<<
>>

§ 2. Научные конвенции как результат коммуникативного процесса

Конвенция (соглашение) представляет собой принятие научным сообществом терминов, норм, правил, стандартов с определенным, фиксированным содержанием. Поскольку конвенции возникают на основе договоренности, они являются ярким примером коммуникативного характера современной науки.
Философия и методология науки изучают объективные и субъективные предпосылки конвенций, их роль в структуре научного знания, соотношение конвенциональности и истинности. Чрезмерный акцент на конвенциональном характере научного познания приводит к так называемому конвенционализму - направлению в философии науки, которое в основе научных теорий усматривает соглашения, отвечающие критериям удобства и простоты, а не истинности и объективности. Ярким представителем конвенционализма был французский математик и физик А. Пуанкаре (1854-1912). Р. Карнап (1891-1970), австрийский физик и неопозитивист, в рамках конвенционализма предложил так называемый принцип терпимости, согласно которому основу естественнонаучной концепции может составить любая система аксиом. К. Айдукевич (18901963), польский логик, также утверждал, что научная картина мира определяется набором исходных понятий. Его точка зрения получила название радикального конвенционализма. Очевидно, что конвенционализм представляет собой своего рода эпистемологическую крайность, он преувеличивает, абсолютизирует роль соглашений в науке. В его трактовке научная теория лишается ориентации на истинность, теряет свой отражательный характер и представляет собой автономную логическую систему. Вместе с тем не следует преуменьшать роль конвенций в научном познании, которые, как справедливо отметила Л. А. Микешина, не сводятся к отражательным процедурам, а имеют коммуникативную природу193. Значение конвенций особенно велико в математике, а также в естественнонаучном познании. В социально-гуманитарных науках конвенциональность тоже имеет место, хотя и менее значима.
Конвенции важны для тех социогуманитарных дисциплин, которые применяют измерительные, математические процедуры. Это, прежде всего, эмпирическая социология, психология, математическая лингвистика, теория машинного перевода. Сложнее дело обстоит в тех гуманитарных науках, которые в целом не поддаются формализации. В них господствует, по выражению Г. Х. фон Вригта «теоретический анархизм»194. Каждая такая наука представляет собой целый спектр конкурирующих построений и концепций. Тем не менее и здесь следует отметить присутствие конвенций, свидетельством чему является сам научный язык, общепринятый понятийный аппарат, приемы и правила аргументации, позволяющие специалистам данной отрасли знания понимать друг друга и обсуждать актуальные вопросы. Безусловно, при обсуждении большинства тем представителями социогуманитарного знания преобладает не консенсус, как в точных науках, а дисконсенсус. Тем не менее, как считает американский социолог науки И. Валлерстайн, такая ситуация весьма плодотворна, поскольку особенно благоприятна для творчества, для «изобилия возможностей сделать мир лучше» . По меньшей мере в вопросе о том, что входит в сферу компетенции той или иной гуманитарной дисциплины, ее представители более или менее едины. В качестве иллюстрации к этому тезису приведем суждение известного отечественного религиоведа Е. А. Торчинова. «Все специалисты, - пишет он, - имеющие отношение к этнологическим и этнографическим исследованиям, хорошо знают, что при полевых исследованиях различных неевропейских культур (как архаических, так и высокоразвитых) исследователю приходится сталкиваться с весьма значительным количеством фактов, которые совершенно необъяснимы с точки зрения господствующей научной парадигмы. Из опасения за свою профессиональную репутацию и боязни быть обвиненными в ненаучности, легковерии и т. п. ученые, сталкивающиеся с такого рода фактами, как правило, оставляют их для разговора в узком кругу или для застольных бесед с приятелями. Во всяком случае, в их научные публикации данные факты не попадают, а следовательно, и не становятся объектом теоретической рефлексии»195 196. Таким образом, все загадочное, таинственное, не вписывающееся в современную научную картину мира, по молчаливому согласию специалистов исключается из рассмотрения. В целом в гуманитарном познании, особенно в философии, преобладает плюрализм оценок и «конфликт интерпретаций» (П. Рикёр). С определенной долей условности в качестве конвенций можно рассматривать наиболее распространенные теории, общепризнанные точки зрения, методики анализа, измерения. Существует весьма сложный механизм выдвижения, распространения новых идей и концепций, которые проходят апробацию в научном сообществе и либо получают одобрение и дальнейшее распространение, либо вытесняются на периферию социогуманитарного знания.
<< | >>
Источник: под ред. В. П. Горюнова. История и философия науки. Философия науки : учеб. пособие. 2012

Еще по теме § 2. Научные конвенции как результат коммуникативного процесса:

  1. § 3. Конвенция (соглашение) — универсальная процедура познания и коммуникации, ее роль в научном познании
  2. 1.5 Основные концепции правового образования
  3. 9. Шесть «входов» в мир философской рефлексии
  4. 1. Информационно-психологические войны
  5. Словарь параллельных терминов естественно-научного и социогуманитарного тезаурусов[91]
  6. о ПАСПОРТАХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ
  7. К пониманию сущности коммуникации: вместо введения
  8. Логико-философское направление. Модель знака и     семиотическая модель коммуникации Ч. Пирса
  9. Типология знаков
  10. Свойства и принципы функционирования знаков и знаковых систем
  11. Очерк четырнадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРЕ СОЦИАЛИЗМА*
  12. СТИЛИ ЯЗЫКА
  13. Традиционная теория познания как виртуальный феномен
  14. § 2. Научные конвенции как результат коммуникативного процесса