<<
>>

НАСТУПЛЕНИЕ РЕАКЦИИ И КРИЗИС ЧЕТВЕРТОЙ РЕСПУБЛИКИ

Правительство пало 21 мая 1957 г., когда в связи с обсуждением проекта финансовых реформ «независимые» проголосовали против, а радикалы-мендесисты воздержались. Это означало крах «Республиканского фронта», бывшего с самого начала нежизненным объединением.

Подлинный республиканский фронт в условиях Франции возможен лишь при участии ФКП, наиболее сильной и последовательной республиканской партии, тогда как «Республиканский фронт», в котором место коммунистов заняли деголлевцы, служил лишь ширмой, прикрывающей происки реакции. Лидеры СФИО, находясь в 1956—1957 гг. у власти, своей политикой подрывали в народе веру в республику. Наступил долгий правительственный кризис.

На первый план выдвинулись правые радикалы, очень близкие по своим взглядам к «независимым». В июне 1957 г. один из их лидеров, Буржес-Монури, сформировал новый кабинет, в который вошли радикалы и социалисты, причем последние сохранили посты министра иностранных дел и министра по делам Алжира. Противники политики Лакоста Деффер (социалист), Миттеран (ЮДСР), Массон (радикал) были удалены из правительства; видные места в нем заняли правые радикалы Морис и Гайяр. Коалиция социалистов и правых радикалов, опиравшаяся на поддержку меньшинства в парламенте (правительство Буржес-Монури получило только 240 голосов из 595), была лишь жалким обломком «третьей силы». Она не имела поддержки ни в народе, ни у монополистической буржуазии.

Трудящиеся были недовольны непрерывным ростом цен, забастовочное движение не прекращалось. Правительство отказалось от встречи с представителями профсоюзных организаций для обсуждения вопроса о применении подвижной шкалы заработной платы. Немногие мероприятия, которые успел провести кабинет Буржес-Монури за два с половиной месяца своего существования, служили интересам крупного капитала. Одним из таких мероприятий была ратификация 9 июля 1957 г. Римских соглашений (подписанных еще правительством Ги Молле) об организации Европейского экономического сообщества, или «Общего рынка».

Этим договором предусматривались постепенная ликвидация экономических границ между шестью странами (Франция, ФРГ. Италия, Бельгия, Голландия, Люксембург) и создание наднациональных политических органов. В экономическом плане «Общий рынок» являлся для монополий средством передела сфер производства и рынков, а в политическом речь шла о некотором отчуждении национального суверенитета в пользу общеевропейского органа монополий. Европейское экономическое сообщество было естественным продолжением Европейского объединения угля и стали и Парижских соглашений 1954 г. Оно должно было закрепить господствующее положение монополистического капитала Западной Германии и Франции в Европе и обеспечить их конкурентоспособность в борьбе против монополий США и Англии.

При поддержке правой части Национального собрания правительство Буржес-Монури получило право применять чрезвычайные полномочия против «терроризма» не только в Алжире, но и на территории Франции; это дало ему неограниченные возможности для преследования демократических организаций и прессы, требовавших прекращения огня в Алжире. Выступивший в ходе дебатов по данному вопросу Ж Дюкло заявил: «Война в Алжире все больше принимает такой характер, когда она направлена не только против права алжирского народа на независимость, но также и против права французского народа на свободу» Б6. Он вновь обратил внимание на возросшую активность фашистских организаций, готовивших гражданскую войну. 30

сентября 1957 г. разразился новый правительственный кризис. Поводом послужило обсуждение в Национальном собрании проекта чрезвычайного закона, согласно которому Алжир должен был быть расчленен на отдельные территории с местными, не имеющими никакой реальной власти ассамблеями во главе, тогда как действительное управление страной оставалось в руках французской администрации. Но и этот реакционный проект, основой которого была формула: «Алжир является неотъемлемой частью Французской республики»,— не отвечал интересам правых партий. Об этом заявил Сустель, лидер социальных республиканцев, которые проявляли все возрастающую активность.

«Битва за Алжир,— говорил он,— продолжается, и мы сделаем все для того, чтобы она закончилась победой Франции» 57.

Все попытки видных политических деятелей Четвертой республики— Ги Молле, Плевена, Р. Шумана, Пине — сформировать правительство окончились неудачей из-за оппозиции правых партий, провоцировавших обстановку «кризиса режима». Лишь 6 ноября был сформирован кабинет во главе с правым радикалом Феликсом Гайяром; в его состав вошли представители всех буржуазных партий, в том числе «независимые» и социальные республиканцы. Чтобы избежать старой, ставшей одиозной формулы «правительство национального единства», Гайяр назвал свой кабинет «правительством республиканской защиты».

