Задать вопрос юристу

Тенденция к созданию еще более крупных финансово-политических империй


Финансово-политические империи — это нечто большее, чем просто крупные корпорации. В действительности, даже имея в виду только их деятельность, они совсем не то, за что их обычно принимают американцы.

Рядовой американец обычно считает, что «Америкэн телефон энд телеграф» занимается всем, что связано с телефонами, «Дженерал моторз» — производством автомобилей, «Сиерз, Робэк энд компани» — торговлей, «Грейт атлантик энд пасифик ти» — продажей продовольственных товаров. Все это верно. Однако эти компании и некоторые другие имеют гораздо более широкое поле деятельности, причем в настоящее время каждая корпорация стремится стать универсальным предприятием, занимающимся всеми видами деятельности, которые могут приносить прибыли независимо от того, связана эта деятельность с основной направленностью корпорации или нет.
Давайте же ознакомимся с деятельностью нескольких таких многоотраслевых корпораций, или сверхдержав в финансовом мире, рассмотрев для примера одну из них.
Сначала попытаемся ответить на следующий вопрос: что происходит, если крупная корпорация не может больше сбывать свою продукцию, как это случилось с компаниями, производившими фургоны и всякого рода экипажи, после изобретения автомобиля? Прекращает ли она свое существование? Как доказывают многочисленные факты, нет. Обладая громадным финансовым капиталом, корпорация просто начинает заниматься какими-то другими видами бизнеса при условии, что они прибыльны и имеют перспективы в будущем. Она делает это и тогда, когда первоначальная область ее деятельности страдает от хронической недогрузки. Короче говоря, крупные корпорации всегда занимаются разнообразными видами деятельности.

Для примера возьмем компанию «Интернэшнл телефон энд телеграф корпорейшн». Само название компании говорит о том, что она имеет дело с международным телефоном и телеграфом, но это далеко не так. Как справедливо писала газета «Уолл-стрит джорнэл», «иногда она кажется отвратительным всеядным чудовищем, которое жадно набрасывается на все, что попадается ему на глаза, а затем снова ищет случая проглотить очередную жертву».
Трудно с уверенностью сказать, чем именно занимается эта корпорация, кроме извлечения прибыли. В этом отношении она очень напоминает банк, точно так же как и все другие корпорации, обладающие огромным капиталом; то, что они производят, кроме, конечно, прибылей, имеет второстепенное значение. И если их продукция не приносит большей прибыли, они тут же переключаются на выпуск других товаров. Почти все они являются холдинговыми, а не промышленными, как думают многие, компаниями.
«Интернэшнл телефон энд телеграф» (ИТТ) была основана в 1920 г. и поначалу объединяла телефонные и телеграфные компании Кубы и Пуэрто-Рико. Затем она расширилась, допустив к участию Испанию, Бельгию, Румынию, Австралию, Латинскую Америку, Филиппины и др. Она также имеет промышленные предприятия, уступающие по размерам в этой отрасли лишь «Уэстерн электрик компаки».
Однако международные политические потрясения и войны значительно сократили ее владения. Другие компании буквально вытеснили «Интернэшнл телефон энд телеграф» из многих районов мира.
После второй мировой войны она начала новую жизнь, превратившись в холдинговую компанию, владеющую контрольным пакетом акций различных предприятий. По словам президента корпорации, у нее существует только два критерия при покупке акций какой-либо компании: «Компания должна расти быстрее самой «Интернэшнл телефон энд телеграф корпорейшн» и иметь возможности для дальнейшего расширения по мере роста всей отрасли».
Представьте себе ответственного чиновника, — пишет «Уолл-стрит джорнэл»,— который садится в машину фирмы «Эвис», едет к своему биржевому маклеру проверить курс акций компании «Гамильтон мьючуэл фанд», посылает квартальный взнос в «Америкэн юниверсал лайф иншуренс», проверяет, как идет финансирование основного капитала через компанию «Келлог кредит корпорейшн», посылает телеграмму в Англию и мчится в Кемп-Киллер в штат Нью-Джер
си, чтобы встретиться с агентом по закупке товаров. И такое разнообразие дел ожидает его каждое утро, ибо он работает для компании, которая неизвестно почему называется «Интернэшнл телефон энд телеграф корпорейшн».
