<<
>>

Конгресс тред-юнионов

Хотя моральное влияние Генерального совета Конгресса тред- юнионов очень велико, его фактическая власть ограниченна: отдельные тред-юнионы пользуются значительной автономией.

Тред-юнионы возникли в XIX веке как независимые, не связанные между собой группы, почти не объединенные общими целями.

Они боролись друг с другом и, соперничая, проводили сектантскую политику. И сейчас еще тред-юнионы довольно сильно отличаются друг от друга по численности, проводимой ими политике и структуре.

В то время как более старые цеховые союзы были заинтересованы главным образом в сохранении условий труда для своих профессий путем обеспечения сравнительно высокой заработной платы и ограничения числа учеников, новые союзы, образовавшиеся в восьмидесятых годах прошлого столетия, сильные своей численностью, стремились обеспечить своим членам — неквалифицированным рабочим — справедливый минимум заработной платы.

Однако скоро стало ясно, что сила тред-юнионов и их общественное положение будут возрастать лишь в том случае, если они найдут общую точку зрения по крайней мере на некоторые, стоящие перед ними проблемы. Постепенно, несмотря па конфликты между отдельными тред-юнионами, начала одерживать верх общая позиция, отражающая отношение организованного труда к капиталу.

Однако лишь после первой мировой войны за тред-юнионами было признано право участия в государственных делах, а один из лидеров тред-юнионов вошел в состав военного кабинета.

Конгресс тред-юнионов был основан в 1868 году. В то время он являлся лишь ежегодной демонстрацией силы и солидарности тред-юнионов и давал возможность их руководителям обсуждать общие проблемы, но он не имел ни исполнительного аппарата, ни полномочий определять общую политику и поэтому был не более чем представительной и консультативной ассамблеей.

До 1921 года единственным органом, обеспечивавшим преемственность между конгрессами, был парламентский комитет, состоявший из секретаря и 18 членов, основной функцией которого являлась работа с депутатами в кулуарах парламента и посылка делегаций.

На специальном конгрессе, созванном в декабре 1919 года, главным образом в связи с кризисом, разразившимся из-за предложения национализировать угольные шахты, впервые было выдвинуто предложение о создании Генерального совета. Однако первый Генеральный совет был избран лишь в 1921 году. Он состоял из 32 членов, представлявших 17 промышленных групп, и из секретаря и его помощника, являвшихся освобожденными работниками.

С 1921 по 1926 год делались попытки усилить Генеральный совет и определить его полномочия. Конгресс 1922 года обсудил дополнение к уставному положению № 12 о Генеральном совете, возлагавшее на Генеральный совет обязанность координировать организацию забастовок во время серьезных конфликтов. Дж. Р. Клайнс отмечал, что это будет в ущерб власти крупных объединений неквалифицированных рабочих, машиностроителей, судостроителей и текстильщиков. Кроме того, по словам профессора Мэркенда, «более старые цеховые союзы сопротивлялись втягиванию их в конфликты, являвшиеся следствием более воинственной политики производственных или общих профсоюзов... У них не было желания ставить под угрозу свои денежные средства и еще меньше — уступать свои цеховые привилегии. Более молодые тред-юнионы боялись ослабить свой суверенитет» \

Подобные трудности возникают у всех организаций, построенных по принципу федерации.

Тред-юнионам присущи две отчасти противоречивые тенденции: с одной стороны, они хотят иметь более сильную центральную организацию для использования ее в отношениях с предпринимателями и государством, с другой стороны, они не желают поступиться ни малейшей частичкой автономии.

В 1924 году членство в профсоюзах резко упало. В том же году лорд Ситрин впервые был назначен заместителем генерального секретаря (генеральным секретарем был Фред Брамли). В проекте доклада Генерального совета Конгрессу тред-юнионов за этот год чувствовалась рука человека, хорошо знакомого с работой профсоюзов. Стоящие перед профсоюзами проблемы были охарактеризованы следующим образом:

«Тенденция к централизации, так сильно проявившаяся за последние годы, не может не оказать своего влияния на Конгресс тред-юнионов.

