Задать вопрос юристу

Скончавшиеся магнаты


Несколько недавно скончавшихся богачей не упомянуты в перечне «Форчун», хотя их накопления вовсе не исчезли с их смертью. Этих людей следует вспомнить.
Уильям Л. Муди-младший
Прежде всего, был такой малозаметный Уильям Л.
Муди-младший (1865—1954), чистый капитал которого к моменту его смерти оценивался в 400 млн. долл. Согласно данным «Справочника фондов» за 1964 г., основанный им фонд «Муди фаундейшн оф Галвестон» на конец 1962 г. имел на своему счету укрытые от налогов активы в сумме около 188 млн. долл. В числе попечителей были его два сына, Уильям Л. III и Роберт Л., председатель совета. По завещанию отца Муди III был безжалостно лишен наследства, однако он сумел отсудить 3 640 898 долл.; большая часть остального состояния пошла в не облагаемый налогом фонд.
Муди занимался банковским делом, переработкой хлопка, операциями с недвижимостью, страхованием, изданием книг и газет. Вместе со своим отцом он основал «У. Л. Муди энд компани», банковскую фирму в Галвестоне, впоследствии слившуюся с «Нэшнл бэнк оф Тексас». В 1920 г. он учредил «Америкэн принтинг компани», которая принадле
жала ему лично; купил галвестонские газеты «Ньюс» и «Трибюн»; основал «Америкэн нэшнл иншуренс компани», одно из крупнейших предприятий такого рода на Юго-Западе, составлявшее его личную собственность, а также учредил «Нэшнл отель компани», лично ему принадлежавшую. В различных районах страны Муди построил ряд небоскребов и к концу своей жизни владел тридцатью крупными отелями, каждый из которых приносил ему большой доход. Все, чго Муди не вложил в фонд, он оставил своим двум дочерям и сыну. Поскольку это крупное состояние уходит своими корнями в XIX век, его, быть может, не следует считать новым, несмотря на то, что сведения о нем действительно новы. Подобно многим другим, Муди быстро расширял сферу своей деятельности. Он находился в первых рядах американцев, устремившихся за собственностью.
Хью Рой Каллен — техасский патриот
Хью Рой Каллен (1881—1957), техасский уайлдкэтер, согласно распространенным сведениям, оставил после смерти более 200 млн. долл. Он учредил фонд «Каллен фаун- дейшн», в который, по данным обычных источников, вложил 160 млн. долл., однако, по сведениям «Справочника фондов» за 1964 г., чистый капитал фонда составлял на конец 1961 г. лишь 2 434 610 долл. Возможно, распределение его состояния все еще находилось в стадии оформления. Каллен также даровал свыше 30 млн. долл. специализирующемуся на подготовке профессионально-технических кадров Хьюстонскому университету с целью увековечения памяти своего единственного сына, кроме того, он пожертвовал по крайней мере еще 20 млн. долл. госпиталям и тому подобным учреждениям.
Каллен, человек без достаточного образования, сын скотовода, начав работать в возрасте 12 лет, в конце концов стал маклером по продаже хлопка. В 1917 г. он занялся нефтью и в различные периоды своей жизни был тесно связан с компаниями Рокфеллеров и Меллонов. Его собственным предприятием была «Квинтана петролеум корпорейшн»; именно она открыла много новых крупных нефтяных месторождений. Однако в применении научных методов разведки нефти Каллен полагался на авторитет других.
Считая, подобно Г. Л. Ханту, что американскому народу необходимы наставления политического характера, он
приобрел в 1951 г. сеть радиостанций «Либерти нетуорк», охватывающую своими программами 38 штатов, дабы способствовать толкованию конституции в духе провинциальных демагогов.
Каллен был одним из самых первых ультраконсерваторов. С самого начала он выступал против «нового курса». Подобно Герберту Спенсеру, он был против всякого рода правительственного регулирования, против плана Маршалла, против ООН, против профсоюзов, против снижения таможенных пошлин. Что касается последних, то в его теории правительства с узко ограниченными функциями проявляется внутреннее противоречие, ибо таможенные пошлины представляют собой правительственный регулирующий механизм для защиты интересов отечественных производителей. Подлинная позиция Каллена, как и почти всех бизнесменов, выступающих против регулирования, заключается в том, что он был против такого правительственного регулирования, которое могло бы каким-либо образом урезать прибыли, но в то же время с радостью приветствовал любое регулирование, вмешательство, вторжение, посредничество, любую поддержку или меру правительства, если они вели к повышению цен или сулили прямую выгоду бизнесу. Таков подлинный принцип, которым руководствуется богач, в глубине души являющийся анархистом, враждебным ко всякому управлению, если оно не служит лично ему.
