<<
>>

ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА В 1970—1973 ГОДАХ

Деятельность нового президента Пятой республики началась в сложных условиях. Социально-политический кризис, который до основания потряс Францию в 1968—1969 гг., наложил глубокий отпечаток на все стороны общественной жизни, создал в стране новую обстановку.

Этот кризис завершил целую эпоху в политическом развитии Франции. Как отмечал член Политбюро, секретарь ЦК ФК11 Гастон Плиссонье, он был проявлением «глубоких тенденций, это — свидетельство того, что положение в стране требует из-

« 49

менении» .

22 июня 1969 г. Шабан-Дельмас сформировал правительство. Из кабинета ушли ряд близких сотрудников генерала де Голля, в частности Кув де Мюрвиль и Мальро. В то же время в состав правительства вошли видные центристы Плевен, Дюамель, Фонта- нэ. Вместе с тем один из наиболее последовательных сторонников генерала де Голля, Мишель Дебре, занял пост государственного министра по вопросам обороны.

Самой неотложной проблемой, с которой столкнулось новое правительство, были экономические трудности. В 1969 г. экономика Франции развивалась противоречиво, с большими колебаниями, которые были связаны не только с сезонными или конъюнктурными факторами. С одной стороны, отмечался рост промышленного производства на 11,2%. Наиболее быстрые темпы росга промышленности наблюдались в первом полугодии. Однако к концу года, особенно в отраслях, производящих предметы потребления, они снизились. С другой стороны, росли цены, увеличивалась безработица, произошло нарушение внешнеторгового баланса. В течение мая — июня 1969 г. покрытие импорта экспортом упало до80%527. Пассив торгового и платежного баланса увеличивался. Продолжалось бегство капитала за границу — в среднем по 1 млрд. франков в месяц. Французское правительство проводило непоследовательную политику: оно го устанавливало контроль над валютными операциями (май 1968 г.), то отменяло его (сентябрь 1968 г.). В конце ноября 1968 г.

контроль этот был вновь введен. Однако эта мера не смогла полностью прекратить утечку капиталов. Всего с мая 1968

г. по июнь 1969 г. из Франции было переведено за границу более 25 млрд. франков. В июне 1969 г. золото-валютные запасы Франции составляли всего 6,8 млрд. франков 5l.

В этих условиях президент Ж. Помпиду принял решение про вести девальвацию франка. 8 августа 1969 г., в самый разгар летних отпусков, после чрезвычайного заседания совета министров было объявлено о решении девальвировать с 10 августа 1969 г. франк на 12,5% по отношению к доллару и на 11,1% по отношению к золоту. Одновременно было принято решение о блокировании цен на промышленные и продовольственные товары в течение одного месяца, т. е. до 15 сентября 1969 г. Согласно этому решению, предприятия и торговцы не имели права повышать цены на производимую или продаваемую продукцию. Уровень цен был установлен по состоянию на 8 августа 1969 г.

Девальвация 1969 г. была 2-й за период существования Пятой республики и 16-й с 1936 г. Если в 1928 г. франк содержал 58,95 мг золота, то в 1969 г.— всего 1,60 мг 528. «Ни одна промышленно развитая страна не знала в течение этого периода столь быстрого обесценения своей валюты»,— отмечают авторы ежегодника «Анне политик» 529.

Мысль о неизбежности девальвации франка возникла у Ж. Помпиду сразу же после переговоров на улице Гренель в мае 1968 г. Однако девальвировать «тяжелый франк», крестным отцом которого был в 1958 г. де Голль, означало подрыв всей политической концепции генерала. Именно поэтому в ноябре 1968 г., несмотря на очевидную неизбежность девальвации, де Голль отказался пойти на это.

Решение о девальвации франка было вызвано целым рядом факторов. Наибольшее значение имели, конечно, факторы внутреннего развития Франции. Вместе с тем немалое значение имела и та фактическая война в области валютных отношений, которую развязали против франка США и Западная Германия в рамках общего кризиса валютно-финансовой системы капитализма.

Как известно, французские финансовые эксперты при генерале де Голле считали, что вся валютная система капитализма должна перейти с долларового на золотой стандарт.

Эта позиция не устраивала правящие круги США, извлекавшие из особого положения доллара свои выгоды. Опираясь на финансовых магнатов Западной Германии и некоторых других стран, американские бизнесмены начали наступление на франк.

С приходом к власти Ж. Помпиду и правительства Шабан- Дельмаса валютно-финансовая политика Франции была изменена. Франция перешла на оборонительные позиции, согласившись на девальвацию франка. Принятое решение о девальвации франка отвечало интересам французских монополий. С конца 1969 г. и, особенно, в 1970 и частично в 1971 гг. девальвация франка обеспечи ла Франции значительные преимущества в области внешней торговли, что в свою очередь вызвало значительный рост промышленного производства в стране. Динамика этого развития видна из приводимых ниже данных 5*: 1968 г. 1969 г. 1970 г. 1971 г. Темп прироста промышленной продукции (%) 5 12,7 7 5,3 Индекс промышленного производства

(1962 г.= 100) 134 151 160 168 Экспорт (в млн. франков) 62 813 77 592 99 641 113970 Импорт (в млн. франков) 69 163 89 527 106 190 117 997 Доля Франции в экспорте капиталистического мира ( %) 5,97 6,13 6,38 6,61 Однако за этими цифрами, свидетельствовавшими об относительном благополучии, скрывались такие неблагоприятные для трудящихся факты, как самая длинная рабочая неделя из всех западноевропейских стран, наличие значительной армии безработных (главным образом молодежи), численность которой колебалась на уровне 350—500 тыс. человек, а также трудности торговцев и ремесленников и массовое разорение мелких крестьянских хозяйств.

Французская компартия предвидела, что девальвация в конечном счете ударит по интересам трудящихся. В связи с решением правительства, принятым 8 августа 1969 г., Политбюро ФКП заявило, что эта мера представляет собой попытку преодолеть трудности, переложив всю их тяжесть на трудящихся. Компартия и Всеобщая конфедерация труда решительно опровергли утверждение, будто причиной трудностей явилось повышение заработной платы трудящихся после майско-июньских классовых боев 1968 г. Наоборот, повышение зарплаты способствовало значительному расширению спроса на предметы потребления на внутреннем рынке. Повышение покупательной способности, которого трудящиеся добились в мае — июне 1968 г., стимулировало небывалый рост производства французской промышленности, позволило ей развернуть работу на полную мощность. В ноябре 1968 г. прирост промышленной продукции составил, например, по сравнению с тем же периодом предыдущего года 11,7%

Решение правительства о девальвации франка сопровождалось выдвижением так называемого плана оздоровления и восстановления экономики, который был объявлен 3 сентября 1969 г. Жискар д Эстеном и в котором был взят курс на восстановление «равновесия» в бюджете, в области производства и потребления и торгового баланса. Этих целей правительство рассчитывало достичь путем сокращения внутреннего потребления, более строгой налоговой политики, а также с помощью мер по стимулированию накопления и контроля над ценами. Глубинный смысл всех этих мероприятий правительства сводился к тому, чтобы под предлогом повышения конкурентоспособности французских товаров на внешних рынках и особенно внутри ЕЭС попытаться свести на нет майские завоевания трудящихся.

Девальвация франка и принятие «плана оздоровления», так же как провал переговоров между правительством и патронатом, с одной стороны, и представителями трудящихся — с другой, в марте 1969

г. по вопросам повышения зарплаты, вновь обострили социальную обстановку в стране. Широкие слои трудящихся как национализированного, так и частного сектора выступали с требованиями улучшения условий труда, сокращения рабочей недели, отмены налога на приращенную стоимость (косвенных налогов), снижение цен на сельскохозяйственные машины.

В этих условиях, боясь повторения событий мая — июня 1968 г. и стремясь уменьшить недовольство масс, французские правящие круги проводили гибкую линию, сочетавшую прямой нажим с уступками. 11 декабря 1969 г. Национальное собрание приняло закон, заменивший гарантированный минимум зарплаты установлением зависимости между ростом цен и зарплатой (при каждом росте цен на 2% должен происходить автоматический рост зарплаты) 56. Ранее в развитие соглашений, достигнутых после майско- июньской забастовки 1968 г., был принят закон о расширении прав профсоюзов на предприятиях. 10 февраля 1969 г. между предпринимателями и профсоюзами было заключено межпрофессиональное соглашение в масштабах всей страны о гарантированной занятости, осуществление которого привело к некоторому сокращению безработицы 57.

Наряду с мерами в области экономики еще 7 ноября 1968 г. Национальное собрание приняло «закон об ориентации высшего образования», в котором предусматривалось некоторое улучшение организации университетов (относительная автономия в педагогической, административной и финансовой областях, участие студентов

вв «Le Monde», 12.XII 1969.

57 «Le bilnn social de l’annee 1968». Paris, 1969, p. 395—405. в решении этих вопросов, упорядочение отношений университетов с вышестоящими органами и т. д.) ’8.

Стремясь хотя бы как-то откликнуться на требования масс о проведении в стране глубоких реформ, премьер-министр Шабан- Дельмас выдвинул в конце 1969 г. лозунг создания во Франции «нового общества», которое, по его мысли, должно было превратить страну в современное общество, с «оздоровленной» политической жизнью, регулируемыми социальными отношениями и возросшей ролью государственности59. «Новое общество — это общество потребления не только материальных, но и духовных благ»,— заявил Шабан-Дельмас. Однако на практике речь шла о том, чтобы укрепить позиции господствующих в экономике групп с тем, чтобы они «могли выдержать конкуренцию, ставшую тем более жестокой, что капиталистический мир сокращается и соотношение сил в нем ме-

(50

няется» .

О том, что должно на практике означать это «новое общество», можно составить вполне определенное представление из заявления Ж. Помпиду на пресс-конференции 10 июля 1969 г. Он указал, что важнейшей экономической задачей является «превращение Франции в подлинно промышленную страну, т. е. имеющую мощную и конкурентоспособную промышленность», располагающую значительным числом предприятий международного класса. Французской экономике, заявил он, необходимо придать «международный масштаб, т. е. прежде всего европейский масштаб», иначе придется «прозябать под защитой границ, таможенных сборов и, следовательно, чахнуть и хиреть...»61.

В этой сложной и противоречивой обстановке в феврале 1970 г. собрался XIX съезд Французской коммунистической партии, сыгравший важную роль в развитии всей внутриполитической жизни страны. Этот съезд явился важным событием в жизни самой компартии, в развитии современного рабочего движения Франции. Обобщив опыт борьбы рабочего класса за свои права в период с 1967 по 1970 г., этот съезд стал наглядным свидетельством возросшей роли ФКП в жизни страны. Проходивший спустя немногим более полугода после международного Совещания коммунистических и рабочих партий съезд ФКП в свете решений этого совещания определил линию партии по целому ряду принципиальных вопросов, имеющих большое значение и для французских коммунистов, и для международного коммунистического движения.

На своем XIX съезде французские коммунисты выдвинули раз-

?г'8 «Le Monde», 17—18.Х1 1968. 59

«L’Entreprise», 6.XI 1969; «Paris-match». 28.11 1970. 60

L. Salini. Le mythe «reformateur». Paris, 1973, p. 14. 61

«L’Annee politique 1969», p. 408.

иернутую программу борьбы за права трудящихся. Развивая идеи, заложенные в Манифесте 1968 г., принятом в Шампиньи, съезд отметил, что своеобразием и особенностью данного этапа борьбы рабочего класса за свои права во Франции является то, что он ведет борьбу не непосредственно за социализм, а первоначально за передовую демократию, которая является переходным этапом на пути к социализму.

Передовая демократия, указывалось на съезде, отвечает самым настоятельным потребностям трудящихся и нации. Она ограничивает господство крупного капитала над решающими рычагами экономики. ослабляет монополистическую буржуазию, способствует развитию борьбы трудящихся масс под руководством пролетариата. В конечном итоге передовая демократия направлена на достижение изменений в соотношении сил и создание благоприятных условий для борьбы за социалистическую революцию.

На XIX съезде ФКП понятие «передовая демократия» было конкретизировано и детализировано. Выступивший с отчетным докладом ЦК ФКП Жорж Марше отметил, что передовая демократия не ликвидирует эксплуатацию человека человеком. «Но она будет систематически уменьшать власть монополий и создаст условия для того, чтобы большинство французов высказалось за переход Франции к социализму» г,\ Ж. Марше подтвердил, что Французская коммунистическая партия исходит из необходимости осуществления перехода от «передовой демократии» к строительству социализма революционным путем в соответствии с общими закономерностями социализма и с учетом складывающихся конкретных условий во Францииг>3. Ж. Марше подчеркнул, что «социализм установит политическую власть рабочего класса и других трудовых слоев населения, т. е. диктатуру пролетариата». Обеспечив высшую форму демократии по сравнению с любой буржуазной демократией, социализм закрепит и расширит права и свободы, завоеванные в упорной классовой борьбе, которой отмечена история Франции г>4.

