<<
>>

Социальный конфликт

Подробно изложить историю социальных конфликтов в Европе в XX в. означает то же, что написать политическую историю этого времени: эти конфликты лежат в основе большинства важнейших политических событий столетия, то совершенно очевидно, то не столь заметно.

Русская революция 1917 г., германская революция 1918 г., недолго просуществовавшая в первые послевоенные годы Венгерская коммунистическая республика — все они были вызваны поражениями в мировой войне, но отмечены выдвижением социальных и экономических требований. В событиях, связанных с созданием Ирландской республики в 1922 г., как и в более поздних конфликтах в Северной Ирландии и вокруг нее, воедино слились политические, религиозные, национальные (или этнические) мотивы с экономическими и социальными. Фашистские движения в межвоенное время также имели социальные компоненты. Мелкобуржуазная и крестьянская неприязнь к социальным группам, развитию которых благоприятствовала модернизация, а также в отношении национальных и религиозных меньшинств, например евреев, в них не просто присутствует, но и становится главным .двигателем фашистского движения. Национальные конфликты в Восточной Европе межвоенного периода были по сути социальными, особенно там, где традиционные верхние слои не принадлежали к той же национальности, что и большинство населения. Так происходило прежде всего в Румынии и Югославии, а также в балтийских государствах. В послевоенное время во многих странах продолжались затаенные конфликты, движущую силу которых следует искать во множестве политических, этнических, религиозных и социально-экономических

факторов. Кроме Северной Ирландии следует упомянуть движения басков в Испании, бретонцев во Франции, турок на Кипре и в Болгарии, албанцев в Югославии. Подспудно обостряется большинство старых конфликтов и в Восточной Европе, хотя объектом народного негодования являются теперь в основном не прежние, а новые господствующие слои.

Другие традиционные категории конфликтов также не исчезли полностью. Например, протест сельского населения против налогов, полиции, таможенного контроля, контроля за наркотиками и вообще всего, что связано с центральным правительством. Сицилия и Сардиния представляют наиболее известные примеры такого протеста.

В послевоенное время в Западной Европе сформировались два новых типа конфликтов. Первый и важнейший связан с увеличением в странах Западной и Центральной Европы удельного веса национальных меньшинств с языком и религией, принадлежащими другим расам. Второй тип конфликтов начался с бунта значительной части студенческой молодежи в большинстве стран Европы в 60-е гг. и продолжался движением в защиту окружающей среды и аналогичными ему. Если конфликты первого типа касаются противоречий между местным населением и новым пришлым низшим слоем, то вторые могут быть определены как смутное «неприятие современности» и «протест против благосостояния»: данные конфликты идеологически и политически немотивированы, а их носителями выступают преимущественно выходцы из верхних слоев. В Германии в особенности они демонстрируют очевидное родство с предшествующими молодежными движениями, в том числе и 20-х гг., которые, отворачиваясь от буржуазного общества, политически ориентировались как «направо», так и «налево».

В сравнении с той ожесточенностью, которую приобретают некоторые из этих новых конфликтов, классическая форма массового протеста в индустриальных обществах — забастовка рабочих — выглядит весьма мирной. Этот вид конфликтов в значительной степени институционализован, поддается законодательному регулированию, облечен в форму коллективных договоров о тарифных ставках и стал обычным рутинным делом, превратившись даже в церемонию. Разумеется, и в послевоен

ной Европе вновь и вновь происходят «дикие забастовки», принимающие хаотическую форму. Институционализация стачки дает возможность превратить ее в основную форму реализации социальных конфликтов в индустриальных странах, прежде всего в западных, исповедующих либеральные ценности, но также и в социалистических обществах типа польского или югославского.

