укреплению французской реакции, крушению уже основательно расшатанного и подорванного Народного фронта.

Располагая отныне поддержкой правого большинства в парламенте, Даладье добился в октябре 1938 г. чрезвычайных полномочий. С их помощью он издал 15 ноября ряд антирабочих законов, предусматривавших, в частности, отмену 40- часовой рабочей недели и увеличение рабочего времени до 50 часов, насильственное закрепление рабочих на предприятиях, преследование бастующих, увеличение прямых и косвенных налогов и т. д. Эти декреты, подготовленные министром финансов Рейпо, сводили на нет завоевания рабочего класса в период торжества Народного фронта. Даже буржуазный журнал «Ревю де Пари» назвал декреты Даладье «жестокими» 40.

На натиск реакционной буржуазии французский рабочий класс ответил новыми забастовками и митингами протеста. В ряде случаев рабочие, как и в 1936 г., занимали предприятия и брали их под свой контроль. Но эти выступления происходили в условиях, когда Народный фронт фактически распался и когда против коммунистической партии, поддерживавшей и направлявшей действия рабочего класса, выступал не только крупный капитал, но и вчерашние партнеры ФКП по Народному фронту — правые социалисты и радикалы. 21

ноября 1938 г. состоялся специальный пленум ЦК ФКП. Морис Торез выдвинул здесь программу национального и социального возрождения страны. Он призвал противопоставить правительству, «приведшему Францию на край пропасти, такое правительство, которое аннулировало бы чрезвычайные законы Даладье, сохранило и расширило социальные завоевания Народного фронта, национализировало основные отрасли экономики (железные дороги, рудники, электростанции, страховое дело), арестовало фашистских изменников — агентов Гитлера, организовало национальную

88 Р. С. ВарАоломесва. Реакционная внешняя и внутренняя политика правых социалистов. М., 1949, стр. 77—79.

*® «Очерки рабочего движения во Франции», стр. 215. оборону»41. Со всей силой Торез указал на смертельную опасность со стороны гитлеровской Германии и призвал всех трудящихся защищать Францию, ее независимость, социальные завоевания и мир42.

ЦК ФКП заявил, что партия готова принять участие в экономическом оздоровлении страны, а также в руководстве делом всеобщего вооружения народа в целях обеспечения мира и демократии. Решения пленума отразили теснейшую связь между классовыми интересами пролетариата и национальными интересами Франции 43.

ФКП стояла во главе движения против чрезвычайных декретов и наступления крупных предпринимателей. В Париже и департаменте Нор прошли забастовки. 26 ноября под руководством ФКП и ВКТ был проведен Национальный день протеста против реакционных декретов. Поскольку правительство Даладье не изменило своего курса и открыто поддерживало предпринимателей, руководство ВКТ (вопреки сопротивлению Жуо и Дюмулена) призвало рабочих к проведению 30 ноября всеобщей 24-часовой забастовки 44.

В обстановке растущего возмущения масс политикой правительства руководство социалистической партии высказалось против антирабочих мероприятий Даладье45. Однако оно противодействовало сплочению рабочего класса, отвергало предложения ФКП об объединении сил обеих партий в борьбе против фашизма и войны, запрещало социалистам сотрудничать с коммунистами.

Даладье учитывал это, обрушивая на компартию, демократические профсоюзы и рабочих-активистов неслыханные репрессии. Газета «Тан» предлагала нанести удар «зачинщикам-коммунистам»

46

и утверждала, что «страна стоит перед попыткой революции» . Стремясь сорвать всеобщую забастовку, правительство заранее стянуло в Париж и ряд других промышленных центров крупные силы полиции, жандармерии и даже воинские части; префектам было отдано распоряжение решительно пресечь движение.