Борьба за передовую демократию означает конкретные действия, поэтому ФКП выдвинула программу, состоящую из трех основных пунктов. Главный пункт — это национализация основных отраслей промышленности, банков и кредитной системы и передача всех этих предприятий в руки народа, что позволит трудящимся распоряжаться этими мощными финансовыми и техническими средствами для подъема экономики страны и использовать их в своих интересах, а также «обеспечит материальную базу независимости страны, застрахует экономику Франции от подчинения

ег «Cahiers du communisme», 1970, N 2-3, p. 61. cs Ibidem.

64 Ibidem. иностранному капиталу и будет способствовать расширению сотрудничества Франции с другими странами» г>5. Во-вторых, необходимо, заявил съезд, создать демократическое правительство и провести глубокую демократизацию экономической, социальной и политической жизни страны. И, в-третьих, съезд еще раз подчеркнул, что французские коммунисты считают, что Франция должна проводить политику, твердо опирающуюся на национальную независимость сь.

XIX съезд ФКП отметил, что эта программа конкретных мер по преобразованию Франции может быть осуществлена на практике лишь в условиях достижения единых действий рабочего класса и других немонополистических слоев, а также если рабочий класс будет сплочен. «Действительно, только рабочий класс, поскольку он не эксплуатирует и не стремится эксплуатировать никакой другой класс, может осуществить союз между различными немонополистическими категориями трудящихся, отвечающий их общим интересам» г’7. Французская коммунистическая партия, заявил съезд, стремится к сотрудничеству со всеми организациями, «которые проявят готовность вести действенную борьбу против политики монополий, за интересы трудящихся, за демократию и мир, за социализм» б8.

Ориентировав французских коммунистов и рабочий класс Франции на борьбу за передовую демократию, ФКП заявила, что «в условиях государственно-монополистического капитализма всякое демократическое движение естественно и нормально переходит в социалистическое движение, всякое подлинно демократическое завоевание является в то же время шагом вперед в направлении социализма. Защита и расширение демократических завоеваний могут создать условия для мирного и демократического перехода к социализму»69. Это предусматривает активное использование многопартийной системы, которая является характерной особенностью политического развития Франции.

Обострение классовой борьбы породило определенные внутрипартийные трудности в ФКП. В этот период она столкнулась с оживлением праворевизионистских и левацких элементов в своих рядах. Наибольший резонанс в стране и за ее пределами вызвали неправильные взгляды, которые стал открыто проповедовать на рубеже 60—70-х годов бывший член Политбюро Французской компартии Роже Гароди. В своих многочисленных скороспелых

йа «Cahiers du communisme», 1970, N 2-3, p. 63—64. 6

Ibid., p. 61—67. 7

Ibid., p. 68. 8

Ibid , p. 76.

e9 «La raarche de la France au socialisme». Paris 1966, p. 52, 77. «трудах» он подвергал ревизии основные положения материалистической диалектики и научного коммунизма, стремился обосновать «взаимообогащение» материализма и идеализма, науки и религии, в реформистском духе интерпретировал последствия научно-технической революции. Буржуазные круги Франции рассчитывали, что изданные большими тиражами книги Гароди, его выступления в прессе, по телевидению и радио, его многочисленные интервью, данные представителям антикоммунистической прессы, вызовут замешательство внутри ФКП.

Ничего подобного не случилось. XIX съезд ФКП завершил начатый еще ранее разгром антиленинской платформы Роже Гароди, который при большом стечении падких на сенсацию буржуазных журналистов, при свете юпитеров и блицев повторил в своей речи неправильные взгляды. В выступлениях члена Политбюро ФКП Ги Бесса, члена ЦК ФКП П. Жюкена, а также ряда представителей научной и творческой интеллигенции взгляды Гароди были подвергнуты аргументированной критике. Съезд осудил ревизионистскую позицию Р. Гароди и вывел его из состава Политбюро и ЦК ФКП, а в мае 1971 г., после того как он встал фактически на путь фракционной борьбы, Гароди был исключен из рядов

ФКП70.

После майско-июньских событий 1968 г. левый лагерь в целом оказался ослабленным. Федерация демократических и социалистических левых сил (ФДСЛС), в которую входили СФИО, радикалы и «Конвент республиканских учреждений» (блок левых клубов), вследствие близорукой антикоммунистической политики се руководителей в мае 1968 г., а затем и поражения на парламентских выборах, проходивших в июне того же года, распалась.

Чрезвычайный съезд СФИО в декабре 1968 г. принял решение о роспуске партии и ее слиянии с другими организациями. Ушел в отставку Ги Молле, возглавлявший партию с 1945 г.

Не меньшие трудности возникли и для Республиканской партии радикалов и радикал-социалистов. Состоявшийся в ноябре 1968

г. 65-й съезд этой старейшей политической партии Франции подтвердил отказ от участия в ФДСЛС. На нем споры шли лишь относительно степени возможного сотрудничества со вчерашними союзниками. Съезд продемонстрировал усиление правой ориентации партии. Было принято решение провести в начале 1969 г. съезд, посвященный «анализу политики партии и модернизации ее структуры и форм деятельности». В последующий период партия радикал-социалистов пережила глубокий кризис, усилившийся в связи с поражением центриста Поэра, которого радикалы поддержали на президентских выборах в июне 1969 г. Таким образом, левые силы, добившиеся в 1965 —1967 гг. определенных успехов, оказались к концу 1969 г. отброшенными назад. Нужно было практически заново приниматься за строительство народного единства. Эту роль взяла на себя, как это уже не раз бывало в новейшей истории Франции, компартия.

Французская компартия не отказалась от своей проверенной на практике линии сплочения левых сил, единства действий трудящихся. Успешно проведя кампанию по выборам президента и опираясь на более чем 4 млн. избирателей, отдавших свои голоса за Ж. Дюкло, она продолжила борьбу за единство. Выступив на пленуме ЦК ФКП в октябре 1969 г., Вальдек Роше заявил о твердом намерении добиваться установления контактов с социалистической партией. Вместе с тем он специально подчеркнул, что продвижение вперед по пути единства действий возможно лишь при условии, если «организации некоммунистических сил действительно извлекут уроки из того важного периода борьбы, который мы только что пережили» 71.

Тяжелые удары, перенесенные социалистической партией в июне 1968 г. и особенно после президентских выборов, антикоммунизм, стремление ряда руководителей к беспринципным союзам с центристской реакцией, ослабление влияния социалистов в пользу правых сил вызвали недовольство рядовых членов партии, что заставило ее лидеров изменить линию поведения. Уже на учредительном съезде в Исси-ле-Мулино 11 —13 июля 1969 г. одержало верх течение, выступающее против установления связей с центристами и реакционерами, за союз левых сил и возобновление «диалога» с компартией. На съезде было решено, что единство левых сил должно составлять «естественную ось» стратегии социалистической партии и что она будет воздерживаться «от союзов с политическими силами, представляющими капитализм, в том числе от поисков каких-либо центристских комбинаций» 72. Было принято решение об изменении наименования: отныне она стала называться Социалистическая партия Франции, значительно обновлено руководство: первым секретарем партии был избран Ален Савари, хотя большинство на этом этапе еще сохранилось за сторонниками Ги Молле. В этих условиях ФКП предприняла шаги по возобновлению контактов с социалистической партией. В ноябре—декабре 1969 г. состоялся ряд встреч делегаций ФКГІ и социалистической партии; в результате 18 декабря 1969 г. было опубликовано совместное заявление, что обе партии решили «начать переговоры об основных условиях политического соглашения, цель которого — заме-

м «L’Humanite», 15.Х 1969.

72 «L’Annee politique 1969», p. 64. нить нынешнюю систему новым режимом экономической и политической демократии и открыть п>ти перехода к социализму с тем, чтобы построить его сообща, учитывая традиции, характерные черты и чаяния народа» 73.

В самом начале января 1970 г. Политбюро ФКП предложило социалистической партии, Конвенту республиканских институтов, Объединенной социалистической партии и партии радикалов немедленно провести совместное заседание всех левых организаций с целью «создания условий для конкретной борьбы за социальный прогресс, демократию и социализм». Савари и поддерживавшие его силы социалистической партии откликнулись на этот призыв. Однако в партии существовало еще сильное течение, выступавшее против контактов с ФКП. На чрезвычайном съезде социалистической партии в Эпине-сюр-Сен (июнь 1970 г.) был принят важный программный документ «План социалистических действий». В документе подчеркивалось, что главная цель борьбы социалистов — это преобразование нынешнего общества в социалистическое, что социалисты намерены вести «классовую деятельность» и отвергают «всякое соглашение, которое привело бы к компромиссу с политическими силами, представляющими капитализм, независимо от того, относят ли они себя к правым или центристам».

Такая позиция социалистической партии имела большое значение. Дело в том, что к середине 1970 г. отчетливо проявилась тенденция к воссозданию в стране так называемой «третьей силы». Роль инициатора этого предприятия взял на себя Серван-Шрейбер. избранный в октябре 1969 г. генеральным секретарем партии радикалов. Генеральный директор парижского еженедельника «Экспресс», известный своей проатлантической ориентацией, автор наделавшей много шума книги «Американский вызов», опубликованной в 1967 г., Серван-Шрейбер взял курс на сотрудничество с «центром». Директор «Экспресса» активно поддерживал в 1965 г. планы создания «большой коалиции» с участием социалистов и центристов и кандидатуру центристов Алена Поэра на президентских выборах в июне 1969 г. Что касается других лидеров радикалов, то они надеялись, что Серван-Шрейбер даст партии «новое дыхание» и «вторую молодость».

Руководители радикалов попытались сформулировать политическую платформу, на основе которой можно было бы, по их мнению, возродить французский радикализм. В конце января 1970 г. председатель партии М. Фор и Серван-Шрейбер подготовили «Манифест радикалов», который был опубликован 28 января иод заголовком «Небо и земля».

Авторы манифеста изложили проект реформ в различных областях жизни страны с целью построения «нового общества будущего». Отдельные части манифеста перекликаются с идеями «Демократического центра», другие близки по духу к теории «нового общества» Шабан-Дельмаса. В то же время в манифест были включены и некоторые положения, отдававшие утопическим левачеством и авантюризмом, как, например, требование об отмене права наследования. После острой дискуссии манифест был принят чрезвычайным съездом партии радикалов, проходившим в Париже 14— 15

февраля 1970 г.

Летом 1970 г. Серван-Шрейбер, считая, что идеологическая подготовка возрождения «третьей силы» завершена, перешел к активным действиям. Воспользовавшись проведением дополнительных парламентских выборов в Нанси, он выдвинул свою кандидатуру и добился победы. За него голосовали в первом туре (21 июня) 45% избирателей, а во втором (28 июня) —55%. Из всех выступавших на выборах против Серван-Шрейбера партий только ФКП укрепила свои позиции.

Стремясь развить свой успех, Серван-Шрейбер попытался провести в сентябре того же года аналогичную операцию на дополнительных выборах в Бордо. Однако здесь он получил отпор как со стороны компартии, так и ЮДР. Уже в первом туре был избран премьер-министр Шабан-Дельмас74. На некоторое время активность центристов была блокирована.

9 ноября 1970 г. неожиданно умер генерал де Голль, деятель, который на протяжении 30 лет придавал политической жизни Франции определенную окраску.

В предшествующие дни де Голль вел обычную, размеренную жизнь, распорядок которой был установлен после его ухода в апреле 1969 г. с поста президента республики. Около 7 часов вечера де Голль почувствовал себя плохо и через 30 минут скончался. Врачи поставили диагноз: разрыв аорты.

На следующий день президент республики Ж. Помпиду выступил по радио и телевидению с сообщением о смерти де Голля, который, как он сказал, «в 1940 г. спас нашу честь, в 1944 г. привел нас к освобождению и победе...».

Все политические партии Франции и политические деятели мира откликнулись на эту кончину. Французская коммунистическая партия в специальном заявлении отметила, что генерал де Голль «играл большую роль в жизни страны и на международной арене, поэтому его кончина не может оставить безразличным ни одного француза». В заявлении ФКП специально подчеркивалось, что в 1940 г., когда основная часть буржуазии вступила в сотрудничество с гитлеровскими оккупантами, генерал де Голль принял решение не прекращать борьбу против врага. ФКП подчеркнула, что она боролась против тех взглядов де Голля, которые она считала несовместимыми со своими взглядами. Однако «остается фактом, что в решающий период войны и освобождения компартия и де Голль были вместе, на стороне Франции» 75.