«Третья сила», «Республиканский фронт» уступали власть партиям, более открыто представлявшим интересы монополистического капитала и колониальных кругов и уже не желавшим считаться со своими союзниками — партиями мелкой и немонополистической буржуазии, за спиной которых они пережили грозные годы демократического подъема первых послевоенных лет. С их помощью крупная буржуазия расколола и ослабила демократический лагерь.

После сформирования правительства Гайяра в парламенте начались бесконечные дебаты по вопросу о реформе конституции и избирательной системы с целью усиления исполнительной власти, сокращения законодательных прав Национального собрания и удаления из парламента коммунистов. Но, поскольку в собрании, избран-

50 «Journal Officiel», 17.VIII, 1957, p. 3654—3659. г'7 «L'annee politique 1957», p. 93.

ном 2 января 1956 г., имелись значительные левые силы, в первую очередь 150 коммунистических депутатов, протащить реакционную реформу конституции законным, парламентским путем было для правых практически невозможно. Это можно было осуществить только непарламентским путем, как и произошло позднее.

Пока в Национальном собрании шли конституционные дебаты, лидеры правых партий, тесно связанные с «ультра», пытались договориться о захвате власти. С начала 1958 г. в буржуазных кругах стали почти открыто обсуждаться планы установления «сильной власти» во главе с генералом де Голлем.

Одновременно активизировали свою деятельность фашистские организации, щедро субсидируемые монополиями.

В начале марта 1958 г. Дюше, Сустель, Морис, Бидо выступили в различных городах Франции с требованием создать «правительство общественного спасения». Дюше заявил в своей речи: «Нужно единство национальных паотий, чтобы потребовать национального возрождения. Завтра д\я них, для режима, для Франции будет слишком поздно». Та же тема звучала и в выступлении Бидо: «Нам осталось несколько месяцев, чтобы все спасти или все потерять из того, что осталось от заморских французских владений». Сустель говорил решительнее всех: «Необходимо, чтобы нашими делами управляло правительство общественного спасения. Никто не верит, что нынешнее правительство может стать правительством общественного спасения. На ближайшее будущее во Франции есть только один человек среди всех государственных деятелей, который мог бы пользоваться за границей необходимым авторитетом, чтобы заставить уважать жизненные интересы Франции как в Северной Африке, так и в Черной Африке. Это генерал де Голль»58. На заседании Национального совета социальных республиканцев 23 марта 1958 г. генеральный секретарь партии Фрей заявил о верности этой партии «освободителю», т. е. де Голлю; она считает своим долгом постоянно напоминать, что «он является шансом для Франции, и чем скорее его призовут, тем скорее нация обретет веру в себя» 59.

Никогда еще пропаганда, проводимая правой прессой, а иногда поддерживаемая и некоторыми лидерами СФИО, нападки на «режим», на парламент, на коммунистов не достигали таких масштабов, как в последние месяцы существования Четвертой республики. Реакционные журналисты стремились представить в качестве идеала для молодежи парашютистов генерала Массю, бесчинствовавших в Алжире. Буржуазная пропаганда неустанно твердила французам, что Алжир и Сахара должны остаться французскими, так

58 «L’annee politique 1958», р. 26.

89 ibid., Р 30, 34. как их потеря принесет якобы безработицу, снижение жизненного уровня и п'рочие неисчислимые бедствия населению метрополии.

Эта пропаганда оказывала деморализующее влияние на массы мелкой буржуазии, а также на часть рабочего класса. Во время кантональных выборов в апреле 1958 г. часть избирателей, голосовавших обычно за социалистов, высказалась за реакционных кандидатов, сторонников продолжения войны в Алжире. Таковы были последствия сотрудничества социалистов с реакционными партиями.

В условиях, когда опасность фашизма стала реальной, коммунистическая плртия вела неустанную борьбу за объединение всех левых сил. Состоявшийся 25—26 марта 1958 г. пленум ЦК ФКП выдвинул в качестве главной задачи достижение соглашений и компромиссов с левыми партиями для совместных действий в защиту демократии. М. Торез заявил на пленуме, что, хотя конечной целью партии и является социализм, в настоящих условиях она ставит своей задачей не социалистическое переустройство, а защиту демократических свобод, несмотря на их ограниченный и недостаточный характер. Он подчеркнул, 'тго «коммунисты являются наиболее решительными противниками как фашистского террора, так и личной власти или президентского режима» 60. ФКП была единственной партией, решительно разоблачавшей опасные для республиканских институтов замыслы реакции. Значительная часть рабочего класса и трудящихся оставалась верна коммунистам. Но тот факт, что другая крупная левая партия — социалистическая — вследствие антикоммунизма ее вождей даже в условиях подготовки антиреспубликанского заговора продолжала сотрудничать с буржуазными партиями, значительно ухудшал перспективы борьбы ФКП за объединение всех левых сил для защиты демократии и республики.