Еще в 30-х годах Каллен создал организацию «Техасские патриоты», которая до сих пор составляет костяк ультраконсервативного движения. В 1948 г. он поддерживал диксикра- тов, но в 1952 г. возглавил мятеж в делегации техасских республиканцев против Тафта с тем, чтобы примкнуть к Эйзенхауэру. Он щедро жертвовал деньги на политику, поддерживая любое реакционное движение.
Каллен, подобно Г. Л. Ханту, воспринимал свалившееся на него богатство как повеление свыше, свидетельствующее о том, что он обладает особой добродетелью, принадлежит к избранным, является пророком, которому суждено повести за собой темные массы в землю обетованную. Его внезапно возникшее богатство породило в нем не только чрезмерную самоуверенность; он стал считать себя мудрым и ясновидящим во всем, что касалось дел человеческих. Несмотря на то что Каллен никогда не занимался наукой и, подобно Ханту, был настроен против интеллектуалов, он полагал, что знает все о внешней политике, международных проблемах, истории, и
самое главное, о принципах отечественной политической экономии. Эти принципы были весьма просты: необходимо было лишь повсюду претворять в жизнь философию Горацио Элджера в незамысловатой спенсеровской интерпретации, состоящей в том, что каждый человек должен стремиться навстречу манящему сиянию денег, не испытывая на себе никакого вмешательства со стороны правительства, независимо от того, будет ли это вмешательство предпринято с целью помешать или оказать помощь (помощь правительства допустима лишь для старых испытанных бизнесменов).
Считая бизнесмена всеведущим, Каллен выражал старую, распространенную в Америке точку зрения. Основатель бостонской банковской фирмы «Ли Хиггинсон энд компани» хвастливый майор Генри Ли Хиггинсон часто говаривал, что «любой многоопытный бизнесмен мудрее, чем конгресс и правительство».
Если придерживаться полного значения распространенного слова «многоопытный», то точка зрения майора, может быть, и убедительна, хотя некоторые изощренные умы и сочли бы весьма сомнительной похвалой признание кого-либо более мудрым, чем конгресс. Однако бизнесмены редко сводят понятие «всеведущий» к понятию «многоопытный» и имеют обыкновение считать, что любой, кто нажил деньги, вполне доказал свою мудрость во всем.
Хотя простой, но мощный интеллект, как у Каллена, может вызывать у лиц более образованных смущенную улыбку, не следует забывать, что подобные ему люди благодаря своей способности делать деньги оказывают большое влияние на политику. Играя роль высшего законодателя, они используют официальных законодателей, избранных в ходе жестокой политической борьбы, в качестве своего послушного орудия главным образом для того, чтобы блокировать проведение необходимых социальных мероприятий. Каллен и его реакционно настроенные коллеги наложили глубокий отпечаток на внутреннюю колониалистскую политику в штате Техас и сыграли отнюдь не последнюю роль в борьбе за возвращение Республиканской партии к власти в 1952—1960 гг. Они всегда работают на Республиканскую партию, не жалея ни денег, ни сил, и ни за что не успокоятся, пока не приведут к власти подлинных последователей Кулиджа — Мак-Кинли. В наш век термоядерной энергии, ракет, автоматизации, электронно-вычислительных машин они поддерживают огонь, зажженный в век конной тяги.

Джеймс А. Чэпмен
Еще одним нефтяным магнатом, чье состояние достигало внушающих трепет размеров, был Джеймс А. Чэпмен из Талсы (штат Оклахома). Чэпмен умер в 1966 г. в возрасте 85 лет, оставив после себя около 100 млн. долл., большую часть — университету Талсы, остальную — просветительным и медицинским учреждениям.
Начав свою нефтяную карьеру в 1907 г. с 700 долл. на руках, Чэпмен впоследствии, по утверждению сведущих людей, стал самым преуспевающим нефтепромышленником Оклахомы. Как заявляют его поверенные, в течение жизни Чэпмен тайно «пожертвовал» свыше 75 млн. долл. Согласно его завещанию, жена Чэпмена не получала ничего, а 47-летний сын объявлялся наследником лишь 1000 долл., поскольку, как говорилось в завещании, они уже были «соответствующим образом обеспечены».