Руководители Советского Союза направили президенту Франции Помпиду соболезнование. Они отметили «большой вклад, который внес генерал де Голль в дело развития отношений, дружбы и сотрудничества между СССР и Францией».

В соответствии с завещанием, похороны де Голля состоялись 12 ноября — этот день был объявлен во Франции днем национального траура — в скромной обстановке на маленьком сельском кладбище в Коломбе-ле-дез-Эглиз. Как и просил де Голль, похороны были «без речей и без фанфар». В этой церемонии не принимали участия официальные представители властей и иностранных государств. На кладбище по желанию генерала в похоронах официально была представлена только армия. Небольшое подразделение трех родов войск отдало покойному последние воинские почести.

Смерть де Голля, уже более полутора лет находившегося не у дел, казалось бы, не должна была оказать большого влияния на политическую жизнь Франции. После своей отставки де Голль вел уединенный образ жизни в своем имении Коломбе-ле-дез-Эглиз. За полтора года, прошедших между его отставкой и смертью, он совершил лишь две частные поездки за границу — в Исландию в период избирательной кампании по выборам президента в 1969 г. и позже — в Испанию. Генерал де Голль мало принимал посетителей, много работал над своими «Мемуарами надежды», первый том которых вышел из печати буквально накануне его смерти.

Однако со смертью де Голля в истории Франции закончилась определенная глава. Если для людей, стоявших в оппозиции к нему, его смерть после его отставки мало что изменила, то для его сторонников, для голлистов, всего правящего большинства она явилась серьезным ударом.

В декабре 1970 г. после более чем 8-месячных переговоров завершился первый этап дискуссии между ФКП и социалистами. Был опубликован совместный документ ФКП и социалистической партии, подводивший итоги переговорам между обеими партиями. В этом документе сформулированы сходные позиции обеих партий по целому ряду важнейших проблем, а также зафиксированы разногласия. Так, ФКП и социалистическая партия не смогли прийги к соглашению по вопросу об отношении к НАТО, европейской интеграции, о политических формах перехода к социализму. Социалисты отказались согласиться с классовым определением «социалистической власти как власти рабочего класса и других слоев трудового народа».

Вместе с тем определенные сдвиги во взаимоотношениях ФКП с социалистической партией были налицо. Принципиальное значение имел тот факт, что социалисты согласились с формулировкой, согласно которой «социалистическое преобразование не может быть естественным продуктом и совокупностью реформ, исправляющих последствия капитализма. Задача двух партий заключается не в том, чтобы подправить эту систему, а в том, чтобы заменить ее другой системой. Эта замена представляет собой революционную перемену» 76.

Но в целом единство левых сил развивалось медленно, с большими зигзагами и отступлениями. 8-месячные дискуссии показали, что руководство социалистической партии стремится рассматривать контакты с ФКП лишь как средство для достижения соглашения предвыборного типа, без каких-либо политических обязательств долгосрочного характера. Потребовалась упорная борьба ФКП за массы, прежде чем были достигнуты существенные успехи в деле единства левых сил.

Главными этапами этой борьбы, развернувшейся во Франции в 1971—1972 гг., явились муниципальные выборы в марте 1971 г. и референдум по вопросу о расширении «Общего рынка» в апреле 1972 г., а также широкие совместные действия двух крупнейших профсоюзных центров Франции — ВКТ и ФДКТ в масштабе всей страны, районов, отраслей промышленности и отдельных предприятий. В конце 1970 — начале 1971 г. не проходило почти ни одной недели без забастовок, митингов, демонстраций. Очень часто к этим двум профцентрам присоединялись профсоюзы «Форс увриер» и федерации работников просвещения.

Муниципальные выборы, проходившие 14 и 21 марта 1971 г., наглядно показали как непоследовательность социалистической партии, так и выгодность союза народных сил для всех левых партий. В ходе подготовки этих выборов руководство социалистической партии и ее отдельные федерации маневрировали, пытались в ряде мест создать блок с центристами. Однако доминирующей тенденцией было стремление к союзу левых сил. Под давлением народных масс социалисты пошли на выдвижение объединенных списков с компартией в 110 городах с населением свыше 30 тыс. человек из 192, имеющихся во Франции, не считая Парижа. Однако в 35 городах, где посты мэров уже занимали социалисты, месг- ные организации социалистической партии отказались от единых С ФКП СПИСКОВ.

Результаты голосования как в первом, так и во втором туре свидетельствовали в целом о некотором продвижении вперед левых сил, за которые было подано 43% голосов всех участвовавших в выборах избирателей. За представителей правящего большинства проголосовало 50,5%. Оппозиция получила большинство голосов в 119 городах с населением свыше 30 тыс. жителей вместо 114 на прошлых выборах. В том числе ФКП завоевала мэрии таких крупных городов Франции, как Гавр, Ним, Кале, Амьен, Арль и некоторые другие.

Таким образом, муниципальные выборы, всегда вносившие раскол в левый лагерь, на этот раз знаменовали собой определенный шаг по пути его сплочения. Немалое значение имели и совместные выступления профсоюзов. Оценивая в этот период социальный климат во Франции, директор католического еженедельника «Темуаньяж кретьен» Ж. Монтарон писал: «Никогда столько не говорили о единстве действий. Никогда эти два профцентра (ВКТ и ФДКТ.— Авт.) не организовывали столько совместных действий. Утвердив свою самобытность, они в то же время стараются идти рука об руку. И это новее в истории рабочего клас-

77

са» .

В этой обстановке 11 —13 июня 1971 г. в г. Эпинэ-сюр-Сен (под Парижем) собрался объединительный съезд социалистической партии. Перед съездом, еще в декабре 1970 г., была создана инициативная комиссия — так называемая Национальная делегация,— в которую вошли представители социалистической партии и других организаций. Эта комиссия обратилась с призывом ко всем, кто выступает за социализм, принять участие в подготовке объединительного съезда.

На съезде в Эпинэ-сюр-Сен присутствовало 800 делегатов- социалистов, 97 членов Конвента республиканских институтов и 60 «неорганизованных». Съезд провозгласил создание новой социалистической партии, объединившей в своих рядах членов этих организаций и некоторых других левых. Впервые за последние четверть века в зале находился наблюдатель от ВКТ.

В центре внимания съезда была проблема отношений между коммунистической и социалистическими партиями. Призыв к единству левых сил прозвучал в выступлениях подавляющего большинства ораторов, принявших участие в дискуссии об общем направлении политики новой партии. К этому единству и к заключению политического соглашения с компартией призывали делегатов и рабочие-автомобилестроители заводов «Рено», направившие на съезд своих представителей. В результате на съезде создалась такая атмосфера, в которой противники сотрудничества с коммунистами, ратовавшие за союз с буржуазным «центром», не решились даже представить собственный проект резолюции. Ни один из главных ораторов открыто не выступил против контактов с компартией.

В итоге борьба развернулась между двумя проектами, хотя оба они не оспаривали необходимости продолжения диалога с ФКП, а лишь определяли по-разному сроки и в известной мере содержание этого диалога. В ответ на предложение Алена Савари и Ги Молле немедленно возобновить диалог с коммунистами лидер Конвента Ф. Миттеран выдвинул собственный почти идентичный проект основной политической резолюции. Вместе с тем он оговорил условия переговоров с коммунистами, выступив за создание «широко представительной» социалистической партии, готовой «отвоевать у ФКП потерянное», вести переговоры с компартией «с позиции силы». Два видных деятеля социалистической партии, Гастон Деффер и Пьер Моруа, известные в тот период как сторонники создания «третьей силы», присоединились к Миттерану. При этом не последнюю роль сыграли и их намерения нанести поражение «слишком радикально настроенным» Савари и Молле.

Проект Франсуа Миттерана, который был одобрен 43 926 мандатами против 41 757 (поданных за проект Савари), делал упор на обсуждении с ФКП «конкретных проблем политики правительства, берущего на себя миссию начать социалистическое преобразование общества», однако откладывал начало дискуссии с ней на 1972 год.

Финал съезда оказался неожиданным даже для видавших виды французских политических наблюдателей: первым секретарем социалистической партии был избран Франсуа Миттеран, еще накануне съезда даже не состоявший в ее рядах. В секретариат партии не вошел ни один сторонник Савари и Ги Молле. Вместе с тем, как подчеркивалось в заявлении Политбюро ФКП о перспективах единства левых сил во Франции в свете итогов съезда социалистов, положительное значение имел «тот факт, что широкое большинство делегатов съезда высказалось в пользу борьбы за демократию и социализм, против какого бы то ни было компромисса с силами, представляющими капитализм. Это шаг вперед в деле достижения единства левых сил». Однако в заявлении констатировались и отрицательные стороны съезда. Прежде всего то, что принятая съездом резолюция не отражала четкого стремления к единству: съезд отложил обсуждение вопроса о составлении подлинно совместной программы борьбы и управления страной на 1972 г. и обошел молчанием достигнутые результаты и необходимость дальг-ейших совместных выступлений.

Съезд социалистической партии открыл период большой передвижки политических сил во Франции. В декабре 1971 г. правое крыло радикалов во главе с Ж. Ж. Серван-Шрейбером объединилось с возглавляемым Ж. Леканюэ Демократическим центром в так называемое движение реформаторов, к которому примкнули отколовшаяся от социалистической партии социал-демократическая партия во главе с мэром г. Мюлуза Э. Мюллером и Республиканский центр. Эти партийно-политические перемены были связаны с социально-экономическими явлениями.

Еще 10 июня 1971 г. в «Юманите» была опубликована статья заместителя Генерального секретаря ФКП Жоржа Марше «Французское общество охвачено кризисом», в которой был выдвинут тезис, что Франция, несмотря на кажущееся благополучие в области развития экономики (в 1971 г. промышленное производство в стране росло более высокими темпами, чем в других странах Западной Европы), переживает глубокий кризис государственно-монополистического капитализма в социально-экономической, политической и моральной областях и что нынешний режим не способен разрешить стоящие перед страной проблемы. «В самом деле,— писал Ж. Марше,— истина заключается в том, что во всех областях политика, проводимая властью, сталкивается с проблемами, которые она все меньше и меньше способна решить. По крайней мере, не способна решить в интересах огромного большинства народа. Эти проблемы могут быть решены лишь в условиях социализма, к которому Франция придет через переходный этап передовой демократии».

Эта статья вызвала глубокий резонанс во Франции. Она послужила прологом к принятой на пленуме ЦК ФКП в октябре 1971

г. «Программе демократического правительства народного единства», в которой были конкретизированы общие положения манифеста Шампиньи и тезисов XIX съезда. В этой программе, носящей общедемократический, антимонополистический характер, предлагалось проведение целого комплекса политических, экономических и социальных преобразований, рассчитанных по существу на подрыв господства монополий.

Выдвижение компартией впервые в ее истории конкретной программы, которую она обязывалась проводить в жизнь в случае создания в стране демократического правительства, прежде всего имело большое значение для агитационно-пропагандистской работы ФКП в массах, для оказания давления на своих возможных союзников и разоблачения политики реакционных сил. ФКП развернула широкую кампанию по популяризации своей программы.

Она была выпущена тиражом свыше 1 млн. экземпляров, а в кратком изложении — свыше 10 млн. экземпляров. По всей стране были организованы митинги, собрания-дебаты с участием руководящих деятелей партии, в ходе которых разъяснялись основные положения этой программы. Партии удалось знчительно укрепить свои связи с массами, вынудить правящие круги занять оборонительные позиции.

Выдвижение компартией этого документа имело большое значение для ее отношений с левыми силами. В ходе борьбы за единство действий ФКП не настаивала на том, чтобы ее проект правительственной программы был принят безоговорочно социалистической партией. «Мы готовы обсудить ее,— заявил Ж. Марше,— в любой момент с социалистической партией, а также с другими демократическими партиями с целью достижения прочного политического соглашения, подлинной общей программы управ-

78

ления» .

Активность ФКП в разработке проблем переустройства французского общества поставила социалистическую партию в сложное положение, поскольку у нее не оказалось стройной и единой концепции по этому вопросу. Только в марте 1972 г. руководство социалистической партии смогло предложить свой проект правительственной программы «Изменить жизнь» 530.

Принятый с некоторыми поправками этот проект свидетельствовал о дальнейших положительных сдвигах в позициях социалистической партии по ряду важных внутриполитических и международных вопросов. Так, она впервые с достаточной определенностью высказалась за ликвидацию крупной капиталистической собственности путем проведения национализации, за ряд серьезных реформ, отвечающих интересам трудящихся. Она обязывалась участвовать в правительстве, опирающемся только на левое большинство, отказавшись тем самым от проводившейся ею в первые послевоенные годы политики «третьей силы». В некоторых международных вопросах (европейская безопасность, признание ГДР и т. д.) социалисты также заняли правильные позиции. Вместе с тем по ряду важных проблем они придерживались прежних взглядов, в том числе на НАТО и так называемую западноевропейскую интеграцию.