Несмотря на жестокие превентивные меры, всеобщая забастовка состоялась. Она охватила 4 млн. трудящихся Парижа и других городов. Рабочие занимали предприятия и оказывали решительное сопротивление полиции и жандармам, старавшимся из- 1,1

Ж? Фревиль. Морис Торез. М., 1958, стр. 55—56. 42

М. Thorez. Oeuvres, I. IV, t. XVI, p. 66. 43

C. Willard. La drole de guerre et la trahison de Vichy.

Paris, 1960, p. 16. 44

«Histoire du Parti communiste fraii^ais (Manuel)», p. 356.

4:’ J. Duclos. Memoires, t. II, p. 417.

i6 «Le Temps». 26.XI 1938.

гнать их оттуда. Во многих местах произошли настоящие сражения. На заводе «Рено» против забастовщиков были применены слезоточивые газы244. Тюрьмы были переполнены, некоторые предприятия закрыты. Предприниматели мстили рабочим, объявляя локауты (заранее согласованные с властями), выбрасывая тысячи людей на улицы. 40 тыс. было уволено с авиационных заводов, 32 тыс.— с заводов «Рено»; лишились работы 100 тыс. трудящихся Марселя, 100 тыс. текстильщиков, 80 тыс. рабочих металлургической промышленности департаментов Нор и Па-де- Кале « т. д. 245 Нанося жестокие удары по пролетариату и его организациям, правительство ослабляло Францию и ее национальную оборону. Своими действиями оно способствовало моральному разоружению французского народа перед лицом фашизма, наступавшего внутри страны и извне.

Реакционная внутренняя политика, продиктованная Даладье крупной буржуазией, закономерно сочеталась с дальнейшими шагами по «умиротворению» фашистских агрессоров. В декабре 1938 г. Бонне и министр иностранных дел гитлеровской Германии Риббентроп подписали в Париже франко-германскую декларацию. В ней говорилось о признании их правительствами существующей границы между Францией и Германией «окончательной» и о решении тех же правительств «поддерживать контакт друг с другом по всем вопросам, интересующим обе их страны, и взаимно консультироваться...» 246 Сами вопросы не были названы в декларации, но, как доносил еще 30 ноября германский посол Вельчек, новое сближение Франции с Германией «с помощью... франко-германской декларации сделало бы бесполезной перестраховку на Востоке» 247. Другими словами, речь ш\а об отказе Франции от союза с СССР и даже от союза с буржуазной Польшей. Л. Ноель отметил в своих мемуарах, что в то время по настоянию Бонне «было решено начисто и без промедления денонсировать все соглашения, заключенные Францией: под ними понимали франкопольские соглашения и советско-французский пакт о взаимопомощи» 248.

Характерна судьба заключенного с Польшей в мае 1938 г. военного протокола, предусматривавшего взаимную помощь в случае германской агрессии. Он был только парафирован, но так и не введен в действие, ибо это зависело от подписания полити ческого соглашения, от чего Бонне все время уклонялся. «Я считал поэтому,— писал генерал Гамелен,-—что военный протокол... нисколько нас не связывал...>>249

Что касается денонсации франко-советского пакта, то формально Бонне не прибегал к ней, на деле же, как и многие его предшественники, с этим пактом не считался. Он сам признал, что советско-французский договор в его представлении «не имел никакого практического значения», поскольку «между французским и советским генштабами никогда не было переговоров о том, как моглз бы русская помощь быть практически оказана во время войны» 250. Но он умолчал о том, что французские правительства неизменно уклонялись от неоднократных предложений Советского правительства провести такие переговоры.

Рас четы французских мюнхенцев были отлично известны Гит- леру. Через посла в Париже Вельчека он знал, например, о намерении правительства Даладье «образумить коммунистов»251. В январе 1939 г. Бонне зачитал Вельчеку отдельные абзацы своей предстоящей речи в палате депутатов, подчеркивая, что они предназначены «исключительно для внутреннего употребления», другими словами — для обмана общественного мнения. В этих абзацах речь шла о том, что Франция остается верна своим пактам с Польшей и СССР 252.

