<<
>>

Штауфен: Конрад III (1138-1152)

Генрих Гордый был уверен, что как преемник получит всю полноту власти своего тестя. Без сомнения, даже слишком уверен, так как довольствовался ожиданием намеченного дня избрания, на Троицин день следующего года.
Он даже не пытался обеспечить себе голоса выборщиков. Эта чрезмерная доверчивость стала фатальной. Конрад Штауфен, желавший взять реванш, занял место, к которому его соперник, казалось, охладел. Он договорился с архиепископом Трира Адаль- бероном возглавившим собрание князей, так как майнцская кафедра пустовала, а затем, зная, что получит поддержку некоторых представителей высокой аристократии, его брата герцога Швабского и сводного брата маркграфа Австрийского, он ускорил ход событий. Он привел своих верноподданных на земли Адаль- берона в Кобленц, где был провозглашен королем, а 13 марта был поспешно коронован в Ахене папским легатом, кардиналом Девином. Были ли великие князья сбиты столку этой лихой сделкой, в которой сами не участвовали и составляли большую часть потенциальных выборщиков? В любом случае они не нашлись, что возразить, и приняли то, что было сделано в их отсутствие. Такое отношение по меньшей мере удивительно, так как если уж вельможи пожелали в 1125 г усилить выборный характер монархии, то почему же тринадцатью годами позже они согласились быть поставленными перед свершившимся фактом? Возможно, они отдали предпочтение Конраду перед его конкурентом Генрихом Гордым, так как мощь последнего, систематически усиливавшаяся при помощи Лотаря III, стала бы действительно подавляющей, если бы корона еще прибавила ей сил. А может, они прислушались к советам нескольких запоздалых григорианцев или даже папских легатов, которые по схожим причинам не хотели бы иметь королем римлян человека, чьи владения, простирающиеся от Дании к Тоскании, могли сделать его слишком влиятельным? Возможно также, что они просто побоялись развязать гражданскую войну, выбрав антикороля.
Но если они хотели сберечь мир, принимая факт, заставший их врасплох, то они ошиблись. Дом, к которому принадлежала проигравшая сторона, Вельфы, не был из тех, кто легко покоряется. Члены этой семьи имели весь- 7* ма яркое представление об исключительном значении древности их благородного рода. Среди их предков была Юдифь, супруга Людовика Благочестивого. Кем были в их глазах какие-то Штауфены, о которых до последней четверти XI века никто и не слышал? Аристократы старого закала, они владели обширными наследственными имениями, прежде всего в Швабии, но также в Саксонии и даже в Италии, в том числе в Эсте и Гвасталла. К этим частным владениям можно добавить богатство, которое обеспечивало герцогство Баварии и Саксонии, обещанные им Лотарем перед смертью, а также наследство графини Матильды. Какими же сравнительно куцыми казались владения Штауфенов, да и достались они не без труда: чуть-чуть в Швабии, вокруг замка, имя которого они носили, немного в Эльзасе, благодаря браку Фридриха Бюренского, первого известного среди них, с девицей из старой графской семьи. Свадьба его сына Фридриха I и Агнесы, дочери Генриха IV не дали им оснований представить себя салическими наследниками и потребовать хотя бы часть их наследственного имущества, и они выглядели бледновато на фоне Вельфов. Однако их восхождение было настолько стремительным, что, казалось, ничто не смогло ему воспрепятствовать. Они держали герцогство Швабское с тех пор, как Фридрих Бюренский получил его в 1059 г. Умирая, Генрих V сделал Фридриха II Штауфена как бы исполнителем завещания. Корона была доступна как для Вельфов, так и для Штауфенов. Теперь же, когда она оказалась в руках последних, они не намерены были ее упускать. В 1138 г. между двумя семействами началась непримиримая борьба, которая впоследствии полвека будет сотрясать империю. Генрих Гордый согласился передать символы королевской власти Конраду, однако потребовал признания титула герцога Саксонского, как было обещано Лотарем. Не довольствуясь решительным отказом, король передал Саксонию маркграфу Альбрехту Медведю и отобрал у несчастного соперника Баварию.
Оставшись только со своими наследственными владениями, Генрих еще был в состоянии сопротивляться, но он умер через несколько месяцев, оставив после себя десятилетнего сына, опеку над которым взяла бабушка, вдова Лотаря. Брат покойного Вельф VI, которого Конрад лишил ленных владений в Италии, в свою очередь ринулся в борьбу. Ситуация была еще неопределенной, когда Конрад в 1142 г решил остановить соперничество и вернуть юному Генриху Саксонию, которую он отобрал у его отца. Вельф VI воспользовался временным прекращением боевых действий, предоставленным этой уступкой, чтобы найти союзников за пределами страны, от Венгрии до Сицилии, где Рожер II не упустил бы случая слегка пощекотать Конрада III, если бы последнему вздумалось