В настоящее время «Интернэшнл телефон энд телеграф» владеет контрольным пакетом акций следующих компаний: «Этна файненс компани», «Америкэн юниверсал лайф иншуренс компани», части компании «Грейт Интернэшнл лайф иншуренс компани», «Гамильтон менеджмент корпорейшн» и «Гамильтон фандз», «Эвис», «Келлог кредит компани», «Мекки телеграф энд кейбл систем», «Кулерейтор компани», «Келлог суичборд энд саплай», «Кьют лэборетриз», «Федерал Кариб», «Эйрматик системз корпорейшн», «Хейс фэр- нис мэнюфакчуринг энд саплай», «Ройял электрик корпорейшн», системы телефонной связи «Вирджин Айленде», «Л. К- Миллер компани», «Дженнингс радио мэнюфакчуринг», «Америкэн кэйбл энд радио», немецких фирм «Альпина бюромашинен-верке» и «Эдвард Уинклер аппаратебау», многих финских, французских, швейцарских и английских компаний, а также «Нэшнл компьютер продактс», «Дженерал контролз компани» и т. д.
Она владеет акциями еще двух десятков компаний в Латинской Америке и в Европе, имеющих какое-либо отношение к использованию или производству электрооборудования, а также акциями еще нескольких десятков компаний, которые вовсе не имеют никакого отношения к электрооборудованию. «Интернэшнл телефон энд телеграф» занимается предоставлением кредитов, страхованием, вкладами, производством электрооборудования, обслуживанием международных линий связи, перевозками, химическим производством, производством счетно-решающих устройств, машиностроением и всеми видами обслуживания. И что бы вы ни назвали, все входит в ее поле деятельности, если данный вид деятельности сулит немалые барыши.
Мне могут возразить, что это, мол, исключительный случай, своего рода крайность, однако не такой уж он исключительный, как может показаться на первый взгляд. Деятельность «Интернэшнл телефон энд телеграф» дает полное представление о том, как образуются многоотраслевые финансово-политические империи. «Америкэн телефон энд телеграф» не многим от нее отличается.
«Дженерал моторз» производит автомобили в Америке и за ее пределами. Но, кроме автомобилей, эта компания выпускает гигантские дизельные локомотивы, промышленное
оборудование, бытовые электроприборы (холодильники, электроплиты, стиральные и сушильные машины, кухонные комбайны и т. д.), авиамоторы, землеройные механизмы и многое другое; кроме того, она берется за оборудование или переоборудование любого предприятия, где находят применение электромеханизмы. С таким же успехом она могла бы делать самолеты, межконтинентальные управляемые ракеты, подводные лодки или космические корабли. И если она что- либо не производит, это значит, что она не хочет этим заниматься. Пока большую часть прибыли она получает от производства автомобилей.
«Форд мотор компани» выпускает почти все виды бытовых электроприборов и, кроме того, серьезно взялась за электронные приборы, в том числе и телевизоры. Обе компании контролируют и подчиненные им компании, которые поставляют для них материалы. Обе они действительно многоотраслевые фирмы, занимающиеся кредитными операциями и имеющие определенное преимущество в торговых сделках, и потому недалеко ушли от «Интернэшнл телефон энд телеграф».
Разнообразный характер выпускаемой ими продукции объясняется тем, что в процессе развития каждая из них объединялась с различными существующими компаниями, так же как ИТТ, только в несколько меньших масштабах. Одни компании начинают выпускать разнообразную продукцию постепенно, другие принимают решение сразу, рассчитывая использовать возможность, которой не сумели воспользоваться остальные. Компании приступают к выпуску совершенно несвойственной им по профилю продукции только для извлечения максимальной прибыли со своего капитала.
Так, компания «У. Р. Грейс энд компани», занимающая в списке корпораций 85-е место, первоначально осуществляла морские перевозки в страны Латинской Америки; в последнее время она стала заниматься самой разнообразной деятельностью и теперь является крупным производителем химической продукции и удобрений, банкиром, владельцем многих предприятий в Латинской Америке, в том числе нефтеобрабатывающих, а также фирмой, производящей экспортно-импортные операции. Эта фирма, занимавшаяся в прошлом лишь морскими перевозками, получает теперь 65% торговых прибылей и 66% общей прибыли до обложения налогом от своих химических предприятий. Говоря о деятельности этой компании, так же как и деятельности ИТТ,
хочется спросить: так на чем же, собственно, специализируется эта фирма?
