<<
>>

Оттон I, «отец отечества» (936-973)

Оттон который будет вписан в анналы истории под именем Великий, не стремился в точности следовать по стопам отца. У него было время поразмыслить, как лучше управлять государством; на момент смерти Генриха I ему исполнилось двадцать четыре года.
Церемония его восшествия на престол весьма ярко характеризует его личность. Она состоялась в Ахене. Выбор места коронации ясно показал, что новый суверен стремится возродить традиции Каролингов. При этом на церемонии он был облачен в традиционное одеяние франков. Представители всех народов Восточной Франкии были приглашены на церемонию, однако саксонцы и франконцы, этнические носители законной власти, так называемые Яе/с/гзуо/б, пользовались предпочтением. 7 августа они были призваны первыми присягнуть на верность королю, за ними последовали баварцы, швабы и лотарингцы. Первое действо происходило в атриуме, перед дворцовой часовней. Затем архиепископ Майнцский провел Оттона в центр восьмиугольника, представил его как избрании- ка князей и предложил народу подтвердить этот выбор. После коронации, проведенной архиепископом Майнцским, в которой участвовал и архиепископ Кельнский, Оттону были вручены символы власти: меч, мантия, браслеты, скипетр и жезл власти. Он был возведен на каменный трон, который по традиции считался троном великого императора. Затем последовало пиршество, на котором герцоги исполняли роль королевских слуг виночерпиев, стольников, разрезавших мясо, охранников. Различные этапы этой церемонии сохранялись вплоть до исчезновения Священной Империи. Престолонаследник Карла Великого, Оттон так же как и его предшественник, играл роль «Нового Давида», который в политической модели этого известного типа некогда занимал главенствующее место. Церковь и священнослужители, о которых и речи быть не могло ни в Форкхайме в 911 г ни в Фрицларе в 919 г. сплотились вокруг правительства: функции, возложенные на них во время коронации, прямо указывают на это.
В то время как его отец отказался от коронации, чтобы не создавать впечатления у представителей знати, будто они отстранены от управления королевством, Оттон с самого начала своего правления открыто продемонстрировал, что он не будет довольствоваться положением «первого среди равных» по отношению к мелкопоместным князьям. Он не признавал руководства государством на федеративных началах; и вскоре ему представился случай продемонстрировать это. Сначала он продемонстрировал мощь своей власти Эберхарду, герцогу Франконскому, который во время стычки с одним из его вассалов злоупотребил всей силой. Затем, настал черед другого Эберхарда, герцога Баварского, почувствовать на себе его гнев. За отказ присягнуть на нерность королю Оттон отправил его в ссылку, предварительно избив и лишив титула. Герцогством стал управлять его брат Бертольд. Все изъяны сложившейся в государстве системы управления Оттон обнаружил, когда в 938 г. его младший брат Генрих, любимец королевы-матери, заручился активной поддержкой со стороны герцога Лотарингского Ги- зельберта, герцога Франконского Эберхарда и части представителей саксонской аристократии. Мятежники сумели вступить с сговор с королем Западной Франкии, Людовиком IV Заморским. Оттон едва смог справится с ситуацией благодаря герцогу Швабскому, который вовремя пришел ему на помощь. Во время сражения при Андернахе герцоги Лотарингский и Франконский погибли. Генрих, хотя Оттон и вернул ему свое расположение, поставив управлять его Лотарингией, замыслил убить своего старшего брата. Уличенный в заговоре, взятый под арест, он в 941 г. в конце концов смирился со своей участью. Новая политика представлялась необходимой. Оттон считал, что франки, как и саксы, поскольку они являются частью /?е/с/г5Уо//г, должны непосредственно подчиниться королевской власти, а не искать замену мятежному герцогу Эберхарду. Поскольку договоры о дружбе, которые заключил Генрих I, оказывались не достаточно крепкими, сын решил положиться на семейные узы, на его взгляд, более прочные.