Во всех западных демократиях самое позднее с межвоенного периода велась статистика забастовок или государственными органами, или профсоюзами. Но большей частью она все-таки является неполной или неединообразной из-за трудностей, связанных с определениями. Даже кажущиеся простыми основные категории (количество стачек, их продолжительность и число участников) совсем не просто определить, потому что статистика не всегда учитывает спонтанные забастовки, особенно короткие перерывы в работе на отдельных предприятиях. Кроме того, в статистических ведомствах разных стран существовали свои инструкции и предписания относительно того, с какой продолжительности или числа участников забастовку следует фиксировать. В отдельных странах с течением времени порядок учета забастовок изменился. Еще труднее однозначно определить повод, причину и результаты стачки из-за взаимопереплетения различных мотивов. Зачастую трудно установить факт перехода к политической забастовке, особенно в период непосредственно после первой мировой войны. В странах Средиземноморья этот переход трудно уловить до сих пор, но и почти во всех европейских государствах в отдельные годы происходили специфические конфликты, которые можно связать со сменой правительств, вопросами социального статуса (такими, как избирательное право), а также различными внешнеполитическими или военными событиями. Поэтому сопоставление забастовок как форм социального конфликта между отдельными странами или за длительный период сопряжено с большим риском.

Взяв за основу официальные данные, мы обнаружим как в XIX, так и в XX в. наличие типичных форм протекания конфликта и национальные различия. Почти повсюду число забастовок растет в период экономического подъема и падает во время депрессии. Повсеместно заметен контраст между краткосроч

ными стачками с участием широких масс населения и длительными забастовками, в которых участвуют только небольшие профессиональные группы, отрасли промышленности или регионы. Сохраняется противоположность, например, между английской забастовкой, которая часто начинается на отдельных предприятиях и ими же и ограничивается или касается только отдельных профессиональных групп, например, типографских работников газетных издательств, и шведской, которая часто проходит организованно по всей стране и охватывает все отрасли промышленности.

Промежуточное положение занимает Германия, где переговоры о тарифах и забастовки хотя и охватывают все отрасли промышленности и планируются централизованно, но проходят в регионах по-разному, часто только на отдельных предприятиях. В Италии и Франции в рабочей среде конкурируют профсоюзы различных партийных ориентаций, что способствует особой частоте забастовок.

Социологи пытались выявить различные типы социальных конфликтов в Европе в соответствии с различным профилем забастовок. По их мнению, различаются, например, западноевропейские, североевропейские и средиземноморские стачки, последние большей частью относятся к Италии и Франции, реже к Испании, Португалии и Греции. Предложенная типология страдает тем, что в ней всегда можно найти исключения. Так, послевоенная Финляндия с ее высокой частотой забастовок не соответствует североевропейскому типу, и, напротив, к нему можно отнести Нидерланды, а также ФРГ, Австрию и Швейцарию. Во всяком случае, представляется, что Скандинавия и Центральная Европа в отношении забастовок очень схожи. Кроме того, тип забастовки значительно изменяется в наше время, по крайней мере в некоторых странах. Швеция перед первой мировой войной и вплоть до 30-х гг. относилась к странам с высокой частотой забастовок, а затем — к странам с одной из самых низких. В других Скандинавских странах, а также в Германии и Австрии в послевоенное время сравнительно с межвоенным значительно сократилось число стачек, уменьшились их продолжительность и количество забастовщиков, в Финляндии, напротив, эти показатели возросли, а в Швейцарии они постоянно оставались незначительными. Решающее значение в усиле

нии или ослабления стачечной активности часто имеют поли-! тические причины. Разумеется, показатели забастовок во всех странах в периоды господства авторитарных или фашистских правительств были значительно ниже, чем до или после них или; в странах с парламентарным режимом, так как при тоталита- ризме социальные конфликты подавляются. По этим причинам невозможно сравнивать стачечную активность в восточноевропейских странах с остальной Европой.