пойти по пути Лотаря III. Но после 1145 г. подобные планы утратили свою значимость. За год до этого, на Рождество, атабек Мосула захватил Эдессу, и Запад внезапно понял, насколько шатко было положение государства крестоносцев в Святой земле. С января следующего года папа Евгений III призывал короля Франции Людовика VII к крестовому походу. Не только Францию взбудоражили новости из Палестины и Сирии. В Северном Рейне чернь, подстрекаемая изгнанным цистерианцем, подвергла гонениям евреев. Вмешался Бернард Клервоский, который прекратил погромы и выступил перед Конрадом на Франкфуртском соборе в 1146 г. Суверен был настолько тронут красноречием святого, что, вопреки всем возражениям пообещал собрать войско в крестовый поход. Его место было во главе тех, кто отправлялся защищать Святую землю, так как действия, касающиеся чести христианства, должны руководиться императором. Конечно, Конрад еще не короновался в Риме; он был лишь королем римлян, но слава предводителя крестового походе, вне сомнения, сделала его достойным посвящения в императоры. Но, увы, операция обернулась настоящим бедствием; близ Дорилея турки разбили наголову войско Конрада; уцелевшие в бою смогли добраться до остального войска в Палестине лишь к весне 1148 г. Из- за отсутствия настоящего боевого порыва атаки на Дамаск закончились плачевно.
Пора было возвращаться в Европу, не выполнив обета. Крестовый поход против славянских язычников, организованный в то же время, также не имел успеха. Но эти неудачи не отбили у Конрада охоту к операциям широкого масштаба. В Константинополе, где он сделал остановку по дороге в Святую землю, он заключил союз с басилевсом против Рожера II. Нормандцы всегда считались непрошеными гостями, раздражавшими древние фамилии Средиземноморского побережья. Король римлян и восточный император полагали, что им удастся захватить Сицилию и Южную Италию, владение которыми они потом распределят между собой. Но сразу же по возвращении в Германию Конраду пришлось противостоять Вельфу VI, который возобновил военные действия с еще большим рвением, имея в союзниках Рожера II. Молодой Генрих впоследствии говорил, что это Лев преследовал его дядю, и свалил вину на маркграфа Альбрехта Медведя, верного королю, но Конрад и его приверженцы смогли одержать верх. В конце 1151 г было подписано соглашение, наконец устанавливающее мир. Пора было отправляться в Рим за императорской короной. Евгений III нуждался в помощи. Дважды вызывающая неугомонность римлян, о которой предупреждал Арнольд Брешианский и которая вызывала негодование, принуждала его покидать город. Он смог вернуться в Латеран только при поддерке нормандцев, но эти защитники были слишком предприимчивы и могли вызвать затруднения. Чтобы держать их на расстоянии, папа обратился к Конраду, пообещав короновать его. Но этому воспрепятствовала смерть короля римлян, забравшая его 15 февраля 1152 г. Почти пятнадцатилетнее правление закончилось окончательным промахом. Но этот суверен обладал многими человеческими достоинствами. Учтивый и даже любезный, любивший покутить, человек веселого нрава, в общем весьма привлекательный. Обладая пытливым умом, он вел переписку с аббатисой и пророчицей Хильдегардой Бингенской. Как человек эмоциональный, он не смог устоять перед натиском красноречия святого Бернарда и, имея множество других заданий в своем королевстве, немедленно отправился во второй крестовый поход.
Он был хорошим солдатом и тому же любил воевать. Ему не хватало лишь двух качеств, необходимых для государственного деятеля: проницательности, помогающей выбрать правильную цель, и настойчивости в следовании средствам, избранным для достижения цели. Однако не следует принимать точку зрения Оттона Фрейзингенского, хрониста Фридриха Барбароссы, который считал своим долгом очернить образ Конрада III, чтобы личность его персонажа выглядела более выигрышно. При внимательном изучении фактов становится ясно, что под накипью событий, часто неблагоприятных, можно разглядеть многообещающую деятельность правления Конрада. Была реорганизована канцелярия, систематизировано использование министериалов, к владениям присоединены новые земли. Наконец, этот суверен, который умер так и не увенчавшись имперской короной, наиболее часто пользовался титулом rex Romanurum, augustas et imperialis, чтобы показать неразрывную связь между королевством и империей. Отстраняя от власти Вельфов, которым Лотарь III широко открыл путь к имперству, Конрад III не прекратил усилия по восстановлению империи, расшатанной спором об инвеституре. Просто он перенес ответственность за этот труд с одной династии на другую — на собственную династию Штауфенов.
<< | >>
Источник: ФРАНСИС РАПП. СВЯЩЕННАЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ. 2009

Еще по теме Штауфен: Конрад III (1138-1152):

  1. Штауфен: Конрад III (1138-1152)