<<
>>

ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ 1924 ГОДА И ОБРАЗОВАНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЛЕВОГО БЛОКА

Выборы в палату депутатов 11 мая 1924 г. изменили политическое лицо Франции. Они принесли поражение стоявшему у власти Национальному блоку и победу — блоку радикал-социалистов, республиканцев-социалистов и социалистов, выступавшему под лозунгами демократии и пацифизма во внешней и внутренней политике.

Незадолго до этого перемена сходного порядка произошла в Англии, где к власти пришло лейбористское правительство. Многим казалось, что переход Франции к мирной и демократической политике может остановить рост геоманского национализма и тогда, несмотря на существование фашистской Италии, в Европе наступит «эра пацифизма и демократии». Однако эти надежды не оправдались.

Места в палате распределялись по сложной мажоритарно-пропорциональной системе. Крайне правые получили 29 мандатов, бывший Национальной блок — 199, Левый блок завоевал 328 мест и коммунистическая партия (собравшая более 875 тыс. голосов) — 28 110.

В составе Левого блока сильнейшей была партия радикал-социалистов, располагавшая 139 депутатами. За нею шли социалисты — 105 депутатов 111, а затем республиканцы-социалисты — 44; на правом фланге находилась группа из 41 депутата под названием «радикальная левая». Хотя и самая малочисленная, эта группа имела для Левого блока решающее значение: без ее поддержки он не располагал бы необходимым большинством. Таким образом, центристская группировка имела возможность навязывать большинству левобуржуазной коалиции свою программу.

Левый блок мог обойтись без подобного союзника, если бы его поддерживали коммунисты. Но в то время обе стороны не считали это возможным. Еще в 1919 г. съезд радикал-социалистов выдвинул лозунг «против реакционеров и против большевиков», а в феврале 1924 г. в резолюции «малого съезда» о тактике на выборах было объявлено, что «партия не допустит никакого соглашения с коммунистами...» 112

Коммунисты со своей стороны считали, что в борьбе с реак цией не приходится рассчитывать на помощь левых буржуазных партий.

«Мы, коммунисты, знаем,— говорил в палате депутатов Рено Жан,— что вы представляете не что иное, как две фракции буржуазии, которые, как всегда, перегруппируются против пролетариата, когда буржуазия окажется в опасности. Нам нечего выбирать между правыми и левыми» 5. Коммунисты высказывались за объединение всех сил пролетариата против всей буржуазии. III съезд ФКП, проходивший в январе 1924 г. в Лионе, принял предвыборную программу, в которой говорилось: «Долой Национальный блок, долой Левый блок, оба они — орудия капитала!» И тому, и другому коммунисты противопоставляли Рабоче- крестьянский блок, причем условием для вступления в него социалистов был полный и повсеместный разрыв с Левым блоком 6.

Когда французская компартия определяла свою тактику на выборах, новая полоса развития классовой борьбы еще не стала вполне ясна. Было трудно примириться с мыслью, что послевоенный революционный подъем окончился. Правда, уже III конгресс Коминтерна в 1921 г. констатировал спад революционного натиска европейского пролетариата и начало контрнаступления буржуазии. Но события в Германии в связи с оккупацией Рура, и особенно гамбургское восстание в октябре 1923 г., возродили надежды на новый революционный подъем 113. В расчете на такой поворот событий и был создан Рабоче-крестьянский блок и выдвинут лозунг рабоче-крестьянского правительства.

Социалистическая партия, выступив на выборах в союзе с радикалами и став теперь второй партией большинства, получила право участвовать в правительстве. Старый довоенный спор между гедистами и жоресистами теперь возобновился в новых исторических условиях. 1—4 июня 1924 г. в Париже был созван чрезвычайный съезд СФИО для определения политики партии по отношению к правительству Левого блока.

В день открытия съезда лидер радикал-социалистов Э. Эр- рио направил на имя председателя парламентской группы социалистов Л. Блюма письмо, в котором приглашал их вступить в состав правительства. Однако съезд единогласно отклонил это предложение. Социалисты всех направлений отдавали себе отчет в слабости Левого блока, в том числе и радикал-социалистов.

В этих условиях они, решая поставленный вопрос, опасались за 5

«Annales le la Chambre des Deputes. Debats parlementaires», 1923, 1. II, part ie I, p. 760. 11

«Parti communiste fran^ais... 3'“ Congres national tenu a Lyon 20—23 janvier 1924. Adresses et resolutions ». Paiis, 1924, p 46.

судьбу своей собственной партии. Причину отказа СФИО от «министериализма» хорошо сформулировал гедист Ж. Леба, депутат парламента и мэр города Рубе: «С вхождением нескольких социалистов в правительство у трудящихся появится большая надежда на скорое и полное осуществление реформ. Но когда эти реформы не осуществятся, появится разочарование, и социалистической партии будет нанесен смертельный удар, потому что массы... отойдут от нее» 114. Эти соображения разделяли и правые социалисты.