Его дочь Лиутгарда вышла замуж за Конрада Рыжего, которого он назначил герцогом Лотарингии. Генрих, младший из Оттонов, чья жена Юдифь была родственницей герцогов Баварских, сменил Бертольда после его кончины. В 949 г., Людольф, старший сын короля, который сочетался браком с дочерью герцога Германа Швабского, сменил на престоле своего тестя. В 950 г. Оттон I мог считать, что его власть была непоколебимой благодаря родственникам и союзникам, которые представляли его интересы, стоя во главе главных округов королевства. Мы увидим, что он ошибался. Кризис, начавшийся с восстания Генриха в 938 г., показал, что Лотарингия была слабым местом в королевстве. Однако мы видели, чем был этот регион для правителя, стремившегося прямо следовать каролингским традициям. Очевидно, короли Западной Франкии, прежде всего те, которые вели свой род от Карла Великого, не смирились с потерей Ахена, столицы своего знаменитого предка. Людовик доказал это в 939 г войдя в коалицию, созданную против Оттона его младшим братом Генрихом. Но соперничество между Каролингами и Робертинами облегчило положение Оттона, которому присягнул в верности Гуго Великий, внук Роберта Сильного. Встреча Людовика IV, зятя своего противника (он сочетался вторым браком с сестрой Оттона), и короля Восточной Франкии около Льежа не полностью разрешила конфликт, целью которого была Лотарингия. Оттону удавалось поддерживать нейтралитет между Людовиком IV и его врагами, сохраняя роль арбитра. Его целью было не допустить, чтобы кто-либо из претендентов стал достаточно силен, чтобы захватить Лотарингию. В 946 г. он прорвался к Руану, чтобы ослабить позиции Гуго Великого, который, по-видимому, уже его захватил, и синод Ингельхейма во главе с легатом и в присутствии короля Западной Франкии решил вопрос архиепископства Реймского, «западной» метрополии, в пользу кандидатуры, поддержанной Людовиком IV Эта тактика принесла свои плоды. Присоединение Лотарингии продвигалось. После 953 г Бруно, брата Оттона, очень талантливого правителя, поддержали сразу архиепископ Кельнский и герцог Лотарингский.
Для того чтобы лучше управлять ею, тот, кого должны были считать архигерцогом, властителем и правителем Запада, создал два герцогства — Нижнюю Лотарингию, занимавшую часть Бельгии и Нидерландов, и Верхнюю Лотарингию, расположенную вдоль долин Мааса и Мозеля. Сохранив за собой управление первой, он поручил вторую Ферри, мозельскому дворянину, состоящему также в родстве с Каролингами и ставшему благодаря брачным узам его племянником. По мере того как епископства Верхней Лотарингии поочередно переходили во власть прелатов, назначенных Бруно, «архигерцог» мог следить за происходящим во всей провинции. Прежде чем в 951 г. Лотарингия полностью вошла в состав королевства, Оттон I отправился завоевывать Италию. Для этого похода имелась масса причин. Давайте сначала вспомним ту непреодолимую тягу, которую и прежде, и в наши дни имела эта страна над людьми Севера, причем контраст между обоими склонами Альп был более разителен в X, чем в XX в. Города, казавшиеся полусонными в иных местах, в Италии были активно развиты. Они стремились стать отдельными политическими образованиями, не допуская анархии в государстве, хозяева которого часто менялись, не имея возможности закрепить свою власть. Эта слабость разжигала притязания соседей. Арнульф Баварский и Бурхард Швабский попытались не очень успешно присвоить себе кусок этого королевства, находящегося в упадке. Генрих, брат Оттона, последовал примеру Арнульфа и захватил Аквилею; Людольф, сын короля, вслед за Бурхардом перешел Альпы. Оттон не мог не отреагировать на эти захватнические действия. И речь шла вовсе не о поддержке герцогов, а о том, что они представляли королевскую фамилию. Если и было в Италии что захватывать, только правитель должен был этим распоряжаться. Но в 951 г. поход в Ломбардию/оказался просто необходимым, так как позволял избежать более серьезной угрозы, нежели стремление к наживе двух герцогов, склонных к несанкционированному применению собственных сил. Могла возникнуть сильная политическая коалиция, объединившая Прованс и Ломбардию.
Гуго Арльский уже осуществил этот замысел в 933 г. он даже едва не стал правителем Бургундии в 937 г. и Оттон I выступил как раз в нужное время, успев ему помешать. В 951 г. именно Гуго мог захватить власть; он вынужден был снова вернуться в Прованс и оставить Италию своему сыну Лотарю, который исполнял роль простой марионетки под руководством Беренгария Иврийского, одного из ставленников Оттона. В 950 г. Лотарь умер молодым. Беренгария велел заточить в тюрьму его молодую вдову Аделаиду, чтобы помешать ей «создать» нового короля, вновь вступив в брак. Амбиции Гуго перешли к Беренгарию. Далекие от интересов Оттона, они становились, кроме всего прочего, опасными правителями, чьим планам он стремился воспрепятствовать. Во главе сильной армии Оттон в сентябре 951 г. отправился в Павию, где на месте принял титул «короля франков и лангобардов». Несколько недель спустя он сочетался вторым браком с вдовой Лотаря Аделаидой. Не медля больше, он попросил папу принять его. Хотел ли он полностью повторить путь Карла Великого, который, надев корону лангобардов, отправился в Вечный город? Полученный им отказ был подсказан суверенному понтифику Альберихом, настоящим правителем Рима, в глазах которого король франков и лангобардов был просто несносным человеком. Оттон I не настаивал; он снова перешел Альпы, отказавшись от двойного королевского титула, и оставил своего зятя Конрада Рыжего на своем месте. Последний договорился с Беренгарием, который был вынужден принести клятву верности королю Восточной Франкии, и, следовательно, ста подчиненным ему королем Италии в 952 г Вот когда следовало освободиться от итальянских проблем. В центре королевства назревал мятеж; он разразился в марте 953 г. Главными организаторами заговора были сын и зять Оттона. Людольф, герцог Швабский, был обеспокоен: Аделаида, на которой король женился после смерти Эдиты, его матери, ждала ребенка; если родится мальчик, не заберет ли он однажды у него трон? Генрих, герцог Баварский, его дядя занял в Италии место, на которое рассчитывал Людольф.
