<<
>>

ПОРАЖЕНИЕ ФРАНЦИИ

А между тем тучи военной катастрофы уже сгущались. В гитлеровской ставке давно велась усиленная разработка планов наступательных операций на западном фронте. К весне 1940 г. на западных границах Германии было сосредоточено до 115 дивизий.

К 24 февраля 1940 г. окончательный вариант нападения на Францию был утвержден267. 18 марта Гитлер и Муссолини встретились на перевале Бреннер, где договорились об участии Италии в войне. В апреле Германия напала на Данию и Норвегию, а затем наступила очередь Франции. 10 мая в 5 часов 35 минут утра самолеты люфтваффе бомбардировали немецкий город Фрейбург; немцы обвинили в этом французс?сую авиацию. Гитлеровские войска, воспользовавшись этой провокацией как предлогом для агрессии, без объявления войны широким фронтом двинулись на Бельгию, Голландию и Люксембург, открывая себе путь во Францию.

Гитлеровское командование строило свои расчеты на том, чтобы заставить французские и английские войска вступить в Бельгию и окружить их там. Тем временем основное ядро немецких сил должно было осуществить глубокий прорыв через Арденны и Северную Францию к побережью Ла-Манша. Этот расчет оказался верным. Как только в Париже была получена просьба Бельгии о помощи, большой группе французских и английских соединений было приказано двинуться на территорию этой страны. Одновременно гитлеровские армии начали операции на «линии Мажи- но», чтобы задержать там войска противника. Главные же силы германского вермахта в это время форсированным маршем прошли по территории Люксембурга и 12 мая вышли на реку Маас. В течение трех дней они взломали фронт на протяжении 100 км. В прорыв хлынули немецкие танковые и моторизованные дивизии. В замешательстве французские армии начали отступать к Парижу и на запад, к морю. Бои велись только отдельными соединениями, причем в ряде случаев французские солдаты и офицеры проявляли подлинный героизм.

Как только началось наступление гитлеровских войск, правительство и командование впали в панику.

Когда же 15 мая капитулировала Голландия, Рейно обратился к Черчиллю, который 10 мая сменил Чемберлена на посту премьер-министра Англии, с отчаянным призывом: «Вчера вечером мы проиграли битву. Дорога на Париж открыта. Пришлите нам все самолеты и войска, какими вы располагаете»268. Черчилль пообещал приехать в Париж, чтобы обсудить положение.

Французское правительство решило немедленно вызвать в Париж Вейгана, чтобы поручить ему пост главнокомандующего вместо Гамелена. Одновременно в Париж был приглашен Петен, находившийся в Испании в качестве посла. Рейно предложил ему должность вице-председателя совета министров269. Это означало существенное усиление сторонников капитуляции. Старый маршал, слывший национальным героем, уже давно принадлежал к числу лиц открыто прогерманской ориентации. Вейган тоже был после довательным сторонником капитуляции. Вылетая из Бейрута, он, как рассказывал один из офицеров его штаба, уже считал, что война проиграна и нужно согласиться на «разумные» условия перемирия 270.

В столице тем временем воцарилась сумятица и неразбериха. Военный губернатор Парижа предложил вывезти правительство. В министерстве иностранных дел жгли документы. Был отдан приказ эвакуировать парламент. Черчилль вспоминает, что, когда он 16 мая беседовал с Рейно, Даладье и Гамеленом, «глубокое уныние было на всех лицах». На вопрос, имеются ли у Франции стратегические резервы, Гамелен ответил: «Их нет» 271.

На следующую ночь франко-английские армии начали отступать из Бельгии. Немецкие же войска вступили в Брюссель и 21

мая достигли побережья между рекой Соммой и Булонью, тем самым расчленив англо-французский фронт надвое. 22

мая на новом совещании с участием Черчилля и Рейно было решено предпринять контрнаступление, чтобы ликвидировать прорыв немецких войск к Ла-Маншу. Однако в ночь с 23 на 24 мая английское командование получило приказ сняться с позиций и отступать к Дюнкерку. Наутро немцы начали атаку против бельгийской армии и через день заняли Кале. Становилось все более очевидным, что последние надежды остановить гитлеровское наступление рухнули, да их, собственно, никто и не воспринимал всерьез.

На заседании военного комитета 25 мая Вейган утверждал, что «Франция совершила огромную ошибку, вступив в войну», и что ей «придется дорого заплатить за это преступное неблагоразумие». Колебавшийся до этого Рейно и президент республики Лебрен тоже заговорили о прекращении борьбы. «Если Германия предложит нам относительно выгодные условия, мы должны внимательно изучить и трезво обсудить их»,— заявил Лебрен. Вейган рекомендовал поставить перед Лондоном вопрос о сепаратном мире**. При этом он сослался на необходимость «поддержания порядка в стране». «Какие волнения произойдут,— горячился он,— если последняя организованная сила, то есть армия, распадется» 272.