Таким образом, к весне 1972 г. две важнейшие политические партии Франции, ведущие за собой значительные слои трудящихся, выработали свои политические программы, которые имели много общего. Становилось все более ясно, что в обстановке нараставшего стремления широких народных масс к союз} левых сил, ос- новные разногласия между ФКП и социалистической партией могут быть преодолены.

Перед угрозой достижения соглашения между ФКП и социалистической партией правящие круги предприняли попытку помешать или по крайней мере отсрочить достижение единства левых сил. Основная ставка была сделана на то, чтобы вбить клин между коммунистами и социалистами, используя их различный подход к некоторым международным вопросам, прежде всего к «Общему рынку». Стремясь заставить ФКП перейти в оборону, правящие круги решили провести референдум. При этом они рассчитывали, как это делал генерал де Голль, получив поддержку широких масс по второстепенному вопросу, укрепить тем самым свои позиции внутри страны. 16

марта 1972 г. президент республики сообщил на пресс-конференции о своем намерении провести референдум по вопросу о расширении «Общего рынка». В начале апреля был опубликован специальный декрет правительства. Французам было предложено ответить «да» или «нет» на вопрос о том, одобряют ли они, «исходя из новых перспектив, открывающихся перед Европой, законопроект, предложенный французскому народу президентом Республики, который разрешает ратифицировать договор о присоединении Великобритании, Дании, Ирландии и Норвегии к Европейским сообществам?»

Французская компартия сразу же после объявления о предстоящем референдуме обратилась к социалистической партии с предложением провести переговоры с целью согласования позиций обеих партий. Такие переговоры проходили с 16 по 23 марта 1972

г. Однако социалисты не согласились с предложением коммунистов дать отрицательный ответ на поставленный на референдуме вопрос и призвали избирателей воздержаться от голосования 80. Сходную позицию заняли и радикал-социалисты во главе с Морисом Фором, которые предложили избирателям либо опускать недействительные бюллетени, либо вообще не участвовать в голосовании.

В этой обстановке ФКП призвала голосовать против расширения «Общего рынка», разъяснила трудящимся, что позиция, которую призывает занять социалистическая партия, обрекает массы на пассивное ожидание. В период подготовки к референдуму компартия провела более 10 тыс. ассамблей-дебатов, в том числе в 500 крупнейших городах Франции. Она умело использовала в своей массовой работе признание даже в руководящих кругах ЕЭС реальной возможности снижения жизненного уровня вследствие расширения «Общего рынза». Состоявшийся 23 апреля 1972 г. референдум принес следующие результаты81: Число избирателей — 29 852 768 Г олосовало — 17 967 221 (60,48%) Воздержалось - 11 855 547 (39,52%) Недействительные бюлле тени — 2 081 076 (6,7%) Ответили «да» — 10 854 044 Ответили «нет» — 5 032 101 Хотя большинство голосовавших ответило «да», исход референдума не оправдал расчетов правящих кругов, так как лишь немногим более 10,8 млн., т. е. 36,1% всех избирателей, голосовали за правительство. Эти результаты обескуражили социалистов и укрепили позиции коммунистической партии. В поддержку линии ФКП высказалось более 5 млн. человек.

Большое впечатление на социалистов и все общественное мнение Франции произвела организованная ВКТ 7 июня 1972 г. всеобщая многомиллионная забастовка, которая, по оценке руководителей этого профцентра, явилась наиболее серьезным выступлением, которое знала страна после мая 1968 г. Бастующие требовали повышения минимума зарплаты до 1 тыс. франков в месяц и снижения пенсионного возраста82. Во многих городах состоялись демонстрации трудящихся. Так, например, в Париже на улицы вышло 250 тыс. человек.

Все это вынудило социалистов форсировать переговоры с компартией о совместной правительственной программе. Буквально на следующий день после референдума возобновились заседания рабочих групп обеих партий, которым было поручено выработать общую платформу. Эти дискуссии завершились в ночь с 26 на 27 июня 1972 г. принятием документа — совместной правительственной программы левых сил,— поддержанного затем и левыми радикалами. Принятие впервые в истории французского рабочего движения совместной правительственной программы левых сил явилось важным событием во внутриполитической жизни страны.

В основу совместной программы, особенно в разделе, касающемся социально-экономических требований трудящихся, была положена правительственная программа ФКП. Соглашение по вопросу о ближайших требованиях трудящихся (зарплата, социальное обеспечение, жилищное строительство и т. д.) было достигнуто быстро. Однако по ряд} принципиальных вопросов между комму- 81

«Le Monde», 25.IV 1972. 82

«L’Humanite», 8.VI 1972.

нистами и социалистами выявились значительные расхождения. Они касались уровня национализации промышленности: представители социалистической партии стремились максимально сократить перечень отраслей промышленности, подлежащих национализации, и высказывались за частичную национализацию, в первую очередь финансовых учреждений. Представители компартии, со своей стороны, настаивали на расширении круга национализируемых монополий, логично указывая, что для осуществления программы повышения жизненного уровня трудящихся будущему правительству левых сил необходимо располагать значительными материальными средствами, которые могу г быть получены только от национализированных предприятий. В конечном итоге социалисты были вынуждены пойти на уступки. ФКП пошла навстречу в вопросе о темпах проведения национализации.

Серьезные разногласия выявились и при обсуждении вопроса об управлении будущими национализированными предприятиями. Практически по этому вопросу соглашения достигнуть на том этапе не удалось.

Третий вопрос, по которому возникли серьезные расхождения, касался обязательств будущего правительственного большинства на период работы Национального собрания. Опыт развития политической борьбы во Франции в период Народного фронта и после освобождения страны от оккупации свидетельствовал, что представители социалистов, выступавшие на выборах вместе с компартией, впоследствии в ходе «свободной парламентской игры» отказывались от союза с коммунистами и переходили в лагерь реакции. Поэтому в совместной программе предусматривается, что в случае победы левых сил на парламентских выборах коммунисты и социалисты останутся в едином блоке в течение всего срока действия вновь избранного парламента. В случае возникновения расхождений между ними они будут решаться путем проведения новых парламентских выборов.

Вместе с тем в разделах, посвященных политическим институтам страны, устройству ее государственных органов, ФКП пошла на известные уступки, согласившись с тем, чтобы принятая в 1958 г. конституция была сохранена, а были отменены лишь статьи, ограничивающие роль парламента и предоставляющие непомерно большие права президенту.

Определенная дискуссия возникла и в связи с обсуждением внешнеполитических разделов совместной программы, предусматривающих проведение политики мира, разрядки напряженности, мирного сосуществования, всеобщего разоружения, ликвидации военных блоков. Социалисты настаивали на том, чтобы в этом документе не выдвигалось требование об отказе Франции от Североатлантического договора и выходе из «Общего рынка». Эти возражения были приняты в связи с тем, что компартия еще на своих предыдущих съездах заявила, что вопрос о выходе из Североатлантического договора и об отношении к «Общему рынку» не может явиться препятствием для достижения соглашений с социалистами. В программе предусматривается сохранение участия Франции в «Общем рынке».

Таким образом, совместная программа явилась компромиссом. Но, несмотря на это, подписание программы было положительным фактом, означало существенный сдвиг в расстановке политических сил в стране, создавая более благоприятные предпосылки для единства действий левых сил, для создания широкого народного союза и формирования единого антимонополистического фронта. Как говорил на XX съезде ФКП Генеральный секретарь компартии Жорж Марше, «принятие левыми совместной правительственной программы открыло новую фазу в борьбе за решающие полити-

« 83

ческие изменения в нашей стране» .

Первым испытанием совместной программы левых сил на прочность стали парламентские выборы в марте 1973 г. На этих выборах фактически все партии сгруппировались в два-три крупных политических лагеря: с одной стороны, левые силы, с другой—- правительственное большинство, а между ними центристы.

Характерной особенностью этой избирательной кампании явился динамизм и наступательный дух левых сил. И социалисты, и левые радикалы, и особенно коммунисты развернули значительную работу по пропаганде в массах положений совместной программы. В ряде случаев эта работа велась параллельно, иногда совместно. Был создан комитет по связям, в который вошли представители ФКП, социалистов и левых радикалов. Что касается избирательной тактики, то, как и в 1967 г., левые партии договорились о выдвижении в первом туре своих кандидатов раздельно, а во втором туре в случае перебаллотировки они согласились снимать своих кандидатов в пользу того левого кандидата, который имел бы наибольшие шансы быть избранным.

Французская компартия развернула особенно большую работу по мобилизации масс во время избирательной кампании. Этому способствовал и состоявшийся 13—17 декабря 1972 г. XX съезд ФКП. Развивая идеи принятых ранее партийных документов, съезд дал детальную характеристику совместной правительственной программы, показал, что ее осуществление невозможно без развертывания движения народных масс. Впервые с 1920 г. на съезде ФКП выступил с приветствием национальный секретарь социалистической партии К. Эстье, а также представитель руководства левых радикалов. В резолюции съезда подчеркивалось, что претворение в жизнь совместной программы на основе народного союза позволит осуществить в стране демократические и антимонополистические преобразования в качестве «переходного этапа на пути к социализму». Съезд принял специальный «Призыв к французскому народу», в котором подчеркнул, что «чем больше ФКП получит голосов на предстоящих парламентских выборах, чем больше она будет иметь депутатов, тем прочнее будет союз, способный провести в жизнь

84

совместную программу» .

Впервые за многие годы руководство ФКП в связи с достигнутым союзом левых сил открыто заявило, что при благоприятном исходе парламентских выборов компартия готова со всей ответственностью принять участие в управлении страной, в том числе путем участия в правительстве.

Определенные изменения произошли и в лагере правительственного большинства. Развернувшаяся политическая борьба, особенно в преддверье парламентских выборов, потребовала от правящих кругов принятия ряда мер с целью укрепления своих позиций. ЮДР уже в течение 15 лет бессменно находился у власти. Столь длительное пребывание у кормила правления довольно редко встречается в истории Франции. К тому же впервые за многие годы ЮДР выступал на выборах без генерала де Голля.

В июле 1972 г. была проведена смена правительства: вместо Шабан-Дельмаса премьер-министром был назначен П. Месмер. В связи с несколькими финансовыми скандалами, в которых был замешан ряд депутатов ЮДР, в рядах партии была проведена определенная чистка и сменен генеральный секретарь. Чтобы снизить напряженность на социальном фронте, правительство провело ряд мероприятий по борьбе с инфляцией. В частности, с 1 ян- ьаря 1973 г. временно были снижены ставки косвенных налогов (так называемый налог на приращенную стоимость).

В начале января 1973 г. на заседании Национального комитета в Пр оыене ЮДР выдвинул широковещательную программу различных реформ. В области внутренней политики эта партия обещала обеспечить дальнейшее развитие экономики Франции, улучшить материальное положение трудящихся, в том числе наиболее низкооплачиваемых категорий, предоставить равные права женщинам, развернуть строительство жилья, снизить пенсионный возраст, а в области внешней политики — продолжать курс, намеченный генералом де Голлем8а. Стремясь противопоставить совместной программе левых сил свою идеологическую концепцию, ЮДР приступил к разработке «Хартии деголлевских движений», которая была опубликована сразу же после выборов 531.

Одновременно руководители ЮДР предприняли ряд шагов по укреплению единства правительственного большинства, куда с 1969

г. входили кроме ЮДР Национальная федерация независимых республиканцев и Центр «демократия и прогресс». Отношения между этими партиями перед выборами приобрели несколько натянутый характер. Дело в том, что ЮДР связан с теми деловыми кругами, которые за годы правления де Голля укрепили свои позиции внутри страны и на мировом рынке и в той или иной мере выступают за проведение Францией независимого курса. Что же касается «независимых республиканцев», то они отражают интересы тех кругов, которые добиваются более тесных связей с международными, включая американские, монополиями.

В этих условиях руководящий орган ЮДР выступил в ноябре 1972

г. за единство правительственного большинства, «против бесполезной и вредной ажитации»532. Но даже после этого призыва разногласия не были полностью устранены. Затяжной характер приобрела дискуссия в комитете по согласованию кандидатур правящего большинства. Только 12 декабря 1972 г. удалось договориться об избирательной тактике: было решено уже в первом туре выдвинуть единого кандидата от партий правительственного большинства, принявших название Союз республиканцев за прогресс и поддержку президента Республики 533.

