<<
>>

«СТРАННАЯ ВОЙНА»

1

сентября 1939 г. гитлеровские полчища вторглись в Польшу. Поколебавшись два дня, французское правительство 3 сентября сделало Германии заявление о том, что с 17 часов 3 сентября «оно будет считать себя обязанным выполнить обязательства, взятые Францией в отношении Польши» *.

На первых порах вступление Франции в войну не отразилось коренным образом ни на политике ее правящих кругов, ни на течении жизни в стране. По существу французское правительство продолжало мюнхенский курс, но уже в условиях войны. С легкой руки одного журналиста, подслушавшего это выражение у солдат на фронте, то время назвали «странной войной». Так окрестили ее потому, что на протяжении 10 месяцев сильные французские соединения, а также и английские части (они прибыли на французский фронт 12 сентября) практически в полной неподвижности стояли перед лицом противника, которого превосходили и в численности, и в материальном обеспечении254. Уклоняясь от боевых действий против врага, правящие круги Франции в эти месяцы усердствовали главным образом в двух направлениях: подавлении собственного парода и подготовке антисоветских авантюр.

Война началась в Европе как столкновение двух империалистических коалиций. Французская буржуазия, для которой гитлеровская Германия являлась опаснейшим империалистическим соперником, стремилась оградить от его посягательств свои позиции на континенте и свою колониальную империю. Но в то же время реакционеры всех капиталистических стран, в том числе и Франции, видели в Гитлере союзника в борьбе против рабочих и трудящихся масс, жандарма, на которого хотели бы возложить защиту своих классовых интересов. Для этих сил полный разгром гитлеризма был нежелателен, тем более что для победы над ним следовало опереться на те самые антифашистские и демократические элементы, обуздание которых было давнишней мечтой монополий.

В результате французское правительство и предпочло избрать тактику войны без военных действий, а ссылками на военное положение оправдывать репрессии против коммунистической партии и трудящихся.

Среди правителей Франции была сильна также прослойка, считавшая, что только поражение позволит установить угодный ей режим, и потому всячески тормозившая любые военные усилия.

Уже 12 сентября 1939 г. командование отдало приказ не вести на некоторых участках «линии Мажино» артиллерийскую стрельбу, ибо... это могло вызвать ответный обстрел со стороны противника, а тем самым нанести ущерб железнодорожным линиям, проходившим вдоль Рейна. К концу месяца французские войска, продвинувшиеся было на несколько километров в глубь германской территории, были тайно отведены на первоначальные позиции 255.

В стране происходил процесс постепенной моральной демобилизации. Представители официальной кругов, в том числе министерства обороны, широко пропагандировали идею, будто «войну можно выиграть без кровопролития, достаточно лишь подождать, и победа сама упадет в руки, как зрелый плод» 256. Пораженцы развернули настоящее «наступление в пользу мира». По словам генерала Гамелена, наибольшую активность в этом деле проявили

Лаваль, Шотан, Фланден, поддерживаемые маршалом Петеном257. Одновременно правящие круги повели ожесточенную атаку на рабочий класс и всех трудящихся. 6 сентября были изданы декреты о реорганизации производства в соответствии с военным положением: на предприятиях военного значения была введена

60 -часовая рабочая неделя, снижена заработная плата, на которую, помимо того, был введен налог в размере 15% 258. За этими шагами последовало множество других мероприятий, имевших целью Урезать социальные и политические права трудящихся.

Но свою первейшую задачу французская реакция видела в разгроме коммунистической партии. 26 сентября 1939 г. был издан декрет о ее запрещении. Затем одно за другим посыпались распоряжения о конфискации имущества партии и примыкающих к ней организаций, о смещении мэроз-коммунистов и роспуске муниципальных советов, в состав которых входили коммунисты. После запрещения ФКП депутаты-коммунисты образовали «рабоче- крестьянскую группу»; она обратилась к председателю палаты депутатов с предложением начать переговоры с Советским Союзом, чтобы избавить Францию от участия в истребительной войне и добиться справедливого мира.

