<<
>>

Несколько слов о завещаниях


Само по себе завещание того или иного состояния еще не дает представления о размерах богатства. В течение жизни богатый человек может сделать не облагаемые налогом вклады в различные фонды или другие пожертвования (которые обычно фиксируются в отчетах); он может также периодически распределять среди членов семьи суммы, облагаемые низким налогом.
В 1965 г. неженатый человек при передаче в дар тому или иному лицу 1 млн. долл. должен был уплатить налог в размере 325700 долл. Если бы он передавал такую сумму ежегодно в течение 25 лет пяти лицам, то есть передал бы 125 млн. долл., то ему пришлось бы сверх этого уплатить в виде налогов 40 712500 долл.— вполне терпимую
сумму. Если же он решил бы передать нескольким лицам сумму 165 млн. долл. по завещанию, налог составил бы 125438200 долл., то есть оказался бы примерно на 85 млн. долл. больше, чем в случае передачи денег частями.
Ежегодно уменьшая наполовину свои дарственные отдельным лицам и внося другую половину денег в не облагаемые налогом фонды (которыми его наследники могут распоряжаться, как им заблагорассудится), богатый человек довел бы причитающуюся с него сумму налогов до весьма мизерной цифры — 6 119 375 долл., или немногим более 4% от 165 млн. долл. Его экономия в пользу наследников и фонда в результате первой процедуры составила бы свыше 34 млн. долл., в результате второй процедуры — немногим менее 119 млн. долл.
Однако как бы ни были привлекательны эти перспективы, согласно специальным положениям о разделе состояний, принятым в 1948 г., если человек женат, он может упомянутую выше сумму 125 млн. долл. передать только отдельным лицам с уплатой налогов лишь в размере 8%, то есть немногим более 12 млн. долл. Его экономия в этом случае по сравнению с первой прямой передачей составит свыше 28 млн. долл., которые он может поместить в фонд для получения дополнительных выгод. Кто говорил, что в США нет заботливого конгресса, который бы составлял такие заботливые законы? Между тем газеты и «представители» — то есть платные пропагандисты—пишут о высоких налогах на крупные состояния. Когда же читаешь сами законы, то обнаруживаешь, что о подобных высоких налогах в них просто не упоминается.
В действительности человек мог умереть, совершенно не имея средств и в то же время до конца своей жизни управляя крупным состоянием, если он сосредоточил значительную сумму денег в фонде. В качестве главы фонда он, естественно, установил бы себе высокое жалованье. Юридически он не владел бы ничем и в соответствии с уставом фонда лишь контролировал бы его активы и использование его доходов. До своего последнего вздоха он, несмотря на то что жил бы только на положенное ему жалованье, пользовался бы корпоративной, политической и иной властью, которую ему обеспечивал фонд, испытывая при этом чувство удовлетворения от мысли, что он не помогает простакам в конгрессе в решении их вечной проблемы сбалансирования бюджета. Таким образом, сам по себе факт, что человек умирает, не оставляя следов крупного состояния, абсолютно ничего не значит.

