<<
>>

Глава 13 СОЦИАЛЬНАЯ АНАТОМИЯ УПРАВЛЕНИЯ

Традиционно проблема управления рассматривается в контексте усиления роли так называемого человеческого (субъективного) фактора в общественном развитии по мере возрастания его масштабов и сложности.
Данное положение имеет определенный эмпирический смысл, но с точки зрения понимания сущности управления оно малосодержательно. Управление необходимо рассматривать на фоне закона самого общественного развития, только при этом условии можно вести речь о его социально-научном, а значит, и о методологически результативном социально-философском анализе. Научно-теоретическое познание предполагает возможность построения идеальной модели объекта как средства познания. В естествознании такие модели есть, и потому есть теоретическое естествознание. В обществознании появлению теории мешает его идеологический характер, поэтому в обществознании господствует плюрализм. На научной основе осуществляется разработка средств борьбы (экономической, политической, идеологической, военной). В предлагаемом ниже материале делается попытка в плане постановки проблемы сформулировать некоторые исходные положения и обозначить возможные направления исследования управления как специфического социального феномена. Линия материально-технического развития общества складывается в результате взаимодействия двух переменных: рост производства средств жизни и снижение ресурсного потенциала природной среды. При этом чем более истощается природная среда, тем более дополнительного труда требуется даже для сохранения достигнутого уровня производства, а на определенном гипотетическом этапе, когда научно-технический прогресс уже не сможет обеспечить компенсирующий прирост новых ресурсов в среде, производство и вовсе перейдет в фазу абсолютной неэффективности. Наступление эпохи цивилизации ознаменовалось созданием техники, позволившей перейти к универсальному использованию окружающей среды в качестве источника ресурсов своего существования и тем самым преодолеть ограничения естественно-природного равновесия.
Но если эффективность труда изначально имеет отрицательное значение, когда расход рабочей силы изначально выше полученного результата, то для осуществления процесса производства недостаточно покорения сил природы, необходимо еще покорение сил другого человека, превращение его всего лишь в говорящее орудие. Качественное отличие техники цивилизованного общества от первобытной техники состоит в том, что она позволяет человеку превратить другого человека в средство своей целесообразной деятельности, использовать его как данную самой природой рабочую силу. Соответственно вся техническая история цивилизации характеризуется двойственным отношением человека к технике, проявляющемся в общественном разделении людей, когда для одних техника является средством жизни и собственного развития, а другие служат ее живым придатком, развивающимся в границах выполнения предписанной им техносервисной функции. Главное социальное отношение господства и подчинения, бытие людей в отношениях друг с другом в качестве цели и средства составляют столь же необходимое условие осуществления материального производства, как и техника, - это две равноправные и неразрывно связанные стороны процесса производства. Общественное отношение цель-средство само по себе, как таковое, не зависит от уровня материально-технического развития и всегда остается базовым элементом любой социальной системы. В ходе технического прогресса меняются лишь его исторические формы, и именно в этих пределах детерминации можно говорить об определяемости производственных отношений характером и уровнем развития производительных сил. Что касается социальных революций, то они сводятся к перераспределению мест в системе социальной дифференциации, не будучи в состоянии упразднить ее в принципе. Социальная дифференциация есть отношение различия, устанавливаемое и поддерживаемое активно. Это отношение зависимости, а не различия не зависящих друг от друга людей. В конечном счете социальная дифференциация выражается в дискриминации как узаконенном неравенстве по самым разным признакам - расовым, национальным, религиозным, имущественным и пр.