В обстановке крайней спешки и паники происходила эвакуация английских и французских войск из Дюнкерка. Город горел.

Немецкая авиация почти непрерывно бомбила превратившиеся в руины дома и портовые сооружения. С лихорадочной поспешностью люди кидались на борт подходивших судов, бросая вооружение. К 31 мая было эвакуировано 150 тыс. англичан и лишь 15

тыс. французов. Когда 3 июня немецкие войска захватили полуразрушенный город, 40 тыс. французских солдат и офицеров попали в плен.

Пока развертывалась операция в Дюнкерке, в Париже продолжали обдумывать, как добиться от Германии перемирия. 27 мая совет министров снова вернулся к этому вопросу. И вновь разговоры о перемирии ставились в прямую связь с борьбой против революционного движения в стране. «На заводах говорят — нас предали,— пугал Фроссар, занимавший пост министра информации.— Самое срочное — уже сегодня вечером решить, как оградить общественное мнение от этой угрозы» 273.

Правящие круги Франции принялись искать посредника для начала переговоров о перемирии. 27 мая было принято решение обратиться к итальянскому правительству, чтобы выяснить его намерения, а также узнать, каких уступок оно может потребовать для себя. На следующий день Чиано заявил английскому послу, что Муссолини «будет воевать с Францией даже в том случае, если она предложит Италии Тунис, Корсику и Ниццу».

Вечером 5 июня в правительстве была проведена очередная перетасовка, в результате которой еще больше укрепились позиции профашистов и пораженцев. В то же время впервые официальный пост занял генерал де Голль, который стал заместителем военного министра 274. Но в этот момент положение было уже угрожающим. 6 июня немецкие войска прорвали линию обороны, созданную французами на реке Сомме. На следующий день образовался прорыв и на реке Эн. Французские войска начали откатываться на юг. Сражения продолжались лишь в отдельных местах. К 9 июня гитлеровские армии подошли к правому берегу Сены. На следующий день, когда исход кампании был уже очевидным, Италия объявила Франции войну, нанеся ей удар в спину.

Хотя 7 июня Рейно возвестил начало «битвы за Францию», на самом деле правительство не проявляло готовности организовывать оборону.

За продолжение отпора врагу выступала лишь Французская коммунистическая партия. 6 июня подпольный ЦК ФКП передал

- -« Укрепленные позиции; немецкая-.Лннии Зиг-

j^ фрнда* французе кая-. Линия Мажино*

Выдан женне англо-франиу чих войск ? Бельгию и Нидерланды ж////уу///////л Положение сторон к началу военных й*»»»>»»)'» действий I 41 Г Наступление немецки к войск в Нидерландах и

Бельгии 10-27.05 ? 11 ~ Наступление н выход иеиецкия вовек к побв'

режью Франции 10-27.05 Линия фронта к 27.05 _ Эвакуация англо-французских войск ид *• ? J Дюнкерка 27.05-4.06 Ці'іігш Линия фронта к 5.06

Наступление немецких войск BD Франини — 5-25.06

10.06 Бегство французского правительства в Тур Ю.06

Положение ненецких войск на 12.06

Положение немецких войск к началу перего-

поров о перемирии 17.06

Подписание перемирия между Францией и

t2.ofc.4~ “ “ "

.UKZtH'

Г«лДр!

г«ом-**ог

184J Цертмунй

[*«* ГРУППА

кЦкдок

звозй 4м0 Т

ГРУПП* ^ 4а *

12Л Ґ/№Г Л

ЇГршйт-Ярмут

Гаага*

Pommel

* ^ 3*6рюжве,

[г ОстюВш^^Уг

мерпвк

'Милан

^ГІИГП.

22.06.40 Германией в Комльенском лесу

Граница территории Францни.оккупир Германией по соглашению от 22.06

L___T Положение немецких войск на 25.06

'Ьйкц'

М а и

Шщрбур

.Манийм'

Нори» НДС ИМ С О-в* (Брит.) О

' С*. .

Таеалъ

Дориан

\Ла-Мам

fEvxoH

Шатору

[гиулйм

Перше

уОриОак

PPodtJ

LauHbOK

'‘S’wpo**'

^vMapct**

fljJiyaa

ЕЛИЗЕМНОИ

Aidoppa1

Немецко-фашистские оккупанты в Париже

правительству обращение, в котором предлагал защитить Париж. С этой целью ФКП считала необходимым: 1)

изменить характер войны, превратив ее в народную войну за свободу и независимость родины; 2)

освободить депутатов-коммунистов и активных работников коммунистической партии, а также десятки тысяч заключенных в тюрьмы и интернированных рабочих; 3)

немедленно арестовать вражеских агентов, которыми кишат парламент, министерства и даже генеральный штаб, подвергнув их суровому наказанию; 4)

эти первые мероприятия вызовут всенародный энтузиазм и позволят создать массовое ополчение, о чем следует объявить немедленно; 5)

вооружить народ и превратить Париж в неприступную крепость» 28.