Джесси Г. Джонс
Джесси Г. Джонс (1874—1956) в течение многих лет был влиятельным лицом в стране и высокопоставленным, весьма искушенным в делах воротилой.
Банкир и политический деятель, обосновавшийся в Хьюстоне, где он владел газетой «Кроникл», банками, зданиями и другой собственностью, а также собственностью в Далласе и Форт-Уэрте, Джонс стал при Ф. Рузвельте председателем Реконструктивной финансовой корпорации (РФК) и министром торговли. В свою бытность председателем РФК Джонс, как утверждают, принял ряд решений о предоставлении кредитов на беспрецедентные в истории суммы, причем к тому же он вступал в сделки с некоторыми из кредитуемых.
Его отец имел табачную плантацию в штате Теннесси, а молодой Джонс в возрасте 12 лет перебрался в Даллас с тем, чтобы работать там под началом своего дяди-лесопромышленника. Его состояние после смерти оценивалось лишь в 8 765302 долл., но ранее он сделал крупные взносы на имя своих детей и в фонд «Хьюстон эндаумент» (1937 г.), активы которого в 1962 г. составляли 43 939169 долл., а пожертвования Джонса ограничились суммой 7249 765 долл.
Эмон Г. Картер. Техас превыше всего
Эмон Дж. Картер (1879—1955), сын кузнеца, начал работать в 12 лет, продавая газеты в духе Горацио Элджера, затем переключился на продажу фотографий, а в 1904 г. занялся мелкой рекламой. В 1906 г. он стал заведующим отделом рекламы в форт-уэртовской газете «Стар», а к 1923 г.— президентом и издателем объединенной газеты «Стар-теле- грам». Он проник также на радио и в телевидение, но самые крупные свои капиталы нажил на диком бурении нефти. С помощью принадлежавшего ему оборудования была пробурена скважина, открывшая крупное нефтяное месторождение на участке Уэссона в графствах Гейнс и Йокем (штат Техас). Он продал свою долю за 16,5 млн. долл. и вырученные деньги вложил в «Эмон Г. Картер фаундейшн», который в конце 1962 г. располагал общими активами на сумму 32 519275 долл. («Справочник фондов», 1964). Увлекаясь авиацией, Картер основал «Америкэн эйрлайнз» и благодаря своему политическому влиянию добился размещения в Техасе различных военных авиационных предприятий, заводов по

производству бомбардировщиков и ракет. Его влиянию приписывали то обстоятельство, что Техас в качестве авиационного центра уступает только Калифорнии. Он шумно ратовал за развитие Форт-Уэрта и Техаса и, как с преувеличением утверждали, владел Форт-Уэртом целиком. Он имел двух дочерей и сына. После него осталась газета «Стар-телеграм», различная крупная собственность и фонд. Обычные печатные издания не опубликовали его завещание, но если предположить, что в фонд была вложена только половина его активов, то состояние Картера в последний период его жизни должно было составить свыше 65 млн. долл., а возможно, и несколько более.
Уильям X. Дэнфорт — апостол «Пьюрины»
Уильям X. Дэнфорт (1870—1955), быть может, больше других американских миллионеров заслуживает названия филантропа, которым так часто злоупотребляют. Ибо Дэнфорт действительно любил людей вообще, и эта любовь, очевидно, определяла его образ действий.
Родившийся в захолустье в штате Миссури Дэнфорт в возрасте 14 лет отправился в Сент-Луис, где поступил в школу, затем он окончил Вашингтонский университет. Располагая суммой 4 тыс. долл., взятой взаймы у отца, он в 1894 г. вместе с двумя компаньонами основал фирму по производству комбикорма для лошадей «Робинсон — Дэнфорт комишн компани». Обладая способностями к торговле, Дэнфорт разъезжал по всему Среднему Западу, продавая комбикорм «Пьюрина» и скупая у фермеров сырье для его приготовления. Спустя день после того, как один из компаньонов в 1896 г. продал свою долю Дэнфорту — в то время дело уже процветало,— ураган разрушил их довольно большой завод. При помощи негарантированного банковского займа в 25 тыс. долл. Дэнфорт отстроил завод заново, после чего фирма стала производить всевозможные корма под общей маркой «Пьюрина». Фирма приступила также к производству — теперь уже для людей — пшеничных изделий (новинка — «здоровье») под знакомой маркой на фоне шахматной доски. Идея последней была подсказана рисунком на рубашках фермеров, и этот товарный знак оказывал на покупателей столь магическое действие, что другие фирмы пытались использовать его для своей продукции, однако Дэнфорту всегда удавалось отстоять в суде свое право.
Дэнфорт создал на своем предприятии такую же атмос

