<<
>>

§ 2. Мир, картина мира, ценностно-смысловой универсум

В современной философской литературе речь идет о принципиально различных картинах мира: частнонаучных, религиозных, художественных. Скажем, под естественнонаучной картиной мира следует, видимо, понимать концептуальный аппарат естествознания, организованный в некую целостную систему, демонстрирующую единство и взаимосвязь естественных наук.
От последних она отличается лишь более высокой степенью обобщения. Будучи функцией и одновременно формой развития естественнонаучного познания, естественнонаучная картина мира (подобно всем частнонаучным картинам мира) есть система открытая, изменяющаяся в соответствии с изменением содержания естественных наук. Религиозная картина мира в основе своей стабильна. Если считать теологию наукой (а дипломы теологических учебных заведений приравняли к дипломам других вузов Российской Федерации), то она входит в число гуманитарных дисциплин. Какую же роль играет картина мира в научном познании? Когда случаются затруднения, перебои в ходе получения новых знаний, в создании новой теории, ученый обращается к более общему уровню научного знания, каковым и выступает научная картина мира, которая задает некий типовой для данной науки стиль мышления, способ видения предмета исследования. Ученый может обращаться также к философским категориям и принципам. Вопрос лишь в том, какие категории наиболее адекватно отвечают методологическим запросам социально-гуманитарных наук. Ясно, что ни в социальных, ни тем более в гуманитарных науках материя не может быть основополагающей категорией, поскольку «единицей» методологического и семантического анализа социально-гуманитарного знания является текст как особая реальность. Вся культура «прочитывается» как некий «большой текст», требующий своего понимания и интерпретации. Именно последняя как придание смыслов и значений текстам, явлениям, событиям есть базовая операция и общенаучный метод социально-гуманитарных наук.
Движущаяся материя является предметом наук о природе. Но последняя может рассматриваться и в формах гуманитарной культуры: мифологии, религии, искусстве, философии. Ценностно-смысловая интерпретация природных стихий происходит вначале в язычестве как мифологии и религии, в устном народном творчестве, первобытном искусстве, а затем в философии. С этой точки зрения земля - это не просто грунт, а мать-кормилица, «родная земля» (отсюда понятия «земляки», «землячество»). Огонь - это не цепная химическая реакция горения, а источник тепла и света, обожествляемый в различных языческих культурах. Ярило у славян - бог солнца и огня. С точки зрения ценностно-смысловой интерпретации «почва» - это не гумус, а писатели-«почвенники» (Ф. М. Достоевский, А. Григорьев, Н. Н. Страхов и др.) - это не ученые-почвоведы. Указанных писателей и литературных критиков потому назвали почвенниками, что они радели об исторической и духовной укорененности человека в родной почве, то есть в «почве» своей национальной культуры, имеющей свою историю и святыни. Здесь «почва» - некий культурно-исторический субстрат, элемент и символ определенного ценностно-смыслового универсума. Через культуру и цивилизацию природная среда транспонируется (переносится) в «мир человека», в котором явления природы теряют статус природных стихий и предстают перед нами, во-первых, как элементы искусственной среды: сравним электричество в виде грозового разряда (молния) и в виде электроосветительных и электронагревательных приборов, во-вторых, как элементы ценностного универсума, то есть культуры. Сознание в сфере гуманитарного знания аппелирует не к природной сущности вещей. Здесь мир задан человеку не вещнонатуралистически, а духовно-практически (К. Маркс). Как было отмечено в первом параграфе, предмет социальногуманитарного знания - «мир человека». Этот мир осмысливается, в частности, через призму иерархии ценностей человека (в пределе - человечества). С этой точки зрения отношение человек-мир является универсальной и сущностной характеристикой бытия.
Жизнь человека - непосредственно первичная и высшая ценность бытия. Установлением себе столь высокого места в иерархии всего сущего человек обязан тем, что он, по И. Канту, существо нравственно разумное и объективно несет в себе определения свободы, долга и ответственности перед миром. Ключ, открывающий различие картин мира, лежит в полисемии (мнозначности) термина «мир». В основе этой полисемии - многообразие миров в онтологическом смысле. Сравним, условно говоря, «мир Декарта» и «мир Маркса». «Дайте мне материю и движение, и я создам мир» (Декарт). Эта онтология не сопряжена с аксиологией. Подобная онтология не может быть философской основой социально-гуманитарных наук. «Мир Маркса» - это социокультурный мир. Развивая данную мысль, можно утверждать, что единство этого мира задается не только мирохозяйственными связями, как сказано у Маркса, но и общечеловеческими ценностями. В отличие от естественнонаучной социогуманитарная картина мира является ценностно-нагруженной. Эту «нагрузку» мы и обозначили термином «ценностно-смысловой универсум». В религиозной картине мира центром его ценностных взаимосвязей выступает Бог. Любопытно в этом плане суждение Н. А. Бердяева как представителя религиозного экзистенциализма о мире как ценностносмысловом универсуме. «В мире так много зла и страдания, потому что в основе мира лежит свобода. И в свободе все достоинство мира и достоинство человека. Избежать зла и страдания можно лишь ценой отрицания свободы. Тогда мир был бы принудительно добрым и счастливым. Но он лишился бы своего богоподобия. Ибо богоподобие - это прежде всего в свободе... Трагедии мирового процесса не было бы, но не было бы и Смысла, связанного со свободой»180. Переоценка ценностно-смыслового универсума (вспомним библейское: «... будет новое небо и новая земля») идет не обязательно от страсти к слепому разрушению и не от суетного обновленчества. Приведем на этот счет суждение такого видного представителя атеистического экзистенциализма, как М. Хайдеггер. Указанная переоценка «идет от нужды и необходимости придать миру такой смысл (ценностный), который не унижает его до роли проходного двора в некую потусторонность. Должен возникнуть мир, делающий возможным появление человека, который развертывал бы свое существо из полноты своей собственной сущности»181. Как видим, рассмотрение мира как ценностно-смыслового универсума может иметь свои оттенки у представителей одного и того же философского направления, не говоря уже о разных направлениях (пусть и близких друг другу). Так, с точки зрения Э. Гуссерля - основоположника феноменологической философии жизненный мир (в отличие от естественного) - это мир субъективных личностных смыслов. Неся в себе культурно-исторический контекст, жизненный мир является основой всех идеализаций (в том числе и научных).
<< | >>
Источник: под ред. В. П. Горюнова. История и философия науки. Философия науки : учеб. пособие. 2012

Еще по теме § 2. Мир, картина мира, ценностно-смысловой универсум:

  1. Религия и генезис культуры
  2. § 1. Научная картина мира и стиль мышления, их методологические функции в теоретическом познании
  3. Т. А. Кузьмина ловеческое бытие и А ть у Фрейда и Сартра
  4. Рациональность как философская проблема
  5. 13.1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕРМЕНЕВТИКА: ГОРИЗОНТЫ НОВОЙ ЛОГИКИ
  6. КОСМОС ИСЛАМА
  7. ПРОБЛЕМА СИМВОЛА В СВЕТЕ ФИЛОСОФИИ КУЛЬТУРЫ
  8. ПРОБЛЕМЫ ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ ИСТОРИЧЕСКИ РАЗВИВАЮЩЕГОСЯ УНИВЕРСУМА: ДВА ПЛАНА ИССЛЕДОВАНИЯ. Широканов Д.И.
  9. Способ объяснения, основанный на принципе тождества
  10. § 1. Философия и мировоззрение