В собирательном виде социальная дифференциация - это разное право на жизнь вообще. Физический смысл техносоциальной формулы общества состоит в том, что обществу, как совокупности людей, требуется большее жизненное пространство, чем то, которое оно в состоянии создать, то есть нужна большая масса ресурсов жизни, чем та, которую люди могут произвести. Иначе, масса прожитой (сохраненной) жизни требует большей массы расходуемой жизни. Отсюда вытекает объективная необходимость управления. Итак, в основе человеческого способа жизни лежит совместная техническая деятельность по получению ресурсов, характеризующаяся техносоциальной формулой, препятствующей спонтанной самоорганизации и не поддающаяся координиции. Человеческий способ жизни базируется на управлении, сущность которого составляет организующее насилие. Управление, как особое явление бытия, присуще только обществу, поскольку, во-первых, в обществе нет самоорганизации и именно управление обеспечивает целостность его функционирования и развития на всех уровнях, во-вторых, действует техносоциальная формула общества, обусловливающая фундаментальность отношений господствоподчинение (отношение цель-средство) и вытекающая из насильственной природы управления. Управление - это всегда усилие, напряжение, без которого управляемая система угасает и распадается. Следует различать, с одной стороны, организационнопсихологические проблемы управления, то есть проблемы субъектов управления, лидеров, и, с другой стороны, проблемы системы управления, где на первый план выходит фактор социальной дифференциации. Г осподствующие силы (слои) общества управляют, они вырабатывают законы, вообще систему нормативов, и обеспечивают их исполнение. Разумеется, всех воров и бандитов не переловить, потому что их масса - величина относительная. Однако надо учитывать, что формы правонарушений меняются, как вообще меняется социальная дифференциация, которая исторически изменчива, но неустранима. Поэтому всегда кто-то состоит в законе, а кто-то находится вне закона - всегда сохраняются неравенство и принуждение. Система политического управления целостна, персонализирована до самого верха, до управленческого лидерства всей общности.
В либеральной системе экономического управления сквозной вертикали нет. Хозяева и распорядители присутствуют только в отдельных хозяйствах. Следовательно, политические и хозяйственные системы управления различны по своей типологии. В основе управленческих решений лежат интерес и объяснительная модель окружающего мира. Интерес может быть в большей или меньшей степени осознанным, рационально или иррационально выраженным, а объяснительная модель окружающего мира - мифологической или научной. Соответственно управленческие решения могут быть адекватными или иллюзорными, утопическими. Но в любом случае субъективность управления имеет объективное основание - борьбу за выживание. В этом смысле становится понятным афоризм о том, что в политическом управлении ошибка хуже преступления. Еще точнее можно сказать, что управление не может быть истинным или ложным, оно либо выигрышное, либо проигрышное. Успех в управлении одной системой предполагает поражение управления другой системой. Таким образом, персонализация управления обусловлена действием техносоциальной формулы. Вне последнего обстоятельства, в абсолютистской модели общества, персонализация управления просто не нужна. Управление необходимо там, где имеется дефицит ресурсов. Оно обеспечивает координацию деятельности определенной социальной общности (группы) по получению средств жизни в рамках действия техносоциальной формулы. Следовательно, управление неразрывно связано с борьбой интересов - насилием, оно не ограничивается ни координацией (например, дирижирование оркестром), ни согласованием (например, в ООН). Управленческие решения направлены на регулирование социальной дифференциации как внутри управляемой системы, так и в ее взаимодействии с другими системами. Социальное давление вездесуще, всепроникающе - от него нет защиты. В целом сила социального напряжения в обществе (силы борьбы, отталкивания, распада) больше, чем сила внутреннего притяжения в нем. Потому и необходимо управление как организующее силовое начало общественной целостности.