феру, какая существует в большой рабочей артели, веселой и шумной. Он заставлял своих работников вместе заниматься физкультурой и вместе петь, был инициатором получивших затем широкое распространение социально-культурных мероприятий для работников фирмы, таких, как спортивные состязания, поздравления от имени фирмы по случаю общих праздников и семейных торжественных дат, театральные постановки силами работников фирмы, награждения, вечера, пикники, народные танцы, и тому подобных мероприятий, создающих иллюзию «одной большой счастливой семьи». Он неутомимо сочинял лозунги и писал поучительные книги и брошюры.
Все вокруг Дэнфорта были захвачены кипучей деятельностью, все счастливые воины христовы совершали свой бесконечный поход, прославляя священный символ «Пьюрины». А между тем в процессе всей этой шумной деятельности незаметно рождались денежки, доллар за долларом. Дэнфорт, несомненно, верил во все, что он делал. В его натуре не было ни малейшей неискренней черточки. А уж всевышний заботился о том, чтобы монеты в кассе звенели непрерывно.
Дэнфорт был чрезвычайно богатым человеком к 1929 г., когда Иегова вдруг дал знать, что он чем-то сильно недоволен. В результате биржевой катастрофы все активы Дэнфорта были обесценены, он сохранил за собой только фирму «Ральстон пьюрина». Все случившееся с ним, возможно, означало, что всевышний призывает его бросить порочную биржу и целиком посвятить себя приготовлению здоровой пищи из чистой пшеницы.
После биржевого краха дела фирмы «Пьюрина» были так плохи, что Уильяму Дэнфорту пришлось увольнять старых работников. По мере падения цен Дэнфорт обнаружил, что он постоянно выручает за свою продукцию меньше, чем платит за сырье и рабочую силу. Короче говоря, его ожидало полное разорение.
Но господь не оставил своего ревностного слугу. В 1932 г. Дэнфорт передал контроль над фирмой своему сыну Дональду, незадолго до того окончившему изысканный Принстонский университет и, по словам его собственного отца, не очень то годившемуся для роли бизнесмена. Но мать юноши настойчиво за него ратовала. Дональд принял фирму и, применяя свои университетские знания, добился таких успехов, которые привели в изумление старшего Дэнфорта. В условиях общей инфляции выручка фирмы под научным руководством Дональда подскочила с 19 млн. долл.

в 1932 г. до 400 млн. долл. в 1956 г., когда «Ральстон пью- рина» заняла 87-е место в опубликованном журналом «Форчун» перечне крупнейших корпораций. Такие гиганты, как «Америкэн телефон энд телеграф», «Дженерал моторз» и «Стандард ойл оф Нью-Джерси», со своей высоты могли лишь смутно различать шум медленно надвигающейся на них сокрушительной мощи кукурузного пояса.
Весьма любопытно появление имени Ральстона в названии фирмы «Ральстон пьюрина». В начале этого века жил некий д-р Ральстон, создававший по всей стране клубы здоровой пищи. Дэнфорт, стремясь упрочить свое положение на рынке продовольственных товаров со своими цельнопшеничными изделиями, купил имя доброго доктора, после чего фирма «Ральстон пьюрина» стала соперничать с фирмами «Куэйкер оутс» и «Келлогз корнфлекс». Здоровая пища, большие деньги и религия соединились воедино на берегу могучей реки Миссисипи.
<< | >>
Источник: Ф.Ландберг. БОГАЧИ И СВЕРХБОГАЧИ О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки. 1971

Еще по теме Несколько слов о завещаниях:

  1. § 1. Несколько слов о «Грамматологии»
  2. Несколько слов о погромах
  3. НЕСКОЛЬКО СЛОВ О МИСТИКЕ
  4. Несколько слов об авторе.
  5. ОТ АВТОРА Несколько слов о втором издании ОЧЕРКОВ ИСТОРИИ РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА. 1825-1921
  6. Статья 1127. Завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным завещаниям
  7. Разграничение одинаково звучащих слов и сочетаний слов
  8. Глава 19 НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ
  9. Глава 62. НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ
  10. § 3. Наследование по завещанию
  11. Статья 1132. Толкование завещания