«Сиерз, Робэк энд компани» и «Грейт атлантик энд пасифик ти» можно с полным правом назвать торговыми фирмами. Но каждая из них включает в себя много других промышленных и финансовых предприятий, которые она приобрела или создала в рамках компании. Поле ее деятельности гораздо шире, чем закупка, хранение, доставка и продажа различных товаров. Считается, что «Грейт атлантик энд пасифик ти», как и многие другие подобные ей фирмы, занимается торговлей, которую она ведет через обширную сеть принадлежащих ей магазинов. Однако она занимается также продажей косметических, фармацевтических, скобяных товаров, некоторых текстильных товаров, таких, как фартуки, перчатки и т. д. Эта компания, так же как «Сиерз, Робэк энд компани» и более мелкие подобные им фирмы, постепенно становится крупнейшим производителем и распространителем разного рода товаров; она будет стремиться сконцентрировать в своих руках всю розничную торговлю. «Сиерз, Робэк энд компани» считается крупной торговой компанией, занимающейся пересылкой товаров почтой; ей принадлежит также целая сеть универсальных «цепных» магазинов; кроме того, она занимается страхованием. «Сиерз, Робэк энд компани» имеет к тому же ряд промышленных предприятий. Помимо всего, «Сиерз, Робэк энд компани» и «Грейт атлантик энд пасифик ти» являются гигантскими транспортными компаниями.
Что такое Дюпон? На этот вопрос каждый ответит, что Дюпон — это громадный химический концерн. Это так, но Дюпон — это еще и синтетические ткани, и краски, и взрывчатые вещества. Дюпоны могут строить и уже построили ядерные установки. Им также ничего не стоит заняться строительством целых городов. Крупные нефтяные компании являются химическими компаниями и вместе с тем владельцами гигантского флота танкеров, цистерн для перевозки нефти и нефтепродуктов, континентальных нефтепроводов; некоторые из крупных химических фирм становятся до некоторой степени и нефтяными компаниями. Что представляет собой «Теннесси гэс трансмишн»? Эта компания занимается снабжением городов природным газом, но одновременно она является очень крупным производителем химических товаров, бензотоваров, химических удобрений и т. д.
В настоящее время среди крупных компаний наблюдается тенденция к расширению профиля за счет объединения
компаний, которые заняты разнородными ьидами деятельности. Примером может служить радиовещательная компания «Коламбиа бродкастинг систем», которая приобрела нью- йоркский бейсбольный клуб, или ИТТ, заполучившая радиовещательную компанию «Америкэн бродкастинг систем». Радиокорпорации и электронные фирмы приобретают книжные издательства с твердым намерением проникнуть в область книгоиздания и образования. Многие газетные магнаты занимаются также изданием книг и журналов и стремятся прибрать к рукам радио и телевидение, производство бумаги, строительство глубоководных судов и т. п.
«Америкэн телефон энд телеграф» — телефонная компания, которой принадлежит 85% всех средств телефонной связи в стране, давно уже прибрала к рукам 99,8% акций «Уэстерн электрик компани», производящей телефонные аппараты, коммутаторы и самую разнообразную электроаппаратуру. «Америкэн телефон энд телеграф» вкладывает огромные средства в научно-исследовательную работу и является обладательницей патентов на изобретения во всех областях электроники, включая счетно-решающие машины. Она также вкладывает средства в создание спутников.
За всем этим укрупнением кроется стремление не получать прибыли в виде процентов на капитал, а оставлять их внутри компании. Как мы уже говорили, выплаты прибылей на капитал влекут за собой дополнительные налоги для основных вкладчиков; нераспределенные же прибыли, которые остаются внутри предприятия, налогом не облагаются и лежат в фондах компаний, как в банке; кроме того, не нужно забывать и о быстрорастущих амортизационных отчислениях.
Если компании лишены такой возможности в Америке, они приобретают предприятия в других странах: во Франции, Западной Германии, Бельгии, Швейцарии, Японии — одним словом, повсюду, — и весьма активно: со времени окончания второй мировой войны их капиталовложения за границей достигли 40 млрд. долл. Собственность они предпочитают доходам.