Реакционные шовинистические круги все более усиливали давление на правительство и на парламент. Колониальная буржуазия упорно цеплялась за Алжир. Она понимала, что победа алжирского народа оказала бы влияние на народы других французских колоний в Африке. Вместе с тем результаты разведывательных работ, ведущихся в Сахаре, свидетельствовали о наличии там огромных запасов нефти, и французские монополии хотели любой ценой сохранить эти богатства в своих руках.

В подобной обстановке события 8 февраля 1958 г. оказались для правительства Гайяра фатальными.

В этот день группа французских самолетов из 11 бомбардировщиков и 8 истребителей бомбардировала тунисскую деревушку Саккьет-Сиди-Юсеф, расположенную на границе с Алжиром. 69 тунисцев, в том числе 21 ребенок, были убиты. Французское пра вительство так «наказало» Тунис за то, что на его территории укрывались отряды алжирской освободительной армии. Этот кровавый бессмысленный акт вызвал возмущение во всем мире. Президент Тунисской республики Бургиба немедленно направил жалобу в Совет Безопасности ООН. Тогда США и Англия предложили свои «добрые услуги» для урегулирования конфликта. 17 февраля Франция и Тунис согласились на это предложение. Миссия «добрых услуг» была поручена Советом Безопасности заместителю государственного секретаря США Р. Мэрфи и представителю Форин Оффис Г. Билли.

Принимая «добрые услуги», французское правительство позволило США в косвенной форме вмешаться в североафриканские дела. Это обстоятельство и возможность «интернационализации» алжирского конфликта послужили предлогом для новых атак правых партий на правительство. Французский монополистический капитал, чьи экономические и политические позиции значительно окрепли по сравнению с временами «плана Маршалла», не хотел дольше терпеть американское вмешательство в свои дела, тем более в колониальные дела. Но прежде всего этот шаг правительства давал правым партиям дополнительные возможности для атаки на правительство Гайяра.

Во время дебатов в Национальном собрании 11 —15 апреля 1958 г. правые, в первую очередь «независимые» и социальные республиканцы, выступили единым фронтом против Гайяра и Пино, согласившихся на «добрые услуги». В кулуарах усиленно распространялись слухи, что после Туниса американцы займутся Алжиром. Бидо в своей речи заявил, что интернационализация алжирской проблемы нанесет ущерб суверенитету Франции. Ему вторил Сустель, утверждавший, что «добрые услуги» подготовляют полную «ликвидацию французских позиций в Северной Африке» и что они продиктованы «политикой нефтяных трестов, которые хотят отнять у нас Сахару»61. 15 апреля 1958 г. правительство Гайяра пало. Против него проголосовали «независимые» и социальные республиканцы, расколовшие таким образом очень непрочное правительственное большинство.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме НАСТУПЛЕНИЕ РЕАКЦИИ И КРИЗИС ЧЕТВЕРТОЙ РЕСПУБЛИКИ:

  1. Глава 20 История под грузом социальных перемен
  2. 2.3. Развитие монгольской экономики и основные направления торгово-экономического сотрудничества СССР и МНР
  3. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  4. 3. КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
  5. 2. ГОСУДАРСТВЕННОЕ И ХОЗЯЙСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА УКРАИНЕ
  6. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦ
  7. ВОЙНА В АЛЖИРЕ И УСИЛЕНИЕ РЕАКЦИОННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ В БУРЖУАЗНОМ ЛАГЕРЕ
  8. ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ 2 ЯНВАРЯ 1956 ГОДА. ПРАВИТЕЛЬСТВО ГИ МОЛЛЕ
  9. НАСТУПЛЕНИЕ РЕАКЦИИ И КРИЗИС ЧЕТВЕРТОЙ РЕСПУБЛИКИ
  10. ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО МЕХАНИЗМА ПЯТОЙ РЕСПУБЛИКИ
  11. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В 1962—1967 ГОДАХ
  12. ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА В 1970—1973 ГОДАХ
  13. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье
  14. Глава 6 Угрозы поступательному развитию: природные ресурсы и экологическая катастрофа