Но правительство Рейно не допускало и мысли о защите столицы народом. Париж был объявлен открытым городом. Поток машин, повозок, пешеходов затопи \ дороги, уходящие на юг страны. Беженцы смешивались с отступающими в беспорядке частями французской армии. Так «битва за Францию» превратилась в «великий исход». В 8 часов утра 14 июня в столицу Франции парадным маршем вступили гитлеровские войска. Париж оказался во власти оккупантов.

А в это время президент республики, председатели палаты депутатов и сената, глава правительства и министры, главнокомандующий и его ставка мчались на юг, прокладывая себе дорогу среди великого множества людей и машин. В промежутках между переездами дважды были проведены совещания с английскими союзниками. Но эти встречи не дали никаких результатов. «Каждый из участников... действовал не в качестве партнера в игре, которая ведется сообща, а как человек, ориентирующийся

- 29

только на себя и ведущим игру в своих личных интересах» . Рейно просил англичан прислать во Францию авиацию, а Черчилль спрашивал, какова будет судьба французского флота: Англия боялась, что Германии удастся завладеть им, а это сделало бы ее еще более опасным противником.

Тем временем Вейган грозил, что, если Германии не будет послано предложение о перемирии, «произойдут беспорядки в армии, среди местного населения и беженцев». Во время одного из заседаний правительства, избравшего своим временным пристанищем замок Канже, неподалеку от Тура, министрам было сообщено, что в Париже якобы уже началось восстание, а Торез обосновался в президентском дворце на Елисейских полях. Хотя Ман- дель, справившись по телефону, тут же выяснил, что это — стопроцентная выдумка, министры продолжали упорно настаивать на перемирии. Все же было решено подождать ответа правительства США, которое Рейно, выступая в тот же день по радио, просил прислать во Францию «тучи военных самолетов» 275. 14

июня «министерский караван», как называли очевидцы колонну правительственных машин, прибыл в Бордо.

В эти тревожные дни коммунисты еще раз попытались добиться продолжения борьбы против гитлеровской Германии. Но делегация, которая была уполномочена ЦК ФКП отправиться в Бордо, чтобы установить контакт с правительственными организациями и парламентскими группами, была арестована.

Большинство министров настаивали, чтобы Германию запросили об условиях перемирия. 16 июня Рейно подал в отставку и рекомендовал назначить председателем совета министров Петена.

В тот же вечер, явившись по вызову Лебрена, Петен дал свое согласие на это предложение. Он «привычным жестом открыл свой бумажник», показал список и сказал: «Вот мое правительство» 276. Новому кабинету понадобилось всего несколько минут, чтобы принять решение просить у Германии перемирия; обращение было направлено еще той же ночью через испанское правительство. Италии была послана аналогичная просьба.

Однако Гитлер не торопился с ответом, а немецкие войска продолжали продвигаться к юго-западу. Целью Гитлера было поставить Францию в такие условия, которые полностью исключили бы возможность ее дальнейшего участия в войне на стороне Англии. Германия добивалась нейтрализации французского флота и колоний, в то же время не упуская из виду перспективы сделать из Франции союзника в первую очередь против СССР.

Наконец, 20 июня немецкое радио передало, что германское верховное командование согласно заключить перемирие. На другой день французская делегация, возглавляемая генералом Хюнт- цигером, была доставлена в Компьенский лес под Парижем. В том самом вагоне, где в 1918 г. маршал Фош продиктовал германским представителям условия перемирия, делегатов Франции встретил не скрывавший своего ликования Г итлер, которого сопровождали Геринг, Гесс, Риббентроп, адмирал Редер, генерал Кейтель и др. Кейтель зачитал документ, содержавший демагогические заявления о том, будто «Германия не хочет придавать унизительного характера условиям перемирия» и ставит целью «создать необходимые предпосылки для установления нового мира» 277. После этого Г итлер удалился, и начались переговоры. Цветистые фразы были отброшены, и Кейтельпредупредил французских представителей, что подготовленный германской стороной проект является окончательным и речь может идти лишь о разъяснении некоторых статей. По условиям перемирия французские вооруженные силы на земле, на море и в воздухе должны были прекратить сопротивление. Они подлежали разоружению и демобилизации. Оружие, снаряжение и оборонительные сооружения передавались Германии или ставились под германо-итальянский контроль. Две трети территории Франции подвергались оккупации. Военный флот, за исключением кораблей, которые оставлялись французскому правительству для охраны его интересов в колониальной империи, должен был быть демобилизован и разоружен под контролем Германии и Италии. Франция обязывалась вернуть немецких пленных и выдать политических эмигрантов, в то время как французские пленные (их число составляло 1,5 млн. человек) оставались в Германии «до заключения мира». Франции вменя-

u

лась оплата расходов на содержание оккупационной армии .