Все приведенные примеры ни в коем случае не являются исключением. Можно почти до бесконечности перечислять корпорации, соединившие в своем лоне самые различные предприятия. Так, «Хант фудс энд индастриз», бывшая когда-то «Огайо мэтч компани», теперь, кроме производства самых разнообразных пищевых продуктов, управляет компаниями, производящими лесоматериалы, стекло, алюминий, химические товары, стеклянную и металлическую тару, джин,
лаки, обои, покрытие для пола и т. д., а также продающими и покупающими недвижимую собственность. Она вкладывает средства в самые различные области в рамках компании, будучи столь же многообразным конгломератом различных предприятий, что и ИТТ. Прежде всего, она самый крупный акционер компании «Уилинг стил» (8,8% акций). Ей принадлежит 22,7% акций компании «Кэнэда драй» и 35,8% «Маккол корпорейшн», которая издает журналы «Макколз мэгэ- зин», «Редбук», «Блюбук» и «Сатерди ревью». Ей принадлежит 4,5% капитала компании «Эй-Би-Си парамаунт», что дает ей возможность закрепиться в кинопромышленности, радиовещании и телевидении.
Рассмотрим компанию более скромных масштабов — «Миссисипи ривер фьюел корпорейшн», созданную для транспортировки природного газа из штата Луизиана по газопроводу в город Сент-Луис. В этом же районе страны была и другая компания, возникшая еще раньше,— «Миссисипи ривер корпорейшн», которая, скупив значительное количество акций, обладает теперь 94,2% акций «Миссисипи транс- мишн корпорейшн». Кроме того, она приобрела 100% акций нескольких цементных предприятий и 58% акций класса А у крупной компании «Миссури пасифик рейлроуд». Ее нынешнее название говорит о том, что в недалеком будущем она намеревается прибрать к рукам все предприятия в долине реки Миссисипи, а может быть, и всю долину в целом.
Компания «Иллинойс сентрал рейлроуд» может вскоре стать ее конкурентом, а может и слиться с ней. Ибо железная дорога способствовала возникновению компании «Иллинойс сентрал индастриз», которая владеет 95% акций «Иллинойс сентрал рейлроуд». «Иллинойс сентрал индастриз» приобрела также акции крупной компании по производству электрооборудования.
Как свидетельствует ее название, она готова поглотить любую компанию в своей зоне от Чикаго до Флориды и Мексиканского залива.
Промышленные компании становятся холдинговыми компаниями, а некоторые холдинговые компании превращаются в инвестиционные компании, как, например, «Адамс экспресс компани», являвшаяся до 1918 г. ведущей транспортной компанией по пересылке денег и багажа; несколько позже она продала свое дело компании «Америкэн экспресс», а сама превратилась в закрытый инвестиционный трест. Основное отличие между обычным инвестиционным трестом и холдинговой компанией состоит в том, что последней принадлежит до 100% акций каждой управляемой ею компании, тогда
как инвестиционный трест владеет лишь небольшой частью акций каждой компании и не участвует в руководстве. Инвестиционный трест можно уподобить типичному рантье.
Таким образом, приближается время, когда название компании перестанет давать представление о ее деятельности. Оно будет говорить только о том, что она занимается бизнесом, приносящим деньги.
Изучая причины столь беспорядочного укрупнения компаний, Федеральная торговая комиссия в 1955 г. пришла к следующим выводам: наращивание производственной мощности внутри компании приводит к увеличению ее промышленного потенциала и, как следствие этого, к усилению конкуренции; покупая же какое-либо предприятие, компания приобретает дополнительную мощность, которая не сливается с уже существующей, что обычно приводит к ослаблению высокой конкуренции. «Эти соображения, касающиеся конкуренции, особенно важны, если компания начинает производство новой для нее продукции, выпуск которой уже хорошо налажен другими компаниями».
Некоторые компании вынуждены продавать свои акции, так как не обладают достаточными для расширения средствами. Вот здесь-то и открываются широкие возможности для компаний с большими финансовыми резервами.
«Тот же фактор действует в тех случаях, когда компания, располагая избытком наличных денег, в которых она не испытывает непосредственной нужды, вкладывает их в ценные бумаги других компаний того же или совершенно иного профиля. Эти инвестиции могут стать первым шагом в приобретениях компании, предпринимаемых ею либо для дальнейшего расширения капиталовложений такого рода и расширения ее дела, либо в качестве своего рода гарантии уже сделанных инвестиций.