В связи с парламентскими выборами вновь попытались активизироваться реформаторы, еще в конце 1971 г. договорившиеся о выступлении единым фронтом на парламентских выборах. 4

и 11 марта более 30 млн. французов должны были прийти на избирательные участки. По официальным данным, в голосовании приняло участие более 24,8 млн. избирателей (80,8% всех зарегистрированных в первом туре и 81,8 — во втором). Воздержалось от голосования 5,8 млн. избирателей — около 19%. Только в 1946 г. на парламентских выборах и в 1958 г. во время референдума число воздержавшихся было меньшим, чем в 1973 г.ва Активность избирателей свидетельствовала об их большом интересе к выборам, о степени накаленности внутриполитической обстановки.

Итоги первого тура выборов были следующими40: ЧИСЛО голосов % ФКП 5 156 619 21,25 Социалистическая партия и движение левых радика 4 939 603 20,36 лов в том числе: социалисты 4 579 888 18,90 левые радикалы 359 715 1,50 Объединенная социалистическая партия и крайние 810 645 3,30 левые Различные лепые 314 604 1,30 «Реформаторы» 3015 472 12,43 Союз республиканцев за прогресс и поддержку пре 8 364 904 34,50 зидента в том числе: ЮДР 5 788 796 23,90 «независимые републиканцы» 1 674 972 6,90 Центр «демократия и прогресс» 901 136 3,70 Другие правые (поддерживающие правительственное 972 623 4,00 большинство) Различные правые 684 580 2,82 Как показывают приведенные данные, выборы ознаменовались крупным сдвигом французских избирателей влево. Французская компартия сохранила положение первой партии среди левых сил. Крупный успех выпал и на долю социалистической партии, которая на выборах 1968 г. и особенно на президентских выборах 1969

г. потерпела серьезное поражение. Сохранив свою традиционную базу в некоторых районах, она завоевала значительное число новых голосов в департаментах с большими городами и добилась очень заметных успехов в районах, где много верующих католиков. Как писала газета «Темуаньяж кретьен», социалистическая партия продвинулась вперед в консервативно-католических районах на востоке и западе Франции 9‘. Она приблизилась к наивысшему уровню голосов из полученных ею в послевоенный период.

Состоявшийся 11 марта 1973 г. второй тур голосования подтвердил общую тенденцию, проявившуюся 4 марта.

Итоги избирательной кампании целесообразно рассматривать в сравнении не только с выборами, которые состоялись в 1968 г., сразу же после майско-июньского кризиса, когда де Голль сумел добиться резкого поворота избирателей вправо, впервые обеспечив ЮДР абсолютное большинство голосов, но и с выборами 1967

г., проходившими в более нормальной обстановке. В результате депутатские мандаты в Национальном собрании распределились следующим образом 534: 1973 г. 1968 г. 1967 р. ФКП 73 34 73 Французская социалистическая партия 89 57* 118* Левые радикалы 11 Крайне левые 3 1 5 Различные левые, не присоединившиеся к совместной 3 программе «Реформаторы» 31 Центр «демократия и прогресс» 23 29 39 ЮДР 1841 293 \ 9 АА «Независимые республиканцы» 54/ 61 \ Другие правые, поддерживающие правительствен 15 ное большинство Различьые правые 3 12 6 * Федерация демократических и социалистических левых сил (ФДСЛС) .

Что касается правительственного большинства, то оно, понеся значительные потери, тем не менее сохранило свои доминирующие позиции в парламенте. Из 490 депутатов Национального собрания в правительственное большинство входят 262 и полтора десятка избранных вне партийных списков. Однако правительственная коалиция потеряла по сравнению с 1968 г. более 100 мандатов, причем значительные потери понес ЮДР, лишившись абсолютного большинства, которым он располагал после парламентских выборов 1968

г.

Серьезный урон потерпел входящий в правительственное большинство Центр «демократия и прогресс», который смог провести в Национальное собрание только 23 депутата. Для того чтобы он смог получить право на создание самостоятельной парламентской фракции, к нему присоединилось несколько депутатов, не примыкавших ни к одной парламентской группе, и кое-кто даже из партии ЮДР, которые были специально «делегированы» своей партией для спасения союзников. Нельзя не отметить также провала «реформаторов». Французские избиратели отвергли курс, который они им предложили. Дело дошло до того, что «реформаторы» с трудом провели в парламент 31 депутата и получили таким образом право на создание своей собственной парламентской группы. 5

апреля 1973 г. П. Месмер сформировал второй кабинет. В него вошли представители трех политических группировок, участвовавших в прежнем правительственном большинстве: «Союза демократов за республику» (ЮДР), Национальной федерации «независимых республиканцев» и Демократического центра94. Из 22 министров (включая и премьера, но без государственных секретарей) 13 принадлежат к ЮДР, 4 — к «независимым республиканцам» и 2 — центриста. Из правительства ушел один из верных последователей де Голля, Мишель Дебре. Трое министров, в том числе министр иностранных дел Мишель Жобер, в течение многих лет являвшийся, по сообщению агентства Франс Пресс, «одним из самых близких помощников» Жоржа Помпиду, не принадлежат к какой-либо партии. После начала работы Национального собрания стало ясно, что пока условий для привлечения «реформаторов» в правительственное большинство не имеется. «Реформаторы» не получили ни одного руководящего поста в парламентских комиссиях. Однако вопрос о расширении большинства за счет реформаторов, «оставленных в резерве», не снят полностью с повестки дня. В связи с объявленным составом правительства печать Франции 64

Так стал называться после выборов Центр «демократия и прогресс». отметила, что «дозировка в составе нового правительства ничем

95

не отличается от дозировки в предыдущем» .

Сдвиг влево французских избирателей, происшедший в марте 1973

г., не может не оказать вполне определенного воздействия на всю внутриполитическую обстановку. Еще до выборов многие отмечали, что при любом исходе голосования политический климат во Франции уже не будет таким, как прежде.

Выборы в Национальное собрание не решили стоящих перед страной проблем. Характерно, что деятельность Национального собрания нового созыва началась в апреле 1973 г. под аккомпанемент забастовки рабочих автомобильного завода «Рено» и многотысячной демонстрации студентов и лицеистов в Париже против закона М. Дебре, отменившего отсрочку от военной службы. За ними последовали многомесячная забастовка на часовом заводе «Лип» в Безансоне, выступления железнодорожников и крестьян и др. Левые силы сформулировали свои предложения относительно решения стоящих перед страной проблем в совместной правительственной программе. Под знаменем этой программы они выступали на парламентских выборах. Как заявил на пленуме ФКП в марте 1973

г. Генеральный секретарь ФКП Ж. Марше, выборы явились первым этапом борьбы за осуществление совместной программы. Этот этап окончился серьезным успехом левых сил. Но борьба продолжается, и последнее слово в ней принадлежит массам.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПЯТОЙ РЕСПУБЛИКИ НА РУБЕЖЕ 70-Х ГОДОВ

Внешняя политика Пятой республики тесно связана с внутриполитическим положением страны. Она чутко реагирует на все изменения, которые претерпевает страна. Именно по проблемам внешней политики разгорались порой в рассматриваемый период острые схватки между различными политическими силами.

Основные направления внешнеполитического курса Франции сложились, как отмечалось выше, за время пребывания у власти де Голля. Целью проводимой им политики являлось укрепление позиций Франции путем проведения самостоятельной линии в международных делах при сохранении классовой солидарности с западным лагерем. Большое значение правящие круги придавали и придают статусу, который имеет Франция как великая держава и постоянный член Совета Безопасности ООН, правам, которыми она обладает как держава — победительница во второй мировой войне. Проводившаяся де Голлем и осуществляемая ныне поли- тика «величия Франции» является неотъемлемой частью ее истории последних 10—15 лет.

Вскоре после парламентских выборов 1967 г. Франции пришлось решать проблемы, возникшие в связи с израильской агрессией против арабских государств. На повестку дня была поставлена вся французская внешняя политика в районе Средиземноморья.

Политика Франции в этом районе в значительной мере определяется тем, что именно на Ближнем и Среднем Востоке и в Магрибе имеются крупные французские интересы и капиталовложения, прежде всего в нефтедобывающей и перерабатывающей промышленности. Французские нефтепромыслы, находящиеся в большинстве арабских стран, поставляют Франции 90% потребляемой ею нефти, в том числе 40% она получает из стран Ближнего Востока (Ирака, Кувейта. Саудовской Аравии, княжеств Персидского залива), 39%—из Алжира и 17%—из Ливии. Что касается торговли, то в 1968 г. Франция экспортировала только в арабские государства Ближнего Востока товаров на сумму около 2 млрд. фр. В том же году французский экспорт в Израиль составил около 0,5 млрд. фр.

Агрессия Израиля против арабских государств вызвала неблагоприятную реакцию со стороны Франции. Стремясь обезопасить свои позиции в этом районе мира, Париж еще в мае 1967 г. выдвинул идею четырехсторонних консультаций (СССР, США, Англии и Франции). В период пребывания в СССР 3—6 июля 1967 г. тогдашнего премьер-министра Жоржа Помпиду в советско-французском коммюнике обе стороны по существу осудили территориальные захваты Израиля и высказались за отвод израильских войск на исходные позиции, которые они занимали до 5 июня 1967 г., а также за «поиски в рамках Совета Безопасности урегулирования всех проблем этого района» 96.

Этой линии Франция придерживалась и в последующий период. Когда 31 декабря 1968 г. Израиль совершил рейд на Бейрутский аэродром, де Голль ответил на эту неспровоцированную агрессивную акцию введением эмбарго на поставку оружия в Израиль.

В конце января 1969 г. правительство Франции предложило провести встречу представителей СССР, Франции, США и Великобритании в Совете Безопасности для «поисков в контакте с генеральным секретарем ООН средств содействия установлению справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке». Советское правительство выразило согласие на проведение предложенной встречи. В его ответе указывалось, что французское предложение отвечает линии Советского Союза на безотлагательное достижение мирного политического урегулирования на Ближнем Востоке на основе выполнения резолюции Совета Безопасности от 22 ноября 1967 г.97 В плане оказания определенного давления на Израиль и поддержки арабских государств осенью 1968 г. де Голль нанес официальный визит в Турцию. Такая позиция Франции существенно отличалась от позиции других западных держав.

Начало 1969 г. ознаменовалось появлением некоторых новых моментов в отношении Франции к США. Немаловажную роль в этом сыграл тот факт, что президентом США стал Р. Никсон.

Принятое французским правительством в 1966 г. решение о выходе из НАТО, а также обострение в конце 60-х годов валютного кризиса в капиталистических странах значительно ухудшили отношения между Францией и США. К 31 марта 1967 г. вывод с французской территории иностранных войск, штабов и складов был в основном завершен. Однако в своей политике в отношении США французские правящие круги никогда не переступали известной грани, определявшейся их классовой солидарностью с американским правительством.

Исходной точкой в изменении отношений между Францией и США стали двусторонние визиты начала 1969 г.: поездка де Голля в Вашингтон на похороны Эйзенхауэра и двухдневный визит во Францию нового президента США Р. Никсона, где он вел переговоры с де Голлем. В результате обмена мнениями по самому широкому кругу вопросов не было принято каких-либо официальных документов. Однако ухудшение валютного положения Франции побудило ее правящие круги временно снять требование о возврате к золотому стандарту, что было весьма положительно встречено США. С другой стороны, улучшение «климата» фран- ко-американеких отношений было облегчено определенным пересмотром подхода Соединенных Штатов к вьетнамской проблеме и отношения к странам Западной Европы — участницам Североатлантического союза, прежде всего к Франции. Как отмечалось во французской печати, Р. Никсон признал за Францией право на планирование ее обороны и проведение дипломатии «в той форме, в какой она это считает необходимым» 535. Де Голль обещал Никсону прибыть в США в 1970 г. Таким образом, «новая эра доброй

99

воли и хороших отношении шла на смену ссоре» .

Вторым симптомом, свидетельствовавшим о появлении во внешней политике де Голля некоторых новых моментов, стала его бе- 87

«Красная звезда», 22.1 1969.

98 «Франция. Экономика и политика стран современного капитализма». Отв.

ред. Ю И. Рубинский. М., 1973, стр. 440. 89

P. Viansson-Ponlc. Histoire de la Republique Gaulienne, t. II. Paris,

1971, p. 620.

седа 4 февраля 1969 г. с послом Великобритании Париже К. Со-

VMCOM.

Как известно, до этого дважды, в 1963 и 1967 гг., де Голль, стремясь выиграть время для того, чтобы Франция могла преодолеть свое отставание в экономической области, а также заботясь о сохранении ее позиций в ЕЭС, налагал фактически «вето» на вступление Англии в «Общий рынок». Свою позицию он аргументировал тем, что Англия, будучи тесно связанной с США, явится троянским конем, который проникнет в Европейское экономическое сообщество и таким образом изменит характер этой организации. Такая позиция де Голля, естественно, вела к определенному обострению англо-французских отношений.

