<<
>>

Львиное Сердце

Из всех королей, известных в исторgt;ии, ІІИ у кого не было такой незаслуженно раздутой репутации, как у Ричарда, который наследовал английский троп после смерти своего отца Генриха II.

Король Ричард Львиное Сердце стал героем сотен исторических романов.

Конечно, он был человеком огромной физической силы, отчаянным храбрецом и прекрасным полководцем, если победа всецело зависела от сильных мускулов. Он также обладал красивым голосом, писал стихи и вообще любил поиграть в трубадура, что-то ему передалось от авантюрного характера матери, которая при его восшествии на трои была все еще жива, крепка и вынослива в свои шестьдесят семь лет.

Во всем остальном, кроме силы и храбрости, Ричард кажется совершенно несостоятельной лич-

ностыо. Оті был плохим сыном и братом и редко видел дальше собственного носа. В его понимании роль короля ограничивалась глупыми рыцарскими странствованиями. Он был Дон Кихотом на тропе.

Он, в сущности, пе был мужественным, если не считать воинского таланта. Ему пе хватало твердости, и у него даже имелось другое прозвище (не столь известное, как Львиное Сердце) — Ричард Да-Нет, которое означало, что его легко склонить в ту или другую сторону. Он не интересовался женщинами (в отличие от своего отца); в действительности он был гомосексуалистом.

Что же касается Англии, для которой ои в итоге стал национальным героем, она его мало заботила, и он редко ее посещал. Единственное, чем ои реально был для Англии — это источником огромных расходов.

Получив известие о смерти отца, Ричард захватил королевскую казну и приказал освободить из крепости свою мать. Затем он приняло я за осуществление задачи, которая занимала его большую часть его жизни и создала ему дутую репутацию в глазах потомков.

Земли, завоеванные в предыдущем Крестовом походе сто лет назад, находились в смертельной опасности.

Второй крестовый поход Людовика VII закончился ничем, а у мусульман появился великий герой Саладин, который действительно обладал всеми теми качествами, которые потомки несправедливо приписали Ричарду.

В 1187 г. Саладин одержал победу над армией крестоносцев и захватил Иерусалим. Гнев и отчаяние прокатились по всей Западной Европе при получении этого известия. В этот волнующий момент воины повсюду начали приносить клятвы отправиться в Святую землю на освобождение Иерусалима.

Старый Генрих II принес такую клятву. Французский король Филипп II тоже поклялся это сделать. Также и принц Ричард. В 1188 г. Генрих II, чтобы собрать деньги на этот поход, ввел в своих владениях специальный налог. Он назывался «са- ладиновой десятиной», поскольку от каждого собственника требовалось отдать десятую часть своего дохода и движимого имущества. Дополнительная сумма, достаточно значительная, была выбита из евреев. (В конце концов, видимо, рассуждал Генрих, почему бы неверным не заплатить за преступления других неверных — не важно, что это разные неверные. В самом деле, именно в эпоху Крестовых походов антисемитские настроения стали особенно сильны в Западной Европе.)

Однако потом, когда все было готово, Филипп и Ричард объявили Генриху войну, и Крестовый поход пришлось отложить. Освобождение Иерусалима могло подождать, когда речь шла о замках во Франции.

Оказавшись на троне, Ричард не стал ждать. Что может быть достойнее для рыцаря, чем подвиги на Востоке. Более всего на свете Ричард хотел отправиться на Восток, сойтись в поединке с мусульманами, освободить Иерусалим и стать величайшим в мире королем. (Возможно, он надеялся порадовать этим свою мать — искупив то разочарование, которое доставил ей Крестовый поход ее первого мужа полвека назад.)

Ричарду требовались деньги; для этого он отправился в Англию и продал все, что мог. Ои продавал церковные должности, светские должности, права наследования и привилегии. Он даже продал Шотландию, вернув ее шотландскому королю.

Он снова заставил раскошелиться евреев. Его действия в этом направлении на фоне общих антиев- рейских настроений населения вылились в жесто

кие деяния, крайне нехарактерные для английской истории. В Йорке, например, многие евреи были убиты чернью.

Через четыре месяца Ричард всевозможными способами — несправедливыми, безрассудными и порою жестокими — собрал нужную сумму, ои был готов к великим подвигам, которые принесли ему славу, однако не освободили Святую землю окончательно и ничего пе дали самой Англии.

Действительно, его отсутствие означало бы крах Анжуйской империи, если бы давление общественного мнения не вынудило Филиппа также отправиться в Крестовый поход.

Филипп ранее поклялся сделать это, так же как и Ричард, однако его клятва была скорее политическим жестом, и оп не намеревался ей следовать. Больше всего оп хотел остаться дома, пока Ричард совершает подвиги в чужих землях, и под шумок прибрать к рукам Анжуйскую империю. Правда, если бы ои так поступил, Ричард мог бы обвинить его в клятвопреступлении и заявить, что он ставит свои интересы выше интересов всего христианского мира.

Ему ничего не оставалось, как отправиться в Крестовый поход. Какая бы дружба ни существовала между двумя правителями в прошлом, теперь о пей не было речи. Они оставались заклятыми врагами до конца своих дней.

Поход, в котором участвовал Ричард, назвали потом Третьим крестовым походом, и подвиги английского короля стали последним взлетом нормандского флибустьерства, несколько потускневшего со времен Роберта Гвискара.

У Ричарда не было определенного плана. Ои останавливался по дороге где хотел. В 1190 г. он прибыл на Сицилию и вступил в распрю с Танкре- дом, ее последним нормандским правителем. Усло-

впя подписанного в конце концов мирного договора показались оскорбительными новому германскому императору Генриху VI, который оспаривал претензии Тапкреда па сицилийский трон.