Большую роль играет при этом возможность получения льгот при уплате подоходного налога, которые предусматриваются актом о налоговых сборах, гарантирующим более выгодные тарифы при увеличении основного капитала, нежели при получении текущих прибылей как компаниями, так и частными лицами. Большое значение имеют также статьи, предусматривающие свободный от обложения налогом обмен акционерным капиталом, а также возможность проведения убытков от текущих эксплуатационных расходов как кредита под будущие доходы».
Далее Федеральная торговая комиссия вынуждена добавить: «Основные принципы экономики и действующие в ней
движущие силы сами по себе почти не отличаются от тех, на которых зиждется частная собственность и обмен собственностью при свободном экономическом строе. Однако действие этих сил и факторов в крупных масштабах оказывает нежелательное воздействие на третьи стороны и на экономику страны в целом, и если не принять мер к их ограничению, то в скором времени они вступят в противоречие с законом и политикой государства, проводимой в интересах всего населения страны».
Чтобы получить более ясное представление о том, что же происходит на самом деле, вообразим себе, что какой-то человек, контролирующий процветающую корпорацию «Суперкосмос», не хочет получать прибыли в виде дивидендов, чтобы уберечь их от обложения подоходным налогом, а заставляет компанию все прибыли оставлять внутри компании. На эти свободные от обложения налогом прибыли он с течением времени покупает другие компании, как крупные, так и мелкие, и их тоже заставляет воздерживаться от получения текущих прибылей, чтобы у них также была возможность покупать другие компании, которые в свою очередь накапливают прибыли для покупки новых и новых компаний, и т. д. Если бы корпорация «Суперкосмос» выплатила причитающиеся ему прибыли в виде дивидендов, ему пришлось бы уплатить высокий подоходный налог и он стал бы не богаче, а беднее, чем был. Если же он не берет текущих прибылей из фонда компании, то становится все богаче, накапливает все больше и больше предприятий, владения его растут и постоянно расширяются, пока наконец он не сосредоточит в своих руках все до самого мелкого ларька, торгующего орешками. В конце концов он становится владельцем всех существующих предприятий.
Понятно, что такого человека не существует. Но нечто подобное позволяют себе несколько группировок крупных капиталистов; они сколачивают подобные многоотраслевые компании, которые становятся типичным явлением среди наиболее крупных корпораций. Концентрация таким образом усиливается.
А антитрестовские законы? Почему же они не препятствуют образоианию этих громадных, все увеличивающихся монополий или финансово-политических империй?
Средний американец не знает, что эти законы применяются выборочно даже в те сравнительно редкие периоды, когда правительство вводит их в действие. Применение этих законов рекомендуете'' но не предписывается, не является обя
зательным. Основное назначение антитрестовского законодательства— оградить свободную конкуренцию. Так, например, если какая-нибудь компания, занимающаяся каким-либо бизнесом, попытается поглотить другую компанию, занимающуюся тем же бизнесом, тогда эти законы вступают в силу. Кроме того, к ним можно прибегнуть и в том случае, если компания, располагающая собственностью в другой, функционально не связанной с ней области, например «Дюпон де Немур» в «Дженерал моторз», намеревается переманить вспомогательные, дочерние компании в свою сферу влияния.
Как уже говорилось выше, антитрестовское законодательство запрещает только горизонтальные слияния или горизонтальные помехи в торговле. По этим законам «Дженерал моторз компани» не может купить «Форд мотор компани», и наоборот.
Однако эти законы не запрещают все другие виды объединения, например объединения по вертикали. Промышленная компания может беспрепятственно купить всех своих поставщиков, включая рудники и шахты; она может также приобрести торговые фирмы, от оптовых до самых мелких фирм розничной торговли. Такие слияния не считаются противозаконными до тех пор, пока они не представляют собой угрозы для конкуренции с какой-либо другой фирмой того же профиля. И в самом деле, внешне создается впечатление, что компания, приобретающая другие работающие на нее фирмы, не только не ослабляет конкуренцию, но, наоборот, обостряет ее, заставляя другие фирмы действовать точно так же, чтобы не отстать в слепой борьбе за главенствующее положение.
Кроме того, происходят такие слияния, в результате которых образуется своего рода замкнутый круг: одна компания приобретает множество других компаний, специализирующихся в иных, но близких к ней областях; все они работают друг на друга, обслуживают одна другую, не допуская другие компании внутрь этого магического круга. Такого рода слияния могли бы быть запрещены на основании антитрестовского законодательства, особенно если хозяин Белого дома захотел бы продемонстрировать свою власть.