В конфиденциальной беседе с К. Соумсом, согласно английской версии, де Голль якобы выдвинул план создания вместо «Общего рынка» более широкой западноевропейской экономической ассоциации, в которой главную роль играли бы четыре крупные державы— Франция, Великобритания, ФРГ и Италия. После того как сложится эта ассоциация, заявил якобы де Голль, отпадет необходимость существования НАТО с господством в ней американцев 10°. По сообщению газеты «Таймс», английское правительство отклонило мысль о том, что Западная Европа может быть независимой от НАТО, и подтвердило свою ориентацию на вступление в «Общий рынок». Что касается руководителей французской дипломатии, то они категорически отрицали английскую версию содержания беседы, подчеркивая, что французский президент повторил в основном уже известные положения о внешнеполитической ориентации Парижа. Урегулирование англо-француз- ских расхождений на этот раз не состоялось.

Следует отметить, что майско-июньский кризис 1968 г., до основания потрясший все здание Пятой республики, нанес серьезный удар по возможностям генерала де Голля во внешнеполитической области. По существу с этого момента вплоть до конца 1969

г. Франция стояла в какой-то мере в стороне от крупных международных событий. Как отмечают французские историки, «время крупных акций, рассчитанных порой на внешний эффект, прошло» 1<и. Вместе с тем во внешнеполитических шагах Парижа с этого времени сильнее стал чувствоваться классовый характер линии французских правящих кругов. Социальный и экономический кризис в мае — июне 1968 г. убедил государственно-монополистическую верхушку Франции в необходимости крепить солидарность с промышленно развитыми странами Запада (и в особенности с США), в частности в области валютной политики.

В середине 1969 г. произошла смена политического руководства страной. Это событие не вызвало каких-либо серьезных изменений во внешней политике. Президент республики Ж. Помпиду и французское правительство продолжали следовать в международных делах основным направлениям де Голля. По-прежнему проводился курс на обеспечение самостоятельности Франции в отношении США. В начале 70-х годов получили свое дальнейшее развитие отношения с Советским Союзом. Вместе с тем президент Помпиду взял ориентацию на сглаживание остроты противоречий с другими западными державами, более четко, чем генерал де Голль, стал подчеркивать принадлежность Франции к Западу. Изменился и стиль внешнеполитических акций, которым был придан более спокойный и гибкий характер.

До того как занять пост президента республики, Жорж Помпиду имел главным образом опыт решения внутриполитических вопросов, если не считать заключения Эвианских соглашений. Внешняя политика на протяжении более десятилетия (1958—? 1969

гг.) являлась, как отмечалось во французской печати, «личным доменом генерала де Голля». Естественно, понадобился определенный период, прежде чем новое руководство освоилось в той сложной международной обстановке, которая сложилась в мире в середине 1969 г.

Первым крупным актом на международной арене, с которым выступила Франция, явилось созванное в Гааге 1—2 декабря 1969 г. по личной инициативе Ж. Помпиду совещание глав государств и правительств стран — участниц «Общего рынка». Предложение о проведении такого совещания Ж. Помпиду выдвинул еще в ходе кампании по выборам президента.

Необходимость встречи на высшем уровне стран — участниц ЕЭС вызывалась тем, что 31 декабря 1969 г. заканчивался так называемый «переходный период» в развитии «Общего рынка». Результаты, которых добился к этому времени «Общий рынок», были отнюдь не блестящими: периодически возникали серьезные расхождения между членами Малой Европы по вопросам сельского хозяйства, трудные времена переживал Евратом, который превратился, по выражению Ж. Помпиду, «в рану на теле Европейского экономического сообщества», ибо страны-участницы не могли договориться о его бюджете.

Наибольшую активность на совещании проявили Франция и ФРГ. В своем выступлении в Гааге Ж. Помпиду поставил на обсуждение три задачи — «завершение создания «Общего рынка»», проблему углубления или дальнейшего развития ЕЭС и его расширение, подразумевая под этой триединой формулой достижение сначала окончательного решения проблемы финансирования единой сельскохозяйственной политики ЕЭС, представляющей жиз ненно важный интерес для Франции, а затем уже переход к следующим этапам интеграции1U2. Помпиду удалось добиться удовлетворения своих требований по сельскохозяйственному вопросу. Партнеры Франции согласились включить в коммюнике указание о том, что еще до конца 1969 г. будет урегулирован вопрос о финансировании сельскохозяйственного рынка536. После длительных дискуссий, 21 декабря 1969 г. такое соглашение удалось выработать. Суть его сводилась к тому, что окончательно финансирование сельского хозяйства из совместного бюджета «Общего рынка» начнется с 1 января 1975 г., причем до 1978 г. эта система должна ежегодно корректироваться.

Вторым важным вопросом, который был обсужден в Гааге, была проблема расширения ЕЭС. В позиции Франции по этому вопросу появился новый элемент. Выступая 2 декабря на пленарном заседании, Ж. Помпиду заявил, что Франция «относится не враждебно, а благоприятно к расширению сообщества» и желает, чтобы выработка совместной позиции для проведения переговоров со странами-кандидатами была осуществлена «самым быстрым, самым активным и самым позитивным путем» 537\ В результате такой позиции Франции в заключительном коммюнике по этому вопросу было сказано, что участники совещания «подтвердили свое согласие относительно принципа расширения сообщества, предусмотренного ст. 237 Римского договора», поскольку государства-кандидаты «принимают договоры и их политические цели, решения, достигнутые после вступления в действие этих договоров, и выбор путей развития» 538. Это означало согласие на открытие переговоров между ЕЭС, с одной стороны, и государствами-кандида- тами — с другой. «Вето», которое накладывал де Голль на вступление Великобритании в «Общий рынок», было снято.

Таким образом, совещание в Гааге в декабре 1969 г. ознаменовалось определенным компромиссом между Францией и ее 5-м партнером по «Общему рынку». Указывая на отход Франции от прежних позиций, газета «Орор» писала: «Начинается последеголлев- ский период».

30 июня 1970 г. в Люксембурге состоялась торжественная церемония открытия переговоров об условиях приема в «Общий рынок» между странами — участницами ЕЭС (Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Голландия, Люксембург) и делегациями стран, обратившихся с просьбой о приеме их в эту экономическую группировку (Англия, Дания, Норвегия и Исландия). Через год, в июне 1971

г., переговоры пришли к благополучному концу, а 22 января 1972

г. в Брюсселе было торжественно подписано соответствующее

106

соглашение

В октябре 1972 г. в Париже было созвано новое совещание глав государств и правительств стран — членов расширенного Европейского экономического сообщества. На нем Франция выступила с предложением создать экономический и валютный союз, т. е. сделать дальнейший шаг в развитии западноевропейской интеграции ,07.

Вступление Великобритании в «Общий рынок» привело к определенному улучшению англо-французских отношений. Впервые после войны королева Великобритании Елизавета II нанесла в мае 1972

г. визит во Францию. Позиции обеих стран сблизились по некоторым аспектам валютных проблем, по африканским делам и некоторым другим. Заметно расширилось двустороннее промышленное сотрудничество — прежде всего по завершению создания англо-французского сверхзвукового самолета «Конкорд».

Совещания в Гааге и Париже, а также снятие «вето» на присоединение Великобритании к ЕЭС показали, что Франция с 1970—1971 гг. стала уделять в своей внешней политике больше внимания европейским проблемам, стремясь с помощью различных маневров укрепить свои позиции в Западной Европе. Этому должно было способствовать и восстановление былого «сердечного согласия» с Лондоном. Оно было призвано служить противовесом угрозе экономической гегемонии ФРГ.

Внешне отношения между Францией и ФРГ в 1969—1973 гг. развивались нормально. В соответствии с договором 1963 г. регулярно проходили консультации на всех уровнях. Однако разногласия как в области политики, так и в области экономики постоянно сопровождали провозглашенную обеими странами политику «примирения». Особенно большое беспокойство вызывал разрыв в экономическом потенциале Франции и ФРГ, который в 70-е годы не только не уменьшился, а даже значительно увеличился ,08. 106

Однако на референдуме большинство норвежцев высказалось против вступления в «Общий рынок», и Норвегия не присоединилась к ЕЭС. 107

«Le Monde», 22—23.Х 1972. В конце 1969 — начале 1970 г. французское правительство внесло определенные коррективы в свою позицию еще по одной проблеме — ближневосточной.

В ночь с 24 на 25 декабря 1969 г. из французского порта Шербура тайно, вопреки введенному эмбарго на поставку оружия Израилю, ушли пять катеров-ракетоносцев, заказанных ранее Тель- Авивом и конфискованных затем французским правительством. Это пиратское похищение израильской разведкой катеров-ракетоносцев было осуждено Парижем. Разразившийся скандал вызвал новое обострение отношений между Францией и Израилем. Французское правительство выслало из страны израильского военно-морского атташе адмирала Лимона. Введенное де Голлем эмбарго на поставку оружия Израилю было подтверждено. В этой связи газета «Монд» отмечала, что «без большого риска ошибиться можно сказать, что франко-израильские отношения обречены еще долго оставаться весьма деликатными» .

Однако история с катерами-ракетоносцами вновь привлекла внимание к средиземноморскому аспекту французской внешней политики. Франция все время стремилась играть определенную роль в попытках разрядить напряженность в этом районе, содействовать политическому урегулированию конфликта на Ближнем Востоке. Французские представители заявляют о необходимости выполнения в полном объеме резолюции Совета Безопасности от 22 ноября 1967 г.

В конце 1969—1970 г. политическая стратегия Франции в Средиземноморском бассейне была в значительной мере обновлена. Осенью 1969 г. министр иностранных дел Франции Морис Шуман совершил поездки в Алжир и Тунис. В декабре того же года было объявлено о восстановлении отношений между Парижем и Рабатом. Франция предприняла ряд шагов по нормализации своих отношений с АРЕ. В конечном счете Египет заплатил компенсацию за французскую собственность, национализированную после суэцкого кризиса, а Франция, восстановив торговые отношения с ним, стала регулярно закупать египетский хлопок. В Ираке ей удалось в известной мере оградить от национализации свои нефтяные промыслы. В январе 1970 г. Франция приняла решение поставить 110 военных самолетов «Мираж» правительству Ливии, незадолго перед тем ликвидировавшему американскую авиабазу в Уилус- Филд.

Все эти шаги, равно как и определенное укрепление связей с Италией и налаживание контактов с Испанией (в 1964 г. в Мадрид ездил министр обороны М. Дебре, причем был) подписано согла шение о поставке французского оружия Испании, а затем тогдашний испанский министр иностранных дел Лопес Браво нанес визит в Париж) показывали, что средиземноморский аспект становится важным направлением внешней политики Франции. Как заявил Ж. Помпиду 21 января 1971 г., средиземноморская политика — это «постоянный фактор всей французской политики». «Мы,— сказал Помпиду,— пытаемся укрепить свои связи и свою дружбу со всеми государствами, расположенными по берегам этого моря».

Однако средиземноморская политика Франции в 1969—1971 гг. подверглась серьезному испытанию. Алжирское правительство решило пересмотреть соглашение 1965 г. и установить полный контроль над нефтяными месторождениями. Это привело к длительному кризису в отношениях между Францией и Алжиром, получившему в прессе название «нефтяной битвы». Французское правительство, избегая обострения обстановки, приняло требования алжирского правительства. Было заключено соглашение об урегулировании взаимных финансовых претензий, в том числе о компенсации за национализированные принадлежавшие ранее Франции промыслы. АНДР добилась полного и безусловного права распоряжаться своим «черным золотом» ио. Правда, в конце лета 1973

г. отношения между Францией и Алжиром вновь обострились в связи с расистскими выступлениями в Марселе против алжирских рабочих.

Одной из первых зарубежных поездок нового президента Франции явился состоявшийся 28 февраля — 3 марта 1970 г. визит в Соединенные Штаты Америки, который свидетельствовал о том, что Помпиду полон решимости продолжать «эру новых отношений с США». Этот официальный визит, явившийся ответом на визит Никсона в Париж в феврале 1969 г., должен был закрепить наметившуюся тенденцию к нормализации франко-американских отношений.

Накануне визита американская печать предприняла попытку оказать определенное воздействие на французское правительство, в частности, путем спекуляций на «фундаментальных различиях между внешней политикой Ж. Помпиду и де Голля». Нажим шел по двум направлениям — возвращения Франции в НАТО и изменения ее политики на Ближнем Востоке. Не отрицая второстепенных отличий проводимой им линии от курса своего предшественника, Ж. Помпиду в беседе с парижским корреспондентом «Нью- Йорк тайме» заявил: «Прежде всего Франция остается Францией. И наши основные задачи не могут измениться. Политика генерала де Голля была естественной. Она определялась основными нуждами и интересами Франции»111. Что касается планов «возобновления членства в интегрированной организации НАТО», то у Франции пет таких планов, заявил Ж. Помпиду. Вместе с тем он высказался за сохранение между Францией и США «союзнических отношений» п2.

