<<
>>

Ослепительные интерьеры

Внутреннее убранство большинства домов богачей более роскошно, чем внешний вид этих домов, отличающихся прежде всего своими размерами. Судя по множеству фотографий, приведенных Фолсомом, комнаты в них, зачастую напоминающие по своим пропорциям дворцовые залы, имеют мраморные стены, увешаны дорогими картинами и гобеленами.

Обязательная принадлежность большинства таких домов— великолепные восточные драпри и ковры, перевезенные из европейских дворцов целые комнаты, обшитые деревом, дорогие безделушки и мебель. Самое распространенное слово в этих домах — «дорогой». Собранная Эндрю Мел- лоном коллекция произведений искусства находится теперь в Национальной галерее в Вашингтоне, а коллекцию Фрика можно видеть в Музее имени Фрика. Следует также упомянуть о великолепной библиотеке Дж. П. Моргана, в которой хранятся редкие средневековые иллюстрированные книги и

рукописи и которая в свое время была частным святилищем. Нечто подобное можно наблюдать повсеместно.

Магнаты всегда были (а многие остаются и теперь) любителями искусства и, несомненно, втайне считали себя преемниками князей эпохи Возрождения. Однако если князья, а затем и короли субсидировали художников, то американские богачи обычно только набивают цены на произведения искусства, созданные в прошлом. Сегодня лишь немногие из них, например Нелсон Рокфеллер, коллекционируют современные произведения искусства, в связи с чем можно считать, что они оказывают материальную поддержку здравствующим художникам. В целом, однако, интерес к искусству американских магнатов, как правило, скорее торговцев и коллекционеров, чем покровителей искусств, был на руку скорее маклерам, чем художникам.

Художественные наклонности большинства богачей рассматриваются в их собственном кругу в основном как меркантильные побуждения. Так, 3 января 1967 г. газета «Уоллстрит джорнэл» непочтительно отмечала, что на произведение искусства смотрят как на «повышающуюся в цене акцию, огромную налоговую скидку или...

искусную подделку». По существу, подчеркивает эта солидная газета, «картина может быть одновременно и тем, и другим, и третьим».

«Рост цен побудил многих покупателей относиться к произведениям искусства прежде всего как к капиталовложениям, потенциал роста которых может посрамить немало быстро повышающихся акций», — писала «Уолл-стрит джорнэл». «По словам маклеров и других людей, вращающихся в мире искусства, некоторые «коллекционеры», еще недавно считавшие, что Модильяни — это название итальянского блюда, теперь орудуют на рынке произведений искусства совсем как спекулянты с Уолл-стрита, охотясь за выгодными покупками, а затем стараясь перепродать эти картины с баснословной прибылью».

Иными словами, произведения искусства, приобретенные по дешевке, позволяют их владельцам получать прибыли на капитал, и потому они представляют собой диверсифицированные активы в мире, где нет ничего постоянного. На любом рынке они (в отличие от денег) всегда будут иметь какую-то ценность. Кроме того, как указывает «Уолл-стрит джорнэл», произведения искусства, не только подлинные, но и поддельные, позволяют добиться огромных налоговых скидок, компенсирующих фактические денежные доходы. Это происходит следующим образом: человек покупает картину,

подлинную или поддельную, за 1 тыс. долл., а затем через некоторое время передает ее в дар музею по объявленной рыночной стоимости 10 тыс. долл., получая таким образом 9 тыс. долл. чистой скидки с облагаемых налогом доходов за не облагаемый налогом дар обществу (с интересами которого всегда необходимо считаться!). Если руководство музея обнаруживает, что картина поддельная, оно вынуждено молчать из опасения, что отобьет этим охоту к пожертвованию в будущем подлинных работ. Таким образом, существует рынок сбыта и для явных подделок.

Чтобы добиться налоговых льгот при такой операции, необходимо одно — объявленная ценность дара должна превышать его стоимость, какова бы она ни была.

«При проверке оценок, применявшихся для обоснования налоговых скидок на 400 переданных в дар работ, — продолжала далее «Уолл-стрит джорнэл»,— Управление внутренних налоговых сборов установило, что эти произведения искусства в общем обошлись жертвователям в 1 471 502 долл., тогда как их общая «средняя рыночная стоимость», объявленная для получения скидок, составляла 5 811 908 долл.».

Такая уловка позволяет получать выгоду независимо от того, является ли данное произведение искусства подлинным.

С финансовой точки зрения произведения искусства играют и другую роль. Кто-либо может уплатить 10 тыс. долл. за картину, а затем подарить ее кому-либо из своих друзей или родственников. Как ценная собственность, эта картина подлежит налогообложению, однако портативные предметы, преподносимые в дар, обычно не подвергаются тщательному осмотру; в этой связи следует отметить выносившиеся судами постановления о том, что ценные дары, скажем, дамам не должны облагаться налогом, причем оспаривать такие постановления означало бы противодействовать проявлению чувств. Горячий поклонник может преподнести даме ряд таких даров, не подлежащих обложению налогом; таким образом, он увеличит чистую стоимость принадлежащего ей имущества, не уплачивая при этом налогов. Такие ценные дары используются в виде обеспечения для получения займов в сумме, составляющей по меньшей мере 50% их стоимости. Их можно также продавать частным лицам за наличные деньги.

Коллекции произведений искусства могут быть использованы для оплаты значительной части налогов на наследство. Так, богатый человек, отнюдь не являющийся эстетом, может постепенно собрать коллекцию картин, принадлежащих

тому или иному художнику или той или иной художественной школе; уже сам факт скупки им таких картин повышает их стоимость, поскольку на рынке их становится все меньше, а ведь именно дефицит, а не только мода определяет рыночную стоимость подобных предметов, будь то произведения искусства, почтовые марки, книги, рукописи или старые монеты. Коллекция, стоившая 10 млн. долл., может в конечном счете иметь рыночную стоимость 50 млн. долл., которую владельцы получают в результате осторожных сделок, используя выручку для уплаты налогов на наследство, относящихся также и к собственности, приносящей доходы. Таким образом, им удается одним ударом убить двух зайцев: прирост стоимости не облагается налогом, которым облагается прибыль на капитал (по налоговому законодательству смерть исключает необходимость оплаты прибыли на капитал), и за счет полученной от продажи выручки оплачивается вся сумма налогов или ее большая часть, что сохраняет приносящую доходы собственность для наследников.

Таким образом, эстетически ценные предметы имеют двойное назначение — не только декоративное, но и финансовое.

<< | >>
Источник: Ф.Ландберг. БОГАЧИ И СВЕРХБОГАЧИ О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки. 1971

Еще по теме Ослепительные интерьеры:

  1. От кухни до гостиной
  2. Ослепительные интерьеры
  3. СПРАВОЧНЫЙ ИНДЕКС
  4. ЦВЕТОВОЕ ОФОРМЛЕНИЕ ИНТЕРЬЕРА КВАРТИРЫ/>