Ощущается постоянная нужда в некоем центральном органе, способном авторитетно выступать и действовать от имени всего английского профсоюзного движения. Конгресс тред- юнионов является именно таким органом. Проблема, которую необходимо разрешить, состоит в том, как превратить Конгресс тред- юнионов не просто в эффективное выражение производственной активности, но в действенный исполнительный орган, который вел бы практическую работу».

На конгрессе в Гулле в 1924 году была принята «Промышленная хартия», которая в 1928 году стала уставным положением A20!? 2, излагавшим цели Конгресса тред-юнионов. Эти цели включали установление общественной собственности и контроля над естественными ресурсами (земля, полезные ископаемые), шахтами, железными дорогами, расширение государственных и общественных предприятий, удовлетворяющих общественные потребности и обеспечивающих общественные услуги, привлечение представителей рабочих к контролю и управлению коммунальными службами и отраслями промышленности.

Всеобщая забастовка 1926 года помешала выполнению этих целей. Она выявила недостаточную сплоченность профсоюзов для осуществления их далеко идущих целей. Для этого необходимо было выработать стратегию, рассчитанную на длительный срок.

В 1938 году после двенадцатилетнего пребывания на посту секретаря Генерального совета лорд Ситрин писал:

«Создание Генерального совета само по себе было значительно большим шагом вперед, чем простые организационные изменения. Оно являлось по крайней мере частичным выражением растущего внутри профсоюзов стремления к более высокой степени централизации усилий тред-юнионов и отвечало требованию более высокой концентрации сил и руководства. Хотя Генеральный совет не был создан окончательно, сама тенденция была правильной... Постепенно тред-юнионы усвоили истину, преподанную национальной забастовкой и мировой войной, а именно — необходимость единого руководства».

Работники тред-юнионов, писал он далее, еще не уяснили себе фактического объема полномочий Генерального совета, на деле ограниченных автономией тред-юнионов. «Любая попытка Генерального совета захватить власть была бы роковой для развивавшейся тенденции превращения Генерального совета в настоящий генеральный штаб профсоюзного движения».

Лорд Ситрин предвидел, что профсоюзы должны быть не только централизованы, но и подготовлены к осуществлению своих основных целей и воспитаны соответствующим образом:

«По мере усиления роли профсоюзов их руководители будут получать все большую подготовку и специальные знания, необходимые не только для ведения переговоров по вопросам заработной платы и условий труда, но и для руководства и фактического управления самой промышленностью. Постепенно профсоюзы охватывают не только мастеров и чернорабочих, но и техников, администраторов и контролеров. Рано или поздно демократический контроль над промышленностью станет делом осуществимым»

Политика лорда Ситрина была рассчитана на длительное время, но это обстоятельство не повлекло за собой отказа от целей, сформулированных в уставном положении № 2.

По мере усиления централизованной власти тред-юнионов более остро встал вопрос об их участии в руководстве производством. В конечном счете он важнее, чем вопрос о борьбе за соответствующий уровень заработной платы.

В бытность лорда Ситрина секретарем Конгресс тред-юнионов приступил к детальному рассмотрению вопроса о характере участия профсоюзов в руководстве производством. Концентрация собственности и контроля в промышленности и существование организованных ассоциаций и объединений предпринимателей давали основание считать, что позиция тред-юнионов со временем, если они проявят терпение при выдвижении требований об участии в контроле над производством, будет сильнее. Крах всеобщей забастовки скомпрометировал идею лобовой атаки на интересы объединенных предпринимателей и, начиная с 1927 года, Генеральный совет ограничивался политикой консультаций с предпринимателями не только по вопросам заработной платы в различных отраслях промышленности, но и по вопросам, затрагивающим промышленность в целом.

В период, непосредственно последовавший за всеобщей забастовкой, перед профсоюзным движением открывались три возможных пути, на которые указал Генеральный совет в своем докладе Конгрессу 1928 года.