Французская коммунистическая партия не могла знать о закулисных махинациях правительства Даладье. Но она всеми силами стремилась предотвратить опасное развитие событий. 21 января 1939 г. ЦК ФКП провел Национальную конференцию партии. В эти дни в Испании республиканцы вели ожесточенные бои в защиту Мадрида и Барселоны, франкистские войска продвигались на север, создавая угрозу Франции.

Конференция ФКП выразила готовность «поддержать такую правительственную политику, которая могла бы оказать эффективную помощь Испании и обеспечить безопасность границ» самой Франции. Она призвала всех честных французов «объединиться вокруг программы национального возрождения, основные принципы которой содержатся в программе Народного фронта, принятой всеобщим голосованием в 1936 г.» 253

Но Даладье даже не откликнулся на этот призыв.

После того как войска испанских мятежников появились у французской гра- ницы, Бонне вступил в дипломатические переговоры с Франко57. А когда 28 февраля пал Мадрид, состоялось официальное признание французским и английским правительствами диктаторского режима в Испании. В Мадрид в качестве посла Франции был послан маршал Петен — «человек, который легко мог найти общий язык с испанским диктатором» 58.

Используя политику «невмешательства», Гитлер 15 марта 1939 г. полностью захватил Чехословакию. 22 марта Германия, угрожая Литве, заставила ее отказаться от Клайпедской области с портом Клайпеда (Мемель). На следующий день Германия навязала кабальное соглашение Румынии, превращавшее последнюю в сельскохозяйственный и сырьевой придаток Германии. Муссолини уже не ограничивался притязаниями на Корсику, Савойю, Ниццу; 7

апреля итальянская армия вторглась в Албанию.

В это время агрессивные действия фашистских государств начали вызывать беспокойство и у правящих кругов Франции. 22 марта 1939 г. между Францией и Англией состоялся обмен нотами, содержавшими обязательства об оказании взаимной помощи в случае агрессии против одной из сторон. Но и после этого их основные усилия направлялись не на организацию коллективного отпора агрессорам, а на сговор с ними, чтобы «канализировать» германскую и итальянскую экспансии в восточном направлении.

В обстановке надвигающейся угрозы большой войны Англия, и Франция весной 1939 г. начали переговоры с СССР о совместной защите мира. Однако скоро выяснилось, что английское и французское правительства стремились не заключить с СССР действенный пакт, способный положить конец фашистской агрессии, а лишь заручиться советскими гарантиями, взамен чего Франция и Англия практически не давали ничего. Так, Франция и Англия отказались подписать предложенный СССР 17 апреля 1939 г. трехсторонний пакт, предусматривавший оказание немедленной взаимной помощи всеми средствами в случае агрессии против любой из трех договаривающихся стран и совместную помощь граничащим с СССР государствам Восточной Европы в случае агрессии против этих последних.

25 апреля правительство Франции предложило СССР такое соглашение, которое обязывало последний оказать немедленную помощь Англии и Франции в случае нападения Германии на одну из них, но не предусматривало помощь указанных стран Советскому Союзу, если бы СССР подвергся германской агрессии59.

й7 «История дни \ом.п пп", т. 111. М., 1945, стр. 6 >3.

58 «История международных отііошемии>\ т. I. М., 1961, стр. 559.

Архив внешней политики СССР. Дело англо-французскнх переговоров,

1939, г. III, л. 3—35. Переговоры с СССР по вине Англии и Франции затянулись почти на четыре месяца и зашли в тупик. Оба государства ограничивались присылкой в Москву третьестепенных представителей, неспособных самостоятельно решать рассматриваемые вопросы, что красноречиво свидетельствовало о нежелании достичь соглашения с СССР. Когда по предложению Советского правительства переговоры были 23 июля возобновлены на уровне военных миссий, правительства Англии и Франции продолжали начатую ими политическую игру. Если СССР брал обязательство выставить против агрессора 120 пехотных и 16 кавалерийских дивизий с 5 тыс. тяжелых орудий, 9—10 тыс. танкоз, от 5 до 5,5 тыс. боевых самолетов, то английский вклад намечался всего в количестве 5 пехотных и 1 механизированной дивизии. Хотя французский генерал Думенк и называл 110 дивизий, 4 тыс. танков и 3 тыс. орудий крупного калибра, которые Франция могла использовать в войне, но, как и глава английской военной миссии, уклонялся от принятия конкретного плана отпора агрессору(>0. Законное требование Советского командования, чтобы Франция и Англия воздействовали на Польшу и добились ее согласия на пропуск советских войск к германской границе, не нашло у Даладье и Бонне отклика.