И наконец, имеют место уже рассмотренные нами слияния и объединения самых различных по профилю компаний, в которых всегда участвуют самые крупные из них. Антитрестовские законы к ним неприменимы, ибо сливаются различные по профилю неконкурирующие предприятия. О судостро
ительной компании, покупающей химические компании, об автомобильной фирме, покупающей компанию по производству бытовых приборов, или телеграфной компании, приобретающей акции страховых компаний, никак нельзя сказать, что они приобрели конкурирующую фирму.
Но если добраться до самой сути, то конкуренция все- таки ослабляется. Ибо громадные скопления ликвидных активов, нераспределенных прибылей, которые постепенно образуются во всех отраслях экономики страны, в конечном счете обрекают на провал всякую попытку разбогатеть или завести свое дело. Что же касается экономической изобретательности, предприимчивости, то здесь конкуренция оказывается задавленной в зародыше.
Антитрестовские законы, как заметил судья Оливер Уэн- дел Холмс, — это шутка, ибо всем очевидна их полная неспособность хоть как-то оградить свободную конкуренцию. И пока экономисты напрасно ищут идеальную монополию — единую компанию в одной отрасли промышленности, выпускающую один вид продукции, — и дебатируют семантические различия в словах «олигополия», «монополия» и «лидер в установлении цен», мы видим, как вокруг нас вырастает всеобъемлющая финансовая монополия, квазимонополия или полумонополия. И беда не в том, что монополии существуют в какой-то одной отрасли промышленности, сталелитейной, нефтяной или автомобильной, а в том, что монополизируется вся промышленность страны в целом; она становится собственностью очень небольшой группы людей, богачей и сверхбогачей, которые контролируют ее и управляют ею. «Союз денежного мешка» перестает быть гиперболой и превращается в реальную действительность.
Следующим шагом вполне может быть слияние крупных многоотраслевых трестов, если это поможет им избавиться от налога на прибыль. В антитрестовских законах, в том виде, в каком они существуют сейчас, нет ничего, что могло бы воспрепятствовать объединению «Юнайтед Стейтс стал» и «Грейт атлантик энд пасифик ти», а затем «Интернэшнл телефон энд телеграф» и «У. Р. Грейс». Другой возможный вариант — слияние «Дженерал моторз», «Сиерз, Робэк энд компани», «Стандард ойл оф Нью-Джерси» и «Гейнц пиклс». А почему бы этому и не быть? Ведь эти компании не могут конкурировать между собой, производя столь разнообразную продукцию и предлагая различные виды обслуживания. Они конкурируют лишь в получении прибыли, и это стремление к наживе—единственный стимул всей их деятельности. Если
свести на нет этот стимул введением какого-нибудь особого налога, объединение сразу же станет немыслимым.
Весь этот процесс имеет прямое отношение не только к экономике и политике; он глубоко затрагивает и культуру. Экономическая система, при которой существует множество конкурирующих, но не зависящих друг от друга фирм, поощряет свободное зыражение мнения. В былые времена торговец, например, имел свое собственное компетентное мнение, которое он выражал весьма убедительно. Если американец пускался в какое-то коммерческое предприятие, он это делал только для того, чтобы обрести «независимость», с тем чтобы говорить, что ему вздумается, и ни от кого не ждать помощи или благодеяний.
Однако создание гигантских корпораций отнюдь не способствует свободному выражению мнений. Ни финансисты- политики, ни их управляющие и служащие не решаются конкретно высказаться по какому-либо вопросу, боясь скомпрометировать себя и корпорацию перед весьма разнородной публикой. Что думают представители корпораций о регулировании рождаемости, о преподавании закона божьего в школе, гражданских правах, воинской повинности и т. д.? Это никому не известно, ибо они помалкивают, стараясь не высказываться вообще. Что проповедуют контролируемые ими органы массовой информации, тоже никому не ясно, так как они стараются угодить всем и каждому, изображая мир как забавный конгломерат клоунов, идиотов, героев, разбойников и случайных событий. Растущее филистерство корпораций начинает понемногу захватывать и храм науки.