Первый путь заключался в том, чтобы всеми возможными средствами остановить производство и вызвать этим революционную ситуацию, которая, по крайней мере теоретически, должна привести к свержению капитализма. Второй заключался в том, чтобы стоять в стороне и вести борьбу на сектантской основе лишь за частичные улучшения, предоставив управление производством промышленникам. Первый из этих путей был отвергнут Генеральным советом как «бесполезный, обреченный на поражение и неизбежно приводящий к кровопролитию и нищете», второй был охарактеризован как «полностью несовместимый с требованиями, выдвигаемыми в связи с совершенно изменившимся положением рабочих в промышленности».

Третий путь, одобренный Генеральным советом, состоял в том, чтобы профсоюзы открыто заявили, что они не только заинтересованы в процветании промышленности, но полны решимости добиться права участия в управлении ею. При этом было выражено мнение, что тред-юнионы больше заинтересованы в хорошо развитой промышленности, чем в отсталой, и что поэтому они ДОЛЖНЫ способствовать ее развитию и научной реорганизации.

Проповедуя эту политику и приступив к переговорам с группой промышленников, возглавляемой Мондом, Генеральный совет навлек на себя обвинение в сотрудничестве с предпринимателями в ущерб интересам рабочих, представлять которые он был избран. В частности, Объединенный союз машиностроителей резко протестовал против соглашательской политики, а коммунистические элементы пытались создать свой конгресс тред-юнионов, так называемое «движение меньшинства», хотя и отрицали это. Однако значительная часть тред-юнионов їіродолжала поддерживать Генеральный совет21.

<< | >>
Источник: Яковлев Л.. Британский тред-юнионизм. Пять очерков института политического и экономического планирования. 1956

Еще по теме Конгресс тред-юнионов:

  1. Отношения между Конгрессом тред-юнионов 1 и лейбористской партией ;
  2. СПИСОК УЧРЕЖДЕНИЙ И ОРГАНИЗАЦИЙ, В КОТОРЫХ КОНГРЕСС ТРЕД-ЮНИОНОВ ИМЕЕТ СВОИХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ
  3. ОЧЕРК / ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА ТРЕД-ЮНИОНОВ
  4. Часть I ТИП, ЧИСЛЕННОСТЬ И РАЗМЕРЫ ТРЕД-ЮНИОНОВ
  5. Часть 1 рАавитиЕ ОСНОВНОЙ политики ТРЕД-ЮНИОНОВ
  6. ИЕРАРХИЯ В ТРЕД-ЮНИОНАХ
  7. < ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ТРЕД-ЮНИОНАМИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ
  8. Отношения между тред-юнионами и партией
  9. Часть III ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ТРЕД-ЮНИОНАМИ И ЛЕЙБОРИСТСКОЙ ПАРТИЕЙ
  10. Тред-юнионы общего типа
  11. НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ И ПРОСВЕТИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ R ТРЕД-ЮНИОНАХ И ИХ СВЯЗЬ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ
  12. Отношения между общими, цеховыми и производственными тред-юнионами '
  13. Ежегодный конгресс
  14. Истэблишмент конгресса
  15. ПЕРВЫЙ КОНГРЕСС ГОМИНЬДАНА
  16. ПОДГОТОВКА К ПЕРВОМУ КОНГРЕССУ ГОМИНЬДАНА
  17. Поиск новой рациональности (но материалам трех всемирных конгрессов)
  18. Яковлев Л.. Британский тред-юнионизм. Пять очерков института политического и экономического планирования, 1956
  19. А. В. Бузгалин, д. э. н. М. И. Воейков, д. э. н. О. Ю. Мамедов, д. э. н. В. Т. Рязанов. Политэкономия: социальные приоритеты. Материалы Первого международного политэкономического конгресса. Т. 1: От кризиса к социально ориентированному развитию: реактуализация политической экономии., 2013