Поездка Помпиду в Соединенные Штаты Америки позволила сделать определенный шаг по пути урегулирования некоторых разногласий между двумя странами. Так, французской стороной было высказано пожелание об увеличении американских капиталовложений во Франции. Вместе с тем по ряду важных международных вопросов между США и Францией остались серьезные разногласия. Находясь в США, Ж. Помпиду призвал американское правительство прекратить агрессию во Вьетнаме.

Особенно острая ситуация возникла по вопросу о Ближнем Востоке. Во время визита Ж. Помпиду сионистские, произраиль- ские организации провели в Чикаго и Нью-Йорке шумные анти- французские демонстрации. Предлогом для этих демонстраций послужило соглашение, заключенное Францией с Ливией, о поставках самолетов типа «Мираж». Однако французский президент не пошел на уступки в этом вопросе. Подтверждая позицию Франции в этом районе, он заявил 25 февраля 1970 г. в конгрессе США, что «у Израиля нет обеспеченного будущего без прочного согласия с окружающим его миром — согласия, которое предполагает отказ от вооруженных завоеваний и решение палестинской проблемы». Нормализация обстановки на Ближнем Востоке, указал он, «может скорее всего быть достигнута лишь с помощью действий Организации Объединенных Наций и договоренности четырех постоянных членов Совета Безопасности об определении и выдвижении общих условий урегулирования, подкрепленных соответствующими гарантиями» 113.

Однако, несмотря на расхождения, с этого момента тенденция к смягчению противоречий с США стала совершенно очевидной. Оживилось научно-техническое и экономическое сотрудничество, были заключены некоторые соглашения, в том числе по космосу.

Правительство США со своей стороны отошло от прежних методов грубого нажима на Францию, что позволило активизировать американо-французские политические контакты.

В декабре 1971 г. на Азорских островах состоялась вторая встреча Ж. Помпиду с Р. Никсоном, в ходе которой большое внимание было уделено валютно-финансовым вопросам. В связи с мировым

1,1 «New York Times», 10.11 1970. 112

Ibidem. 113

«Известия», 5.III 1970.

валютным кризисом французское правительство стремилось добиться согласия американцев на пересмотр действующей на Западе валютно-финансовой системы. В ответ на принятые Никсоном односторонние меры по защите доллара (прекращение размена долларов на золото и введение 10-процентного налога на импорт) Франция 18 августа 1971 г. подтвердила основные цели своей валютной политики (пересмотр международной валютной системы и, в частности, роли доллара как резервной валюты, установление твердо фиксированного в золоте паритета валют, создание нового валютного полюса в Западной Европе). Не желая обострять отношений с Францией, Никсон во время встречи на Азорских островах сделал кое-какие жесты примирения. Так, он впервые официально сообщил о девальвации доллара, что было расценено мировой печатью как морально-политическая победа Франции и4.

Идя на нормализацию и определенное развитие отношений с США, Франция продолжала вести линию на развитие отношений с Советским Союзом.

Начало 70-х годов нынешнего столетия характеризуется значительным развитием советско-французских отношений в политической, экономической н культурной областях. Продолжая линию, проводившуюся с середины 60-х годов де Голлем, Ж. Помпиду предпринял дальнейшие шаги по укреплению и расширению связей с Советским Союзом, поскольку поддержание хороших отношений с СССР рассматривается Францией как важный фактор укрепления ее позиций на международной арене. На формирование французской политики в отношении СССР оказывают воздействие традиционные чувства симпатии и дружбы двух народов, совместная борьба против Германии в двух мировых войнах, наличие во Франции мощных демократических организаций, выступающих за сближение с СССР и развитие советско-французского сотрудничества.

В октябре 1970 г. Ж. Помпиду совершил в качестве Президента Французской республики официальный визит в Советский Союз. Этот визит явился продолжением практики диалога между Францией и СССР, начатой де Голлем в 1966 г. Теперь необходимо было организовать регулярный обмен мнениями по вопросам, представляющим взаимный интерес, по проблемам, касающимся Европы и всего мира.

В течение недели, с 6 по 13 октября, Президент Французской республики и сопровождавшие его лица посетили ряд районов Советского Союза и ознакомились с различными аспектами достижений советского народа в области промышленности, науки, техники и культуры. В результате переговоров с советскими руково- Французы приветствуют приезд Л. И. Брежнева

дителями был подписан ряд принципиально важных документов, в том числе Советско-французский протокол. В этом протоколе обе стороны, «преисполненные решимости дать новый импульс их политическому сотрудничеству», договорились, «в случае возникновения ситуаций, создающих угрозу миру», незамедлительно вступать в контакт друг с другом «с целью согласования своих позиций». СССР и Франция обязались «расширять и углублять кон сультации по важным международным проблемам», причем консультации должны носить регулярный характер ,15.

Вторым документом, подписанным во время этого визита, явилась Советско-французская декларация. В ней указывалось, что «целью обоих правительств является развитие между всеми государствами, независимо от их идеологии и строя, мирных отношений и сотрудничества, а также всемерное укрепление международной безопасности». Центральное место в этом документе заняли вопросы положения в Европе, в успешную эволюцию которого СССР и Франция могут внести решающий вклад, а также двусторонние советско-французские отношения. В декларации была подтверждена цель, намеченная в долгосрочном торговом соглашении от 26 мая 1969 г. об удвоении товарооборота между СССР и Францией в период 1970—1974 гг. Ж. Помпиду передал советской стороне приглашение нанести официальный визит во Францию539.

Ответный визит был осуществлен год спустя. Солнечным осен-1 ним днем 25 октября 1971 г. официальная Франция встречала советский самолет, в котором прибыл Генеральный секретарь ЦК КПСС, член Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев.

Это был первый визит Генерального секретаря ЦК КПСС в крупную капиталистическую страну по приглашению ее руководителей Он стал акцией важного международного значения, поднявшей в то же время советско-французское сотрудничество во всех областях на новый, более высокий уровень. «Наши страны находятся на двух оконечностях Европейского континента,— заявил президент Помпиду при встрече гостей в Елисейском дворце.— И мы считаем, что согласие между Францией и Советским Союзом является необходимым, может быть важнейшим, элементом европейской безопасности». В ответном слове Л. И Брежнев заявил, что для советских людей Франция — это не просто великая страна, это дружественная Советскому Союзу держава 540.

Во время пребывания во Франции Л. И. Брежнев и сопровождавшие его лица посетили кроме Парижа Марсель, имели возможность ознакомиться с различными сторонами жизни народа Франции, встретились с французскими трудящимися. Им был оказан исключительно дружеский и теплый прием.

В результате бесед Л. И. Брежнева с президентом Ж. Помпиду и другими государственными деятелями Франции были подписаны Принципы сотрудничества между СССР и Францией и третья Советско-французская декларация В первом документе, имеющем по существу, так же как и Протокол 1970 г., политическо-правовой характер, обе стороны заявили, что политика согласия и сотрудничества между СССР и Францией призвана стать «постоянной политикой в их отношениях и постоянным фактором международной жизни». Они обязались способствовать «восстановлению мира в районах конфликтов, ослаблению международной напряженности, урегулированию спорных вопросов мирными средствами». В Принципах сотрудничества было заявлено также, что «политическим консультациям между двумя правительствами будет придано новое развитие» как по обычным дипломатическим каналам, так и путем проведения специальных встреч, причем цель консуль таций, говорилось в этом документе, заключается в том, чтобы «изыскивать возможности для согласованных акций». В случае возникновения ситуаций, создающих угрозу миру, стороны договорились действовать в соответствии с Советско-французским протоколом от 13 октября 1970 г. Они взяли на себя обязательство совместно с заинтересованными государствами проводить линию на разрядку напряженности, укрепление безопасности, мирных отношений, сотрудничества между всеми европейскими государствами при условии неукоснительного соблюдения принципов нерушимости

границ, невмешательства во внутренние дела, равенства, независи-

118

мости, отказа от применения силы или угрозы ее применения

Подписание этого документа означало создание совершенно новой для истории послевоенных международных отношений совместной политической платформы для сотрудничества между двумя государствами с различным социально-экономическим строем.

В Советско-французской декларации были отражены итоги переговоров по наиболее актуальным проблемам международной обстановки и конкретным вопросам советско-французских отношений. Особое место уделялось положению дел на Европейском континенте и прежде всего скорейшему началу многосторонней подготовки общеевропейского совещания. В декларации была высказана также поддержка предложения о конференции пяти ядерных держав и о созыве всемирной конференции по разоружению.

Обмен визитами на самом высоком уровне и подписанные в результате этих визитов документы создали солидную базу для прогресса советско-французских отношений в политической, экономической, научно-технической и культурной областях. Получила дальнейшее развитие практика регулярных политических консультаций по широкому кругу международных проблем.

Активно осуществлялся обмен мнениями между Советским Союзом и Францией, в частности, по проблемам европейской безопасности. Он выявил совпадение позиций обеих стран по этому вопросу, что существенно облегчило подготовку общеевропейского совещания. Франция одной из первых западных стран дала согласие на то, чтобы 22 ноября 1972 г. в Хельсинки были начаты многосторонние консультации по вопросам подготовки общеевропейского совещания, и приняла в них активное участие.

Между двумя странами развернулись активные связи по парламентской линии, установились некоторые контакты между представителями вооруженных сил, широкое развитие получило научно-техническое сотрудничество и культурные связи.

Благоприятный политический климат способствовал росту то- 118

«Внешняя политика Советского Союза и международные отношения.

Сб. документов. 1971 год». М., 1972, стр. 176—178 варооборота между двумя странами, который характеризовался следующими данными (в млн. рублей) и9: Год Общий

товарооборот Год Обін НИ

товарооборот 1957 103,1 1971 476 1969 417,4 1972 544 1970 413 В сотрудничестве с французскими фирмами был осуществлен ряд крупных проектов. Так, фирма «Рено» приняла участие в реконструкции Автомобильного завода им. Ленинского комсомола и в поставке оборудования для Ижевского автозавода. С ней подписан контракт на разработку проекта производства дизелей для КАМАЗа. Поставлено французское оборудование для осушки газа и извлечения из него серы для Оренбургского газового комплекса и некоторые другие торговые операции.

В области научно-технического сотрудничества были начаты совместные исследования в области физики высоких энергий (на базе Серпуховского ускорителя элементарных частиц и созданной для него французской пузырьковой камеры), космического пространства, атомной энергии, физико-химических основ жизни, защиты окружающей среды и по многим другим направлениям фундаментальных и прикладных наук. В 1973 г. были подписаны 10-летние программы советско-французского экономического и научно-технического сотрудничества.

Однако развитие советско-французских отношений всегда встречало во Франции сопротивление некоторых кругов. Так было перед второй мировой войной, так было и в годы «холодной войны». 70-е годы XX в. не стали исключением. Приверженцы старой, давно обанкротившейся антисоветской политики, так называемые «ат- лантисты», не оставили своих попыток помешать развитию плодотворных отношений между Францией и СССР. Они вновь и вновь делают ставку на пугало «угрозы с Востока». Представители крайне правых кругов французской буржуазии и пресса, отражающая их мнение, в последние годы выступают с резкой критикой курса на сближение с Советским Союзом. Особенно большую активность проявляют такие органы реакционной французской печати, как «Орор», многочисленные организации полуфашистского толка вроде «республиканского альянса», некоторые буржуазные политические группировки центристского типа. Именно в таком духе выступали «реформаторы» в период избирательной кампании в марте 119

См. Г- П. Черников, Д. А. Ч ерникова. Сторонники и противники фрпш<о-со-

ветского сотрудничества, стр. 1 1. 1973 г. Противники франко-советского сотрудничества влиятельны также в военных кругах.

Показательно, что после ухода де Голля была изменена военностратегическая концепция Франции: от концепции «обороны по всем азимутам», которая исходила из того, что возможным противником Франции может быть любая страна, был сделан поворот к концепции, которая исходит из того, что потенциальный противник Франции находится на востоке. В опубликованной в мае 1969 г. статье генерал Фурке недвусмысленно указал на «априорного противника» Франции, который «будет действовать с востока»,. В 1971—1972 гг. французские вооруженные силы принимали участие в маневрах НАТО, хотя официально Франция не пересматривала своего решения об уходе из этой военной организации. В печати стали муссироваться слухи о возможности создания совместных англо-французских ядерных сил.

