<<
>>

Смена династии и политическая преемственность: правление рода Салиев Конрада II (1024-1039)

Период безвластия оказался непродолжительным. 4 сентября 1024 г. началось правление нового государя Конрада II. Обычно эта дата считается датой смены династии; после Оттонской — Салическая; после Саксонской — Франконская.
Не все неверно в этом утверждении, но тут есть свои нюансы. Во-первых, нужно отметить, что Конрад был потомком Оттона Великого от дочери императора Лютгарды, супруги Конрада Рыжего, который предал своего тестя. Но он был не единственным, кто мог законно причислить себя к потомкам Оттона. Не следует оставлять без внимания племянника Генриха II — венгерского принца, правнука Оттона I — князя Казимира Польского и Роберта Благочестивого — короля Франции, чьим прадедом был Генрих I. Показательно, что никто из этих принцев не претендовал на трон государства, которое можно уже именовать «Тевтонским королевством». Мы вынуждены согласиться с тем, что и сами они не связывали себя с этой страной, в которой их считали чужеземцами. Другие единокровные родственники находились в пределах империи, герцоги Верхней Лотарингии, Тьерри и его сын Ферри, другие наместники Лотарингии. Наконец, двоюродный брат того, кто в конечном счете был избран, — Конрад Младший. Итак, действительно осуществлялся выбор, но те, кто принимал решение, рассматривали лишь кандидатуры, имевшие непосредственные родственные связи с семьей, потомство которой только что угасло. Династический принцип таким образом был соблюден; выборщики, очевидно, были обязаны это принять в расчет. Переговоры, казалось, подготовили встречу, которая состоялась 4 сентября на правом берегу Рейна в Кампе напротив Оп- пенхейма. Сторонники Конрада Младшего сплотились вокруг архиепископа Кельнского, архиепископ Майнцский собрал знать, поддерживавшую Конрада Старшего, который и был выбран, потому что его противники предпочли уехать до решающего голосования. Саксонская знать осталась с ними. Как видим, Конраду не противостояла жесткая оппозиция, но его кандидатура не вызвала также и энтузиазма.
Ему надо было зарекомендовать себя, чтобы установить свою власть. Несомненно, он был на это способен. Представителям знати королевства он мог сказать, что является одним из них, даже если он не был герцогом, а его владения не были столь значительны и находились во Франконии, ближе к Шпейеру, чем к Вормсу. Его благородный род был очень древним, так как восходил к эпохе меровингов. Конрад мог даже сказать, что по материнской линии в его жилах течет и капля троянской крови. Легенда франков, находящихся в родстве с римлянами, которых якобы изгнали из Трои победившие греки, была известна Випо, биографу и панегирику Конрада I. Название салии, появившееся только в XII в., восходит к одной из наиболее знатных франкских семей, и то, что королевская династия приняла это имя, свидетельствует об уважении к этой прославленной ветви рода. Но Конрад полагался более не на знатность своего происхождения, а на личные качества. Тяжелое детство — он очень рано остался сиротой — ожесточило его характер. Человек дела, он мог немедля ответить на вызов драматической ситуации. Когда в этом была необходимость, он проявлял строгость, практически жестокость. Его наставник Бюрхард, епископ Вормский, научил его добиваться славы, внушив обостренное чувство справедливости. В любом случае с момента своего прихода к власти он ярко продемонстрировал это. Отправляясь в Майнц на свою коронацию, он остановился выслушать жалобы крестьянина, вдовы и сироты. Он совершил поступок, принесший ему популярность. Жителям Равенны, которые во время бунта повредили ногу одному из его солдат, он велел поставить у постели искалеченного сапог, до краев наполненный монетами. Наконец, и это главное, Конрад II обладал умением ориентироваться в обстановке, что отличает настоящего государственного деятеля от политика, лишенного таланта. Он сразу видел трудности и находил способы их преодолеть. Его современники оценили масштабность его действий, свойственную величайшим императорам, они говорили, что «у его седла стремена Карла Великого».
Незамедлительно он осуществил осмотр своих владений, Umritt, показывая всем, что в стране есть король. Нам известно, что он обладал даром устанавливать крепкие личные отношения с теми, кого ему доводилось встретить; он уделял много времени общению с отдельными людьми и публичным выступлениям. Естественно, вначале он отправился в Ахен, чтобы взойти на трон его великого предшественника, затем он отправился к аббатисам Гандерсхейма и Кведлинбурга, тетям Оттона III, чтобы получить них благословение, ведь они воплощали саксонскую традицию, которой Конрад II стремился следовать. Саксонская аристократия, тронутая этим поступком, подтвердила выборы 4 сентября и взамен получила обещание, что права Саксонии будут соблюдены. В Констанце на Троицу 1025 г. архиепископ Миланский объявил королю о волнениях, охвативших Италию. Лишь верные епископы поддерживали там остатки власти. Королевский дворец в Павии был разрушен-мятежниками. И тогда Конрад напомнил, что после смерти короля королевская власть остается, точно так же, как и корабль не исчезает, если кормчий тонет. Едва закончив путешествие по королевству к северу от Альп, Конрад в феврале 1026 г. преодолел горы. Не прошло и года, как он сломил сопротивление итальянцев, поддерживаемых герцогом Аквитанским. К Пасхе 1027 г он смог наконец отправиться в Рим, где папа короновал его в присутствии королей Датского и Бургундского, Одилона Клюнийского, Вильгельма из Сен-Бенин в Дижоне, многочисленных епископов и впечатляющей делегации немецких и итальянских аристократов. Конрад воспользовался столь большим собранием религиозных и политических руководителей, чтобы усилить связи и урегулировать споры как на севере, где Кнут согласился признавать роль архиепископа Бременского в церковной организации Дании, так и на юге; где религиозная самостоятельность Венеции перешла под управление Ак- вилеи, оставшейся резиденцией патриархии. В Южной Италии Конрад обязал нормандцев, осевших там, осуществлять охрану границ, разделявших западную и восточную сферы влияния, что осложнило отношения обоих императоров.
План брачного соглашения между Генрихом, сыном Конрада и византийской княжной не был заключен. Конрад понимал, что его деятельность могла только навредить его взаимоотношениям с баси- левсом. На императорской короне, которую именно он, возможно, приказал изготовить (вопреки утверждениям некоторых историков, приписывающих это Оттону I), была надпись, возмутившая греков: Chuonradus gratia Romanorum augustus9 Конрад хотел править именно Римской империей, что ясно выражало его желание руководить всем христианским миром. Императорская печать 1033 г. подтверждает это еще более верно, поскольку на ней помимо пометки Aurea Roma был начертан девиз: Roma caput mundi regit orbis frena rotundi (Рим, глава мира, правит Землей). Конрад II отказывался от мер предосторожности, которые соблюдал Генрих И. Он был истинным императором, воплощением Христа на земле, Христа, власть которого не ограничивалась каким-либо государством. В день коронации в Майнце архиепископ, который проводил обряд, сказал об этом в своей проповеди, целиком посвященной теме наместника Бога на земле, продолжающего на земле миссию Иисуса Христа. Реальные основания этой власти, сколь бы шаткой °на ни была, находились по ту сторону гор. Но все честолюбивые замыслы, которые нес в себе императорский- титул, были не более чем мечты. Поэтому Конрад II стре- милея укрепить свою власть и, по возможности, ее расширить. Так как он давно уже переступил тридцатилетний рубеж и знал, до какой степени тяжелая стезя короля могла ослабить самый крепкий организм, он старался заранее урегулировать проблему наследования власти. Его сын Генрих, чьим воспитанием занимался епископ Вормсский, брат императора Генриха II, был избран, а затем коронован, в соответствии с пожеланием Конрада, в 1028 г. Ему исполнилось лишь одиннадцать лет, но он должен был сопровождать императора в его поездках, так как было нужно, чтобы он сам показался своим подданным и на месте ознакомился бы с проблемами, которые однажды ему придется решать. Эти поездки были многочисленны и захватывали те уголки империи, куда прежде не заезжал король.
Конечно, не были забыты ни Саксония, ни Франкония, к которой Конрад был очень привязан — Лимбургский монастырь и Шпейерский собор пользовались благосклонностью правителя. Но чаще, чем его предшественники, Конрад II посещал Баварию, Швабию и Эльзас, проводя больше всего времени в ломбардской Италии, о богатстве которой отбыл наслышан и восстаний в которой он опасался. Он переезжал из дворца во дворец, а зачастую из аббатства в епископство, так как средств короны не хватало и, что еще хуже, их количество королю было неизвестно. В Баварии Конрад II попытался провести учет имущества, но в ответ услышал замечание, которое по наглости вполне соответствует свободным нравам немцев того времени. Граф и его советники, которым король хотел поручить это занятие, заявили ему без обиняков: «Ты слишком любопытен». Если учет и велся, то мы об этом ничего не знаем, так как нет никакого документа, отражающего его результат. Возможно, Конрад вдохновился примером своего наставника, епископа Вормсского, поручившего управление и охрану своего имущества судебным исполнителям незнатного происхождения, получившим благодаря своей должности возможность продвинуться по иерархической лестнице и сравняться с мелкопоместным дворянством. Эти должностные лица появились в королевском окружении в 1037 г. Церкви, которыми также владел король по праву наместника Христа, были для него столь же безопасными и почти такими же роскошными местами для остановок, как и дворцы {Pfalzen). Действительно, следует отметить, что во время правления Салической династии епископы принимали образ жизни сеньоров и, обладая при этом практически безмерной властью, строили соборы и замки. Подражая своим предшественникам, а особенно Генриху И, император по мере возможности навязывал свой выбор на вакантные должности в епархиях. Впрочем, здесь он не сильно преуспел, так как императрица также стала проявлять свое влияние, а ее предпочтения зачастую не совпадали с предпочтениями супруга. Сказать, что Конрад был неверующим, было бы слишком; и даже если он хоть раз продал церковную должность, духовные достоинства прелатов, назначаемых главами епис- копств и аббатств, были ему отнюдь не безразличны.
Отношения, которые он поддерживал с инициаторами монашеской реформы, особенно С Вильгельмом из Воль- пиано, доказывают, что проблемы, возникшие из-за недисциплинированности и сверхтерпимости, не оставляли его равнодушным. Правда, он с большей охотой поддержал бы лотарингских, а не клюнийских реформаторов, поскольку намерения первых, по его мнению, было проще примирить со службой государству, тогда как вторые были излишне свободолюбивы. В целом, церковь оказывала ему полную поддержку, которую и ожидали от нее правители нескольких поколений. Он не достиг тех же успехов в светском мире. Он Действительно осознавал, что поддержка высшей ари- етократии ему необходима. Он мог рассчитывать на нее, только представ перед знатью гарантом их интересов. Таким образом, он привлекал их к обсуждению, которое предшествовало его решениям, отводил им главную роль на собраниях, но он не мог не принимать во внимание, что герцоги и маркграфы представляют королевскую власть в герцогствах и марках. Речь не шла о том, чтобы терпеть непослушание или измены. Конрад боролся против мятежников, Эрнста Швабского, своего зятя, которого в 1030 г. он был вынужден устранить, объявив его «государственным врагом императора», герцога Ка- ринтского, которого ждала та же участь в 1035 г. Чтобы действительно сохранить свое влияние в герцогствах, он передал своему сыну правление в двух из них — в Баварском в 1028 г. и в Швабском десятью годами позже. Он был далек от упразднения герцогств, остававшихся этническими реалиями начала XI в. с которыми приходилось считаться. В Лотарингии Конрад II даже восстановил единство региона, утраченное с