Де Гольер — человек разносторонних талантов
Однако не каждый нефтепромышленник представляет собою известный нам из учебников тип мелкотравчатого провинциала. И это приятно отметить. Некоторые нефтепромышленники— примечательные личности. Одним из таких людей был Эверетт Ли де Гольер (1886—1956), француз по происхождению, который так же похож на большинство охотников за нефтью, как скрипка Страдивариуса на банджо.
Де Гольер, геолог и геофизик, был мультимиллионером, и именно ему принадлежит заслуга внедрения в Соединенных Штатах прикладной геофизики. В научных кругах, где он чувствовал себя как дома, его называли «отцом американской геофизики». Де Гольеру, более чем кому-либо другому, следует отдать должное за открытие такого большого количества нефтяных месторождений за период после 1910 г. Без де Гольера — или человека, подобного ему, — мировая добыча нефти, несомненно, была бы сейчас гораздо ниже. Ибо нефтяная промышленность с самого начала была очень расточительной, ненадежной, авантюрной, в ней действовало много учеников цирюльника, выдававших себя за хирургов.
Отец де Гольера был геологоразведчиком, и де Гольер, родившийся в сложенной из дерна хижине в штате Канзас, вначале заинтересовался именно этой деятельностью. В 1906 г. он присоединился к вайомингской геологоразведоч
ной экспедиции и позднее работал вместе с ней в штатах Колорадо и Монтана. Но вскоре, устав от применявшихся в то время кустарных методов разведки, он поступил в университет штата Оклахома, который и окончил в 1911 г. в возрасте двадцати пяти лет. Во время летних каникул де Гольер работал полевым геологом, а в 1909 г.
служил в «Мексикэн игл ойл компани», в то время принадлежавшей английскому капиталу, а позднее проданной компании «Ройял датч шелл».
Во время своей первой экспедиции в районе близ Тампико, впоследствии известном как «Золотая горловина», де Гольер перестроил геологоразведывательные работы в соответствии с полученными им знаниями о геологических структурах и обнаружил нефтяную скважину, названную потом «Потреро дель ляно N° 4», одну из наиболее замечательных фонтанирующих скважин в истории. Эта скважина давала ежедневно 110 тыс. баррелей нефти и в совокупности принесла более 100 млн. баррелей. Де Гольер был произведен в главные геологи компании, а затем назначен руководителем отдела нефтеносных земель.
По некоторым данным, он был миллионером еще до того, как окончил колледж, по другим, «Мексикэн игл ойл компани» назначила ему жалованье 500 долл. в месяц (вполне приличные деньги в 1909 г.), когда он еще учился. Де Гольер продолжал работать в этой компании в качестве консультанта до 1919 г., хотя официально он ушел из нее в 1914 г., чтобы открыть собственное дело в качестве инжене- ра-консультанта нефтяной промышленности.
После того как в 1918 году де Гольер был приглашен в Англию для участия в продаже «Мексикэн игл ойл компани» компании «Ройял датч шелл», лорд Каудри из «Мексикэн игл ойл компани» помог ему основать «Амера- да петролеум корпорейшн», в которой он занимал пост вице-президента и генерального управляющего, затем президента и, наконец, председателя совета. Из этой весьма процветавшей компании де Гольер ушел в 1932 г. Однако он продолжал работать в «Джофизикл рисерч корпорейшн», которая вела разведку нефти для крупных нефтяных компаний научными методами. Он основал также компании «Кор лабо- рэтриз» и «Атлатл роэлти корпорейшн» для разведки нефти и для эксплуатации собственных нефтепромыслов.
Метод де Гольера состоял в практическом применении научных знаний, основанных на изучении большой теоретической литературы о процессах, обусловливающих структурные
изменения земных недр. Некоторые из его наиболее ценных выводов были получены благодаря применению им в своей работе старых европейских теорий. Наличие подземных соляных куполов, как теперь известно, говорит о наличии нефти. Как образуются соляные куполы? Согласно господствовавшей в то время теории, они вулканического происхождения— результат расширения растущих соляных кристаллов или соляных отложений в поднимающихся из глубинных источников трубках с соляным раствором. Де Гольер признал правильной европейскую теорию, согласно которой соляные куполы образуются в результате пластической деформации, когда соль преодолевает давление расположенных над нею пород. Коль скоро соляной купол обнаружен, разведчик нефти должен выявить структуру подстилающих его пород, которые нужно будет пробурить. Все эти тщательные исследования резко отличались от методов разведки, которые применяли парни, только что покинувшие свой кабачок, привыкшие все делать на глазок, кустарно, без всяких ученых штучек, руководствуясь лишь собственным чутьем и «здравым смыслом».