Советское правительство еще не знало тогда многих фактов, характеризующих вероломство правительств Англии и Франции, но оно с каждым днем убеждалось в их недобросовестной политической игре. Советское правительство до самого последнего дня Московских переговоров убеждало английское и французское правительства подписать действенный и эффективный договор о коллективной защите мира в Европе. Но именно в последние дни переговоров (15—20 августа) полностью подтвердилась безнадежность попыток СССР договориться с Чемберленом и Даладье61. Вот почему Советский Союз вынужден был принять предложение Германии о заключении пакта о ненападении. 23 августа этот пакт, ставивший СССР в отношении Германии формально в такое же положение, какое уже установили с ней ранее Англия и Франция, был подписан. Однако, сорвав соглашение с СССР об отпоре агрессору, правительства Даладье и Чемберлена устранили для Гитлера опасность войны на два фронта, позволили ему бить своих противников поодиночке. Как известно, одной из первых на очереди оказалась именно Франция.

Внешняя политика правящих кругов Франции, таким образом, увлекла страну на гибельный путь. Она потеряла такого могу-

г,,> См. «Переговоры военных миссий в Москве».— «Международная жиянь», 1969, JV 2, стр. 141 —151. чего союзника, как СССР, что предопределило последующий ее разгром.

В канун второй мировой войны Франция уже намного отставала от Германии по производству стали, чугуна, алюминия, автомашин и многого другого, сильно уступала ей в выпуске боевых самолетов, особенно бомбардировщиков, в производстве танков, боеприпасов и г. д. Однако правительство Даладье принимало лишь ограниченные меры по усилению обороноспособности страны. Зато оно всячески старалось использовать возраставшую напряженность обстановки для дальнейшего нажима на рабочий класс. В марте 1939 г. Даладье понизил оплату за сверхурочную работу, установил закрепление рабочих за предприятиями и т. д. Новые декреты означали принуждение работать сверхурочно под угрозой увольнения без права поступить на другое предприятие или лишения пособия по безработице на 6 месяцев. Социальное

законодательство Франции было отброшено назад на целое сто-

62

ЛЄТИЄ .

В сложившихся условиях французские фашисты действовали все более нагло и уверенно. Как писал М. Торез, они «хотели войны, поражения Франции и вторжения (нацистов), рассчитывая, что это поможет им установить свое господство над французским народом»63. Коммунисты активно разоблачали подрывную деятельность гитлеровской «пятой колонны» во Франции, открыто обвиняя правительство Даладье в покровительстве фашистам. К этому времени по крайней мере два человека — сотрудник газеты «Тан» Обэн и Пуарье из «Фигаро» — были изобличены как платные агенты фашистской Германии; но следствие по их делу, как и по другим подобным делам, ес\и они касались Германии, велось тайно и не предавалось огласке64. Выступая 15 мая 1939 г. на пленуме ЦК ФКП в Иври, \1. Торез говорил: «Фландены, деа вдохновляют и направляют большинство в парламенте. Их друзья сидят в правительстве. Какое можно в этих условиях

*?* 65

иметь доверие к тем, кто управляет страной г»

По мере приближения войны коммунистическая партия все решительнее требовала укрепления обороны Франции, подчеркивая, что агрессии Гитлера не миновать. 19 мая 1939 г. на пленуме ЦК ФКП М. Торез говорил: «Становится все яснее, что п

конечном счете наиболее непосредственная и серьезная опасность угрожает со стороны германо-итальянской коалиции именно Фран-

<• І /І Іптлпііг», 20.Y 19 39. e:i М. Торез. Сын народа, стр. 144.