Чрезвычайный съезд СФИО решил поддержать правительство Левого блока. Резолюция об этом была принята после переговоров делегаций социалистов и радикалов. Эррио направил на имя Блюма новое письмо с подробным изложением своей программы. Она включала: всеобщую политическую амнистию для всех, кроме изменников, возврат на работу железнодорожников, уволенных за участие в забастовке 1920 г., соблюдение 8-часового рабочего дня и прав профсоюзов, признание за государственными служащими права на создание профсоюзов, введение социального страхования, сокращение с рока военной службы. Касаясь наиболее сложной проблемы — государственных финансов, Эррио обещал: в первую очередь с точностью выяснить состояние бюджета; проводить принцип его сбалансирования; бороться с утайкой крупными налогоплательщиками доходов, подлежащих обложению; сделать подоходный налог основой действительно демократической налоговой системы (имелось в виду последовательное применение прогрессивного обложения); снизить налоги на потребление, в особенности — налог на оборот. Внешнеполитическая часть программы включала: упразднение посольства при Ватикане, восстановление нормальных дипломатических отношений с СССР, временное сохранение оккупации Рура впредь до утверждения нового репарационного плана, мир при опоре на Лигу наций 115.

Принимая резолюцию о поддержке радикалов, социалисты сделали им важные уступки: они согласились с временным сохранением оккупации Рура и не настаивали иа проведении в жизнь своего требования о налоге на капитал 116. Депутатам-социалистам было разрешено голосовать га бюджет (тем самым официально ликвидировалась одна нз традиций французского социалистического движения). Одиако решение СФИО ограничиться под держкой правительства, не входя в его состав, указывало на непрочность соглашения.

Вскоре после выборов Левый блок одержал политическую победу, которая выявила и меру его силы, и меру слабости. 1 июня собрание левых групп палаты депутатов приняло резолюцию, в которой говорилось, что дальнейшее пребывание в Елисейском дворце Мильерана, против которого было выдвинуто обвинение во вмешательстве в избирательную кампанию в пользу реакционных сил, «нанесло бы удар республиканскому сознанию». Радикалы отказались формировать правительство, пока Мильеран оставался ка своем посту ". Тогда было составлено правительство из представителей меньшинства — центра и правых — во главе с Франсуа Марсалем. Палата депутатов отказала в доверии этому правительству, и 11 июня Мильеран в соответствии с конституцией подал в отставку.

Сумев отстранить реакционного президента, Левый блок тем не менее оказался не в силах заменить его своим кандидатом. Когда 13 июня Национальная ассамблея (палата депутатов и сенат) собралась, чтобы избрать нового президента республики, победителем вышел не официальный кандидат Левого блока лидер республиканцев-социалистов Поль Пенлеве, а умеренный радикал сенатор Гастон Думерг. За Думерга было подано 515 голосов, за Пенлеве — 309 и за кандидата компартии ветерана Парижской Коммуны Зефирена Камелин^'. — 22.

После выборов президента бы\о, наконец, сформировано правительство из представителей радикал-социалистов (они заняли 13 министерских постов из 18) и республиканцев-социалистов. Посты председателя совета министров и министра иностранных дел получил Эррио. 18 июня, после двухдневных дебатов по программе правительства, оно получило вотум доверия палаты 313 голосами против 234.

Консервативная и реакционная печать, шантажируя умеренное крыло радикал-социалистов, обвиняла правительство Эррио в таких уступках социалистам, которые якобы делали его «пленником», готовым проводить социалистические реформы. На самом деле, как уже отмечалось, именно социалисты пошли на уступки.

Коммунисты доказывали, что правительство не сможет выполнить спои обещания, потому что оно находится во власти монополий. Считая, что трудящиеся могут добиться выполнения своих требований только путем организованных действий, компартия призывала рабочих к объединению и борьбе за рабоче-крестьянское правительство 117.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ 1924 ГОДА И ОБРАЗОВАНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЛЕВОГО БЛОКА:

  1. Политические партии России в период от I государственной Думы до Октября 1917 года
  2. НАЧАЛО СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ. «ЛЕВ ИЗ ТАРАПАКА»
  3. НАРОДНЫЙ ФРОНТ
  4. «ГЕНЕРАЛ НАДЕЖДЫ» И ТЕХНОКРАТЫ. ЧИЛИ В 50-е гг. XX в.
  5. РАДИКАЛЫ У ВЛАСТИ
  6. КЛАССОВЫЕ БОИ ПРОЛЕТАРИАТА
  7. ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ 1924 ГОДА И ОБРАЗОВАНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЛЕВОГО БЛОКА
  8. РАСПАД ЛЕВОГО БЛОКА
  9. ПРАВИТЕЛЬСТВО «НАЦИОНАЛЬНОГО ЕДИІІЕНИЯ».
  10. ГЛАВА 6 ДУМЦЫ ПОСЛЕ ДУМЫ: ПОЛИТИКА И СУДЬБЫ, 1917-1976
  11. Комментарии
  12. Историческое наследие и социальное окружение политической системы