В ответ правительство усилило преследование коммунистов, некоторые депутаты от ФКП были брошены в тюрьму, часть перешла на нелегальное положение. 30

ноября была созвана сессия палаты депутатов. В этот день член ЦК ФКП Флоримон Бонт, находившийся в подполье, пришел в парламент, чтобы огласить декларацию партии, разоблачавшую политику правительства. Однако его вытолкали из зала заседаний. Бонт был арестован у здания парламента. 9 января 1940 г. другие четыре депутата-коммуниста, призванные в армию, Раймон Гюйо, Фернан Гренье, Андре Мерсье и Шарль Мишель явились на заседание палаты депутатов. Реакционные члены парламента встретили их провокациями и оскорблениями. Коммунистов избили, а депутат от социалистической партии Шассень потребовал, чтобы им «всадили пулю в затылок». Через несколько дней на заседание палаты пробились прибывшие из армии депутаты-коммунисты Этьен Фажон и Мутон, причем первый смог произнести речь, в которой изложил позицию ФКП. В тот же день был утвержден закон о лишении всех членов парламента — коммунистов их прав259. В марте 1940 г., подводя итоги антикоммунистических респрес- сий, министр внутренних дел Сарро сообщил, что разогнаны 300 коммунистических муниципалитетов и 675 общественных организаций, закрыты 2 ежедневные газеты и 159 других изданий в Париже и провинции, проведено 11 тыс. обысков, арестовано 3400 человек260. По сведениям же коммунистической печати, уже к январю 1940 г. в концентрационные лагеря было заключено 15 гыс. человек.

Буржуазия стремилась подавить и другие организацйи рабочего класса. В этом ей неоценимую помощь оказали правые социалисты и реформистское руководство профсоюзов. Леон Жуо добился исключения коммунистов из центральных и местных органов ВКТ. Было распущено 620 профсоюзных организаций, находившихся под влиянием коммунистов. В то же время правительство смотрело сквозь пальцы на происки фашистской «пятой колонны». Комитет «Франция — Германия» продолжал действовать, отдельные «кагуляры», еще находившиеся в тюрьме, были выпущены.

Начавшаяся в конце 1939 г. советско-финская война была воспринята правящими кругами как сигнал к реализации давно вынашивавшихся ими антисоветских планов. «Во французских политических кругах сразу же распространилось мнение,— писал впоследствии Гамелен,— что военное выступление против России не представило бы никакого серьезного неудобства, если бы оно было осуществлено либо через Финляндию... либо в направлении кавказской нефти с помощью авиации, базирующейся в странах французского Леванта или в Ираке, или же с помощью военно-морских сил через Черное море»261. Эту точку зрения разделяли и другие военные. Вейган, назначенный на пост главнокомандующего французскими войсками в районе Средиземного моря, писал Гамелену: «Со своей стороны я считаю чрезвычайно важным сломать хребет Советскому Союзу либо в Финляндии, либо в ка- ком-нибудь другом месте» Командующий французским флотом адмирал Дарлан разработал проект военной операции через Северный Ледовитый океан против занятого советскими войсками финского порта Петсамо. Французское и английское правительства посылали в Финляндию самолеты, орудия, пулеметы и снаряды. 5

февраля 1940 г. на заседании Верховного союзного сонета было принято решение отправить в Финляндию английские и французские войска, замаскированные под добровольцев. Отправка

Марсель Кашен в качестве свидетеля на заседании военного трибунала, разбирающего «дело» депутатов-коммунистое

войск была назначена на середину марта. Однако осуществить эти планы не удалось. Между СССР и Финляндией начались переговоры о мире.

Хотя в середине марта 1940 г. генералу Вейгану были направлены инструкции относительно нападения на Кавказ с помощью авиации, базирующейся в районах Северной Сирии и, французские антисоветчики не могли простить Даладье, что момент был упущен. Правительство Даладье подверглось в палате депутатов резкой критике за недостаточную расторопность в разработке военных акций против СССР 262 и 20 марта ушло в отставку. Новый кабинет возглавил Поль Рейно, который являлся одновременно министром иностранных дел.

Рейно предложил Англии подписать соглашение, на основании которого правительства обеих стран обязывались не заключать с Германией сепаратного мира.

С первых же дней пребывания у власти Рейно поставил вопрос о нападении на СССР с юга на обсуждение Верховного союзного совета, а 11 апреля предложил Вейгану закончить подготовку операции за 15 дней. Она была намечена на конец июня или начало июля 1940 г. 263 Зимоіі 1939/40 г. французские власти организовали налеты и обыски в советском торговом представительстве и квартирах сотрудников торгпредства СССР, наложили арест на грузы, предназначенные для Советского Союза. Одной из первых акций правительства Реііно было требование об отзыве советского посла из Парижа 264. Французский флот задержал в дальневосточных водах советские корабли.