С техносоциальной формулой связана необходимость принятия решений, осуществления выбора между выживанием одних (себя, например) и лишением такой возможности других и наоборот. Управление - это всегда принуждение, оно соткано из решений, в основе которых лежит выбор. Сущностное понимание управления предполагает вычленение и анализ двух фундаментальных моментов: 1) спонтанная самоорганизация человеческой (общественной) жизнедеятельности принципиально невозможна по техносоциальной формуле, общественная организация имеет централизующее волевое, силовое начало. Вместе с тем это силовое начало (властный центр) по причине несовпадения общественных интересов устанавливается только в непримиримой борьбе и всегда имеет ограниченный ресурс (потенциал) регулирующего, подчиняющего воздействия на общность. Следовательно, сфера управления изначально и всегда остается предметом бескомпромиссной борьбы - борьбы за власть, за господство над общностью; 2) главной функцией управления, ради которой общность как объект управления терпит насилие со стороны власти как субъекта управления, является обеспечение возможности выживания общности в окружении других общностей и превращение их жизнедеятельности в средство своего собственного существования. Таким образом, главное в понимании управления состоит не в вопросе о признании или отрицании борьбы как сущностной характеристики управления, а в вопросе о характере этой борьбы, то есть о соотношении, соподчиненности ее внутриобщностных и межобщностных оснований. Модель общественного устройства, как единая, общепринимаемая система нормативов (правил игры), невозможна по техносоциальной формуле. Складывание совокупности совместно живущих людей в целостную систему общества обеспечивается не единым стремлением к созданию такой системы, а борьбой за место в ней, борьбой по определенным основаниям, вытекающим из определенности человеческого существования. По той же причине оказывается невозможной всеобщая толерантность, она достижима лишь в ограниченном виде в областях (сферах) жизни, частично перекрывающих общество и не связанных с всеобщими интересами.
Люди, как люди, объективно заинтересованы жить совместно (не просто вместе жить, а образовывать единую производящую систему), что составляет человеческий способ жизни. Однако эта система социально дифференцирована, фундаментальным социальным отношением является отношение цель-средство. Никто не заинтересован быть «средством», субъективным стремлением является положение «цели». Функция управления - обеспечение целостности системы, сохранение ее функционирования и развития. Здесь два направления (два момента) управленческой деятельности: 1) занятие общностью (управляемой системой) лидирующего положения «цели» (благоприятного положения для выживания); 2) установление и поддержание внутренней социальной дифференциации, позволяющей добиться наиболее устойчивого существования общности. Внутренняя целостность общности держится на идеологии, вся духовная жизнь общности в концентрированном виде есть идеология, то есть средство борьбы за лидерство в системе отношений с другими общностями. Идеология объективно ориентирована не на истину, не на справедливость, а на получение результата, достижение победы. По своей форме идеология может приобретать самый разный вид: истинная религия (вера), подлинная справедливость, правильная социальная система, великая национальная идея и пр. Политика в свете техносоциальной формулы общества лишается своей таинственности и запутанности, становится прозрачной для понимания. В частности, обретают свой рациональный смысл тезисы о свободе политики от морали, о вседозволенности средств в получении результатов. Таким образом, наличие управления предотвращает войну всех против всех, войну как хаос. Вместе с тем управление не означает существования некой надобщественной силы, оно означает поддержание порядка, устанавливаемого в интересах победителей в войне всех против всех.
<< | >>
Источник: под ред. В. П. Горюнова. История и философия науки. Философия науки : учеб. пособие. 2012

Еще по теме Глава 13 СОЦИАЛЬНАЯ АНАТОМИЯ УПРАВЛЕНИЯ:

  1. Материалистическое понимание истории
  2. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ эволюции П. Н. МИЛЮКОВА
  3. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ
  4. Глава IXТЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ НЕ МОГУТ СЛУЖИТЬ ОСНОВОЙ МОРАЛИ; ПАРАЛЛЕЛЬ МЕЖДУ ТЕОЛОГИЧЕСКОЙ МОРАЛЬЮ И МОРАЛЬЮ ЕСТЕСТВЕННОЙ; ТЕОЛОГИЯ ГИБЕЛЬНА ДЛЯ ПРОГРЕССА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  5. Глава 10. Становление и развитие клинической психологии
  6. Глава 8. Обнаружение Его, дворца
  7. §2.1. «Голубь с ястребиным клювом»: об экзистенциальном кризисе антропогенеза
  8. Глава 7 Почему на Уолл-стрит произошел крах, а Уоррен Баффет по-прежнему процветает Интроверты и экстраверты по-разному мыслят (и реагируют на дофамин)
  9. IIIЭкономика
  10. Глава 30 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЙНА: РАЗРУШЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ МАТРИЦ НАРОДА
  11. Комментарии
  12. Глава I ПЕДАГОГ: ПРОФЕССИЯ И ЛИЧНОСТЬ
  13. Глава П ПЕДАГОГИКА КАК НАУКА