Де Гольер проверял свои теоретические прогнозы с помощью сейсмографа, гравиметра, вариометра, электромагнитной разведки и взрывов, ударные волны которых, проходя через различные геологические пласты, позволяли определять их строение. Применяя эти технические средства, он открывал одно богатое нефтяное месторождение за другим в Техасе, Оклахоме и районе Мексиканского залива. Каллен и другие в погоне за богатством копировали методы де Гольера, которые теперь применяются при разведке на нефть во всем мире.
Труды де Гольера, ученого, исследователя, эрудита, пользовались у читателей большим спросом, и не только его специальные технические работы, но и литературные произведения о Юго-Западе. Он опубликовал много оригинальных научных работ, а также ряд работ, посвященных истории и различным выдающимся деятелям Юго-Запада. С точки зрения добывания денег де Гольер, расходуя время на чтение и литературную работу, терял десятки миллионов долларов. Он собрал коллекции бесценных редких книг — о Юго-Западе, о геологии и геофизике, а также о научных методах и истории науки — и оставил их, это сокровище, Оклахомскому университету, Техасскому университету и другим учреждениям. Он основал фонд «Де Гольер фаундейшн» и завещал ему продолжать коллекционирование ценных книг.

В конце 40-х годов, узнав, что «Сатердей ревью оф лите- рачур» переживает финансовые затруднения, он оказал журналу помощь и был избран председателем его совета. Де Гольер сотрудничал в десятках национальных и местных культурных и научных учреждений и комитетов, читал лекции перед квалифицированной аудиторией в Массачусетском технологическом институте и Принстонском университете, а в 1940 г. вел курс в качестве почетного профессора геологии в Техасском университете. Он имел вполне заслуженные почетные ученые степени, присвоенные ему многими американскими и зарубежными университетами, и неоднократно награждался почетными знаками отличия.
Несмотря на то что де Гольер принадлежал к умеренным республиканцам, он охотно служил при Франклине Д. Рузвельте в качестве советника по нефтяным вопросам сначала в период «нового курса», затем во время войны, а на Тегеранской конференции возглавлял техническую миссию. Число учреждений, в которых он состоял попечителем или директором, и число организаций, членом которых он был, слишком велико, чтобы их можно было здесь перечислить.
Память о де Гольере увековечена Национальной Академией наук (членом которой он являлся) в XXXIII томе ее «Биографических записок», где увековечена также память о Томасе Ханте Моргане, физике Роберте А. Милликене, психологе Льюисе М. Термане и философе Джозии Ройсе. Де Гольер, несомненно, был гораздо более значительной фигурой, чем просто нефтепромышленник, бизнесмен или капиталист. Библиографический перечень его работ начиная с 1912 г., данный в «Биографических записках», занял ^страниц.
Проболев в течение 6 лет, де Гольер в возрасте 70 лет застрелился.
Фактические размеры его состояния не представляют такого интереса, какой бы они могли представлять в том случае, если бы де Гольер посвятил себя исключительно накоплению богатства. Вне всякого сомнения, он накопил бы миллиарды, если бы считал нужным каждый раз регистрировать свои открытия. В действительности же накопленное им богатство оценивалось после его смерти в сумме от 10 до 100 млн. долл., то есть с очень большим разрывом.
Относясь к своим коллегам нефтепромышленникам весьма сдержанно, де Гольер «нередко отмечал, что талант наживать деньги может означать отсутствие таланта вести по
лезную жизнь». Де Гольер, безусловно, не страдал отсутствием последнего.
Однако, подобно некоторым другим нефтепромышленникам, он верил в удачу. «Не могу вам сказать,— заявил он однажды,— как много раз я наживал деньги, действуя вразрез с моим собственным мнением». По тому же поводу практичный Р. Э. Смит, один из тех, кто вошел в перечень журнала «Форчун», сказал: «Мое нефтяное месторождение в Западном Техасе—чистая удача. Его запасы достигают 38 млн. баррелей, а обошлось оно мне в 5 долл. за акр. То же было и с Хью Роем Калленом. Свои первые деньги он заработал на земле, которую не хотел брать; нефтяная компания оставила себе нефтеносные земли категории А. Каллену же она в виде утешения выделила какой-то участок категории Д, то есть самой низшей категории, и это принесло ему удачу. В то же время компания на своем участке категории А ничего не добилась. С годами начинаешь понимать, что это есть удача». Или: «Матильда Джеддингс Грей получила свое богатство главным образом от отца,— пояснил один из жителей Луизианы. — Он нажил его на стаде скота; под каждой коровой оказалась нефтяная скважина».