Однако силы, выступающие за развитие отношений с СССР, достаточно велики, чтобы с ними не считались правящие круги. Именно с учетом этого французское правительство положительно реагировало на заявление Л. И. Брежнева на XXIV съезде КПСС относительно ядерного разоружения и проведения конференции пяти держав, обладающих ядерным оружием. 1 апреля 1971 г. во Франции было опубликовано официальное сообщение, в котором подчеркивалось «совпадение точек зрения между Москвой и Парижем относительно принципа переговоров по ядерному разоружению между пятью державами, которые обладают этим оружием», и подтверждалась готовность Франции «участвовать в любой инициативе, направленной на конкретное претворение» соответствующих предложений.

Однако в конкретные дела эта линия не была воплощена. Хотя Франция числится членом Женевского комитета по разоружению, ее представители не участвуют в его работе. На XXV сессии Генеральной ассамблеи ООН Франция воздержалась при голосовании резолюции о запрещении химического и бактериологического оружия, высказывалась за одновременное рассмотрение вопроса о запрещении этих двух видов оружия. Продолжая испытания ядерного оружия, Франция не присоединилась к Договору о запрещении ядерных испытаний в трех средах. Она не подписала Договор о нераспространении ядерного оружия, хотя французские представители официально заявили, что Франция будет придерживаться такой же линии, как и государства — участники Договора. Французы не присоединились к Договору о запрещении размещения на дне морей и океанов и в недрах дна ядерного оружия.

Следует отметить, что эти позиции части политических и военных деятелей поддерживаются рядом французских монополий, которые тесно связаны с международным капиталом. Космополити ческие связи монополистического капитала Франции, отсутствие заинтересованности со стороны некоторых влиятельных кругов французской буржуазии в сотрудничестве с Советским Союзом, колониализм и классовая вражда к государству трудящихся обусловливают антисоветский курс некоторых кругов буржуазии Франции 120.

Демократические силы Франции и прежде всего компартия всегда давали и дают отпор этим кругам, борются за подлинно национальную внешнюю политику страны. В принятой в нюне 1972 г. совместной правительственной программе компартии и социалистической партии указывается, что внешняя политика левого правительства будет основана на принципах мирного сосуществования и сотрудничества со всеми странами, разоружения, равенства прав и уважения суверенитета и территориальной целостности, мирного урегулирования споров и невмешательства во внутренние дела других государств. Левое правительство будет развивать самое широкое экономическое, научное, техническое и культурное сотрудни-

121

чество со всеми странами

Во франко-китайских отношениях после некоторых осложнений периода «культурной революции» наблюдалось улучшение и активизация политических контактов. В июле 1970 г. состоялся первый официальный визит в КНР французской правительственной делегации во главе с министром Беттанкуром. В октябре — ноябре того же года в Китае находился бывший французский премьер- министр Кув де Мюрвиль. В июле 1972 г. в КНР ездил министр иностранных дел Франции Морис Шуман. Французские гости были приняты на самом высоком уровне. По окончании визита М. Шумана было подписано соглашение о культурном сотрудничестве. В 1971 —1972 гг. во Францию приезжали китайские правительственные делегации во главе с министрами внешней торговли и иностранных дел. В сентябре 1973 г. в КНР с официальным визитом приезжал президент Франции Ж. Помпиду.

Поддержание нормальных отношений с КНР расценивается в Париже как необходимое условие укрепления французских позиций в Азии, особенно в Юго-Восточной. Сближает КНР и Францию и известная общность подхода к отдельным международным вопросам, например отказ от присоединения к Договору о прекращении ядерных испытаний в трех средах и др. 120

Советские ученые Г. ГІ. Черников и Д. А. Черникова, рассматривая детально этот вопрос, выделяют три основных течения внутри французского монополистического капитала по характеру их международных сиязей: тесно связанное с монополиями Западной Европы («Банк де Пари э де Пэи-Ба»), имеющее преимущественно сиязи с американским капиталом (группа Лазаров) и промежуточная между ними группа Ротшильдов (см. Г. П. Черников, Д. А. Черникопч. Сторонники и противники франко- советского сотрудничества, стр. 87-89). 121

Programme commun de gouvernement. Paris, 1972, p. 169—170.

Важным направлением внешней политики Франции являются отношения с афро-азиатскими странами. Франция продолжает владеть в той или иной форме многими территориями, разбросанными по всем частям света (так называемые «заморские департаменты и территории»). Кроме того она сохранила значительные политические, экономические и военные позиции в своих бывших африканских колониях. Влияние Франции в Северной Африке рассматривается в Париже как фактор, способствующий повышению международного авторитета страны, дающий ей дополнительные возможности в борьбе со своими конкурентами. О важности этого направления в политике Франции свидетельствует тот факт, что в 1970—1972 гг. Помпиду четыре раза побывал в Африке.

Если отношения с арабскими странами Африки не наталкивались в этот период на особые трудности, то иначе обстоят дела с франкоязычными странами Тропической Африки, которые выражали и выражают недовольство плодами сотрудничества с Францией, особенно засильем французской администрации в органах власти и в университетах, а также сохранением ею позиций в экономике, тем более что помощь, которую оказывает Франция этим странам, незначительна. Серьезное недовольство вызывает также вмешательство Франции в политическую жизнь африканских стран, антиафриканская позиция по жизненно важным для Африки вопросам (отношения с Южно-Африканской Республикой, Родезией, партизанская борьба в португальских колониях), не говоря уже об участии французских войск в подавлении повстанческих движений в Габоне и Чаде. В этой обстановке Франция вынуждена маневрировать, идти на определенные уступки своим бывшим колониям, увеличивать, в частности, размеры помощи, давать обещание пересмотреть свои позиции по проблеме зоны франка.

В 1970—1973 гг. международная обстановка во многом изменилась к лучшему. Благодаря последовательной политике Советского Союза, направленной на осуществление выдвинутой им Программы мира, позитивным шагам других социалистических стран, борьбе демократических сил в мире утвердилась тенденция разрядки. Было заключено соглашение о прекращении агрессии во Вьетнаме, подписаны договоры между СССР и ФРГ, ПНР и ФРГ, укрепились международно-правовые позиции ГДР. Европейские страны предприняли ряд конкретных шагов по пути создания системы безопасности. Состоялся исторический обмен государственными визитами между СССР и США.

Франция, поскольку именно с налаживания отношений между нею и Советским Союзом начался перелом к разрядке на европейском континенте, не могла не учитывать в своей внешней политике этих изменений. Она сыграла определенную положительную роль в прекращении агрессии во Вьетнаме. Сформулированные 1 сентября 1966 г. в Пном-Пене де Голлем «Принципы и ориентация» все вреч мя оставались основой позиции Франции в этом вопросе. Французское правительство не только приветствовало начало переговоров по Вьетнаму, но и создало условия их проведения в Париже.

9 февраля 1973 г. Франция установила дипломатические отношения с ГДР, приняв решение об обмене с ней чрезвычайными и полномочными представителями.

Изменения к лучшему на международной арене в начале 1973 г. совпали хронологически с важным внутриполитическим событием в жизни Франции — парламентскими выборами. Сформированное после них второе правительство Месмера заявило, что Франция выступает за независимую внешнюю политику, за созыв в ближайшее время совещания по вопросам безопасности и сотрудничества в Европе, восстановление и сохранение «мира повсюду», за расширение контактов с развивающимися странами, особенно с теми, с которыми у нее в прошлом были особые отношения. Французское правительство вновь подчеркнуло свою решимость продолжать начатую де Голлем «политику ослабления напряженности и все более тесного сотрудничества с Восточной Европой и особенно с Советским Союзом». «Развитие широкого и всестороннего сотрудничества между Францией и Советским Союзом, отвечающего их взаимным интересам, по-прежнему остается одной из основных целей нашей внешней политики»,— писал в телеграмме премьер- министр Франции П. Месмер Председателю Совета Министров СССР А. Н. Косыгину 541.

25—27 июня 1973 г., возвращаясь из поездки в Соединенные Штаты Америки, А. И. Брежнев остановился на два дня в Париже, где имел беседы с Ж. Помпиду. Это была его вторая в 1973 г. встреча с Президентом Французской республики. Первая состоялась в январе того же года, когда Ж. Помпиду нанес в СССР рабочий визит и имел встречу с А. И. Брежневым в Заславле, близ Минска. Как в Заславле, так и в Париже стороны обсудили узловые международные проблемы, а также вопросы советско-французских отношений. Было выражено глубокое удовлетворение крепнущим конструктивным сотрудничеством между двумя странами и подтверждена решимость к его дальнейшему углублению 542.

Эти рабочие встречи между Л. И. Брежневым и Ж. Помпиду вновь продемонстрировали постоянство плодотворных добрых отношений между Советским Союзом и Францией, прочность и глубину дружбы советского и французского народов. Как заявил Ж. Помпиду, принимая верительные грамоты советского посла в Париже, советско-французское сотрудничество «уже в течение нескольких лет служит примером того, что может быть достигнуто, несмотря на различие политических и социальных систем. Это сотрудничество стало сегодня постоянным элементом международных отношений и важным фактором мира».

Однако сотрудничество между Францией и СССР не развивается самотеком по непрерывно восходящей линии. Наличие во Франции определенных кругов, выступающих с позиций так называемой солидарности с Западом, против развития дружественных связей между французским и советским народами требуют постоянной бдительности, упорных и вместе с тем гибких усилий всех людей доброй воли обеих стран, всех, кому дороги дружба между двумя великими народами.

Прочные связи и конструктивное многостороннее сотрудничество Франции и СССР опирается на давние традиции дружбы двух великих народов и на устойчивую общность интересов обоих государств во многих сферах и, прежде всего, в благородном деле укреплений мира в Европе и во всем мире. Они помогают силам демократии и прогресса в самой Франции в борьбе за подлинные национальные интересы их родины

Настоящим третьим томом заканчивается предпринятое несколько лет назад издание.

Перед читателем прошла почти двухтысячелетняя история народа, заполненная неутомимым трудом, ожесточенными социальными битвами, мужественной борьбой в защиту свободы и независимости своей страны. Из анналов истории нельзя вычеркнуть ни Великой французской революции XVIII в., ни Парижской коммуны 71 г., ни героических лет Сопротивления в годы второй мировой войны.

Франция, давшая человечеству Вольтера и Руссо, Стендаля и Бальзака, Курбе и Родена, Пастера и Жолио-Кюри, внесла неоценимый вклад в сокровищницу мировой культуры.

Эти великие революционно-демократические традиции и блестящие страницы летописей французской культуры всегда встречали глубокое понимание и сочувствие передовых людей нашей страны.

Редакционная коллегия и авторский коллектив этого издания рассматривают завершаемый ныне труд, вероятно требующий дальнейшего совершенствования, как посильное участие в благородном деле укрепления давней, прочной дружбы двух великих народов.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА В 1970—1973 ГОДАХ:

  1. Курс на сближение с Пекином и сдвиги в расстановке сил в правящих кругах США на рубеже 70—80-х годов
  2. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 11 СЕНТЯБРЯ 1973 г. И УСТАНОВЛЕНИЕ ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЫ (1973—1989)
  3. В. В. Шейбак ЖИРОВИЧСКИЙ МОНАСТЫРЬ КАК ЦЕНТР ПРАВОСЛАВНОГО ПАЛОМНИЧЕСТВА в Бсср в КОНЦЕ 1940-Х - сЕрЕДИНЕ 1980-Х Годов
  4. ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА В 1970—1973 ГОДАХ
  5. БИБЛИОГРАФИЯ РАБОТЫ К ТОМУ В ЦЕЛОМ
  6. Ближневосточная политика Франции: основные направления
  7. ГЛАВА 2. АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ И ПОЗИЦИИ ВЕДУЩИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ФРАНЦИИ
  8. 6 Буш, неоконсерваторы и американское возрождение
  9. § 13. Демонтаж системы межнационального общежития
  10. 1.1. США
  11. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ 4.1. США
  12. С. Г. Пушкарев (родился в 1888 году) Автобиография 75
  13. ГЛАВА 47 БОРЬБА ЗА ДОМИНИРОВАНИЕ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  14. ГЛАВА 62 БЕСПОРЯДКИ И ВОИНЫ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  15. ГЛАВА 65 ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ МАО. РЕВОЛЮЦИЯ МЕНЯЕТ КУРС
  16. ГЛАВА 69 КОЛУМБИЯ, ПЕРУ И ЧИЛИ
  17. ГЛАВА 72 СТРАНЫ КАРИБСКОГО БАССЕЙНА
  18. ГЛАВА 76 ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В ЮЖНОЙ АФРИКЕ
  19. ГЛАВА 82 ФЕДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ГЕРМАНИЯ: В ПРОЦЕССЕ ДОСТИЖЕНИЯ ЗРЕЛОСТИ