образованием Верхней и Нижней Лотарингии. Семейство Вердена воспользовалось этим воссоединением. Возможно, что нежелание Конрада разрушать структуру герцогств было связано с поддержкой его средним и мелкопоместным дворянством. Ему было известно, что вассалы Эрнста Швабского отказались встать на сторону сеньора в мятеже, «так как, говорили они, именно король гарантирует нам нашу свободу, которую мы бы потеряли, предав его». Также император признал право наследовать вотчины, что заметно ускорило установление феодального устройства. В этом отношении меры, которые он принял в Италии, имели первостепенное значение. Положение подданных вассалов, вальвассоров было там ужасным; их сеньоры, «капитаны», и епископы могли у них забрать их вотчины и зачастую так и поступали. Мелкие вассалы Милана восстали против архиепископа Ариберта, оставили город и в 1035 г. доказали свое военное превосходство благодаря своему сюзерену. Конрад понял, что этот конфликт опасно ослабил бы военных, на которых опиралась его итальянская политика. Он переходит Альпы, чтобы восстановить мир, без сомнения, верно решив прийти на помощь более многочисленному войску мятежников. Все произошло не так, как он рассчитывал, так как итальянские города, намного более густонаселенные и активные, чем города по ту сторону гор, удивили императора размахом и силой сопротивления, организованного Арибертом при поддержке графа Шампанского. В конечном счете в 1036 г. Конрад победил миланцев, строго наказал прелатов, состоявших в заговоре против него, а затем издал Конституцию феодалов, гарантировавшую мелким вассалам владение их вотчинами и защиту от чрезмерных требований их сеньоров. С большей настойчивостью, чем в Германии, император превращал нижние слои феодального общества в своих союзников. Он также принял меры предосторожности, чтобы усилить связи Германии с Италией; браки соединили немецкие семейства с итальянскими. Прелаты, пользовавшиеся доверием Конрада, заняли резиденции в городах, обладавших большим стратегическим значением, как, например, Равенна, где архиепископом стал Геб- хард Айштаттский. Вернемся на север Альп. Конрад не пытался расширить свои владения на восток, он довольствовался защитой своих границ от венгров, клятвой верности от герцога Богемского и походом против лютичей. Напротив, он вел активные действия по приобретению Бургундии после смерти короля Рудольфа, утверждая, что обещание, данное покойным, касается его в той же мере, что и Генриха II, которому оно было дано. Тут были задеты интересы королевства, а не только короля. Он опередил своих конкурентов, вдову Рудольфа и Эдда де Блуа, и заставил своих сторонников избрать его в Пай- ерне (2 февраля 1033 г.). Отныне империя состояла из трех королевств, Восточной Франкии, которую в некоторых источниках начали называть Германским (Тев- тонским) королевством, Бургундии и Ломбардии. Большая часть перевалов, позволявших преодолеть Альпы, сосредоточилась в руках императора, который теперь возглавил самое мощное территориальное образование христианского мира. Конрад умер в Утрехте 4 июня 1039 г Он возвращался из Италии, где находился из-за ситуации в ломбардских герцогствах, подвергшихся нападению нормандцев. Его армию охватила эпидемия, вызванная жарой. Естественно, не пощадила она и ее предводителя, который едва успел добраться домой, чтобы там умереть. Ему не было еще и пятидесяти, но за семнадцать лет своего правления он значительно укрепил мощь и расширил границы империи, оставив своему сыну прекрасное наследство.
<< | >>
Источник: ФРАНСИС РАПП. СВЯЩЕННАЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ. 2009

Еще по теме Смена династии и политическая преемственность: правление рода Салиев Конрада II (1024-1039):

  1. Смена династии и политическая преемственность: правление рода Салиев Конрада II (1024-1039)