г’’' С. llsillard. La drolr dr gumo ции» 66. Партия настойчиво призывала к заключению эффективного соглашения с СССР и проведению других мер, способных обеспечить оборону страны. Она заклеймила французское правительство, по вине которого были сорваны Московские переговоры, и показала, к чему это может привести. Парламентская группа ФКП потребовала, чтобы министерство иностранных дел использовало германо-советский договор о ненападении для созыва международной конференции с целыо урегулирования нерешенных проблем(’7. Но правительство Даладье — Бонне не желало и слышать о конференции с участием СССР.

25 августа «Юманите» еще раз призвала к подписанию договоров, «не дающих свободы рук агрессору». Газета повторяла, что «в настоящей битве против фашистского агрессора коммунистическая партия займет свое место в первых рядах». В тот же день газета была запрещена; то же касалось и другого органа ФКП —«Се суар»; реакция развернула дикую травлю компартии. 27

августа правительство запрети \о издание и других коммунистических газет и журналов, лишив тем самым партию важнейшего орудия работы в массах.

Так правящие круги Франции политически и морально разоружали Францию, когда требовалось максимальное сплочение здоровых сил страны. Это была губительная политика «200 семейств» и всей французской реакция, видевших угрозу для своего господства не в германском фашизме, а в трудящихся массах.

Попытки сговора с агрессором отнюдь не прекращались, хотя войн-a уже придвинулась вплотную. Бонне ухватился за сделанное 31 августа предложение Муссолини о созыве конференции Англии, Франции, Германии и Италии «для урегулирования возникших разногласий». Речь шла о новом Мюнхене, на этот раз за счет Польши. Однако в это время Гитлера уже не устраивало соглашение. Ему, по его же словам, была нужна война и только война. Пренебрегая всеми «мирными» предложениями, Гитлер отдал приказ о вторжении вооруженных сил Германии в Польшу, что означало полный крах политики «умиротворения» и сговора с агрессором. Нападение на Польшу, начавшееся утром 1 сентября 1939 г., по\ожило начало второй мировой войне, через короткий срок всей своей силой обрушившейся на Францию.

eR Ж. Фрсвилъ. Морис Торр-ч. стр 57. 61 Там же, стр. 58.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме КАНУН ВОЙНЫ:

  1. 15.1. Первая мировая война
  2. 15.3. Вторая мировая война
  3. Япония накануне войны в Китае
  4. 1. Отношения СССР с будущими союзниками накануне войны
  5. 1. Причины и характер Первой мировой войны. Ход военных действий в 1914—1916 годах.
  6. 3. Отношение различных политических партий России к войне.
  7. КАНУН ВОЙНЫ
  8. Вопрос 43. Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг.
  9. Вопрос 69. Начало Великой Отечественной войны. План "Барбаросса", генеральный план "Ост"
  10. Советская военная пропаганда накануне Великой Отечественной войны
  11. Пропагандистское обеспечение войны с Финляндией 1939—1940 годов
  12. Первая мировая война
  13. Вторая мировая война
  14. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА
  15. 5.10. СССР НАКАНУНЕ ВОЙНЫ (1938-1941 ГГ.): ЭКОНОМИКА, ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  16. § 12. Начало Первой мировой войны. Военные действия на Восточном фронте в 1914 - феврале 1917 г.
  17. 6. СССР накануне войны
  18. СССР и Германия перед войной
  19. 3.2. Россия в Первой мировой войне. Нарастание общественно-политического кризиса в стране. Февральская революция
  20. ГЛАВА 9 НАКАНУНЕ ВОИНЫ: 28 ИЮНЯ - 1 АВГУСТА 1914 ГОДА