Конрад Рыжий хотя и взял на себя решение этого деликатного вопроса, все же решил, что его участия будет недостаточно. И снова князья, несмотря на их родственные отношения с правителем, не захотели быть подданными, а возжелали совместно управлять королевством. Заговорщики заручились поддержкой сторонников епископа, особенно архиепископа Майнцского, а также многих дворян, в том числе саксонцев. Последние были объединены в ассоциации, восходящие к гильдиям и братствам, и когда все эти союзы высказались в поддержку Людольфа и Конрада, мятеж начал распространяться, как огонь в лесу. Положение Оттона казалось безвыходным; ему удалось удержать власть лишь в отдельных бастионах в Лотарингии, где его брат Бруно обеспечивал ему поддержку, и в Саксонии. Мятежники совершили ошибку, решив договориться со славянами на востоке и с венграми на юге. Эти договоры им стоили презрения, которым обычно награждают предателей. Однако ситуация изменилась. Оттон взял ситуацию в свои руки. Людольф и Конрад раскаялись. Они потеряли свои герцогства. Бруно же, ставший архиепископом Кельнским, был назначен правителем Лотарингии. Вильгельм, внебрачный сын Оттона, стал архиепископом в Майнце. За одним успехом пришел другой: Оттон представил яркое доказательство своей силы, разбив венгров на юге, в равнине Лехфельд 10 августа 955 г. Поражение захватчиков оказалось настолько страшным, что они окончательно отказались от набегов и грабежей, стали вести оседлый образ жизни и перешли в христианство. Что до славян, ободритов, то сражение с ними произошло 16 октября того же года на Рекнице в Мекленбурге. Хаким образом, из кризиса, вызванного мятежом Лю- дольфа и Конрада, Оттон вышел со славой. Видукинд утверждает даже, что вечером 10 августа армия бурно приветствовала победителя, называя его «отцом отечества и императором». Оттон извлек неплохой урок из опыта, который преподнесли ему события 953-955 гг. Вторжения были отражены, но нужно было действовать так, чтобы больше они не могли возобновиться. Оттон реорганизовал структуру управления — марки, или маркграфства, — целью которых было защищать границы. На востоке он поручил защиту Эльбы вниз по течению от Магдебурга Герману Биллунгу; а безопасность земель вверх по течению была доверена Геро. После его смерти этот сектор был разделен на шесть новых марок с прочной системой внутренних укреплений, Ви^ъиагёе. На юге Остмарк на Дунае, расположенный в непосредственной близости от владений венгров, перешел под власть маркграфа Регенсбургского. Такая военная политика подкреплялась миссионерской деятельностью. Христианизация должна была ослабить агрессивность славян. Некоторое время спустя Оттон создал Магдебургский монастырь под покровительством святого Маврикия. Затем с согласия епископского легата, в 948 г он основал три епископства — Старгард, Ха- вельберг и Брандебург, задачей которых стала христианизация славян в этом регионе. Несколькими годами позже под явным влиянием папы Магдебург стал резиденцией архиепископа, руководившего миссионерской деятельностью, форпостами которой были Мерзебург, Цейц и Майсен. Оттон настолько преуспел в этой деятельности, что Ольга, княгиня Киевская, попросила его в 959 г. прислать к ней миссионеров. Однако этот далеко идущий план закончился провалом. Церковь, таким образом, играла важную роль в том, что можно было бы назвать внешней политикой Оттона I. Еще более значительное место король отводил ей во внутренних делах государства. Мятеж 953 г доказал, что ставка на семейные отношения давала немногим больше гарантий верности, чем заключения договоров о дружбе. Оттон задумал построить систему, которую завершили его преемники. Немецкие историки называют ее Reichskirchensystem, поскольку именно церковь составляла основу империи. Мы снова сталкиваемся с деятельностью Бруно provisor и tutor regni5, архиепископа Кельнского. Он превратил королевскую часовню в духовный центр, из которого выходили священники, служившие королевству Каждому капеллану он предоставлял доход от церковного имущества за счет собора. Таким образом, во всех епархиях присутствовал один представитель королевского окружения. Поскольку Оттон лишил герцогов права назначения прелатами епархий выходцев из их герцогств, стало возможным назначение на вакантные должности «своих» людей. Конечно, эту возможность правитель не стал использовать повсеместно. Ее нужно было опробовать. Однако подобного принципа оказалось достаточно, чтобы духовенство признало короля «сыном Божьим» и стало подчеркивать священный характер монархии.
<< | >>
Источник: ФРАНСИС РАПП. СВЯЩЕННАЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ. 2009

Еще по теме Оттон I, «отец отечества» (936-973):

  1. Оттон I, «отец отечества» (936-973)