Попытаемся сначала наметить некоторые общие черты. В годы первой мировой войны число забастовок значительно выросло почти повсюду в Европе, причем не только в странах, участвовавших в войие. Причина, по-видимому, заключается в том, что повышение заработной платы не могло компенсировать ухудшение снабжения и рост цен, а с другой стороны, обусловленный войной взлет конъюнктуры вопреки ограничениям стачечного права, которые действовали во время войны во многих странах, давал рабочим возможность выразить свое недовольство. К концу войны в некоторых воевавших странах, прежде всего в России, но также в Германии и Австрии, такие факторы усиления стачечного движения, как стремление к восстановлению уровня жизни, усталость от войны, а также у небольшой, но решающей части рабочих политические цели, сплелись в трудно распутываемый узел. Пик забастовочного движения во многих странах пришелся на начало 20-х гг., затем кое-где, прежде всего в Великобритании, стачечная активность значительно снизилась. Только всеобщая забастовка 1926 г. еще раз потрясла страну, но в период мирового экономического кризиса показатели опустились до самого низкого уровня. В других странах, например в Швеции и Норвегии, число забастовок резко колебалось и как раз в конце 20-х гг. особенно возросло, чтобы затем в период кризиса резко упасть. После преодоления кризиса в середине 30-х гг. особенности, обусловленные политическими системами, стали различимы яснее. Если в Западной Европе забастовочная активность опять возросла, то в Центральной Европе почти сошла на нет (график 4).

После второй мировой войны во многих европейских странах количество забастовщиков росло в первую очередь потому, что профсоюзы лучше организовывали рабочих. Поначалу чис-


График 4.<div class=

Участи* рабочих (кроме сельскохозяйственных) в забастовках в некоторых европейских странах в 1910—1974 гг. (средние данные за пятилетия)" />

График 4. Участи* рабочих (кроме сельскохозяйственных) в забастовках в некоторых европейских странах в 1910—1974 гг. (средние данные за пятилетия)

Источник: Korpi W. и. Shalev М. Strikes, Power and Politics in the Western Nations. 1900—1976 // Political Power and Social Theory // Ed. by M.Zeitlin. Bd. 1. Greenwich, 1980. R310ff.

ло забастовок обнаружило тенденцию к сокращению, так что в начале 60-х гг. в сравнении с эмпирическими данными предыдущих десятилетий можно сделать вывод, что в «зрелых» инду- стриальных обществах конфликты в промышленности угасают» Однако выяснилось, что в трендах конъюнктуры, безработицы и инвестиций, равно как в долгосрочной тенденции развития* экономики и общества в целом, в той степени, в какой она вообще уловима, существуют колебания. По-видимому, это относит* ся и к социальным конфликтам. Взлеты и падения конъюнктуры сопровождаются синхронным развитием забастовочной активности (см. график 4, табл. 19).

Представляется, что в 60-е гг. сначала наметилась тенденций к ослаблению конфликтов по той причине, что в большинстве западноевропейских стран даже в моменты подъема конъюнктуры частота и продолжительность стачек еще снижалась. В 70-е гг. рабочие в большей степени были озабочены ухудшением уровня жизни после начала нефтяного кризиса. Частота забастовок, а также их продолжительность быстро менялись. По критерию потери рабочих дней на 100 рабочих 1979 г. был пиком забастовочной активности. Сравнение европейских данных свидетельствует, что некоторые прежние выводы о различиях между государствами подтвердились, а другие оказались, скорее, опровергнуты. Так, забастовочная активность в Центральной и Северной Европе осталась более низкой, чем в Западной Европе. Вместе взятые они образовали сравнительно тихий островок в бурных водах Средиземноморья, где только Португалия (по которой, впрочем, нет данных за ряд лет) имела показатель потерь рабочего времени значительно ниже среднего для Европейского сообщества (десятки), тогда как в Италии, Испании и Греции было отмечено наибольшее число простоев на 1000 работников (табл. 20 ).