В области внутренней политики новое правительство также продолжило курс своего предшественника. 20 марта в Париже начался суд над депутатами-коммунистами. После двух недель судебного разбирательства подсудимые — как те, кто присутствовал в зале суда, так и те, кого судили заочно,— были приговорены к пяти годам тюремного заключения каждый и к высокому денежному штрафу, а также к поражению в правах на пять лет. Вслед за тем был принят ряд новых декретов, направленных против коммунистов; они подлежали, в частности, увольнению из всех государственных и коммунальных учреждений. По декрету о «действиях, деморализующих армию и нацию с целью нанесения ущерба национальной обороне», всякая коммунистическая деятельность, в том числе изготовление, хранение и распространение коммунистических газет или листовок, могла быть расценена как измена и повлечь за собой смертную казнь 265.

Обрушившиеся на коммунистическую партию репрессии вынудили ее перейти на нелегальное почожение. Партия и в подполье сумела создать прочное руководство, в которое входили Морис Тор ез, Жак Дюкло, Бенуа Фрашон, Гастон Монмуссо и др. ФКП начала воссоздавать сеть местных организаций и низовых ячеек, развернула энергичную работу по изданию нелегальных газет, брошюр и листовок.

26 октября 1939 г. вышел первый номер подпольной «Юманите», которая затем начала печататься регулярно. До конца года было выпущено 16 номеров «Юманите», а за первые месяцы 1940 г.— около 50. С 1940 г. нелегально выходили теоретический журнал «Кайе дю большевисм» и партийный бюллетень «Ви дю парти». Организации партии на местах также издавали свои печатные органы.

«Странная война, война против народа, не была справедливой войной, она не могла вызвать подъема масс на защиту родины,— отмечал М. Торез в своем докладе X съезду партии в 1945 г.— Поэтому ФКП видела свою главную задачу в том, чтобы возгла вить борьбу народа против неспособных руководителей, которые

придали войне реакционный характер, характер несправедливой

«16 ~ воины» .

Коммунисты выступали против «управляющего делами страны правительства бесчестья, нищеты и войны» 11, призывали к образованию рабоче-крестьянского правительства, способного обеспечить прочный мир. Особенно решительно коммунистическая партия восставала против антисоветских авантюр, затеянных правящими кругами Франции. ФКП стремилась объединить все антифашистские силы. «Юманите» обращалась к рабочим: «Призывайте трудящихся-социалистов и искренних демократов протестовать вместе с вами! Объединимся сегодня, чтобы завтра вас не объединили в концентрационных лагерях» 266. Такой союз, по мнению коммунистов, мог быть создан на основе совместных действий трудящихся различных убеждений за свои жизненные права, за демократические свободы. Разоблачая раскольников в профсоюзах, компартия настаивала на образовании единого профсоюзного центра для руководства борьбой трудящихся.

Коммунистам и прогрессивным профсоюзным работникам, получавшим поддержку трудящихся, удалось помешать полному удушению рабочего движения в стране. На многих заводах проходили стачки и демонстрации протеста против политики правительства. Однако репрессии, общая атмосфера замешательства, неистовая буржуазная пропаганда, политика правых социалистов делали свое дело. Поэтому в ходе «странной войны» компартия не смогла создать широкого антифашистского фронта для спасения страны от военного разгрома, хотя OCHOBDI для сплочения в борьбе за освобождение родины закладывались уже в то время.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.3. 1973

Еще по теме «СТРАННАЯ ВОЙНА»:

  1. 15.3. Вторая мировая война
  2. ПОСЛЕ ВОЙНЫ
  3. «СТРАННАЯ ВОЙНА»
  4. ПРАВИТЕЛЬСТВО ВИШИ. НАЧАЛО ДВИЖЕНИЯ СОПРОТИВЛЕІІИЯ
  5. БИБЛИОГРАФИЯ РАБОТЫ К ТОМУ В ЦЕЛОМ
  6. ОТ АВТОРА Несколько слов о втором издании ОЧЕРКОВ ИСТОРИИ РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА. 1825-1921
  7. «Странная война»
  8. Вопрос 67. Распространение фашизма. Начало гитлеровской интервенции в Европе
  9. Приложение 3. Библиография
  10. ГЛАВА 4 Гитлер
  11. Версии маршала Г. К. Жукова об игнорировании угрозы большой беды
  12. Вторая мировая война
  13. I. Характеристика источников
  14. ГЛАВА 6 Новгород
  15. § 5. Внешняя политика в конце XV-XVI в.
  16. Когда пришла революция
  17. ПЕРВЫЕ ГОДЫ, 1939-1941
  18. ФИЛОСОФИЯ ВОЙНЫ Мюнхен, 1942 г.