Как далеко может зайти служащий одного из многочисленных отделений спрутоподобных корпораций, высказываясь по интересующим публику вопросам? Будучи средним служащим компании «Суперкосмос», в какой мере он может высказать свое мнение, например, по вопросу о традиционном и современном обучении? Если ему удастся заставить обе стороны слушать себя, то он наверняка навлечет на свою голову гнев возбужденной толпы. На самом деле, чем более определенно он высказывается по какому-либо вопросу, тем в большую ярость приходит толпа. В управление компании сыплются письма, в которых американцы угрожают устроить бойкот ее многочисленных филиалов, дочерних фирм, ответвлений и т. д. Но до этого дело обычно не доходит, а если доходит, то среднему служащему приходится забыть о разных способах обучения и заниматься только своим делом.

Поскольку почти каждый работает на одну из этих финансовых империй, то почти каждый, высказываясь о чем бы то ни было, вынужден говорить беззубые банальности, стараясь на цыпочках пройти по линии, начертанной и одобренной компанией, чтобы кого-нибудь не рассердить. Каждый думает об одном — не оказаться в числе смутьянов. И это тогда, когда жизнь ставит перед нами все новые и новые сложные проблемы.
В былые времена независимые торговцы и юристы высказывались по актуальным вопросам каждый раз, когда в этом была необходимость. Будучи теперь на службе у корпорации, они вместе с фирмой хранят гробовое молчание. Если же финансисты-политики чувствуют, что назрела необходимость высказаться по какому-то животрепещущему вопросу, они вместе со специалистами по обработке общественного мнения и юристами намечают спокойную подспудную кампанию, но только в том случае, если это отвечает интересам финансово-политической империи. Может быть, политические партии требуют ревизии, подновления? Пусть этим занимаются государственные деятели. «Занимайся своим делом», «Живи сам и давай жить другим» — вот тот принцип, которого придерживаются корпорации.
Результат получается тот же, что и при тоталитарном режиме; самой нужной и характерной фигурой становится ничем не примечательный, исполнительный служащий и не только в системе корпораций, но и в академических кругах. Независимых, выдающихся, ярких людей все чаще признают чудаками, эксцентриками, смутьянами, агитаторами. «Не раскачивай лодку», — говорят им. «Ты же играешь на руку нашим врагам в других странах. Будь патриотом и преклонись перед неуклюжими выкладками хозяина».
Эта безликость находит свое выражение и в гладкой, серой, технически зализанной информации, распространяемой средствами массовой пропаганды. Расплата приходит в виде той или иной катастрофы в бухте Кочинос, войны во Вьетнаме или еще чего-нибудь. Само понятие катастрофы становится чем-то внутренне присущим стране, как гетто.
И конечно, основой основ признается необходимость делать все для того, чтобы как-нибудь не задеть интересов и огромных капиталовложений финансово-политических империй. Любые нарушения выработанной корпорациями нормы поведения словом или делом могут уменьшить доходы фирмы, а это теперь — новый смертный грех. Ибо уменьшение доходов может повлечь за собой безработицу, родители впа
дут в отчаяние, дети останутся голодными. Тогда начнутся беспорядки, участятся случаи самоубийств. И станет ясно, что всеобщее благоденствие целиком и полностью зависит от процветания и благодушия финансовых магнатов. Самым распространенным афоризмом становится: «Помалкивай!»
<< | >>
Источник: Ф.Ландберг. БОГАЧИ И СВЕРХБОГАЧИ О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки. 1971

Еще по теме Тенденция к созданию еще более крупных финансово-политических империй:

  1. Еще о решениях финансово-политических империй
  2. Образец финансово-политической империи
  3. Глава XI ГРАНИЦЫ ФИНАНСОВО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИМПЕРИИ
  4. Глава IX МИНИСТРЫ ФИНАНСОВО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИМПЕРИЙ. ВЫСШИЕ АДМИНИСТРАТОРЫ
  5. Арена деятельности представителей финансово-политической империи — весь мир
  6. 5. Сделайте фотографию как можно более крупной и не допускайте, чтобы другие иллюстрации забивали ее.
  7. Финансовые ограничения и закат империи
  8. Создание Персидской империи при Кире Великом
  9. Другие решения финансово-политической элиты
  10. Глава VIII СТРУКТУРА ФИНАНСОВО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ
  11. 1.4. СОЗДАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИМИДЖА