<<
>>

Последнее столкновение «наместников Господа»: Людовик Баварский (1314-1347)

Неудача Генриха VII бросила тень на престиж империи, но так как все происходило в Италии, Германия от этого не пострадала. Что из его достижений было сохранено следующим императором? Следует сразу сказать, что этот период стал самым драматичным в ее истории; все некогда перенесенные несчастья вернулись вновь: распри, войны и невозможный, но неизбежный выбор между двумя священными представителями власти, папой и императором.
Кандидатов на корону оказалось предостаточно, среди них граф Неверский, граф Геннегау и, как обычно, представитель французского дома, сын Филиппа Красивого, будущий Филипп V Длинный. На самом деле за корону боролись только две семьи — Люксембурга, которые не хотели упустить того, что они приобрели в 1308 г. и Габсбурги, старавшиеся снова завоевывать то, что они потеряли в том году. Фридрих Австрийский, называемый Красивым, и его соперник, Иоанн, король Богемии, казалось, имели равное количество шансов получить корону. Во избежание гражданской войны Люксембурга поддержали кандидатуру Людовика Баварского, отношения которого с кузенами, представителями дома Габсбургов, были более спокойными, хотя совсем недавно они были на короткое время нарушены. Людовик, герцог Верхней Баварии, возможно, был человеком, способным установить мир повсеместно. Обманчивое заблуждение: 19 сентября 1314 г представитель Кельна, пфальцграф, герцог Саксоно-Виттенбергский и Генрих Каринтийский, который всегда считался королем Богемии, избрали Фридриха Красивого, а на следующий день выборщики Майнца и Трира, герцог Саксоно-Лауэнбург- ский и Иоанн Люксембургский, который также называл себя королем Богемии, проголосовали за Людовика Баварского. Следует отметить, что обе партии выборщиков, Саксонская и Богемская, были представлены двумя людьми. Состав избирательного корпуса был зафиксирован только обычаем; в данном случае отсутствие письменных законов вызывало распри.
Они длились восемь лет; силы обоих лагерей были почти равными. В 1318 г три выборщика-священника оказались вне игры, заявив, что они не поддержат более никого из враждующих. В конечном счете именно сила оружия склонила чашу весов в сторону Людовика; он сразился с Фридрихом в Мюльдорфе и взял его в плен. Его победа не означала наступления мира, который был просто необходим. Конфликт поменял и театр действий, и их уровень. Папство, расположившееся на окраине Французского королевства, в Авиньоне, оправдывало эту ссылку, считавшуюся временной, утверждая, что нужно восстановить порядок на полуострове, прежде чем возвращаться в Рим. Легат Бертран дю Пуже занимался этим уже в течение двух лет с жестокостью, стоившей ему резкой неприязни, когда Людовик Баварский, наконец, почувствовав себя хозяином, заявил свои права на Италию. Его посланники вступили в переговоры с миланцами. Они выступали в качестве наместников Римского короля и незамедлительно столкнулись с представителями папы. Этот конфликт поднимал принципиальный вопрос: папа утверждал, что он является наместником империи в Италии, в то время как императорский трон пустует Итак, с точки зрения Иоанна XXII трон пустовал, поскольку назначение Людовика Баварского не получило епископского одобрения. 8 октября 1323 г. папа заявил, что «баварцы» узурпировали права, воспользовавшись ими; если бы он не отказался от этих слов через три месяца, его бы отлучили от церкви. Тем временем викариат империи в Италии вернулся к королю Неаполя Роберту Анжуйскому. Этот ультиматум начал ссору, которая продлится около четверти века. Суверенный понтифик был тем более расстроен, потому что Рим не находился больше в Риме. Нужно было заставить христианский мир понять, что эта перемена местопребывания нисколько не затрагивала власти преемника Петра. Иоанн XXII обладал характером, не склонным к компромиссам. Превосходный юрист, он намеревался добиться следования установленным законам вплоть до йоты. Людовик был настроен не менее решительно, чем папа, защищать то, что, по его мнению, представляло честь империи.
Не думая уступать, он дал отпор: в период с декабря 1323 по май 1324 г. появилось три «апелляции». Адресованные, прежде всего, папе, они также обращались ко всем тем, кто в Германии, и прежде всего в городах, был способен понять смысл спора. 14 июля 1324 г. Иоанн XXII сместил Людовика Баварского, предварительно отлучив его от церкви 23 марта. Людовик Баварский сопротивлялся папе еще сильнее, зная его уязвимость. Авторитарная политика Папского престола создала ему врагов. Централизация власти, осуществляемая все более и более неуклонно, поскольку она оправдывала снятие аннатов, возмущала обычных раздатчиков бенефиций, чьи преимущества она уменьшала, доводя до крайней нищеты налогоплательщиков. Роскошный двор, устройство которого в Авиньоне стоило немалых средств, раздражал христиан, которые серьезно относились к евангельским заповедям. Таковых было большинство в сфере влияния нищенствующих орденов. Часть францисканского ордена, который проповедовал полную бедность, была глубоко возмущена богатством высокопоставленных духовных лиц. Некоторые из этих «духовников» исповедовали йоахизм, который провозглашал наступление новой эры. Осужденные папством, преследуемые внутри своих религиозных орденов, они могли подумать, что являются единственными отверженными. Однако в 1323 г. для них было неожиданностью узнать, что большинство их братьев во главе с магистром ордена поддерживают их в противостоянии папе, который только что осудил принцип, разделяемый большей частью францисканцев, — личную бедность Христа. Обнародовав это, Иоанн XXII нажил себе противников во всем христианском мире, в том числе талантливых теологов, как, например, Уильям Оккам. Людовик понял, что у него в руках довольно опасное оружие, которое может серьезно ранить папу. Он встретился с изгнанными францисканцами. К ним присоединился Марсилий Падуйский, чье главное произведение «Defensor pads» («Защитник мира») подчиняло духовную власть светской. По совету этого генерального штаба, по-своему революционного, Людовик отправился в Рим.