Хюнтцигер сразу попросил дать правительству Петена право иметь 120—130 тыс. солдат, не считая полиции, жандармерии и мобильной гвардии. Ему была обещана возможность держать в неоккупированной зоне ЮО-тысяш^ю армию, так называемую армию перемирия. В оккупированной же зоне поддержание «внутреннего порядка» брали на себя немецкие войска 278. 22

июня соглашение было подписано. Делегация отправилась в Рим. 25 июня перемирие с обеими странами вступило в силу.

Так за невиданно короткий срок — всего лишь каких-нибудь шесть недель — первоклассная мировая держава потерпела поражение и сдалась на милость победителя. И только из-за того, что у фашистских главарей имелись определенные расчеты, связанные с будущим французских колоний и военного флота, Франция не была превращена в колонию гитлеровской Германии, а ее реакционным правителям удалось сохранить призрачную видимость власти над небольшой южной частью страны.

Поражение Франции было обусловлено целым комплексом причин: отставанием военной подготовки от тех требований, которые предъявляла война в конце 30-х годов, неумеренными надеждами на «линию Мажино», которая изображалась неприступным барьером, способным отразить любую попытку нападения, ошибками в стратегическом планировании, плохой работой военной промышленности, неразберихой со снабжением, недостаточной помощью союзников и т. д.

Но разгром Франции явился прежде всего следствием классовой ограниченности крупного капитала, охваченного паническим страхом перед собственным народом, перед ростом могущества и влияния Советского Союза. Правящие круги надеялись с помощью иностранных штыков удержать в своих руках власть и установить во Франции фашистский режим, представлявшийся им единственным средством защитить и оградить свои интересы от народа.

Во второй мировой войне Франция встретилась с тем же противником, что и в первой,— милитаристской Германией, не располагая к началу войны русской помощью и опираясь только на союз с Англией279. В силу своей классовой слепоты французские правящие круги оторвали свою страну от того единственного союзника, который мог оказать ей действенную помощь и избавить от разгрома и оккупации,— Советского Союза. По их вине франко-советский договор 1935 г., открывавший перспективу спасения для Франции, был сведен на нет. Правда, в момент наибольшей угрозы на фронте правительство Рейно обратилось К СССР с просьбой поставить Франции боевые самолеты, и СССР немедленно ответил согласием. Однако французская миссия, направленная в Москву, прибыла туда лишь 22 июня, когда уже было подписано перемирие зь.

Впоследствии, выступая в парламентской комиссии по расследованию событии второй мировой войны, Пьер Кот говорил: «Мы проиграли войну, вернее, битву в 1940 г. не по причинам технического характера, мы проиграли ее по причинам политического порядка... В 1939 г. мы не имели поддержки со стороны Советского Союза и ничем не могли заменить эту поддержку... Мы были побеждены не потому, что нам недоставало трех или четырех сотен самолетов, ведь после перемирия осталось больше тысячи вооруженных и оборудованных самолетов... Спросите себя, сделали ли мы перед Мюнхеном и после него все, что следовало, чтобы иметь поддержку Красной Армии и Советского Союза» 280.

Лишь коммунистическая партия, загнанная в подполье, подвергшаяся репрессиям и лишенная каких-либо прав, вела последовательную борьбу против капитулянтской политики французской буржуазии. Но в тех условиях она была не в состоянии предотвратить катастрофу. Поражения не могла предотвратить и мужественная борьба солдат и офицеров, сражавшихся на фронте вопреки капитулянтской политике правительства. 18 июня 1940 г. генерал де Голль выступил в Лондоне по радио и призвал к продолжению борьбы.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме ПОРАЖЕНИЕ ФРАНЦИИ:

  1. Военное поражение Франции и его значение
  2. Глава 6 ПОРАЖЕНИЕ САКСОВ
  3. 6 ПОРАЖЕНИЕ В ВОЙНЕ И ДВИЖЕНИЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ
  4. Специфика очаговых поражений у детей
  5. ПОРАЖЕНИЕ МЕЛКОБУРЖУАЗНОЙ ДЕМОКРАТИИ.
  6. 17. О нашем поражении
  7. 3.9. Нарушения эмоций при локальных поражениях мозга
  8. Понятие победы и поражения в конфликте
  9. Отступление революции. Ее поражение.
  10.    Поражение союзников под Дрезденом