Затем Ричард отказался от брачного союза с сестрой Филиппа, с которой оп был обручей, чем еще больше настроил против себя французского короля.

После этого Ричард потратил два месяца и кучу усилий на то, чтобы захватить вовсе ие нужный ему Кипр.

Наконец, в июне 1191 г., через год после того, как он выступил в поход, Ричард прибыл в Святую землю. Христиане уже долгое время осаждали город Акру на палестинском побережье, по мусульмане, похоже, пе собирались сдаваться. Получив подкрепление, которым предводительствовали знаменитейшие рыцари Европы, осаждавшие воспрянули духом, и Ричард купался в похвалах.

Одиако Акра продолжала упорствовать, и, прежде чем она была взята, произошло весьма неприглядное событие, в результате которого слава Ричарда несколько поблекла. Однажды оп выказал свое благородство, убив 2600 мусульманских пленных в раздражении от того, что Акра пе сдается.

Что же касается Филиппа, он был болен, ие желал никакого крестового похода, но до смерти завидовал Ричарду, которому доставались все лавры. Осада была в большей степени противоборством между Ричардом и Филиппом, нежели борьбой христиан и мусульман.

Затем, когда Акра наконец пала, Ричард повел себя очень невежливо. Австрийский герцог Леопольд привел отряд на помощь осаждавшим и после захвата города водрузил свой штандарт на одной из стен. Ричард, пе желая пи с кем делить славу, приказал снять знамя. Некоторые

говорят, что, когда Леопольд стал протестовать, Ричард в гневе набросился на него с кулаками и грубо заставил его замолчать. В то время Леопольд не мог дать достойного отпора, по происшествие ои запомнил.

После падения Акры Филипп отправился домой, сказавшись больным и поклявшись, что не тронет владения Ричарда. Ричард двинулся маршем на Иерусалим, однако так и не сумел его взять. Он одерживал победы, по эти победы обходились дорого. Голод и жажда, дневной зной и бесприютные ночи, хитрые ловушки Саладина — все это изматывало армию. Ричард подошел к Иерусалиму и в соответствии с романтическими рассказами закрыл глаза, чувствуя, что он не должен смотреть на то, чем не в состоянии овладеть.

В 1192 г., заключив с Саладином трехгодичное перемирие, Ричард отправился на корабле домой, имея за душой несколько победоносных сражений, множество легенд, окружавших его имя, репутацию героя — и полное поражение.

Истинным героем Третьего крестового похода был Саладии.

Ричард понимал, что обратный путь будет нелегким. Он сумел рассориться почти со всеми правителями в Европе, и у него не было достаточной армии, чтобы прорваться через континент, где у пего повсюду находились враги. Когда его корабль потерпел крушение в окрестностях Венеции, он решил, что самый безопасный способ возвратиться домой — добираться по суше под чужим именем.

Однако Ричарду трудно было долго оставаться неузнанным. Он был высок, силен и высокомерен. Естественно, в нем с первого взгляда узнавали того, кем он и являлся, — надменного высокородного вельможу. Его рано или поздно

должны были узнать, и произошло это в самый неподходящий момент.

В декабре 1192 г. неподалеку от Вены па Ричарда напали вооруженные люди, которые явно собирались захватить эту важную персону, чтобы потребовать выкуп. Ричард выхватил меч и сказал, что будет разговаривать только с их предводителем. Когда тот появился, ои оказался не кем иным, как Леопольдом Австрийским — тем самым Леопольдом, чье знамя Ричард сбросил со степы и которого он тогда ударил.

Леопольд, мрачно усмехаясь, назначил самый большой выкуп. У Ричарда имелись и другие враги, поважнее Леопольда. Германский император Генрих VI, оскорбленный поведением Ричарда на Сицилии, заставил австрийского герцога передать пленника ему. Ричард оказался в руках Генриха, и император спокойно объяснил английскому королю, что в случае чего следующим его тюремщиком станет Филипп.

Перспектива попасть к французском}г королю была для Ричарда страшнее, чем самый непомерный выкуп. Филипп, скорее всего, вынудил бы его отречься от большинства французских территорий, входивших в состав Анжуйской империи. Соответственно Ричард согласился выплатить императору громадную сумму в 150 ООО марок и формально (и только) признать императора своим сеньором. (Теоретически германский император со времен Карла Великого считался верховным властителем всего западного христианского мира, но, разумеется, никто пе обращал па это внимания.)

Все расходы легли па плечи подданных Ричарда (это все, что получила Англия в результате его подвигов в Святой земле, и довольно дорогая цена за удовольствие ударить эрцгерцога Австрийского). В 1194 г. Ричард Львиное Сердце вернулся в

Англию. Оп оставался там ровно столько времени, сколько требовалось, чтобы короноваться второй раз и (для чего же еще?) чтобы собрать деньги; затем оп отправился на континент.

Там Ричард оставался до конца своих дней, ведя борьбу с Филиппом Августом.

<< | >>
Источник: Азимов Айзек. История Англии. От ледникового периода до Великой хартии вольностей / Пер. с англ. Н.А. Поздняковой. — М.: ЗАО Центрполиграф. — 319 с.. 2005

Еще по теме Львиное Сердце:

  1. Этические и эстетические взгляды.
  2. Государства распавшегося халифата
  3. 2.3. Терминология права среднеанглийского периода
  4. § 26. Англия и Франция: слишком тесные объятия
  5. § 27. Три кретоносца
  6. § 33. Между язычеством и христианством
  7. Львиное Сердце
  8. Папа и Иоанн
  9. ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ ПОХОДЫ
  10. ПОД СЕНЬЮ ЛАТИНСКОГО КРЕСТА
  11. ГЛАВА 4.2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТА ЕВРОПЫ В XI—XIII ВВ.