Без какого-то элемента везения никто еще не заработал много денег, независимо от того, насколько человек трудолюбив, изобретателен, жаден или неразборчив в средствах. Общее везение дельцов XIX века заключалось в том, что им помогала новая техника — паровые двигатели, заимствованные за границей технологические процессы выплавки стали, двигатели внутреннего сгорания, новые электрические приборы и т. п. Мало кто из предпринимателей участвовал в создании этой техники, но все они умели использовать ее при счастливых обстоятельствах для получения баснословных богатств, составлявших уже их личную собственность.
Рэскоб из империи Дюпонов
Джон Дж. Рэскоб (1879—1950), один из главных руково дителей «Дженерал моторз корпорейшн», в свое время знал стенографию и начал свою деятельность в качестве секретаря богатого Пьера С. Дюпона. Несколько лет спустя Рэскоб сделал крупный удачный ход, предложив инвестировать свободные средства Дюпонов в «Дженерал моторз корпорейшн», после чего занимал все более щедро оплачиваемые посты то в «Дженерал моторз», то в «Дюпон де Немур энд компани». Играя видную роль в кампании за избрание в
г. Альфреда Смита на пост президента и за превращение Демократической партии в копию Республиканской, он получил пост камергера двора папы Римского. В 1945 г. он основал свободный от налогообложения «Рэскоб фаундейшн фор кэтелик активитиз», активы которого составляли в 1960 г. 29281060 долл., в числе управляющих фонда было четверо сыновей Рэскоба. После смерти он оставил своей жене и каждому из десяти оставшихся в живых детей попечительские фонды, размеры которых не известны. Полагают, что они были весьма крупными. Поскольку Рэскоб был с головы до ног стяжателем, не обнаружившим за всю свою жизнь никаких других склонностей, кроме склонности к деньгам, его состояние до того, как он начал им манипулировать, вполне могло превышать 75—100 млн. долл.
Уильям С. Кнудсен
Уильям С. Кнудсен (1879—1948), бывший президент «Дженерал моторз корпорейшн» и генеральный директор Управления по производству промышленных материалов во время войны, был в числе «десяти лиц с крупнейшими доходами в стране», однако сведения о размерах его богатства к концу его жизни весьма туманны. Обычные источники информации, в том числе «Нью-Йорк тайме», не публикуют данных о размерах его состояния, которым, как полагают, он успел распорядиться перед смертью. Кнудсен не основал никакого фонда; он оставил трех дочерей и одного сына, и все они, по слухам, в финансовом отношении весьма солидно обеспечены.
<< | >>
Источник: Ф.Ландберг. БОГАЧИ И СВЕРХБОГАЧИ О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки. 1971

Еще по теме Скончавшиеся магнаты:

  1. РЕФОРМАЦИЯ И РАЗДЕЛЕНИЕ ЭЛИТ В АНГЛИИ И ФРАНЦИИ
  2. ЗОЛОТАЯ БУЛЛА (1222 Г.)
  3.    Ливонская война и ее окончание
  4. Пределы горизонтального абсолютизма
  5. I Люблинская уния 1569 г. и Украина
  6. Должностные лица финансовой системы.
  7. 1. 3. Начало княжения Владимира сына Всеволода
  8. Изменения в хозяйственной жизни. Миграционные процессы
  9. Отношения с Великим княжеством Литовским и восстание Михаила Глинского
  10. I Причины Освободительной войны
  11. Приложение 1 БАЗОВЫЕ И ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ модели столов
  12. Множественные элиты и динамикаобщественных отношений во Франции
  13. Придворная культура после распада королевства
  14. Эдуард Исповедник
  15. Надворные казаки
  16. § 234. Условные знаки, применяемые при исправлении рукописи 1)
  17. Тема семинарского занятия № 19: Римское общество и государство в IV - V веках, проблема падения Западной Римской империи и гибели античной цивилизации.
  18. СТАБИЛЬНОСТЬ МАНОРИАЛЬНЫХ СТРУКТУР В АНГЛИИ И ФРАНЦИИ