В Капитолии он совершил совершенно новую коронацию: Чиарра Колонна, представляющий римский народ, возложил диадему на голову правителя, а францисканец был избран папой под аплодисменты толпы. 17 января 1328 г этот антипапа, Николай V, совершил обряд коронации в соборе Святого Петра в Ватикане. Триумф императора был лишь видимостью: он не смог обуздать Роберта Анжуйского. Повсюду бунтовали гвельфы. Николай V в испуге сам отправился каяться в Авиньон. Людовик Баварский вновь перешел Альпы в феврале 1330 г Час победного переворота не пробил; защита папства оставалась крепка. Людовик Баварский искал решение путем переговоров, так как конфликт посеял сомнения в умах: интердикт, провозглашенный Иоанном XXII против сторонников императора, разрушал религиозную жизнь. Священники, применявшие этот вил духовной блокады, были изгнаны из городов, которые отказались оставить правителя. В 1325 г. Людовик освободил Фридриха и даже сделал его своим соправителем. Позднее Людовик полагал, что он мог бы примириться также с Люксембургами, но их согласие было скорее внешним, чем внутренним. Иоанн Богемский под предлогом помощи императору пытался присвоить себе сеньориальные права в Италии на земли от Люка до Реггио. Он сблизился даже с Филиппом VI, став его преданным человеком. Самое главное оставалось неосуществленным — заключение мира с папой. Переговоры начались в 1330 г но и в 1337 г. они оставались безрезультатными. Мнения слишком разошлись: Людовик был согласен признать свои ошибки, но он категорические отказывался, чтобы его восшествие на престол зависело от согласия папы. В конце концов Папский престол смирился с этим требованием. Бенедикт XII, сменивший в 1334 г. Иоанна XXII, проявил себя не более сговорчивым, чем его предшественник, хотя формально тот и был гибче. К существенным различиям добавилась медлительность крайне сложной канонической процедуры. В 1338 г. Людовик сменил тактику Он чувствовал, что в стране папство становится непопулярным. «?РитсЫь ессХез'ше т Сегтатат» молодого священника Конрада Мегенбергского выражало боль немцев, ощущавших презрение и заброшенность, в то время как их рыцарская самоотверженность и смелость должны были им принести уважение суверенного понтифика.
В городах, буржуа, страдавшие от интердикта и не находившие в размышлениях мистиков и «друзей бога» сил стойко держаться, испытывали горечь, которая грозила обернуться мятежом. 17 мая 1338 г Людовик обнародовал манифест сШкоИсат» («Преданным католикам»), в котором провозглашал, что император занимает такой же высокий пост, как папа, что он поручил свои полномочия от выборщиков и не нуждается в епископском одобрении, чтобы выполнять свою миссию. Наконец, заявлял он, настоящий церковный собор, представляющий всеобщую Церковь, стоит выше соборов, которые папа созывает и распускает по своей прихоти. 16 июля выборщики, собравшиеся в Рейсе, совершили поступок большой важности: впервые они собрались не для того, чтобы избрать или низложить правителя, а чтобы защитить интересы империи, представителями которой они себя считали. Итак, в данном случае они поддержали Людовика и заявили, что выборов достаточно, чтобы назначить законным правителем того, кто был выбран голосованием. 4 августа основное положение Licet juris утверждало то же, на этот раз от имени императора. Наконец, 5 сентября в Кобленце, во время торжественного заседания Людовик назначил Эдуарда VII, являвшегося его союзником против Франции и присутствовавшего там, наместником империи. Никогда, без сомнения, положение императора не было столь сильным, как в тот момент. Удалось ли ему из конфликта с Папским престолом, длящегося пятнадцать лет, вынести национальную идею, поборником которой он был? Именно территориальная политика принесла ему не народную популярность, а поддержку князей. Он усилил Баварию, превратил Мюнхен в свою столицу, а монастырь Эталль в резиденцию рыцарского ордена, преданного ему В 1324 г он передал Бранденбург, ставший выморочным имуществом, своему сыну Людовику. В том же году он сочетался вторым браком с наследницей Геннегау и Голландии. В 1341 г., вопреки законам, новый маркграф Бранденбургский женился на графине Тирольской, уже вступившей в брак с сыном Иоанна Богемского. Наконец, в 1345 г. он завладел от имени своей жены Геннегау и Голландией, граф которой умер в бою, оставшись бездетным. Еще раз правитель смог создать власть, переходящую по наследству, которая давала ему преимущество в империи. Но князья поддались на предложения Люксембургов, поощрявших Климента VI, друга их семьи. 11 июля 1346 г. Карл, маркграф Моравский, сын Иоанна Богемского, был избран Римским королем своим отцом, герцогом Саксонским и тремя церковными выборщиками во главе с Бодуеном Трирским. Должна ли была снова в Германии разгореться гражданская война? Если князья боялись господства Людовика и бросили его, то что делало городское население? Истерзанные нескончаемым интердиктом, согласились ли бы они повиноваться Карлу, который был всего лишь Pfaffenkoenig, «королем курии»? В 1346 г. никто не знал, что на этот раз им уготовано судьбой, никто не предполагал, что будущее, вместо того чтобы преподнести худшее, доверит новому избраннику подготовить лучшее — реформы империи.
<< | >>
Источник: ФРАНСИС РАПП. СВЯЩЕННАЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ. 2009

Еще по теме Последнее столкновение «наместников Господа»: Людовик Баварский (1314-1347):

  1. Последнее столкновение «наместников Господа»: Людовик Баварский (1314-1347)