Попытавшись, вопреки всем названным выше трудностям, проследить в длительной ретроспективе забастовочную активность в тех европейских странах, по которым имеются данные с конца первой мировой войны до наших дней, выделим по меньшей мере три группы, которые, правда, нельзя идентифицировать как региональные типы. В трех странах — Италии, Франции и Финляндии — забастовочная активность в долгосрочной

Страна

1916/

1920

1921/

1925

1926/

1930

1931/

1935

1936/

1940

1941/

1945

1946/

1950

1951/

1955

1956/

1960

1961/

1965

1966/

1970

1968/

1973

1974/

1977

1978/

1982

Австрия

61

9

1

4

12

10

/>27

2

3

1

Г[††††]

Бельгия

81

33

18

19

14

61

40

36

7

11

17

21

15[‡‡‡‡]

Великобритания

71

39

22

14

19

25

21

29

33

62

59

69

41

70

Германия[§§§§]

34

51

11

9

3

6

4

4

4

5

Дания

14

30

1

3

11

3

7

2

10

18

12

14

31

29

Ирландия

2

6

10

4

7

6

20

36

44

43

36

Италия

48

23

116

83

148

209

248

371

272

Нидерланды

17

15

5

6

2

9

3

6

4

3

5

2

2**

Норвегия

26

47

16

14

17

5

4

11

5

1

1

5

4

Финляндия

43

4

6

1

2

33

10

56

19

38

47/230’

219

97

Франция

27

15

14

4

67

150

68

71

106

135

110

27

Швейцария

11

3

2

2

1

1

3

1

0,1

0,1

0,0

1 0,1

0,3

0,2**

Швеция

27

30

12

11

5

10

4

4

0,4

1

4

2

5

11

alt="Рабочие дни, потерянные из-за забастовок в некоторых европейских странах в 1*16—1*82 гг. (на 1000 работников)" />

Рабочие дни, потерянные из-за забастовок в некоторых европейских странах в 1*16—1*82 гг. (на 1000 работников)

Страна

1916/

1920

1921/

1925

1926/

1930

1931/

1935

1936/

1940

1941/

1945

1946/

1950

195t/

1955

1956/

1960

1961/

t965

1966/

1970

1971/

1975

1976/

1980

1981/

1982

Австрия

579

139

8

55

23

22

59

9

Бельгия

378

255

96

499

189

362

63

88

237

219

Великобритания

788

1363

1604

179

91

105

89

104

189

131

227

585

558

286

Германия[*****]

372

784

231

52

29

19

7

57

31

2

Греция

1036

Дания

432

603

44

61

338

19

185

4

111

244

19

436

92

180

Испания

176’*'

1749#

Ирландия

58

154

361

64

106

81

326

591

413

920

510

Италия

242

276

637

941

1373

1150

849

Нидерланды

344

535

154

217

23

76

16

36

8

13

42

29

28

Норвегия

/>669

1874

770

1477

558

52

59

157

105

13

Португалия

177

280’”’

Финляндия

451

102

303

18

60

672

90

770

148

106

Франция

82[†††††]

68[‡‡‡‡‡]

110"

232

187

110

Швейцария

65

36

18

8

38

9

1

6

0

Швеция

1109

1192

571

733

190

789

24

88

7

4

37

39...

240

54""

тенденции росла, тогда как в остальных Скандинавских странах и частью в Центральной Европе она существенно снизилась. Самыми незначительными были изменения в Великобритании и Бельгии. В первой забастовочная активность слегка выросла, а в Бельгии столь же несущественно уменьшилась. К этой группе, пожалуй, следует причислить Ирландию, где рост хотя и был значительно выше, чем в Великобритании, но все же значительно ниже Финляндии (ср. табл. 19—21).

Таблица 21

Продолжительность забастовок* в некоторых европейских странах, 1940—1982

Страна

1960—1967

1968—1973

1974—1977

1978—1982

Бельгия

8

9

8

8”

Дания

3

3

2,5

3

ФРГ

3

2

2

2

Финляндия

4

3/4*”

2

1

Франция

1

2

4

Ирландия

14

11

13

17

Италия

4

4

2

1.5

Нидерланды

3

4

2

2”

Норвегия

12

11

8

7

Австрия

2

2

0,5

1”

Швеция

9

4

4

3

Швейцария

7

13

6

2”

Великобритания

3

6

7

/>6

* Среднее число забастовочных дней на одного забастовщика.

” В 1978—1979 гг.

*** До 1971 г. без косвенного участия в борьбе рабочих и без забастовок, которые продолжались менее 4 ч; первая цифра дает данные за 1968—1970 гг., вторая — за 1971—1973 гг.

Источник: Shalev М. Strikes and crisis. P. 440f.

Объяснения этих различий и изменений, если те не обусловлены одной причиной, включают главным образом институциональные, политические и экономические факторы, а иногда и такое трудно определяемое понятие, как « национальный характер». Под институциональными факторами понимают прежде всего организационные структуры работодателей и работников, а также законодательное и традиционное регулирование их отношений. Профсоюзы с высокой степенью организации работников (прежде всего в Швеции) реже ис

пользуют забастовки. Однако это не универсальное явление, так как минимальную частоту забастовок традиционно имеет страна с низкой степенью организации и раздробленностью профсоюзов — Швейцария. Но та же раздробленность и плохая организация профсоюзов считаются причиной многочисленных, хотя и коротких, забастовок в Италии и Франции. Итак, очевидно, что политический строй или менталитет народа также играют существенную роль, и не только в странах с недемократическими правительствами. Но не менее важными остаются экономические причины. Как и прежде, в колебаниях графика забастовок можно уловить конъюнктурные колебания, и поэтому не случайно, что Германию и Австрию, которые в межвоенное время особенно сильно ощущали эти колебания, а после войны были подвержены им значительно слабее, чем другие европейские страны, также относят к наиболее спокойным в отношении стачек районам. На стачечную активность воздействуют и структурные изменения. Высокая частота забастовок в Ирландии и особенно в Финляндии после второй мировой войны связана в том числе с тем, что эти страны только в послевоенное время вошли в число индустриально развитых; не будет неожиданностью, если имевшая до сих пор низкий показатель забастовочного движения Португалия по этой же причине в ближайшие десятилетия станет одной из стран с высокой частотой забастовок.

<< | >>
Источник: Фишер В.. Европа: экономика, общество и государство. 1914—1980. 1999

Еще по теме Социальный конфликт:

  1. Конфликт. Общая характеристика
  2. 6. ТИПЫ КОНФЛИКТОВ И УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТНОЙ СИТУАЦИЕЙ
  3. Типология конфликтов
  4. ЧЕЧЕНСКАЯ ВОЙНА КАК СОЦИАЛЬНО-ВОЗРАСТНОЙ КОНФЛИКТ
  5. Социально-политические конфликт
  6. 2.4. Типология конфликта
  7. Социальный конфликт
  8. Предмет конфликтологии и ее значение как науки
  9. 2. Особенности конфликтов во взаимоотношениях офицеров.
  10. Глава 2 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ КОНФЛИКТНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  11. ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ НА КОНФЛИКТОУСТОЙЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТИ
  12. СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫЕ КОНФЛИКТЫ
  13. Социальный конфликт как сторона социального противоречия
  14. Социально-экономические конфликты
  15. Социально-политические конфликты
  16. ЛЕКЦИЯ 2. КОНФЛИКТ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ
  17. Глава 6 КОНФЛИКТ КАК БАЗА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  18. ФУНКЦИИ КОНФЛИКТА7[ПО КОЗЕРУ]
- Альтернативная история - Антропология - Археология - Всемирная история - Древняя Русь - Загадки древних цивилизаций - Историография - История древнего мира - История Европы и Америки - История Латинской Америки - История науки и техники - История России - История советской России - История средних веков - История стран Азии и Африки - История Украины - Мемуары военных - Музееведение, консервация и реставрация - Научно-популярная история - Нумизматика - Этнография и этнология -
- Абитуриентам и школьникам - Бизнес-литература - География - Гуманитарные дисциплины - Для школьников и абитуриентов - Журналистика и СМИ - Исторические науки и археология - Конфликтология - Культурология - Литература по недвижимости - Медицинская литература - Менеджмент и маркетинг - Политология - Право - Психология и педагогика - Публицистика - Студентам и аспирантам - Технические науки - Физика - Физическая культура и спорт - Философские науки - Философы - Экология и природопользование - Экономика - Языки и языкознание -